п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Дневник редакции. Размышления, впечатления, новости. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Литературный дневник: Олеся Первушина



  • Как долго вы пишете? (Олеся Первушина).
  • В ЖЖ сегодня была такая дискуссия с Ульяной Заворотинской (http://www.lito.ru/avtor/ulaula) об одном из ее стихотворений, предлагаю высказать свои соображения по поводу работы с/над собственными текстами:


    chudo_vische
    2006-03-24 01:17 pm
    Я бы еще поработала над этим. Не выбродило оно еще. Нет.

    trubi_parohoda
    2006-03-24 01:19 pm
    *пожимает плечьми*

    Все по-разному пишут.
    У моих текстов просто нет привычки бродить :)

    /а Вы можете долго писать? А вот как у Вас было чтобы самое долгое? Интересно, как у кого.

    chudo_vische
    2006-03-24 02:24 pm
    О, я вообще довольно странновато подхожу к работе над текстом;) Сначала пишется черновик, причем я не заставляю себя сразу его завершать; если с первого раза он не хочет дописываться - оставляю. У меня таких черновиков несколько скапливается за месяц. Т.е. либо этот текст внутри меня "вызревает", либо совсем забывается, вылетает из головы - и тогда можно потом сделать из него вообще что угодно. Это самое "потом" приходит, и я начинаю снова писать и/или дописывать незаконченное. Нередко в процессе переписывания одна и та же вещь может оказаться несколько раз. Или потом, через какое-то время, к ней могут неожиданно появиться дополнения, побратимы всяческие;) Или наоборот могу все начисто переделать, так, что от былого черновика мало что остается.

    Я иногда пересматриваю старые тексты. И могу переделать или доработать то, что было написано год или два назад. Мне вообще сложно сказать наверняка, когда текст закончен, завершен. Черновики - это всего лишь зародыши, потом текст вынашивается, созревает, оформляется на бумаге. А когда он рожден, его еще надо выкармливать, воспитывать, растить;) Не всегда, конечно. Не все дети одинаково любимы, ложь это все. На иных просто рукой махнешь, а на иных эту самую руку и опустишь.

    В среднем, мне обязательно необходим месяц для каждого текста. У меня и черновики по месяцам. Женская цикличность, видать;)

    trubi_parohoda
    2006-03-24 02:32 pm
    Ничего себе! Удивительно! А у меня тексты - как флажки на дороге - воткнул - поехал дальше - воткнул - и ещё дальше. Пишется максимум день. Чаще всего он начинает внутри бродить сначала темой, потом отдельными словами, потом созвучиями. И вот тогда я беру бумагу - или сажусь за комп - и пишу. Потом читаю. Если не звучит - гляжу, где не звучит. Правлю редко. Но бывает. А то, чтобы дописать написанное ранее или переправить как - никогда вообще такого со мной не случалось :)

    /вот, удивительно, насколько всё по-разному, удивительно/

    chudo_vische
    2006-03-24 02:42 pm
    Тема, да, тема...бывает и тема, но на ее разработку может и полгода уйти, и год. Я чаще цепляюсь глазом/ухом за слово, фразу, идею даже. Звучание меня может просто заворожить, и тогда...;)

    trubi_parohoda
    2006-03-24 02:49 pm
    У меня иногда рифмы внутри камешками перекатываются. Так, отдельные какие кусочки, звучания некие - ну, если я Вас правильно поняла :) - но я отчего-то никогда их не записывала. Вернее, записывала, но это было давно. А сейчас не записываю совсем :)

    chudo_vische
    2006-03-24 02:54 pm
    Я, бывает, целые куски не записываю - и так теряю. Ну, не всегда и не везде возможно это, к сожалению. А в ванной вообще чернила текут и бумага размокает;)


    А У ВАС?;)

     

    Олеся Первушина [24.03.06 18:55]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Цитатник для начинающих – Осип Мандельштам о поэзии (часть вторая) (Олеся Первушина).
  • Поэтическая грамотность ни в коем случае не совпадает ни с грамотностью обычной, то есть с умением читать буквы, ни даже с литературной начитанностью. Если литературная неграмотность в России велика, то поэтическая неграмотность чудовищна, и тем хуже, что ее смешивают с общей, и всякий, умеющий читать, считается поэтически грамотным. Сказанное сугубо относится к полуобразованной интеллигентской массе, зараженной снобизмом, потерявшей коренное чувство языка, щекочущей давно притупившиеся языковые нервы легкими и дешевыми возбудителями, сомнительными лиризмами и неологизмами, нередко чуждыми и враждебными русской речевой стихии.

    Слово, рожденное в глубочайших недрах речевого сознания, обслуживает глухонемых и косноязычных, кретинов и дегенератов слова.

    Читателя нужно поставить на место, а вместе с ним и вскормленного им критика. Критики, как произвольного истолкования поэзии, не должно существовать, она должна уступить объективному научному исследованию – науке о поэзии.

    Быть может, самое утешительное во всем положении русской поэзии – это глубокое и чистое неведение, незнание народа о своей поэзии.

    Поэт не только музыкант, он же и Страдивариус, великий мастер по фабрикации скрипок, озабоченный вычислением пропорций «коробки» – психики слушателя.

    Поэзия есть сознание своей правоты. Горе тому, кто утратил это сознание. Он явно потерял точку опоры.

    Что верно по отношению к литератору, сочинителю, абсолютно неприменимо к поэту. Разница между литературой и поэзией следующая: литератор всегда обращается к конкретному слушателю, живому представителю эпохи. Даже если он пророчествует, он имеет в виду современника будущего. Литератор обязан быть «выше», «превосходнее» общества. Поучение – нерв литературы. Поэтому для литератора необходим пьедестал. Другое дело поэзия. Поэт связан только с провиденциальным собеседником. Быть выше своей эпохи, лучше своего общества для него не обязательно.

    Конкретные люди, «обыватели поэзии», составляющие «чернь», позволяют «давать им смелые советы» и вообще готовы выслушать что угодно, лишь бы на посылке поэта был обозначен точный адрес.

    Нет лирики без диалога. А единственное, что толкает нас в объятия собеседника, – это желание удивиться своим собственным словам, плениться их новизной и неожиданностью. Логика неумолима.

    Не об акустике следует заботиться: она придет сама. Скорее о расстоянии. Скучно перешептываться с соседом. Бесконечно нудно буравить собственную душу. Но обменяться сигналами с Марсом – задача, достойная лирики, уважающей собеседника и сознающей свою беспричинную правоту.

    Итак, если отдельные стихотворения (в форме посланий или посвящений) и могут обращаться к конкретным лицам, поэзия, как целое, всегда направляется к более или менее далекому, неизвестному адресату, в существовании которого поэт не может сомневаться, не усумнившись в себе. Только реальность может вызвать к жизни реальность.

     

    Олеся Первушина [14.03.06 02:43]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Цитатник для начинающих – Осип Мандельштам о поэзии (часть первая) (Олеся Первушина).
  • Поэзия – плуг, взрывающий время так, что глубинные слои времени, его чернозем, оказываются сверху.

    Революция в искусстве неизбежно приводит к классицизму.

    Часто приходится слышать: это хорошо, но это вчерашний день. А я говорю: вчерашний день еще не родился. Его еще не было по-настоящему. Я хочу снова Овидия, Пушкина, Катулла, и меня не удовлетворяет исторический Овидий, Пушкин, Катулл.

    Это свойство всякой поэзии, поскольку она классична. Она воспринимается как то, что должно быть, а не то, что уже было.

    То, что верно об одном поэте, верно обо всех. Не стоит создавать никаких школ. Не стоит выдумывать своей поэтики.

    В жизни слова наступила героическая эра. Слово – плоть и хлеб. Оно разделяет участь хлеба и плоти: страдание. Люди голодны. Еще голоднее государство. Но есть нечто более голодное: время.

    Сострадание к культуре, отрицающей слово, - общественный путь и подвиг современного поэта.

    Не требуйте от поэзии сугубой вещности, конкретности, материальности. Это тот же революционный голод. Сомнение Фомы. К чему обязательно осязать перстами? А главное, зачем отождествлять слово с вещью, с предметом, который оно обозначает?

    Пиши безОбразные стихи, если сможешь, если сумеешь.

    Стихотворение живо внутренним образом, тем звучащим слепком формы, который предваряет написанное стихотворение. Ни одного слова еще нет, а стихотворение уже звучит. Это звучит внутренний образ, это его осязает слух поэта.

    Ныне происходит как бы явление глоссолалии. В священном исступлении поэты говорят на языке всех времен, всех культур.

    Современная поэзия при всей своей сложности и внутренней исхищренности, наивна.

    Какой должна быть поэзия? Никому она не должна, кредиторы у нее все фальшивые!

    Нет ничего легче, как говорить о том, что нужно, необходимо в искусстве: во-первых, это всегда произвольно и ни к чему не обязывает; во-вторых, это неиссякаемая тема для философствования; в третьих, это избавляет от очень неприятной вещи, на которую далеко не все способны, а именно – благодарности к тому, что есть, самой обыкновенной благодарности к тому, что в данное время является поэзией.

    Такими нас «обидел Бог». Народ не выбирает своих поэтов, точно так же, как никто не выбирает своих родителей. Народ, который не умеет чтить своих поэтов, заслуживает…Да ничего он не заслуживает – пожалуй, просто ему не до них. Но какая разница между чистым незнанием народа и полузнанием невежественного щеголя!

    Ничто так не способствует укреплению снобизма, как частая смена поэтических поколений – при одном и том же поколении читателей.

    После родовой эпохи, влившей новую кровь, провозгласившей канон необычайной емкости, наступило время особи, личности, но вся современная русская поэзия вышла из родового символического лона. У читателя короткая память – он этого не хочет знать. О желуди, желуди, зачем дуб, когда есть желуди!

    Искажение поэтического произведения в восприятии читателя – совершенно необходимое социальное явление, бороться с ним трудно и бесполезно.

     

    Олеся Первушина [10.03.06 18:26]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Не критерии, но процесс отбора произведений для публикации на ТЗ (Олеся Первушина).
  • В форуме не раз поднималась данная тема. В основном, в связи с многочисленными отказами в публикации, особенно в отделе «Поэзия». Громогласные требования отбросить «молодой экстремизм» и обозначить критерии отбора и оценки будут удовлетворены. Здесь. Частично. Ибо полное удовлетворение невозможно.

    Во-первых: «многочисленность» отказников на самом деле умещается в десяток одних и тех же авторов, бомбардирующих редакцию одними и теми же произведениями помногу раз. Причем, без каких-либо изменений и усовершенствований. Никаких имен, господа. Мы стремимся быть корректными с нашими авторами, и этим частично объясняется отсутствие причин отказа в уведомлении, присылаемом авторам. Мы, к сожалению, не можем заниматься разбором непубликуемых на сайте произведений. Для подобных отзывов и оценок существует наш Форум со свободной публикацией.

    Во-вторых: регистрируясь и публикуясь на сайте, каждый автор соглашается с правилами публикации. В которых сказано, что редакция имеет право не вступать в переписку с авторами и не объяснять причину отказа в публикации произведений. Незнание закона не освобождает от ответственности. Однако любой автор может написать лично любому редактору, мнению которого он доверяет, и попросить помочь разобраться. По обоюдному согласию сторон может вестись редакторская работа с авторами, подчеркиваю – по обоюдному согласию.

    В-третьих: в случае отказа по причине неверно оформленного произведения автору отправляется письменное уведомление в данной причине отказа. Только слепой не прочтет в этом тексте, что произведение нужно правильно оформить в сборник (например) и прислать для публикации еще раз. Копировать одиночные стихотворения и переоформлять их в сборник – дело автора, а не редактора.

    В-четвертых: редакторы – такие же люди, как и авторы. У них есть не только нервы и литературные пристрастия, но и – банально и общечеловечески – семьи и работа, личная жизнь. Им может просто не хватать времени и/или сил на подробный разбор произведений, которые к тому же еще и не могут быть опубликованы ввиду объективных причин.

    В-пятых: «непроходное» произведение при отказе сопровождается уведомлением без объяснения причин. Мы не считаем корректной фразу «потому что Ваши стихи не соответствуют минимальному литературному уровню, необходимому для публикации на сайте». Однако при втором, третьем, четвертом отказе любому должно бы стать это ясно. (далее см. пункт «во-вторых» начиная со слов «Однако любой автор может…»).

    В-шестых и последних: редакторов, действительно, пара десятков. Авторов – сотни. Произведения поступают одним потоком, из которых выбираются 10-20% сравнительно лучших (обратите внимание, сравнительно – на фоне всех остальных). Одни произведения, таким образом, неизменно проигрывают другим. Подчеркиваю, редакция заинтересована исключительно в текстах, личность автора не играет роли при отборе произведений. Редакторы также являются авторами ТЗ и им тоже нередко отказывают в публикации, если уровень присланных произведений недостаточен. Другое дело, что существует практика приглашенных авторов – когда редактор лично приглашает автора на сайт и публикует его произведения под свою личную ответственность. Претензии – каждому конкретному редактору в каждом конкретном случае, пожалуйста. Это не говоря уже о том, что у каждого редактора свое представление о литературном уровне.

    Дорогие точкозряне, мы – открытое сообщество. Мы прислушиваемся к Вашему мнению и с готовностью принимаем конструктивную критику. Тем не менее, правила и критерии устанавливаются не авторами, а редакцией, и ваше присутствие на сайте подтверждает согласие с этим фактом. Неопубликованные нами произведения вы можете сами опубликовать на ресурсах со свободной публикацией – благо, в Интернете их предостаточно. ТЗ – не последняя инстанция для авторов, но если уж вы выбрали именно наш сайт, будьте добры следовать правилам, с которыми вы согласились при регистрации. И ваши, и наши права и полномочия оговорены в правилах и инструкциях сайта. Мы гостеприимны, но наш монастырь – наш и устав.

     

    Олеся Первушина [21.02.06 03:20]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Цитатник для начинающих: Лакан о терминологии (Олеся Первушина).
  • Казалось бы, психоанализ не имеет отношения к литературе. Однако при ближайшем рассмотрении его целей оказывается, что отношение к языку у него прямое – чего бы ни добивался психоанализ, среда у него одна – речь, Слово. Поэтому предлагаемые выдержки из книги «Функции и поле речи и языка психоанализа» Жака Лакана могут быть небезынтересны для каждого, столь же серьезно относящегося к слову и занимающемуся языком, речью, как это делает психоаналитик. В любом случае, полезно увидеть постулаты, адресованные строго психоаналитикам, с точки зрения поэта или прозаика, а в особенности – критика и литературоведа, непосредственно озабоченных терминологией.

    Текст приводится с сокращениями



    Поскольку слушателями доклада были студенты, ждущие от нас слова, мы построили свою речь в расчете именно на них, отказавшись ради этого от принятого между авгурами обычая выдавать мелочность за строгость и путать правило с достоверностью.

    В силу исключительной сложности понятий, которыми в данной области приходится оперировать, всякий, высказывающий в ней свое суждение, как нигде рискует обнаружить истинный масштаб своих умственных способностей.

    Вследствие этого первой, если не единственной нашей задачей, должна была стать выработка независимых тезисов путем прояснения основоположений.

    Суровый и неизбежный отбор должен делаться не путем бесконечных проволочек мелочной кооптации, а исходя из плодотворности конкретной продукции и диалектической проработки противоположных позиций.

    Это вовсе не значит, будто мы признали за разногласиями самостоятельную ценность.
    Поставив под вопрос принципы, которые каждый из нас рассматривает как основу своей деятельности, мы разберем перегородки, хранящие нас от Вавилонской неразберихи.

    Мы, со своей стороны, заявляем, что внося что-то новое, мы вовсе не склонны ставить это себе в заслугу.

    Так или иначе, обнаружение в понятиях их стершегося в рутинном употреблении смысла, вновь обретаемого ими при постановке их в историческую перспективу и осознании их субъективных оснований, кажется нам задачей первостепенной важности.

    Если же мы этой задачей пренебрежем, то лишится смысла та деятельность, результат которой только от ее смысла и зависит, а технические приемы окажутся сведены к простым рецептам, что лишит аналитический опыт статуса знания, равно как и всякого критерия реальности.


    Ничто сотворенное не появилось на свет без спешности, и нет в спешности ничего, что не порождало бы в речи свое преодоление.

    Но если для человека наступает момент, когда он способен свести сделанный им выбор и обличаемое им нестроение к единой разумной причине, позволяющей ему понять их сочетание в реальном, и уверенностью своей предвосхитить действие, их уравновешивающее, в речи этой ничто случайным уже не станет.


    Не значит ли это, что если место мэтра пустует, виной тому не столько его уход, сколько все большее забвение смысла его труда? И не достаточно ли, чтобы убедиться в этом, взглянуть, что же собственно на этом месте теперь происходит?

    А происходит передача техники – унылой, полной затемняющих дело умолчаний и панически боящейся всякой свежей критики. По сути дела она превратилась в формализм едва ли не церемониальный, так что невольно спрашиваешь себя, не подпадает ли она под категорию обсессивного невроза, с которым Фрейд столь убедительно связывал исполнение, и даже само происхождение религиозных ритуалов?

    Аналогия эта лишний раз подтверждается литературой, которую деятельность эта порождает, чтобы в ней же найти себе питательную среду. Создается впечатление, что перед нами любопытный замкнутый круг: непризнание истоков терминов порождает проблему их согласования, а усилия разрешить эту проблему усугубляют исходное непризнание.

    Мы со своей стороны утверждаем, что технику нельзя ни понять, ни правильно применить до тех пор, пока не будут правильно поняты лежащие в ее основе концепции. Нашей задачей будет показать, что свой подлинный смысл эти концепции получают лишь тогда, когда они ориентированы в поле языка и подчинены функции речи.

     

    Олеся Первушина [09.02.06 19:16]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • ЛИКБЕЗ – «Поэтическая миниатюра» (Олеся Первушина).
  • Многие авторы присылают для публикации произведения в раздел Поэтическая миниатюра. Однако эти одиночные стихотворения не публикуются на «Точке Зрения» не только потому, что это противоречит Правилам Публикации на сайте (см. соответствующий раздел), но и потому еще, что поэтической миниатюрой такие произведения не являются. Под термином «поэтическая миниатюра» понимается более привычное многим название – СТИХОТВОРЕНИЕ В ПРОЗЕ.

    Для сомневающихся и спорщиков ниже приводятся две статьи из Словаря Литературных Терминов, с которыми рекомендуется тщательно ознакомиться всем авторам «Точки Зрения».

    МИНИАТЮРА — литературный термин, заимствованный из живописи. В живописи означает исполненную красками небольших размеров картинку, книжную заставку, концовку и т. п. Происходит этот термин от слова «миниум» — название красной краски (киновари или сурика), которая была в употреблении у старинных мастеров миниатюры.

    По аналогии с произведениями живописи, термин «миниатюра» применяется и к произведениям художественного слова: как и в живописи, первой характеризующей чертой миниатюры — литературного произведения служат ее небольшие размеры: 5—10 страниц — предел, редко превышаемый.

    Но не всякое небольших размеров произведение носит имя миниатюры. Прежде всего, из этой области исключаются все лирические стихотворения. Ближе к миниатюре стихотворение в прозе, — но и оно от нее отличается — преобладанием лирического элемента над элементом эпическим (см. термин «стихотворение в прозе»). В миниатюре же образное, сюжетное начало есть начало, необходимо присущее. Внешний, воспринимаемый мир, а не мир внутренний, воспринимающий — ее предмет.

    Миниатюра, взятая с формальной стороны своей, есть произведение эпическое или драматическое.

    Но, опять-таки, не всякое небольших размеров эпическое или драматическое произведение носит название миниатюры. Применение этого термина находится в зависимости и от того также взаимного расположения частей, их взаимного соотношения, какое находим внутри каждой данной вещи: «Сцены из рыцарских времен» Пушкина невелики по своему внешнему объему, отлиты в формы объективно-данных образов — и все же миниатюрами названы быть не могут: для этого им недостает внешней законченности фабулы.

    Миниатюра, таким образом, есть вполне законченное в себе литературное произведение, построенное в объективных образах.

    И, однако, даже такое определение не есть определение, вполне отграничивающее миниатюру от других литературных жанров. Так, большинство рассказов Чехова, при всех своих небольших размерах, миниатюрами названо быть не может.

    Миниатюрность, помимо небольших размеров, предполагает сохранение между составляющими частями тех же самых пропорций, какие существуют в соответствующем большом предмете. В применении к литературе, миниатюрой может быть названа вещь, охватывающая, по объему своих образов или же идей, такую же широкую область, какую охватывает крупное литературное произведение, а не ограничивающаяся одним каким-либо моментом, выхваченным из жизни, вне его общежизненного смысла. Идеальным образом подобного миниатюрного письма может быть названа маленькая драма Метерлинка „L’intérieur“ где на нескольких страницах разворачивается перед нами мистическая суть жизни, постигнутая тайным видением поэта. (Вообще, развитие миниатюры в эпоху символизма знаменательно и понятно: ибо символизм — не есть ли это умение уловить в малом — большое, в случайном — неслучайное, в небольшой вещи — весь мир, «как солнце — в малой капле воды»?).

    Небольшие размеры миниатюры влекут за собою и другие ее чисто-формальные особенности, которыми она отличается от крупного по объему произведения. Среди них на первом месте — тщательность отделки. Здесь — полная аналогия с миниатюрой живописной, которая требовала острого глаза и уверенной руки. Чистейший образец — миниатюры Пэтера Альтенберга (особенно книга «Как я это вижу»).


    СТИХОТВОРЕНИЕ В ПРОЗЕ — название, применяемое к некоторым произведениям художественного слова. Стихотворение в прозе обладает своими отличительными признаками, сближающими его и с стихотворной, и с прозаической речью, и служит промежуточной стадией между той и другой. Одним из характеризующих признаков стихотворения в прозе служит его небольшой размер. Так, редкое из стихотворений превышает четыре-пять печатных страниц. У И. Тургенева, признанного мастера этого жанра, из пяти десятков подобных пьес лишь одна достигает почти трех страниц («Два четверостишия»): остальные не достигают и двух. «Как хороши, как свежи были розы», «Конец света» — занимают около полутора, «Воробей», «Черепья» не занимают и страницы.

    Небольшие размеры, естественно, влекут за собою более тщательную отделку словесной формы, которая игнорируется во многих крупных произведениях: там центральное положение принадлежит сюжетной композиции.

    Художественная отделка — необходимый признак этого жанра. Наиболее пленительные примеры ее встречаем у Ш. Бодлера («Поэмы в прозе»), у Новалиса («Гимны ночи»), у И. Тургенева («Стихотворения в прозе»), стихотворения в прозе Леопарди.

    Однако, ни небольшие размеры, ни художественная отделка — это еще не признаки, которые определяют данный термин. Небольшие размеры сближают стихотворение в прозе с миниатюрой (см. это слово), художественная же отделка свойственна не ему одному.

    От миниатюры стихотворение в прозе отличается более лирическим характером. Даже в том случае, когда в основе лежит эпический сюжет, на него накладываются лирические тона (параллель этому, из стихотворных жанров, находим в балладе — см. это слово). Не случайно у Тургенева большинство эпических сюжетов фантастично: это дает больше возможностей для их лирической окраски. Вот почему Тургенев пользуется формой видения, сна, легенды. Любовь и голод являются ему в видении крылатыми гениями, неразлучно соединившими свои руки («Два брата»); в видении же товарищ-соперник является из загробного мира к своему неверующему другу — безмолвным призраком, покорно и печально качая головою («Соперник»); во сне — белый парус разубранной лодки несется по безбрежности моря под божественно — звонкий смех юности; во сне кромешная тьма надвигается на землю морозным вихрем, тысячегортанный, железным лаем, и гибнущая земля воет от страха («Конец света»); легенда рассказывает о мудром поступке великого Джиаффара, солнца вселенной; в легенде же говорится и о соперниках-поэтах — осмеянном толпою Юнии и Юлии, ею превознесенном. Если же сюжет не фантастичен, то он облекается в форму воспоминания, располагающего к лирической настроенности: «Повесть его» — воспоминание старого офицера, не только воскрешающее событие в его памяти, но и проступающее слезами на его старческих глазах; на лирике воспоминаний целиком держится и непревзойденное «Как хороши, как свежи были розы».

    Характер и разработка темы, таким образом, подчеркивает в термине «стихотворение в прозе» первую его часть.

    Та же близость к стихотворению — в особенностях формальной композиции. Строфическому делению здесь соответствует — всегда внимательное и ритмически обоснованное деление на абзацы (которое, обычно, так случайно и не осознано в прозаических произведениях — см. слово «абзац»). От стихотворных строф подобные абзацы отличаются меньшим единообразием, что, конечно же, находится в связи с более свободным ритмическим построением. Тургеневское «Как хороши, как свежи были розы» особенно подчеркивает строфический смысл абзаца, применяя слова заглавия, как лирический рефрен.

    Композиционная близость к стихотворению подчеркнута бывает и тогда, когда одно и то же выражение дано в начале пьесы и в конце, как бы замыкает ее с двух сторон: так у Тургенева построено «Лазурное царство», «Восточная легенда», «Стой!».

    В области ритмической стихотворение в прозе приближается к стихотворной речи: здесь мы встречаем все стихотворные стопы, лишь связь между ними более произвольна, чем это допустимо у стихотворца. Меньшая определенность ритма стирает очень резкую, внешне, границу между размеренной — стихотворной — и неразмеренной — прозаической — речью, делает эту границу почти неприметной. Это позволяет вводить стихотворение в прозе среди прозаических страниц повести или романа. Так делал Гоголь: отрывки «Знаете ли вы украинскую ночь?», «Чуден Днепр при тихой погоде» — могут быть рассмотрены как завершенные самостоятельные стихотворения в прозе.

    Стихотворение в прозе близко к стихотворной речи еще и эвфоническим строем своим, блестящие многочисленные образцы чему — у Тургенева («И грохочет Финстерааргорн» — в самых звуках здесь грохотанье). Но и строфический смысл абзаца, и ритмический строй речи, и применение эвфонических эффектов характеризует всякую ритмическую прозу. Стихотворение в прозе следует поэтому считать одним из ее видов. Видовым признаком для данного вида служат, таким образом, лишь особенности тематической композиции, приближающие его к стихотворению.

    Валентина Дынник
    Словарь Литературных Терминов
    http://feb-web.ru/feb/slt/abc/

     

    Олеся Первушина [31.01.06 19:05]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Великие современники - Михаил Еремин (Олеся Первушина).
  • Недавно в питерском клубе «Платформа» прошел вечер самобытного, совершенно ни на кого не похожего поэта Михаила Еремина. По его собственным словам, петербуржец в третьем поколении, первая и последняя публикация – в 60х годах в ругательной статье в «Смене». Всю жизнь пишет исключительно восьмистишия, с каждым годом все усложняя свою поэтику.

    Официальная информация с сайта www.gif.ru и www.vavilon.ru:

    Михаил Еремин - Поэт, переводчик.
    Родился в 1936 году на Кавказе. В Ленинграде с довоенного времени. Учился в Ленинградском Университете. Окончил институт им. А. И. Герцена. Драматургия. Переводы поэзии: Т. С. Элиот, Харт Крейн, Икбал, Хушхаль-Хан Хаттак и многие другие. Последние десять лет - "Научно-исследовательский реставрационный центр". Входил в состав одной из первых неформальных литературных групп Ленинграда конца 50-х гг. (позднее названной "УВЕК", по первым буквам фамилий: Уфлянд–Виноградов–Еремин–Кулле). Лауреат Премии Андрея Белого (1998).

    Стихотворения N.J. Hermitage, 1986;
    Стихотворения М. 1991;
    Стихотворения М. Арго-риск, 1996;
    Стихотворения СПб. Пушкинский фонд, 1998, 2002, 2005

    Книжки Еремина, изданные Пушкинским фондом, можно приобрести у литературного куратора по СПб Дарьи Суховей (d_su@mail.ru).

    Публикации в сети:

    http://vavilon.ru/texts/eremin0.html
    http://www.ruthenia.ru/60s/eremin/

    Кстати, чтобы всегда быть в курсе литературных событий в Северной Столице, можно подписаться на Санкт-Петербургский Литературный Гид (ведет Дарья Суховей)

    http://levin.rinet.ru/spb-guide/index.html

     

    Олеся Первушина [30.01.06 21:24]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Цитатник для начинающих: Марина Цветаева - часть 2 "О поэте и времени" (Олеся Первушина).
  • Нелюбовь к вещи, во-первых и в главных. Есть неузнавание ее: в ней – уже знаемого. Первая причина неприятия вещи есть неподготовленность к ней.

    У старика усталость (она и есть отсталость), у обывателя предустановленность, у живописца, не любящего современной поэзии – заставленность (головы и всего сущего) – своим. Во всех трех случаях страх усилия, вещь простимая – пока не судят.

    Всякий волен выбирать себе любимых, вернее, никто своих любимых выбирать не волен: рада бы, предположим, любить свой век больше предыдущего, но не могу. Не могу да и не обязана. Любить никто не обязан, но всякий нелюбящий обязан знать: то, чего не любит, - раз, почему не любит – два.

    Любить свой век больше предыдущего не могу, но творить иной век чем свой тоже не могу: сотворенного не творят и творят только вперед.

    Худший из авторов: мода.

    У каждой современности два хвоста: хвост реставраторский и хвост новаторский, и один хуже другого.

    Самоохрана творчества. Чтобы не умереть – иногда – нужно убить (прежде всего – в себе).

    Поэты, поэты, еще больше прижизненной славы бойтесь посмертных памятников и хрестоматий!

    Не любит никакого любящий только это.

    Враждуют низы, горы – сходятся. «Под небом места много всем» - это лучше всего знают горы. И одинокие пешеходы.

    Мировая вещь та, которая в переводе на другой язык и на другой век – в переводе на язык другого века – меньше всего – ничего не утрачивает.

    Гений дает имя эпохе, настолько он – она, даже если она этого не доосознает.

    Запоздать в искусстве нельзя, само искусство, чем бы ни питалось и что бы ни пыталось восстановить, уже само есть продвижение. Возврата в искусстве нет: безостановочно, то есть невозвратно. Не безоглядно, но невозвратно.

    Всякая современность – пригород.

    Искусство идет, художники остаются.

    Современность поэта есть его обреченность на время. Обреченность на водительство им.

    Есть нечто в стихах, что важнее их смысла – их звучание.

    Простите Христа ради за то, что я – поэт, ибо пиши я так, чтобы вы мне меня не «прощали», а себя во мне узнавали – я бы не была тем, кто я есть – поэтом.

    В здешнем порядке вещей я непорядок вещей.

    Главное в жизни писателя (во второй половине ее) – писать. Не: успех, а: успеть. Мешает не только травля, но и слава (любовь).

    Всякий поэт по существу эмигрант, даже в России. Эмигрант Царства Небесного и земного рая природы.

    В вещах творчества только качество и в счет.

    Россия страна, где впервые учат читать поэтов, которые – сколько бы этого ни утверждали – не есть соловьи.

    N.B! мы в стихах все задыхаемся!

    Стихи наши дети. Наши дети старше нас, потому что им дольше, дальше жить. Старше нас из будущего. Поэтому нам иногда и чужды.

    Что все то давление (церкви, государства, общества) перед этим, изнутри!

    Одна против всех – даже своих собственных героев, не понимающих моего языка.

    Не «попутчество», а одинокое сотворчество.

    Современность в искусстве есть воздействие лучших на лучших, то есть обратное злободневности: воздействию худших на худших.

    Современность: всевременность. Современник: всегда меньшинство. Современность есть совокупность лучшего.

    Быть современником – творить свое время, а не отражать его. Да, отражать его, но не как зеркало, а как щит. Быть современником – творить сове время. То есть с девятью десятыми в нем сражаться, как сражаешься с девятью десятыми первого черновика.

    Служение поэта времени – оно есть! – есть служение мимовольное, то есть роковое: не могу не.

    Брак поэта с временем – насильственный брак.

    Служение времени как таковому есть служение смене – измене – смерти.

     

    Олеся Первушина [29.01.06 03:51]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Цитатник для начинающих: Эзра Паунд «Не…» (Олеся Первушина).
  • Не употребляйте лишних слов, ни одного прилагательного, которое ни о чем не говорит.

    Не используйте таких выражений, как «туманные просторы покоя». Здесь образ смазан. Здесь смешано абстрактное и конкретное. А все потому, что автор не понимает: самый подходящий символ – это естественный предмет.

    Бойтесь абстракций. Не пересказывайте дрянными стихами то, что уже было сказано хорошей прозой. Не воображайте, что любого мало-мальски умного человека можно облапошить, когда вы пытаетесь преодолеть все трудности неимоверно трудного искусства хорошей прозы, разрубая текст на отдельные строки.

    Не воображайте, будто искусство поэзии проще, чем искусство музыки, или что вы сможете понравиться специалисту прежде, чем вы потратите столько же усилий, совершенствуясь в стихосложении, сколько обычный учитель музыки тратит для совершенствования своей игры.

     

    Олеся Первушина [18.01.06 18:14]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Цитатник для начинающих: Цветаева о поэзии и критике (часть 1) (Олеся Первушина).
  • Продолжаем наш проект "Цитатник для начинающих". Безапелляционная Марина Цветаева в предисловиях не нуждается.

    О критике.

    Первая обязанность стихотворного критика – не писать самому плохих стихов. По крайней мере – не печатать.

    Первая добродетель критика – зрячесть.

    Не в праве судить поэта тот, кто не читал каждой его строки. Творчество – преемственность и постепенность. Хронология – ключ к пониманию.

    «Вы раньше лучше писали» - то, что я так часто слышу! – значит только, что читатель beaute du diable мою предпочитает – сущности. Красивость – прекрасности. Красивость – внешнее мерило, прекрасность – внутреннее.

    «Красивая музыка», «красивые стихи» - мерило музыкальной и поэтической безграмотности. Дурное просторечие.

    Из таких неудачников обыкновенно выходят критики – теоретики поэтической техники, на лучший конец – тщательные. Но техника, ставшая самоцелью, сама и самый худой конец.

    Чтите и любите мое, как свое. Тогда вы мне судьи.

    Кто в критике не провидец – ремесленник. С правом труда, но без права суда.

    Критик: увидеть за триста лет и за тридевять земель.

    Все вышесказанное отношу и к читателю. Критик: абсолютный читатель, взявшийся за перо.

    Кого я слушаю…

    Слушаю я, из непрофессионалов (это не значит, что я профессионалов – слушаю) каждого большого поэта и каждого большого человека, еще лучше – обоих в одном. Ко всякому большому голосу я прислушиваюсь, чей бы он ни был.

    Даже в случае промаха, даже в жестоком случае недооценки поэта поэтом, суд поэта над поэтом – благо.

    Оценка есть определение вещи в мире, отношение – определение ее в собственном сердце. Отношение не только суд, само вне суда.

    Поэт – утысячеренный человек, и особи поэтов столь же разнятся между собой, как вообще особи человеческие.

    Равенство дара души и глагола – вот поэт. Неделимость сути и формы – вот поэт. Стихотворец – вообще ничто. И имя ему – легион.

    Поэты столь же разны, как планеты.

    Показательная недооценка – именно современников! И из современников – именно соотечественников!

    Право суда есть еще не право казни. Точнее: приговор еще не есть казнь. Или: казнь еще не есть смерть.

    Кого же я слушаю, кроме голоса природы и мудрости? Голоса всех мастеровых и мастеров.

    Из мира внешнего мне всякое даяние благо, потому что я в нем – нуль. А нужен он мне ежечасно. Нельзя о невесомостях говорить невесомо. Цель моя – утвердить, дать вещи вес.

    Убедительны только частности.

    Для поэта самый страшный, самый злостный (и самый почетный!) враг – видимое. Враг, которого он одолеет только путем познания. Поработить видимое для служения невидимому – вот жизнь поэта.

    Поэт есть тот, кто должен знать все до точности.

    Самоценность мира, для поэта, вздор. Для философа – повод к вопросу, для поэта – к ответу.

    Стих только тогда убедителен, когда проверяем математической (или музыкальной, что то же) формулой. Проверять буду не я.

    Во всем, что не душа, мне нужен – другой.

    Кого я слушаюсь

    Все мое писанье – вслушиванье. Отсюда, чтобы писать дальше, - постоянные перечитывания. Не перечтя по крайней мере двадцати строк, не напишу ни одной.

    Верно услышать – вот моя забота. У меня нет другой.

    Для кого я пишу

    Не для миллионов, не для единственного, не для себя. Я пишу для самой вещи. Вещь, путем меня, сама себя пишет. До других ли и до себя ли?

    Писать из-за чего бы то ни было, кроме самой вещи, - обречение вещи на ровно-день. Так пишутся, и, может быть, и должны писаться только передовицы.

    Всякая посторонняя цель для вещи – гибель. Вещь, пока пишется – самоцель.

    Я пишу, потому что не могу не писать. На вопрос о цели – ответ о причине, и другого быть не может.

    Залог действенности так называемых гражданских стихов именно в отсутствии гражданского момента в процессе писания, в единоличности момента чисто стихотворного.

    Момент до-свершения и момент по-свершении. Об этом говорил Пушкин в строках о вдохновении и рукописи, и этого никогда не поймет простомыслие.

    Деньги – моя возможность писать дальше. Деньги – мой откуп от издателей, редакций, квартирных хозяек, лавочников. Меценатов – моя свобода и мой письменный стол.

    Слава? Житейски – увеличенный бытовой груз. Слава – следствие, а не цель. Слава – лежача, «почиет на лаврах». Властолюбие – конно, и эти лавры добывает. Славу, у поэта, я допускаю как рекламу – в денежных целях.

    Скандальность личной жизни доброй половины поэтов – только очищение той жизни, чтобы там было чисто.

    Так, воочию, опрокидывается общее место: в стихах все позволено. Нет, именно в стихах – ничего. В частной жизни – все.

    Высшая слава (эпос), то есть высшая сила – безымянна.

    Что прекрасного в славе? Слово.

    Разновидности критиков

    Есть другой читатель – некультурный. Читатель – масса, читатель – понаслышке.

    Понаслышке (тенора и баритоны), по наглядке, по либретто и по хрестоматиям – и по либретто больше, чем по хрестоматиям! – вот знакомство русского обывателя с Пушкиным. И вот, против всего и вся – Пушкин и русский язык.

    Такому читателю имя – чернь. О нем говорил и его ненавидел Пушкин, произнося «Поэт и чернь». Чернь, мрак, темные силы, подтачиватели тронов несравненно ценнейших царских. Такой читатель – враг, и грех его – хула на Святого Духа.

    Грех не в темноте, а в нежелании света, не в непонимании, а в сопротивлении пониманию, в намеренной слепости и в злостной предвзятости. В злой воле к добру.

    Изумительная осведомленность личной жизни поэтов!

    Так, не осилив и заглавия – хоть сейчас в биографы!

    Такой читатель не только не чтит – он не читает. И не читая, не только относится – судит.

    Критик-чернь – тот же читатель-чернь, но – мало – не читающий! – пишущий.

    О двух типах критиков, являющих современность. О первом – дилетанте – в эмиграции, о втором – справочнике – в России.

    Критик-дилетант – накипь на поверхности сомнительного котла (публики).

    «Имя» - не протекция, а дар.

    А что есть чтение – как не разгадывание, извлечение тайного, оставшегося за строками, за пределом слов. (Не говоря уже о трудностях синтаксиса!) Чтение – прежде всего – сотворчество. Если читатель лишен воображения. Ни одна книга не устоит. Воображения и доброй воли к вещи.

    Радовать читателя красивыми переплесками слова не есть цель творчества.

    Устал от моей вещи – значит хорошо читал и – хорошее читал. Усталость читателя – усталость не опустошительная, а творческая. Сотворческая. Делает честь и читателю и мне.

    Критика-справочника я бы назвала певцом дурного избранничества.

    Теория у поэта – всегда post factum, вывод из собственного опыта труда. Обратный путь по следу.

    Основа каждой новой теории – собственный опыт. Теория, в данном случае, является проверкой, разумом слуха, прост – осознанием слуха. Теория как бесплатное приложение к практике.

    Большим поэтам готовые формулы поэтики не нужны, а не больших – нам не нужно. Больше скажу: плодить маленьких поэтов грех и вред. Плодить чистых ремесленников поэзии – плодить глухих музыкантов. Провозгласив поэзию ремеслом, вы втягиваете в нее круги, для нее не созданные, всех тех, кому не дано.

    Чем меньше ценность, тем ярче вывеска.

    Поэтические школы (знак века!) – вульгаризация поэзии.

    Единственный справочник: собственный слух. Единственный учитель: собственный труд. И единственный судья: будущее.

     

    Олеся Первушина [09.01.06 07:44]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Чужак в чужом краю? (Олеся Первушина).
  • Слава Фурта как-то писал об эмигрантской литературе:

    "Здесь необходимо сделать одно замечание. Образ России в произведениях писателей, эмигрировавших из СССР в период горбачёвской перестройки и позже из республик-государств, образовавшихся на его развалинах, значительно отличается от образа, создаваемого в прозе "идейных" эмигрантов, покинувших страну значительно раньше. Эмиграция 90-х годов, когда выезд за рубеж уже не был сопряжён ни с какими репрессивными мерами со стороны властей, в просторечии называется "колбасной". Не следует понимать этот термин буквально. Но кого-то к выезду на ПМЖ в западные страны подтолкнуло существование за гранью нищеты, кого-то – невозможность получения квалифицированной медицинской помощи, кого-то иные, но схожие жизненные мотивы. И поток "колбасных" эмигрантов оказался куда более мощным, чем поток эмигрантов "идейных", в силу чего эмиграция 90-х годов оказала на западное общество весьма ощутимое социальное давление. В результате очень многие эмигранты этой волны, и, прежде всего, представители интеллектуальных профессий, оказались невостребованными. Да, эмиграция помогла им улучшить материальное положение, имущественный статус. Но социальный статус человека оказывался зачастую ниже того, который он имел на исторической Родине. Отсюда и сквозящий пессимизм в оценке западного образа жизни, и откровенное ностальгирование."


    Интересно, что никто до сих пор не затронул такую тему, как репатриантская литература - творчество тех, кто вернулся в Россию, проведя годы зарубежом. Понятно, таких единицы и они почему-то молчат о своем выборе. Выбор этот непонятен, как ни смешно, более всего именно новообретенным соотечественникам.

    Однако речь о литературе. Как воспринимать литературу репатриантов? Наблюдается инерционная склонность по-прежнему приписывать ее к эмигрантской или, что реже, автоматически считать русской (термин "российская" некорректен вообще, а по отношению к литературе в частности). И последний вариант, разумеется, наиболее желателен для самих репатриантов.

    Тем не менее, стоит задуматься, не выделить ли репатриантскую литературу, сколь бы неудобно и непривычно ни звучал этот термин, в отдельную ветвь. Ведь писательский/поэтический взгляд репатрианта существенно отличается и от эмигранской, и от собственно русской прозы/поэзии. Опыт жизни зарубежом, сделанный в пользу России практический выбор (в отличие от эмигрантской теоретической ностальгии), критический взгляд привыкшего повсюду быть чужаком (на вновь обретенной Родине, к сожалению, тоже) - все это дает совершенно иную тональность, иной подход, иные темы в творчестве.

    Иными словами, если к эмигранской литературе отношение особое, то не заслуживает ли того же и литература репатриантская? С другой стороны, нужно ли создавать еще одно, скажем так, маргинальное течение в современной русской литературе, переживающей и без того непростое время раскола?


    "К писателям-репатриантам относятся Лимонов,Солженицын...(eter_de_panji)

    КТО ЕЩЕ?

     

    Олеся Первушина [27.12.05 06:37]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • «Феминистка»? Попрошу непонятными словами не обзываться (Олеся Первушина).
  • Эта хохма вызвала шквал нареканий в ЖЖ. И не говорите, что вас не предупреждали;)

    …Феминизм – движение за свободу женщин. Фемина – женщина, а следовательно, феминистка должна отражать все основные качества женщины и женственность – как минимум и прежде всего. Это по логике. А в реальности… Феминизм и начинался-то как борьба за право женщин на самосовершенствование – в обществе, в сфере образования, науки, культуры. Право на стремление к совершенству, на развитие, а не на мимикрию и мутацию.

    И почему для среднего большинства феминизм является не сущностным, а внешним выражением этой почти трехсотлетней идеи? Брюки вместо юбок, высокие зарплаты, замена мужчин, подмена женских качеств мужскими, отказ от своей ответственности при абсурдной претензии на чужие полномочия… можно долго еще продолжать.

    Права, дорогие барышни, предполагают ответственность. И получив право на совершенство, вы теперь за него ответственны. Где бы комиссию учредить и аккредитации выдавать?

    Внешность и манеры (безвкусица, неухоженность, хамство, мат, пьянство и т.п.) – это, конечно, мелочи. Вы хотели свободы, а устроили вседозволенность. Беспредел, простите. И данное положение дел вас устраивает. Леность души при неуемных амбициях (побочный продукт – падение нравственности, вырождение не только среди женщин, но и среди мужчин). Кто ж вас, бедненьких, научил, какой циничный неоницшеанин и мизогин, такой нелепости, что женщина следит за собой в угоду мужчине? А ваша-то голова где? Для себя и только для себя веками это делается. Ну, и в редких случаях высокой духовной организации, во имя красоты и совершенства как такового, а не как метода корыстного манипулирования «слабым сильным полом».

    Хорошо, получили вы свои «права». Но какой ценой? Место вам в транспорте уступают? В дверь пропускают? Сумки тяжелые подносят? Дарят ли вам цветы, ухаживают ли за вами, носят ли вас на руках? Извиняются ли за оброненное грубое слово в вашем присутствии? Помогают ли всегда и везде, заботятся ли о вашем покое и комфорте? Уважают ли в вас Мать? Что стоит теперь ваша честь, ваше достоинство, ваше имя?

    Феминистки вовсю честят мужчин скотами и узурпаторами. Ну, разумеется, при скотском-то отношении к самим себе, милые дамы, все вокруг скотопромышленностью отдает. Что-то не видно в вас женских признаков, кроме громкого голоса склочных деревенских баб – за чьи права боремся-то? Да самая темная баба из глубинки свои права знает и ответственность несет – перед детьми, обществом, Богом, самой собой. А вы и рожать-то отказываетесь, так для кого и зачем боремся, если после нас некому будет почивать на лаврах? Деток-то не в капусте находят, даже если это доллары.

    Нам не нужны бабы-танки и мужики-тряпки. Нам нужны Женщины и Мужчины. Даже бой-бабы в гомосексуальной культуре, так называемые бутч – к лесбийству никак не относятся. И тут на вас отыгралась кичливая полуграмотность и банальная эрудиция. Лесбиянка любит в женщине – женщину, и любит себя как женщину прежде всего. Настоящей лесбиянке не нужны суррогатные мужчинки, ей нужна Женщина – такая же, как и она сама. А бутч – это трансгендер, т.е. человек, ощущающий себя существом другого пола, нежели ему предопределено природой. Это вам мини-ликбез, гражданочки.

    Права вам хотелось получить? Вздор. Вам хотелось власти – банально и пошло. Что, как не жажда власти и тщеславие, – ваше стремление сделать карьеру? Ради чего все это? Кому это, кроме вас и после вас, будет нужно?

    Феминистка может быть умной женщиной, но это не исключает наличие дур и в этом движении, как и везде. Ум все-таки – мужское качество, а привилегия Женщины – мудрость. Женщина по сути своей древнее мужчины, она должна мыслить в контексте Вселенной, с точки зрения Вечности.

    Глупые мои сестренки, вы триста лет боролись против матриархата – ведь культ Прекрасной Дамы только и давал вам единственную реальную власть и неограниченные возможности. И путь к самосовершенствованию в том же искусстве, в науке, образовании и т.п. был бы вам открыт – да что там, разостлан у ваших ног красной бархатной дорожкой! – и без чудовищных жертв, принесенных вами в угоду чьей-то лукавой мудрости. Вы проиграли свою битву, «товарищи женщины».

    Сами-то вы понимаете смысл этого странного слова – феминизм? Кстати, друзья мои, если вам кто-либо заявит, что я – феминистка, плюньте им в душу этой статьей. Авось что и прорастет толковое.

     

    Олеся Первушина [12.07.05 02:56]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Альтернативный цитатник: Ксения Крапивина – о стихах и рецензиях (Олеся Первушина).
  • Идея создать «Цитатник для начинающих» очень хороша и получила достаточно сильный отклик в «Дневнике редакции». Интересные и полезные высказывания о литературе известных поэтов и писателей – суть проекта. Однако это официальная его часть, сам же проект вполне можно расширить: редакторы и авторы «Точки Зрения» тоже имеют свою позицию, свой взгляд на современную литературу. Вот им-то и хочется поделиться, к чему приглашаются все творящие и анализирующие свое и чужое творчество.

    Первое слово сказала Ксения Крапивина: http://www.lito.ru/avtor/krapiva

    Пропитанность сексуальной энергией, сильная поэтика – мне это нравится в современных стихах, я это чую своим лисьим чутьем, мне это близко. Но это все может относиться ко мне, а когда другие люди читают стихи, им нужно больше доступности. Есть люди, у которых открыт этот канальчик, а есть те, которым надо напрягаться, чтобы открыть его.

    Конечно, можно стать футуристичнее футуристов. Но куда пошли футуристы? «Иди на …, черешня!» – и все.

    Нужен баланс между потоком сознания и доносимостью образов – удобоваримостью, так сказать. Ведь от поэзии должно возникать чувство удовольствия – напряжение противоречит этому чувству.

    Если бы мы могли выдавать мысли на уровне Достоевского, то да, тогда была бы понятна сложность формы. Она была бы уместна. Но многим людям хочется понятности, а это не есть синоним глупости, пошлости, недалекости, повседневности. Это проблема многих, и моя в том числе – сделать себя читаемой. Но надо гнаться за правильным ветром.

    Что касается рецензий, поэзию всегда читали очень немногие. Если тебя читают много и сразу, можно тоже задуматься – а не пишешь ли ты анекдотов?

    Само по себе, читателей мало. Если много – это редкость. Вот с песенным жанром иначе – везет же бардам.

    И рецензий быть много не может. Это трепа очень много.

    Почему я не пишу рецензий? Могла бы, но что я читаю: «Ой, блин, милое стихо…а ты ходил седня в магаз за молоком, а том мое скисло?» или «Слушай, все клево…но там в одной строке надо слово посмотреть…оно пишется не так…ха». Что я в этом прочитываю: вариант первый «да ничего так чувак пишет…а я его знаю…я, считай, его тапками пользуюсь…и молоко от той же коровы пью…дай-ка скажу об этом всему населению» – это понты. Есть же чаты, ребята, ну и разбирайтесь там кто-кого-когда-куда. Второй вариант: «посмотри на меня – я умный».

    Редко бывает нормальная рецензия. Не всегда чуешь, что автору может быть интересно чье-то мнение, причем прямое. Украшать все вензелями – лень, и рискуешь быть отнесенной ко второму варианту. Да и кто ты такой? У всех своя гордыня, и по ней кататься – себе дороже.

    Я ставлю свое скупое «хорошо» редко. Но я же тоже пекусь о том, кто что подумает. Не такая я умная, на самом деле Просто я думаю, рецензий много быть не должно.

    С творчеством у людей все в порядке. Только надо куда-то двигаться – это факт. И слать к черту английский. Русский язык же сам по себе – счастье. Они просто все в Англии не жили – им это кажется…я даже не знаю…но меня вся эта повальная мода на English между всем – убивает. Например, мой отец, ценящий и знающий поэзию, читал – он не может это прочесть. Он же русский, еще и в Литве живущий. Он не говорит даже на литовском. А ему хочется прочесть, он учуял поэтику, но не проходит в образы. А как он может? Ему закрыли дверь. Эта мода писать «только для образованных» – еще со времен Толстого. Был французский, стал английский. Черт знает, что такое.

    Как не для людей. Для себя о себе пишут.


    Редакторов я зову самим высказаться в «Дневнике редакции». А заинтересованных авторов «ТЗ» приглашаю присылать свои мысли мне – самые интересные из них будут опубликованы в следующем «Альтернативном цитатнике»;)

     

    Олеся Первушина [02.07.05 01:51]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Цитатник для начинающих (4): Михаил Кузьмин «Заметки о литературе» (Олеся Первушина).
  • Принимаю эстафету от Алексея Петрова и вношу свой небольшой вклад в "Цитатник для начинающих".

    Убедительность – лучшая награда искусству.

    Всякая законченность есть уже нетерпимость, окостенение, конец. Но как же существуют символисты, акмеисты, футуристы? На взгляд беспристрастного человека, их не существует: существуют отдельные поэты, примкнувшие к той или другой школе, но школ нет.

    Школа всегда – итог, вывод из произведений одинаково видевшего поколения, но никогда не предпосылка к творчеству.

    И в обилии школ можно видеть только критическое кипение мыслей (а не творчества), если не личные честолюбия.

    Ошибочно обращать главное внимание на действия и влияния данного произведения, а не на его коренные свойства.

    Произведение искусства нельзя познать по плодам, потому что оно само уже есть плод. Судить его можно по тому, что оживляет, делает искусством мысли, чувства и фабулу, но может существовать и без них. Это – свой глаз. Глаз поэта, отличный от всех, не сделанный другим, а рожденный с этим отличием, которое можно развивать и забросить, но которого нельзя приобрести. Это и есть то зерно, та сердцевина, которая единственно важна и подлежит рассмотрению.

    Новизна и «свое» не в том, что вы видите, а каким глазом вы смотрите, – вот что ценно.

    К технике, признавая или отвергая ее, относятся, как дикари: или не замечая ее, не замечают вместе с тем и сущности искусства, или полагают, что ею можно заменить талант. Ars – и искусство и ремесло; artiste и artisan – родные братья. Не знающий или не чувствующий бессознательно техники своего дела лишен многих достижений. Веселое, божественное, не думающее о цели ремесло – есть искусство.

    Придающие главное значение фабуле и идеям в художественном произведении должны считать Канта выше Гете и сочинителя кинематографических пьес выше Бальзака.

    Новизна сюжетов скорее всего изнашивается.

    Лучшая проба талантливости – писать ни о чем.

    Едва ли применимы в области искусства выражения «гениальный сюжет», «талантливая мысль».

    Довольно неестественное зрелище представлял бы творец, управляемый своим творчеством, а не наоборот.

    Вероятно, совсем не любят литературы люди, подуськивающие на преднамеренную силу, грандиозность и так называемое «большое искусство».

    Конечно, художник, как всякий человек, а может быть, и больше чем кто бы то ни было, должен развивать себя и свои качества, быть совестливым, свободным и любящим, но не дело критики по этим успехам судить его произведения.

    Все происходит в области искусства и литературной диалектики, где биографическая искренность нисколько не убеждает.

    Всякое подлинное произведение искусства по самом существу своему, часто помимо воли художника, не может не быть современнейшим, иногда заглядывая в будущее, но уж никак не отставая от жизни. Нужно доверять искусству и, как бы ни кричала видимость о несоответствии момента с искусством, в нем протекающем, верить следует последнему, а не видимости.

    Искусство возвращается к своим эмоциональным, символическим и метафизическим истокам. Паника и экзальтация, ужас и восторг, неспокойствие, неуравновешенность – вот пафос современного искусства, а следовательно, и жизни.

    Несчастные авторы бросаются искать и ловить эту несчастную современность, словно блоху, боясь пропустить момент.

    Современность (столкновение мировоззрений, настроений, желаний, ненавистей, увлечений, мод) более доступна влиянию, и неизвестно еще, влияла ли среда и современность на Достоевского или наоборот. Я именно думаю, что наоборот.

    Если художник изображает себя, даже творит (потому что он – не отражатель, не изобразитель, не описатель) свой мир, то он, несомненно, будет современен, находясь в известном времени.

    Я, по крайней мере, отказываюсь по одним способам изобразительности определять ценность, а тем более новизну или революционность какого бы то ни было произведения искусства.

    Но внешние достоинства при широко распространившемся в настоящее время даже среди самой невежественной публики увлечении формальным подходом, естественно, привлекают к себе большое внимание.

    Может быть, существует закон, что качество, доведенное до предела, переходит в противоположное.

    Хлебников был бы величайшим поэтом, «ведуном» наших дней, если бы можно было надеяться, что со временем он будет понятен. Но органическая невнятность и сознательное пренебрежение к слушателю ограничивают его место в искусстве.

    Или популярность, или дальнейшее творчество. Люди не терпят движения, остановки не допустимы в искусстве. Творчество требует постоянного внутреннего обновления, публика от своих любимцев ждет штампов и перепевов. Человеческая лень влечет к механизации чувств и слов, к напряженному сознанию творческих сил нудит беспокойный дух художника. Только тогда сердце по-настоящему бьется, когда слышишь его удары. Никаких привычек, никаких приемов, никакой набитой руки! Как только зародилось подозрение в застое, снова художник должен ударить в самую глубь своего духа и вызвать новый родник – или умолкнуть. На безмятежные проценты с капитала рассчитывать нечего.

    Упрекнуть можно разве только в недостаточном чувстве слова и в предрассудке, что есть слова специально «революционные». Предрассудок этот не более как воспоминание о газетных и митинговых штампах.

    Я помню, как Вы говорили, что включаете в свою библиотеку книги, которые не только нужно прочесть, но и можно перечитывать. Относительно современников трудно соблюдать подобный критерий, так как настоящей пробирной палаткой является только время.

    Стихомания расцвела пышно.

    Подобное увлечение стихотворством почти сравнялось с театральной эпидемией, при которой одно время в Петербурге число играющих граждан превосходило количество неиграющих.

    Покуда будет спрос, будет и предложение; когда же спрос прекратится, поэзия, конечно, не пострадает, но производство стихов уменьшится. Причем в данном случае более чем где бы то ни было уместна аналогия с изречением, что «всякий народ имеет ту форму правления, которой заслуживает».

    Выучиться писать стихи может всякий, у кого достаточно свободного времени, упрямства и честолюбия. Три качества, свойственные скорее женщинам, – а, действительно, поэтесс у нас не меньше, если не больше, чем поэтов.

    Самое естественное было бы рассматривать каждого поэта отдельно, но, во-первых, в общей среде это неисполнимо, во-вторых, сами поэты выступают и утверждают себя если не стадами, то известными (часто случайными, почти районными) группами.

    Звание поэта из цеха звучит не более определенно, чем «едок из Дома литераторов».

    Мне лично удобнее всего разбираться, не считая отдельных поэтов или одиночных поэтических событий, по признакам, применительным ко всем школам и районам: по присутствию своего лирического содержания, по специально взятой теме или по исключительно техническим задачам и исканиям.

    Изобретательность и блеск площадного зубоскальства (без всякого уничижения такого сорта остроумия) не всегда отвлекают внимание от того обстоятельства, что содержание этих вещей по своему весу далеко не соответствует их «планетарным» размерам и претензиям.

    Общество везде лениво и не любит перемен в своих любимцах, русское же общество, кроме того, и неблагодарно.

    Не думаю, чтобы насильственная фантазия и полнейшая безответственность механического воображения могли считаться за какую-либо тему или своеобразность.

    У поэзии, как у истории, возможно колесо. Вернее, у литературы.

     

    Олеся Первушина [28.06.05 04:13]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Злато-серебро русской литературы (Олеся Первушина).
  • Литература, как и всякое жизненное явление, развивается поэтапно. Минул, но не угас «золотой век» Пушкина, Достоевского, Толстого. Сумерки века «серебряного», дав нам Блока, Ахматову, Мандельштама, сгустились до полной непроницаемости для глаз нынешних поколений. И это не парадокс, а скорее закономерность – широкое сердце масс предпочитает откровенное сияние золота более утонченному мерцанию серебра. К тому же, золото не так тускнеет от времени. И кому, как не Есенину, скользящему меж двух веков, это знать – в нем мы имеем тот интересный сплав, который ясен каждому.

    На смену серебру пришла медь, как и предполагал Николай Оцуп, еще в 1933 году введший в общее употребление названия благородных металлов при классификации этапов развития русской литературы. Примечательно, что в «золотом веке» преобладает проза, в том числе и у Пушкина – монументальная; «век серебряный» – подавляюще поэтический. Но революция, как не имеющая любви, но «говорящая языками», требует звона меди и звучания кимвалов. И является «век медный» – Маяковский, Пастернак… (Здесь намеренно не упоминаются все имена, дабы обозначить вехи наиболее схематично)*. Как ранее Есенин, на грани теперь грациозно балансирует Цветаева.

    После загремело «железо» великих битв и закулисных драм под занавес соответствующего материала. Бродский со своим мраморным профилем стоит далеко в стороне. Он – вне времени. Век вершат Рождественский, Евтушенко, эстафету межвременья принимает тонкая Ахмадулина… Булгаков, Шолохов – темнеющие лезвия в тесных ножнах режима – более походят на бронзу.

    А потом в сырой и теплой атмосфере застоя появляется гнилостный аромат. Как писали современные наши фантасты под общим псевдонимом Г.Л. Олди в «Бездне голодных глаз»: «Железный век…ржавый». Ржа постмодернизма пожрала и оборжала все, что смогла. Не будем ворошить еще не до конца забытые имена, среди которых, заметим себе, преобладают прозаики.

    Казалось бы, вот и новый Ренессанс – поэзия вернулась! Танцу…пардон, пишут все! Но недолговечность металла с его кислым привкусом и характерной кровожадностью кое-чему научила литературную эволюцию. Горе нам, коли грядет эпоха пластика – «пластмассовый век» давно царит в Штатах и уверенно шествует по Европе. Его главный признак в прозе – легкое, развлекательное чтиво. В поэзии – повсеместный отказ от рифмы и пренебрежение формой. В литераторе нынче главное – пластичность. Потребительское отношение к литературе, дамы и господа! Беллетристика, как пошлость (в чеховском понимании). Великая русская литература не умерла, нет, но прикинулась обыкновенным таким чемоданишкой. «Грузите апельсины бочками!»

    За сим публично признаюсь, но не каюсь, в ретроградстве. Литературном, разумеется. Ибо, повторяю, эволюция в конце концов ведет к мутациям и вырождению, если основные признаки вида не поддерживаются. А каковы основные признаки русской литературы? Внимательно перечитываем три первых абзаца данной заметки, не претендующей, впрочем, на литературоведческое эссе.



    *Это замечание рекомендуется произвольно вставлять везде, где у читателя возникает желание возмутиться судьбой несправедливо обойденных.

     

    Олеся Первушина [21.06.05 01:56]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • «В подворотне нас ждет маниак, хочет нас посадить на крючок» (Олеся Первушина).
  • Нет ничего удивительного и, тем более, возмутительного, каким это почему-то является многим пишущим, нынешнее повальное увлечение стихотворчеством. Именно стихотворчеством, а не поэзией («чукча не читатель, чукча писатель»). В начале прошлого века (кошмар, товарищи, мы же пугала из прошлого века!), в 20х годах, точно такую же ситуацию подметил еще Кузмин, окрестив ее «стихоманией». В нашем, усовершенствованном варианте, мы имеем «поэтоманию» и, одновременно, как следствие, поэтофобию.

    Ну, чему тут, скажите мне, удивляться? Грамотны все, информированы донельзя, а повальная вседозволенность ведет к повальному же греху – и к пошленькому словоблудию в том числе. В мелком варианте для домашнего пользования сей модный порок, при стечении определенных обстоятельств (как то: наличие словесной сноровки и благосклонной публики) приводит к маленькой славе. А по росту и гробик, поэтично повапленный.

    Когда-то каждый образованный человек был просто обязан уметь слагать приличные стихи. В альбом барышне, на память другу, да мало ли светских случаев выказать такт и тонкость вкуса? Однако самоуважение, немало зависящее от трезвой самооценки и развитости как интеллекта, так и нравственного чувства, не позволяло каждому стихотворцу громогласно претендовать на звание поэта. Были понятия чести. Было уважение к искусству.

    Двадцатый век многое создал, но многое и разрушил. Особенно в России. Эволюция при резких скачках неестественного отбора ведет к вырождению вида. Великое сделалось смешным, святое – нелепым и претенциозным. Что осталось маленькому существу, кроме себя, любимого? Не верю, что кому-то из большинства ныне пишущих интересен литературный процесс, анализ, развитие, самосовершенствование во имя искусства. Всем важен результат, причем немедленный. Даже эксперимент поставлен с ног на голову – важнее реакция публики, а не реакция в поэтической реторте.

    Страшно ли это? Заслуживает ли всемерного порицания и критического изничтожения? Отнюдь. Пусть себе пишут (себе и друг другу) – время покажет.

     

    Олеся Первушина [14.06.05 02:13]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Да, я читаю «Литературную газету» (Олеся Первушина).
  • Я никогда не перестану удивляться тому, что людей это удивляет. Им, погруженным в бытовые неурядицы, трудно понять, как молодая женщина, при всем ее западном образовании и воспитании, может находить и находит искреннее удовольствие – и что самое удивительное, пользу! – в чтении «ЛГ». Бытует мнение, что «ЛГ» – это сборище злобствующих литераторов, давно отживших и невостребованных, пиарящих только «своих», все под ту же советскую дудку, выдаваемую за флейту высокой литературы. Как, вы, поэт, можете прислушиваться к старческому брюзжанию старомодных критиков? И как вам вообще может быть интересна вся эта политическая суета, вам бы лебяжьим пером да по рисовой бумаге…

    Когда я читаю «ЛГ», у меня болит сердце за нашу землю, за всех нас. Не тупо ноет в тщеславном пафосе, не саднит в мелочном страхе за собственное благополучие. Болит так, что пробуждает жажду действия, стремление к переменам – в первую очередь, внутри себя, в своем отношении к стране, событиям, людям.

    «ЛГ» заставляет не только остро чувствовать, но и думать – мыслить. Не раз уже какая-нибудь глубокая фраза, идея, тема, найденная мною на этих страницах, возмущала всю мою душу, в прямом смысле вдохновляла меня. Многие стихи и прозаические зарисовки, афоризмы написаны именно под впечатлением от прочитанного. Ведь на творческого человека оказывает воздействие все, что он видит, слышит, читает. Все становится стимулом и материалом для творчества.

    Когда я читаю «ЛГ», мне хочется быть лучше. Мне хочется воплощать собой и своей жизнью те забытые ныне идеалы, о которых неустанно напоминают людям со страниц «ЛГ». Здесь пишут люди думающие и действующие, люди верно оценивающие мир и собственное бытие в нем, знающие свою цель и идущие к ней. Здесь зачастую мнения противоречивы, но в том-то и дело, что нет навязывания какой-либо одной линии – читателю дана свобода собственного анализа и вывода.

    Это не рекламная статья для газеты. Это мое мнение постоянного читателя и, теперь уже, подписчика «ЛГ». Я не бросаюсь с пеной у рта доказывать, что это – единственная газета, глас истины и т.п. Но я только недоуменно жму плечами на реплики окружающих о том, что «ЛГ» стала злободневной, что в ней много политики и мало литературы. Что она стала кусачей и едкой. А чего вы хотели? Литература обязана отражать окружающую действительность, именно писатели и поэты как никто чутко и яростно реагируют на изменения в социальной атмосфере или отсутствие таковых.

    Мне вообще откровенно непонятна фраза «в «ЛГ» не пишут ничего хорошего». Хорошо, что «ЛГ» не является салонным боевым листком манерной тусовки модных литераторов. Хорошо, что там до сих пор в цене Слово и Искусство. Хорошо, что искусство там не оторвано от жизни, а развивается в прямой от нее зависимости. Хорошо, что с этих страниц одинаково может высказаться и писатель, и политик, и молодой активист, и школьный учитель, и доктор наук. Хорошо, что «ЛГ» – жесткий критик, не ограничивающийся ни литературой вообще, ни одним каким-либо ее течением в частности.

    Есть, есть и минусы, разумеется. Плохо то, что молодым на страницы практически не пробиться. Особенно тем, кто пишет не только в классической манере. Хуже то, что молодые этими страницами практически не интересуются, ни во что не ставят серьезнейшее издание и мнение настоящих экспертов. Плохо то, что «ЛГ» молодыми занимается мало, лишь подспудно что-то советуя, как-то образовывая их. Однако на этих страницах вы не найдете ни навязывания, ни занудных нравоучений, ни разжевывания основ.

    «ЛГ» – не башня из слоновой кости. Просто здесь не место тщеславным бездарностям, агрессивным посредственностям и малограмотным карьеристам. Для меня, кстати сказать, читающей и другие издания, «ЛГ» является наиболее честным и ясным зеркалом мира, в том числе литературного. Ибо это зеркало отражает и мое сердце, указывая мне мои же слабости и пороки и призывая к очищению, к самосовершенствованию, к действию. Если какое-то издание сейчас и несет нравственность и культуру, то для меня это – «ЛГ».

     

    Олеся Первушина [04.06.05 01:25]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()




    архив сообщений 1-17





    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.