п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Дневник редакции. Размышления, впечатления, новости. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Литературный дневник: Наталья Рубанова



  • «Всё будет тип-топ…» (Наталья Рубанова).
  • Мы не можем ничего знать о последних вопросах нашего существования:
    это – дело решенное.

    ***
    Но смерть – в будущем, которого не будет, так чувствует каждый.
    Лев Шестов

    ***
    «Всё будет тип-топ, Наташа. Ваш А.И.» - получаю электронный ответ и, в силу «незначительности» мессиджа, не сохранив, тут же удаляю. А через несколько дней – капкан Паутины, в которой – мухой – из монитора – тщетно: «Умер Анатолий Кобенков… поэт …человек… родился… жил… учился… первую книгу… публиковался… выступал… работал… соболезнования…»

    Исчадие ада чёрных рамок.

    И – глаза, теперь уже только на фотографии: б е с к о н е ч н о д о б р ы е, б е с к о н е ч н о. Таких – настоящих - не так уж много: когда-то вела мысленный «учет» невеселой забавы для.

    «Глаза» А.И., наблюдающие - из плюс-минус б.есконечности - вот именно сей час, - как строчу от руки «в неположенное время в неположенном месте» буквы.

    «Как правая и левая рука, моя душа твоей душе близка…»

    «Казнить нельзя помиловать», - дышит в затылок г-н Создатель, забивая на запятые.

    И ведь видела-то всего ничего – «шапошное» знакомство: пересекались на каких-то литвечерах, на которые заносила сила подлой инерции. Встречались также в Литклубе Ковальджи, где после обсуждения А.И. долго повторял, что моя «Собачья жизнь» его потрясла: «Я, мужик, ТАК никогда бы не смог. Понимаете?… Растекся б…а вы – вы смогли… Это очень, очень ценно… Не растечься…»

    Однако «растеклась» - спустя полгода. Несмотря на, разумеется, понимание неизбежности прихода Дамы С Косой. Понимание, но не осознание – белковому телу осознать такое едва ль под силу: не запотевшее зеркальце у лица теперь уж «футляра», хранившего некогда (недавно!) драгоценную аниму, лишает на время дара речи.

    Не каждый уход бьет и по слезным железам: бывает – застываешь. Хоть капля б – все легче: ан нет! Впрочем, говорят, плакать полезно: «микробы уходят», черт их дери.


    «Он тебе жених? – Нет. – Веришь в воскресенье душ? - Нет… ЗА-КО-ЛА-ЧИ-ВАЙ…»

    Восьмое сентября ноль шестого. Два часа дня. На переделкинском кладбище - панихида.

    Бывает ли, чтоб ЗЕМЛЯ – ПУХОМ?… «Не верю!» – кричит откуда-то сбоку Станиславский. «Не верю»: жалкое эхо правды - ложь.

    А ведь и стихов-то его толком не знала – вечное «потом», круглосуточная очередь «в мозг» из книг и файлов, канцерогенная или гурманская «жрачка ума»; извилины, будто наркотика, требующие – бесконечно, беспрестанно, бестактно - информации, информации, информации…

    Любив в А.И. не поэта, но Человека – отзывчивого, искреннего, абсолютно безпафосного, - вспоминаю теперь, как легко с ним БЫЛО… Как естественен БЫЛ он в нашем – мимолетном, «пустяшном», всегда экспромтном – пересечении!…
    Как мягок. Сколь интеллигентен - в лучшем смысле «заношенного» этого слова.

    А как-то, сквозь дым вечной сигареты, сказал (быть может, повторяясь): «Мы все отравлены написанными ДО НАС книгами. Для того чтобы творить сейчас, нужно ВСЁ забыть. Все стили. Направления. … –измы. Стать чистым листом. Ребенком. Только тогда может родиться что-то новое. Вы согласны?…»

    Собака еще умерла – подкосило сильно. Я о том, естественно, не знала, звоня всем и вся в надежде пристроить потерявшегося спаниеля - так и набрала номер А.И.: «Вечно вы о ком-то хлопочете, Наташа… - глухой голос, страшно усталый; то-то и оно что седой. – Нет, я свою только похоронил, простите…» - «Простите».

    В VI части «Поэмы воздуха» МЦ «благословляет избавление смертью, открывшей перед ней пути к возрождению. В пяти фразах она благодарит своего Бога… за то, что ей даровано полное забвение, особого рода божественная (или магическая) смерть: она оборола земное тяготение, т.е. не только обрела полное освобождение от звука и дыхания, но и от веса. Преодолев тяготение, она стала причастна солнцу. Твердое тело, с его тяжестью и тяготами, - на самом деле мертво; потеряв вес, оттяготев…, поэт получает истинное избавление» (Диана Бургин).

    Слава тебе, допустившему бреши:
    Больше не вешу.
    Слава тебе, обвалившему крышу:
    Больше не слышу.
    Солнцепричастная, больше не щурюсь.
    Дух – не дышу уж!
    Твердое тело есть мертвое тело:
    Оттяготела.

    Предельно четкое отражение – обнажение - преодоления земного притяжения, свободы от «грехов». А сердце… – особенно-таки сердце поэта – и впрямь не всегда выдерживает «чудеса» сей трехгрошовой трехмерности (трехнизменности). Именно потому, быть может, земля и маскируется «пухом». Забирая – всегда не вовремя (для оставшихся «в черном теле») – лучших.

    «Увидимся чуть позже, ок?…» - «Всё будет тип-топ, Наташа…»

    Всё. Будет.

    ***
    Н.Р.,
    8 сентября 06

     

    Наталья Рубанова [10.09.06 00:28]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Светлое будущее (Наталья Рубанова).
  • Ничего нового, и всё же:

    http://ogoniok.com/4954/4/

     

    Наталья Рубанова [21.07.06 11:49]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • ПРО ЭТО (Наталья Рубанова).
  • Эссе о критике

    Ремесло литкритика в постсовковом безвременье и отсутствии пространства можно отнести к дефицитному по причине упавшего престижа, спровоцированного во многом и презренным металлом: не без того. Судите сами: в одной из столичных т.н. интеллигентных газет какие-нибудь 3000 знаков с пробелами (рецензия или др. заметка, предполагающая прочтение, анализ и выдачу качественного продукта – да не убоимся слова сего), стоит на сегодняшний день сто пятьдесят рэ. Другая интеллигентная газета предлагает за полосу тысячу, что считается весьма недурственным в свете всеобщего обнищания лит.изданий; иные же материалы так и остаются неоплаченными, потому как прежде всего - «самолеты, ну а девушки, а девушки - потом»: про гонорар-то автору и спросить подчас неудобно, не то одеяло с потолка на бедную его голову свалится непременно, да и накроет. Гонорары в «толстых» журналах колеблются, но, естественно, оставляют живого райтера желать лучшего, ибо желать не вредно, если желание оное не в контексте «жены ближнего своего», и вот уж слышится металлический бас Мефистофеля…

    Один небезызвестный литератор обмолвился как-то, что за рецензирование некоего толстенного «талмуда» ему заплатили триста рублей: да не пропадет сей скорбный труд… НО: я, собственно, о другом. Не от плохо ли маскируемой сводимости концов с концами многие критиканы так озлились на беллетристов, или же все-таки это профзаболевание, неизлечимый диагноз – уродливые метастазы недоброты, спрессованные с помощью яда и желчи в СМИ? Волей-неволей приходишь к мысли, что искусство на голодный желудок становится для них по-настоящему тяжелой пищей: туда написать – триста, туда – еще пятьсот, этому отдать – глядишь, и семьсот выйдет; всё, вестимо, к «уже вчера» - жить-то надо: gaster и kinder требуют жертв…. Про заказные книжные рецензии в иных – и иногда неплохих - глянцевых журналах не говорю: то – другой жанр, другой континент, другая позиция, и к профессиональной литкритике, – а не заказной - отношения имеет в большинстве случаев мало.
    Но что - имеет? И что такое – «адекватная критика»? Не занесена ли, случаем, в Красную литкнигу? Может ли профессиональный критик – критик «со стажем», со всеми входящими-исходящими филфаковскими последствиями (кои неизбежны: литература уже не воспринимается многими ее «служками» как искусство, всё больше – грубоватое ремесло) и проч. - сидящий/стоящий/лежащий, скажем, «на окладе», позволять себе некорректные выражения по отношению к писателю (он же: автор, райтер, криэйтор)? Притом заранее зная, что ответа на откровенное хамство не последует, ибо по умолчанию не может последовать, если «четвертуемый» литератор, к примеру, пишет только романы: отвечать попросту негде. О, сколь много яда в «рупорах» нашей словесности - впору носить при себе какой-нибудь «жабий камень». Особенно достается пока еще нестарым пишущим (тем любят указать место) и – sic! – писателям, «догнать» прозу которых иной критик в силу одномерности своей не в состоянии («Реализм – лучший «-изм» в мире!») – вот и строчит нехорошие словечки, только что без ошибок грамматических, thanks a lot. Как мало подчас объективности, как много – бестактных нраво(.)учений на тему, как надо / не надо сочинять, да оскалов, прячущихся за улыбку по кличке Синекдоха: «Полноте, барин, все мазурки давно написал Шопен! Так стоит ли вам-то, особливо C – простите, ИЗ – вашего-то Кукуева?…».
    В мемуарах известного пианиста Лазаря Бермана (1930 – 2005) есть весьма любопытная главка «О критике и критиках» (не суть, что о музыкальной – едино), в которую – главку-то - перед тем, как судорожно хвататься за «мышку», небесполезно райтеру рецензий заглядывать (чернильные-шариковые «перья» будем считать б.у.). Берман предельно четко очерчивает неписаный «свод законов “судьи”», а также констатирует: «Все зависит от общей позиции критика, от его отношения к тому, о ком он пишет. По собственной воле критик может превратить плюсы в минусы или минусы в плюсы». Говорит музыкант и о пресловутой невозможности абсолютных истин в искусстве, и об ответственности за «приговоры»: однако вопрос «о происхождении рецензента» (как о происхождении вида) остается открытым, и, как всегда, замыкается риторическим «А судьи кто?». Тон же критического высказывания, по Берману, непременно должен быть доброжелательным, а я уточню, исходя из многочисленных российских критикс-шоу: тон сей должен хотя бы приближаться к нейтральному, ибо постсоветские кри[ти]куны льют помои на головы авторов, в очередной раз унижая себя сим прилюдно: так вот извращаются в мутной водице мутерляндские литкруги.
    Писатель, к чьей прозе отношусь я с почтением, однажды заметил, что почувствовал смердение текста очередной рецензии, смердение сквозь монитор… О достоинствах же сочинения сказано не было ни слова, всё сплошь «не так» ввиду того, что «судьи» легко (популярное массковское словечко) перешли с текста на личность. «В поте пишущий, в поте пашущий», знакомо ли сие тебе? Ввиду «нетрадиционного формата» (для критиков, особо жалующих рассказочки «за жысть») собственных текстов я, как и энное количество людей, с подобным «смердением» так же столкнулась, – впрочем, узнать о себе т.н. «правду-матку» в трех буквах СМИ бывает даже забавно, кабы не монитор, чьи жидкие кристаллы, того и гляди, сойдут с ума ибо «не стерпят» – не бумага.
    Вероятно, адекватная литкритика уподобится скоро панде, сохранившейся как вид в Сычуанском заповеднике, и идеалистичная – и тем не менее абсолютно нормальная - мечта ушедшего в, как говорят, лучший (не потому ли, что ИНОЙ) мир Лазаря Бермана, так и останется мечтой: «Но критик, опубликовав отрицательный отзыв, просто обязан в дальнейшем наблюдать за тем, о ком он написал. Имеется ли у этого музыканта прогресс, или, наоборот, регресс. Каким он предстает перед тем же критиком через год, два, три. И он обязан написать, если артист ему понравился».
    Претензий беллетриста к обслуживающему его творчество критику может быть, впрочем, миллион, равно как и наоборот. Однако, как я уже неоднократно повторяла, барин в литературе - Писатель. И не суть, что сейчас он, по большому счету, гол как сокол, а многие литпремии напоминают выверенные шахматные партии с «политическим» (генеральный курс со-общества) фарсовым исходом. Вопрос на засыпку: кто из нелитераторов помнит не только фамилию Белинский? И кто вспомнит, что писал какой-нибудь г-н N о последнем романе Аксёнова, который будут перечитывать, быть может, и лет через двести, когда Наше Всё «станет» почти как Гомер, а автора «Одиссеи» забудут окончательно? No comments.

     

    Наталья Рубанова [19.07.06 12:40]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Русский язык как иностранный, или "Хочешь поговорить об этом?" (Наталья Рубанова).
  • - Вы много пишете? – спросил он меня как-то.
    Я ответил, что мало.
    - Напрасно, - почти угрюмо сказал он своим низким, грудным голосом. – Нужно, знаете ли, работать… Не покладая рук… Всю жизнь.
    И, помолчав, без видимой связи прибавил:
    - По-моему, написав рассказ, следует вычеркивать его начало и конец. Тут мы, беллетристы, больше всего и врем. И короче, как можно короче надо писать.

    Так сказал Бунину Чехов, когда в конце 1895-го они впервые встретились в Москве. К обоим писателям, не умаляя таланта каждого, можно относиться по-разному: слишком перпендикулярные у них, при всей периодически возникающей схожести, персонажи, слишком отличен «вид сбоку на те же яйца».
    Теперь - к чему словоизлияния. Чем больше текстов проходило через мои руки, тем чаще хотелось вычислить некую, так скажем, формулу мастерства, хотя, как и пресловутую формулу любви, засадить в эмпирическую клетку ее, по счастью, невозможно. И все же: «теорему» (пусть в кавычках), не умея доказать которой, человек не смел бы приблизиться к прозе и, тем паче, стихам. Читая (почитывая; возможны варианты) иные тексты, я каждый раз изобретала велосипед (дважды два - не пять, как ни крути у виска), пока не наткнулась в очередной раз на воспоминания об Антон Палыче. Именно ЕГО-ТО словами и следует объяснить (варианты: вбить в голову; …; …; …) young writer (а таковым можно остаться и в девяносто) первый – писаный – закон словоплетения: «Искусство писать состоит, собственно, не в искусстве писать, а в искусстве… вычеркивать плохо написанное».

    Что делать с неизбежностью аксиомы не- и молодым дарованиям, которые имея какие-никакие уши, не в состоянии уловить вибраций главного звука, без которого пресловутый «факт литературы» не может считаться действительным?

    Искусство вычеркивать: признание необходимости сей пластической хирургии приходит не сразу. Как и острый опыт дистанцирования от материала. «Мятежный криэйтор» и «холодный эдитор» довольно редко сразу сосуществуют в одном флаконе Пишущих Сосудов (тем паче юных), не являющихся сообщающимися, отсюда главная проблема: низкий (ниже нуля) уровень критичности по отношению к свежеиспеченным нетленкам.

    Спустя годы обычно иронизируют по поводу (не)смешных любовей: Юная Литература же очень часто еще та «любочка». Не зря говорят, будто «до тридцати пишет природа» (гениев Золотого и Серебряного века оставим), и автором ОДНОЙ книги – о себе, по крайней мере, - может стать любой более-менее образованный Homo Sapiens (не Homo Writer даже), не лишенный дара воображения и способности к художественному оформлению мыслей. Но вот вторая книга… Третья… Пятая… И книга, заметим, уже не о себе… Книга, в которой не присутствует автобиографический посыл. Книга, в которой «Я-автор» и «Я-персонаж» предельно разграничены. Потенциальные возражения: дневниковая проза Цветаевой или, скажем, «Книга прощания» Олеши. STOP: Цветаева и Олеша породили помимо дневникообразного perle кое-что еще.

    Однако автобиографичность – первый соблазн, подстерегающий writer*a. Соблазна сего не удалось в чем-то избежать и автору этих строк, потому как в юности собственное бытие кажется исключительным, а мысли и выводы, выплеснутые на бумагу (в Документ Microsoft Word), - наиважнейшими. Грешки возраста вне зависимости от пола – в том как их очарование, так и неоспоримая слабость. Новоявленный writer, переваривая с огромной скоростью витамины, минералы и шлаки внешнего мира, взахлеб пишет (пока): его еще нимало не заботит роскошное «Всё уже было». Впрочем, это и есть – на данном этапе – самое ценное, потому как в противном случае на свет не появилось бы ни строчки.

    Вот он, первый опыт на буквах; иногда чрезвычайно острый - человеку кажется, будто он пишет кишками – так захватывает, разрывая на части, сам акт (священнодействие-таки) создания нового. Отметим: нового ДЛЯ НЕГО. Особенно же располагают поначалу к бумагомаранию, как известно, нежные чувства. А вспомнить если Бродского (зд. не дословно): «Он пишет не потому, что «Она ушла», а из-за потребности языка…».

    Отсутствие самоконтроля и привычки «к ловле блох», полное погружение в собственную эмоциональность, частое пренебрежение формой в угоду содержанию (реже – наоборот), недооценка доминанты эстетической над этической (реже – наоборот), а подчас и попросту отсутствие элементарного вкуса да смещенные представления о «точке-точке-запятой» дают четкую клиническую картину графоманства: пациент скорее мертв, чем жив… Сколько моих – не претендующих, впрочем, на «тайное знание» - пометок пропало без вести «в садах» чужих рукописей-невозможностей! (Зря? Неведомо!). Лет десять назад я могла о подобном только мечтать, да некому сказать было: «А вот тут – ужасно написано, уберите немедленно!».
    Так, препарируя как-то совершенно мертвый текст некоего юноши – «молодого дарования» - я с ужасом замечала его – дарования – мокрые глаза, вызванные указанием на: а) ошибку грамматическую; б) несколько стилистических ляпов. Парень – юный, романтичный, отчаянный – буквально волком смотрел на меня. Конечно, он был оскорблен «в лучших чувствах»! Острыми каблуками прошлись по его нетерпеливому сердцу, которое, на самом-то деле, еще не заимело иммунитета к адекватной критике, без которой пресловутый «творческий рост» немыслим, невозможен, невероятен.

    Пробовать писать, анализируя и пропуская через кожу филигранные шедевры, скажем г-на Сирина, он же Набоков, – удовольствие, за которое стоило бы платить дорого. Но цена оказывалась практически ничтожна: пустяшная жертва бук-шопу за томик «Избранного» - ничто в сравнении с иными кладами, поджидающими внимательного читателя на каждой странице.

    «Садиться писать нужно только тогда, когда чувствуешь себя холодным как лед», - это снова Чехов. «Если страстность умело сочетать с бесстрастностью, а нетерпение с терпением, индивид становится непобедим», - а это уже Марина Палей. Writer – создатель тысяч собственных солнц (лун, венер) - и впрямь становится неуязвим, как только его сочинение достигает уровня «Идеально» - правда, эталоны слишком разнятся, и те, у кого читательское нёбо не настолько развито, чтобы ощутить вкус той же набоковской прозы, нередко пишет на русском языке как на иностранном. Грубейшая ошибка младого (19-, 90-летнего) автора (опять и снова - из-за отсутствия самоконтроля и непривычки смотреть на собственный текст со стороны, как на чужой, и безжалостно резать его) – многочисленные повторы. Особенно уязвимы дубли местоимений «он»/«она» плюс-минус бесконечность «что», «чтобы», «сказал» etc. Совершенно недопустимые в коротких предложениях, они используются начинающими (и продолжающими/ся) авторами в качестве убивающего художественную почву удобрения (обозначим его как «радиоактивный навоз»), а потому так называемого урожая будущих публикаций - в нормальных изданиях - после применения оного ждать, по меньшей мере, наивно.

    Взяв в привычку вычищать собственный текст (вне зависимости от его ценности), автор через энное количество времени может получить - причем весьма неожиданно – вполне неплохой результат: а «напечатают–не напечатают» – уже другой вопрос: в волчье сие время опубликоваться бывает сложно и иному мастеру. И, если бесконечно цитируемый здесь Антон Палыч заявлял, что «писатель д.б. нищим, д.б. в таком положении, чтобы он знал, что помрет с голоду, если не будет писать, будет потакать своей лени» (правда, иногда говорил совсем наоборот – «писатель д.б. баснословно богат, так богат, чтобы он мог… снарядить экспедицию к истокам Нила, к Южному полюсу, в Тибет и Аравию»), то заметим: в нашем «Здесь и Сейчас» всё иначе. И если некий неизвестный писатель рискнет жить на гонорары, то при отсутствии поддержки неизбежно проголодается до дистрофии, а то и кремации: Кали-юга.

    Теперь – о способе подачи материала, стиле изложения. У Цветаевой: «Всегда иноскажи». Сейчас слишком часто проза заменяется суррогатной публицистикой; слишком часто стол – это стол, а матрос с бабой и водкой – матрос с бабой и водкой. Становится смертельно скучно, до «Других берегов» не доплыть – захлебнешься нечистотами.
    «Главное – не что, главное – как», хотя многие с этим и спорят, и к их доводам стоит прислушаться. Однако ЧТО без КАК – не более чем русский язык как иностранный.

    Словоблудствовать же о возможном издании книг большинства рифмователей и верлибристов (рука не поднимается обозначить 80-тысячный, как пишут, «лагерь», поэтами) попросту абсурдно, однако разговоры на тему «Ах, как сложно сейчас издать стихи» - попросту смешны. КАКИЕ СТИХИ? «Хочешь поговорить об этом?» - исключительно с психиатром.

    Чтоб «быть писателем», не нужно обязательно следовать чеховскому совету «до Нижнего, а оттуда – по Волге, по Каме…». Не обязательно и громить стены так называемого писательского кабинета – нет ничего такого, чего нельзя было бы выдумать: вопрос лишь в том, ради чего и каким образом. И даже если небесталанный автор приносит в издательство небезынтересную рукопись с ошибками, обычно ее отправляют в корзину, так как «а» вместо «о» и отсутствие элементарных запятых мешают восприятию «шедевра». Музыкант с детства играет гаммы, с юных лет ставят руку и будущему рисовальщику. Мастерства не существует без ремесла по умолчанию, как не существует любви – без эмпатии. В тех же воспоминаниях о Чехове Л. Авилова говорит о семейном счастье как о чрезвычайно редком прихотливом растении, которому требуется «постоянный, очень заботливый уход». То же относится и к счастливой (качественной) Литературе; «литпроцесс» не при чем.

     

    Наталья Рубанова [12.07.06 17:55]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • М.П. (Наталья Рубанова).
  • Обновлена страница Марины Палей в "Новом мире".

    Марина Палей - прозаик, переводчик, сценарист.

    Родилась в Петербурге. По ее уточнению - в Ингерманландии.

    Пришла в литературу, будучи врачом. Дебютировала повестью "Евгеша и Аннушка" ("Знамя", № 7, 1990), сделавшей ее известным писателем.. В 1991 году "Новый мир" опубликовал еще более яркую повесть Марины "Кабирия с Обводного канала". В том же году, в Москве, вышла ее первая книга прозы - "Отделение пропащих" – и тогда же Марина с отличием закончила отделение критики Литературного института.

    В 1998 году, в петербургской серии "Мастер", была напечатана вторая ее книга - "Месторождение ветра" (своеобразный творческий итог "российского" периода).

    В 1995-м году Марина переехала в Нидерланды. В том же году в Роттердаме, на Story International Festival, eю был получен титул Russische Stijlprinses (Русская принцесса стиля).

    Затем последовали книги: "Long Distance, или Славянский акцент", 2000, Вагриус (первая публикация: "Новый мир", №№ 1-5, 2000) и роман "Ланч", 2000, Инапресс (первая публикация: "Волга", № 4, 2000) - Букеровский шортлист-2000. Готовятся к публикации книги "Волчий язык" и "Клеменс".

    Её проза переведена на английский, финский, немецкий, шведский, японский, итальянский, нидерландский, словацкий, словенский, латышский языки.

    Сама она переводит поэзию с итальянского, нидерландского, новогреческого, английского и словенского языков, а также нидерландскую прозу.

    Член Российского ПЕН-центра, а также Российского и Нидерландского союзов писателей (Vereniging van Schrijvers en Vertalers).

    Является моделью, дизайнером и художником-постановщиком в студии Koninklijke Academie van Beeldende Kunsten (Королевской Академии Изобразительных Искусств; Гаага). Автор арт-проектов: Royal Ray, Elysium Excentrique и Photo-Theatre: Marina Palei - куда входят, в частности, фотогалереи с включением элементов театра и кинематографа.

    Формируя оригинальный и целостный арт-стиль, органично соединяет исполнение своих текстов с музыкой и фотоизображениями. На этих изображениях выступает как объект разнообразных имиджей (фотограф - Silvana Wedemann). Создаёт собственный арт-перфоманс в жанре one-person-show.

    http://magazines.russ.ru/novyi_mi/redkol/paley/paley.html

     

    Наталья Рубанова [29.05.06 13:28]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Точка, точка, запятая... (Наталья Рубанова).
  • Дорогие (новые) авторы!
    Редактор - тоже человек. Ставьте, пожалуйста, запятые сами, и заглядывайте в орфографический словарь. Есть еще сайт gramota.ru. Невозможно же читать с ошибками, стирается ощущение от ЛЮБОГО текста, даже неплохого - это закон. О том же как-то писала и Анна Болкисева. И еще: "он", "что" etc. три раза в одном предложении - нельзя, невозможно, немыслимо.
    Ваша Н.Р.

     

    Наталья Рубанова [03.05.06 18:44]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Великий, могучий… и такой - тоже (Наталья Рубанова).
  • Есть у меня файл, мини-собрание «перлов». Что пока еще заставляет ползти вверх брови, так это удивительное скудоумие пишущих сие: бессмертное. Но самое безумное, что пишут ОНИ всё это на полном серьезе. Ниже – отрывочки, когда «язык мой» становится «врагом моим».


    «Работы разрешено проводить без перевода лесных земель в нелесные в лесах I группы, относящихся к ведению Шилкинского сельского лесхоза».

    «Как напоминает AK&M, в начале февраля 2006 г. Eurasia приобрела лицензию на разработку месторождений: "Волчетундра", "Мончетундра" и "Западная Имандра"».

    «31-летний мужчина, находясь в состоянии алкогольного опьянения, попытался воспрепятствовать работникам службы благоустройства, срезавшим ветки с деревьев. Злоумышленник требовал от рабочих, чтобы они прекратили работу, и ногой разбил прожектор, которым освещалось место деятельности».

    К чему публикую именно здесь «шедевры»? Наверное, от тщетности попыток перешагнуть раз и навсегда через многочисленные канцеляризмы. Увы, неистребимые. А ведь КТО-ТО придумал И ЭТОТ «язык», и ЭТИ названия. Так бы его и… Помните, у Пелевина – «Станция КРЕМАТОВО»? Не так уж и простебался Виктор Олегович.

     

    Наталья Рубанова [03.05.06 12:52]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Возможность Уэльбека (Наталья Рубанова).
  • - Что там у вас происходит во Франции?
    - Да ничего почти не происходит.


    Он не собирается бросать курить, а еще - обожает читать и спать: даже не знает, что из – больше. Он стал когда-то агрономом лишь потому, что не понимал, кем хочет стать на самом деле. С годами сие прошло. У «возмутителя мировой общественности», упакованного в уютные, слегка помятые брюки и джемпер цвета рыжеватой осенней листвы, слабые глаза: вспышки многочисленных фотоаппаратов мешают, и он говорит об этом: фанаты и эсмэишники отступают. А через час ему прощаешь даже то, что он не любит Набокова: «Да, я считаю его манерным. Он нервирует. Я не могу его читать, он меня раздражает очень быстро, ничего не могу поделать…» (скорее всего, это происходит от того, что Уэльбек, как ни парадоксально звучит, решил для себя, будто автору непозволительно издеваться над читателем). Или издевку над собственным творчеством/криэйторством (as you like), впрочем, искреннюю – тоже прощаешь: «Когда-то я мечтал, чтоб мои книги продавались, искал успеха. Но когда ты заработал достаточно денег, можно и остановиться. Но, увы, это невозможно. Двоякое отношение к…» - впрочем, несмотря на излишнюю хорохористость, касающуюся якобы меркантильности, не писать он уже не может: коготок-то увяз. Он не осчастливливает ответом некую незнакомку из зала, любопытствующую, была ли в «жизни звезды» такая женщина, как Валери из «Платформы»: «На такие вопросы я всегда вру… - улыбается «звезда», чуть разводя руки. - Но поскольку вы так милы… Не буду отвечать! Впрочем, был прообраз, и я им вдохновился…».
    Уэльбека, приехавшего в Масскву (как отрапортовали уже наши СМИ) якобы для того, чтобы на примерах столичных магазинов «изучать классовое расслоение россиян», автора текстов, благодаря которым он был «удостоен» судебных исков, часто оправданно называют пессимистом, одним из самых мрачных писателей Эпохи Цинизма нескончаемой Кали-Юги. Сам же Мишель Уэльбек обозначает себя «активным пессимистом» и зачем-то уверяет нас: «Я не такой уж депрессивный тип! И я довольно часто улыбаюсь. Это происходит безотчетно». Что же касается рассейского «классового расслоения», то у г-на Мишеля «нет четкой методики», чтобы писать об этом: «Я не социолог, я только играю в него – однако мне бывает интересно, что же происходит в другой стране: поэтому-то я здесь».
    Пожалуй, именно любопытство и подвигает автора нашумевших романов и довольно трогательных –совершенно простых - стихов (которые он, по признанию, «пишет нерегулярно, время от времени») заниматься тем, что называется встречами с читателями (но это вам не какой-нибудь литвечер, на который вы пришли по необходимости и, зевая, в который раз зарекаетесь ни ногой на подобные сейшны…). «Лежа на полу я смиренно слежу за восходящим солнцем», - читает он наизусть (учитесь, настоящие поэты!) на ласкающем слух французском; периодически пьет минералку, и снова читает, читает, читает стихи, – а я смотрю на экран, где для меня и таких же, как я, невежд, переводят на великий могучий: «Прикосновение женских рук лишено всякого смысла. Однако по-прежнему желанно», «И так будет продолжаться день за днем до самого конца мира…». Как верно подметил к месту и ни к месту саркастичный ведущий Сергей Пархоменко, чтобы в двадцать-то первом веке слушали твои стихи в большом зале, надо написать кучу романов. Та-а-ких, знаете ли, романов!… Да шоб усэ закачалыса.
    Кстати, о всяком разном: тема секса в прозе г-на Мишеля периодически не давала то одному, то другому, сидящему в зале, покоя. Скорее всего, Уэльбек вернется во Францию с ощущением, что в эСэНГэ sex все-таки распространен, и даже ЭТА СТРАНА – не исключение. «В моих книгах так много секса потому, что ЭТО – тоже отражение жизни, а отражение жизни – одна из функций романа. Если ЭТО важно в жизни, ЭТО должно быть выражено и в литературе». Однако народ на сем не успокаивается: «Что вы делаете, - язвит Пархоменко, читая записку; особенно умиляют его подписи типа «Спасибо, Ольга», на что он каждый раз бурно реагирует, - чтобы привлечь внимание понравившейся вам женщины?» - «Не знаю, мне никогда этого не удавалось. Не нашел я методики. Не знаю…» - отвечает честно г-н Мишель. Чем будоражит как весь зал, так и всего ведущего: «Я думаю, это самое важное признание, которое мог сделать Мишель Уэльбек в России!» - смех сквозь слезы. Но дальше – больше. Кто-то интересуется, часто ли посещают писателя влюбленности, на что тот отвечает: «Народу много, а тема довольно интимная…» - в зале постоянно посмеиваются; в зале комфортно, и даже разговоры о смерти, о которой так часто пишет Уэльбек, и которая осталась, пожалуй, его единственным табу (только над ней он еще не смеялся), не вызывают приступа раздражения вопиющей вселенской «несправедливостью». В вопросах же морали (ничто человеческое не чуждо) он называет себя учеником и верным последователем Шопенгауэра и считает само понятие – «мораль» - очень даже метафизическим.
    Далее следуют псевдопровокации: «Человек – это мерзко? Ничтожно? К кому вы обращаетесь в своих книгах?» - «К людям. Пока, - пожимает плечами тот, чье имя навсегда будет связано с запахом скандала. – К любому существу, умеющему читать. Это не шутка. Но я не настолько люблю людей: можно было изобрести чего-нибудь и получше». А люди не отстают: «Кто вы в вашем «Мире как супермаркете»? Продавец, товар, бренд?» - «Я всегда с клиентом себя ассоциировал, - склоняет голову. – Я… в общем… да… Продаюсь в супермаркетах… Стихи, карманное издание такое… И я рад этому».
    Без вопроса о смерти литературы (смерти автора etc.) тоже, как водится, не обходится ни одно «приличное сборище» с писателем в главной роли. «Современная литература умерла?» - допытываются умники. «Современная литература не умерла. Я же есть!» - смеется смиренный автор, а потом слегка озадачивается. Любопытство народа нашего, так любящего считать чужие деньги, неистребимо: теперь вот у г-на Мишеля спрашивают, на что он потратит свой гонорар в миллион евро. «Э-э-…» - тянет. Вопрос застает врасплох, и на помощь приходит ведущий: «Мишель же сказал, что будет ходить у нас по магазинам – значит, от гонорара ничего не останется!» Однако у Уэльбека есть более нормальные желания, нежели спускание «бабок» в столичных шопах: он хочет построить дом, который соответствовал бы именно его представлениям о доме. Признается, что очень любит архитектуру и, если б не писательская карьера (здесь именно это слово), то непременно стал бы архитектором, хотя… на самом-то деле, положа руку на сердце, не очень уверен: «Не знаю… Моя первая профессия – приходить в издательские дома; меня издатели принимали… И ничего другого я бы придумать не смог. Если б от писательства меня спас статус чиновника, ничего хорошего из этого бы не вышло. Мне повезло. Очень повезло…».
    Потом кто-то с маниакальным любопытством поиинтересовался, что все-таки может быть страшнее смерти. «Страдание страшнее смерти, это же совсем просто…» - пожимает плечами Уэльбек, и, отвечая еще на какую-то банальность, говорит о том, будто одну нелепую фразу, использованную в новом романе «Возможность острова», вычитал в женском журнальчике. Вот она: «Жизнь начинается в 50, а заканчивается в 40», - и Уэльбеку хочется довести все до полного абсурда, что он и делает, приподнимая маску, которой вроде бы и нет: «Ох, как бы глупость не сказать…» - он естествен, это подкупает – быть может, именно поэтому личная жизнь писателя не дает никому покоя. И вот уже кто-то безумно хочет знать, важнее ли для г-на автора «острота чувств или гармония с любимой», а также «мир внутри себя или гармония в государстве». Нетрудно догадаться, что для Уэльбека «частная жизнь гораздо важнее всякой политики; взаимоотношения – самое главное». А какой-то особо одаренный читатель, не избежавший укола Пархоменко, поинтересовался, почему же роман «Платформа» назван «Платформой», хотя в тексте этого слова нет? «Как внимательно вас читают!» - смеется ведущий. «Потому что, - спокойно объясняет Уэльбек, - в книге больше всего мне нравится эпизод (за исключением последних страниц, конечно), когда рассказчик видит маленького мальчика, поднимающегося на платформу и не решающегося прыгнуть… Это ведь еще и от поэтической платформы, фантасмагорической…».
    Мировая политика в отношении нашей необъятной страны автора мало занимает; он обходит мычанием вопрос о негативном отношении Запада к России и геополитике: «Я не очень информирован… Я вообще не понимаю, что это за геополитические интересы»… – смех в зале, переходящий в вопрос об успехе. «Поначалу, - говорит Уэльбек, - кажется, что ты только из ТВ вылез. Странно! Все смотрят на тебя как на.. не знаю что… И тебя нельзя потрогать… Странное ощущение». Дознание же о писательском отпуске не отличается оригинальностью, как, впрочем, и большинство ответов Уэльбека, что не делает вечер, тем не менее, ни капли скучным: «Я читаю. Стал недавно водить машину. Приятно поездить по городкам Франции, они очень милы… Много времени играю со своей собакой»…
    Под занавес кто-то задает ему вопрос о пресловутой свободе творчества: «Что делать, если другой автор использует тебя в качестве персонажа… как Бегбедер?» – «В конце концов к этому привыкаешь и даже перестаешь читать… а про Бегбедера я не знал даже!» - удивляется Уэльбек. Что же касается другой «свободы», то многих занимал вопрос, каким образом роман «Возможность острова» попал к критикам раньше, нежели в продажу. «Понятия не имею, - разводит руками Уэльбек и смеется. - Предательство! Но это не я, не я – точно!».
    А самый последний «интерес» был вот каким: «Мишель, что вы думаете о расселении в космосе? Необходимо ли бегство от земных проблем?». Как оказалось, Мишель, хотя особо о том и не думает, однако относится к сему крайне положительно: «Прекрасная мысль! - восклицает он. – Я бы с удовольствием и сам.. Но есть некоторые технические проблемы… Да и скорость света накладывает ограничения… Но было бы прекрасно! Хотя… эта проблема сложнее даже проблемы смерти…».

    PS
    Мсье обещал автографы. Понимая, что просить закорючку у знаменитости, по меньшей мере, дурной тон, я, тем не менее, попалась на удочку «разглядеть мэтра поближе». И разглядела: чудом не задавленная двинувшейся на меня некоей пышной Russian Woman, я в миг оказалась плотно прижатой к столу, за которым уже сидел Уэльбек, и поймала на себе его усталый взгляд - и захотелось потрепать его за волосы, обманув волшебным «Всё будет хорошо!» - настолько грустными показались зрачки.
    «For Natali – Michel Houellebecq» - выводит он на только что купленной мной книге тонким капиллярным стержнем. «Я живу для того, чтобы Борхес мог писать свои книги», - это высказывание Борхеса часто цитируют. И, как бы ни был циничен г-н Мишель, боюсь, он думает то же самое. Срывает аплодисменты, между прочим!

    © Наталья Рубанова,
    17 апреля 2006

     

    Наталья Рубанова [24.04.06 15:26]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • О пользе Ex libris*a (Наталья Рубанова).
  • Всем - добрый день. Ежли кто не прочитал случайно в прошлом Ex libris*e о том, что в столицу нашей ррродины прилетел Мишель Уэльбек, то - читайте здесь ;) Он сегодня выступает в Политехническом музее в 19.00 (1 или 9 подъезд), завтра - во столько же - в "Клубе на Брестской"; потом еще где-то, а в субботу будет в Северной Столице.

     

    Наталья Рубанова [17.04.06 12:59]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Изба-читальня, или Журнальный зал РЖ (Наталья Рубанова).
  • Всем - добрый день. В последних сообщениях все друг другу что-то (не)советуют читать. Так вот, обращаю внимание тех, кто еще не заметил в Журнальном зале РЖ эссе Марины Палей - оно на главной странице, наверху: ВЗЛЁТ НООСФЕРЫ, или КОВЧЕГ РУНЕТА.
    Вообще, проза Палей удивительно тонкая и музыкальная. Ее тексты - цветаевского корня, хотя у той "стихи не льются, а рвутся"; впрочем, о вкусах спорить бесполезно, как бесполезно и иным толстокожим критикам объяснять что-либо: МАМА МЫЛА РАМУ - вот это "по-ихнему", извините.

    P.S. Что же касается эссеистики, то сейчас это наиболее востребованный жанр в литжурналах (проза, а особенно стихи, - "мешками" стоят: так мне сказали еще лет десять назад, когда я, наивная, свои опусы в один из небезызвестных "толстяков" принесла). Вообще, редакторская этика - тема для отдельного разговора, вам не кажется?
    Ваша Н.Р.

     

    Наталья Рубанова [11.04.06 11:28]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Отрывок из книги Людмилы Коль «Там, где звенят сосны» (Наталья Рубанова).
  • Это - «ноукомментовский» отрывок из действительно ЗВЕНЯЩЕЙ, очень колоритной книги Людмилы Коль, потому как описываемые события до боли знакомы едва ли не каждому пишущему хотя б отчасти. Особенно – пишущей. Женщине: особая «порода».
    Русская писательница Людмила Коль живет в Финляндии, издает журнал LiteraruS – в Москве ее «…сосны», кстати, продаются в книжном у культурного центра «Русское зарубежье» на Нижней Радищевской, 2. Я прочитала эту книгу в один присест: создавать новые миры из, в общем-то, обыденного, и называется, наверное, писательским даром. Но в сем отрывке – совсем, совсем, увы, о другом! И, самое главное, нет тому конца…
    Ваша Н.Р.

    ***

    « - Понимаете, литература создается по определенным правилам, которые следует выполнять, - популярно объяснили мне в Москве в одном известном издательстве, вежливо меня выслушав. – Мы – предприятие коммерческое. Ну как мы вас поставим на конвейер? Ведь вы же хотите писать только то, что хотите?
    - Ну, да, я хочу писать только то, что я хочу…
    - Вот именно. А существует определенный набор правил, которые нужно выполнять, чтобы вас можно было поставить на конвейер, - терпеливо повторили мне еще раз и на прощание добавили: - Пишите детективы, боевики, тогда и приходите к нам…
    - Какую прозу вы пишете? Женскую? Устарело.
    - У меня есть роман-эссе о послевоенном времени вплоть до настоящего… - перечисляю я свои темы в другом издательстве.
    - Ушло в прошлое…
    - Об интеграции…
    - Что это такое?
    - Или сексуальный роман, - спешу я исправить положение. – называется 2Аня, Киска, Неливанна»…
    - Это другое дело! Сколько таких романов вы уже написали?
    - Один!
    - А как же мы сделаем из вас серию?
    - Серию? – не понимаю я.
    - Да, серию! Каждый наш автор – это серия! Вот Маринина – это серия, Донцова – это серия… А вы – что?
    - Но мой роман – это совсем не серия и не может быть серией! Это социальный роман!
    - Вот именно! Об этом и речь. Напишите серию.
    - Вы сами подумайте, как я смогу продать вашу «Киску» на периферии? – озадачил меня вопросом один известный издатель. – Ведь мы же в основном продаем наши книги там. А кто там будет читать такой роман? К какому жанру его отнести? К любовному? К сексуальному? К приключенческому?
    - Либо ты становишься на поток и делаешь то, что от тебя требуется, либо оставайся навсегда со своими книжками несерийного производства, - доходчиво разъяснил мне знакомый литературный критик. – Теперь по-другому не пишут. Поэтому ты должна сама решить, что тебе больше подходит.
    То же самое повторил один из некогда довольно известных, а ныне пребывающих на пенсии писателей:
    - На самом деле все несложно, просто есть некие правила игры, которые надо знать. Но ведь вы же этого не хотите делать.
    Первый вопрос, который задавали мне все, кто пришел на мой творческий вечер в Центральный дом литераторов в Москве – Малый зал был полон, - где купить мои книги. Тот же вопрос мне задавали во Франции.
    - Я пишу сейчас о Финляндии, - звоню я в очередной паблишинг хаус.
    - Ну, этим вы не заинтересуете!.. – Отмахиваются и кладут трубку.
    На этом я иссякаю.
    Но не останавливаюсь! Я упряма».

     

    Наталья Рубанова [09.04.06 23:53]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Что скажете? (Наталья Рубанова).
  • Интересно было бы узнать мнение "ТЗ" по поводу этих текстов.
    Ваша Н.Р.

    http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=10790&pid=0

    http://www.ijp.ru/show/pr.php?failn=04501400547&janr=5

     

    Наталья Рубанова [05.04.06 17:19]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()


  • Скажи, где твой «the book», или Четверг обитания (Наталья Рубанова).
  • Что разбрасывать камни, что собирать, едино: времени нет. Его всегда мало, не хватает или оно уже занято – «там» и «потом», хотя «здесь и сейчас» растрачивается подчас попусту. Знаете, что советовала та же Вероника Долина в одном из интервью? Вставать пораньше. Чтоб день случался длинный и наполненный. Чтоб на всё про всё хватило Двуногого Прямоходящего вроде как Sapiens*a - особенно в таком граде-государстве, как Массква-ква-ква, спасибо Василь Палычу за уместный стёб. «Но о чем это она, черт возьми?» - спросите вы, а я обязана буду держать марку: по идее, New Editor должно б звучать гордо, аки «человече» чеховское. Впрочем, танцуем от печки…
    Последнее время невольно задумываешься: попадись мне лет 10-12 назад та среда (четверг?) обитания, которая б исподволь направила мои только что слепленные буковки в нужное (исходя из задатков) русло, всё было б проще. Мягче. Быстрей. Однако нужной среды не существовало (преобладал… четверг), но буковки тем не менее жили сами по себе. К чему клоню: да, повезло с домашней библиотекой, поэтому школьная программка по литературе была, что называется, «послана», хотя и с горем пополам прочитана. Позже повезло и с учебным заведением, где люди не только отличали «ре» от «ре-диеза» и пили горячительные напитки, но даже кое-что читали – там и «подсела» на Набокова. Теперь думаешь: а если б не он, В.В., как все сложилось бы? Я перечитывала пресловутую «Лолиту» (та ходила еще в «провинциальных редкостях») три раза, учась «на ней» писать – не буквально, конечно. Сюжет, кстати, меньше всего занимал, и вся эта нимфеточность казалась игрушечной по сравнению с удивительно сочными, настоящими абзацами и уникальной Игрой В Слова - ну кто ТАК еще может? Никто-никто-никто-кто-то-то-то… (Отсюда – любимое «Не важно – О ЧЁМ. Главное – КАК»).
    Эхо Набокова, до сих пор различимое в Книжных Горах (по статистике, выловленной недавно в Сети, человек за период того, что кто-то назовет жизнью, а кто-то – существованием, прочитывает от двух до пяти тысяч книг), еще аукается. Мы – не только То, что мы едим. Мы еще и то, что читаем (etc.). На первый взгляд, банальная истина. Но если учесть, что столько-то времени отдается «барщине», столько-то – сну, немало - «презренному быту», еще энная сумма – cемье в любом ее проявлении, еще какая-то часть – растительному отдыху и всяческим отвлечениям от бесконечного «должен» etc., то подсчитайте, сколько часов в сутки остается на книги, и что теми самыми «книгами» называть стоит, а что – нет (макулатура многочисленных издательских проектов, естественно, сразу отсекается). Особенно важно это для writer”a: ведь, как говорят, «для того, чтобы танцевать, надо танцевать», а для того, чтобы писать, надо не только марать бумагу или Документ Microsoft Word, но еще и читать. Много. И неплохо, если книжный хаос структурируется со временем в нечто членораздельное. Сама я читала в юности безо всяких систем, и только при поступлении в заведение под названием – страшно сказать, каким ;) - Литинститут (однако ж не добрала аккурат балла) начала классифицировать литературу на «роды», «виды» и «подвиды», которые, по счастию, не очень-то помню - и иже с ними. И все-таки именно the book приучила к письму: не сразу коготок за коготком увязал в дурманящей трясине букв и слогов (которые были важнее слов: сам звук, музыкальность фразы, пусть нарочито «рваной» – поэтому смысл казался вторичен), решаясь на собственный «продукт» - когда-то лучше, когда-то хуже.
    Именно поэтому – за понятным неимением времени не- и простого смертного на чтение всего и вся – мне, сорри, «ot fonarja» захотелось (будем считать это первым виртуальным «зазнакомным тостом») перечислить здесь хоть какие-то книги, которые давно, очень давно или недавно показались значимыми, и на которые не жаль времени (классика вне списка – ну нет смысла про «…Онегина» уже, а вот что касается «Дао дэ цзина» и кое-чего еще – … не удержалась). Делается же это исключительно для того, чтоб начертать на воображаемом песке направление движения для ищущего в ежедневном «четверге» свою Среду Обитания (особенно для нефилолога, у которого коготок только начинает увязать во всех этих словесах), а также невольно вызвать кивок или (не)понимающую ухмылку пишущего «со стажем», которому, конечно же, ничего уже не поможет ;) Кстати, у любого не-только-редактора «живет» давным-давно подобный список – в общем, господа, Бог велел делиться ;)
    Ваша Н.Р.



    1. Дао да цзин
    2. Тибетская книга мертвых
    3. Лобсанг Рампа
    4. Станислав Гроф, «Надличностное вИдение»
    5. Тимоти Лири. «Семь языков Бога»
    6. Макс Фриш, «Назову себя Гантенбайн»
    7. Анастасия Гостева, «Притон просветленных»; стихи
    8. Ольга Арефьева, стихи
    9. Эргали Гер, «Дар слова» («Сказки до скончания века»…)
    10. Катрин Панколь, «Я была первой»
    11. Елена Сазанович, «Прекрасная мельничиха»
    12. Валерия Нарбикова, «План первого лица. И второго», «Шепот шума»
    13. Эльфрида Елинек, «Любовницы»
    14. Набоков, «Истинная жизнь Себастьяна Найта»
    15. Бродский, «Нобелевская лекция», «Писатель в тюрьме» и др.
    16. Милан Кундера, «Книга смеха и забвения»; эссе «Нарушенные завещания»
    17. Веничка Ерофеев, «Москва-Петушки», «Записки психопата».
    18. Виктор Ерофеев, «Русская красавица»; эссе
    19. Вл.Сорокин, «Тридцатая любовь Марины»; + пьесы
    20. Мишель Уэльбек, «Платформа»; сборник эссе «Мир как супермаркет»
    21. Фредерик Бегбедер, «99 франков»
    22. Максанс Фермин, «Снег»
    23. Наталья Иванова, «Невеста Букера» (сборник критических статей)
    24. Виктор Пелевин, «Желтая стрела»; р-з «Ника»
    25. Даниил Хармс - дневники
    26. Натали Саррот, «Здесь», «Откройте», «Тропизмы», «Золотые плоды»
    27. Х. Вассму. «Книга Дины»
    28. Сей Сёнагон, «Записки у изголовья»
    29. Хулио Кортасар. «Местечко, которое называется Киндберг», «Сиеста вдвоем»
    30. Жак Кокто. «Портреты-воспоминания»
    31. Карл Юнг, «Божественный ребенок», «Психоанализ и искусство»
    32. Эрих Фромм, «Искусство любить»
    33. Эжен Ионеско, «Противоядия»
    34. Дж. Оруэлл, «Скотный двор»
    35. Платонов, «Котлован»
    36. Александр Минчин, «Факультет патологии» (особенно для окончивших филфак)
    37. Соломон Волков, «Страсти по Чайковскому»
    38. Оскар Уайльд, «Тюремная исповедь»
    39. Вирджиния Вульф, «Орландо»
    40. Анна Старобинец, «Переходный возраст»
    41. Мих. Шишкин, «Венерин волос»
    42. Стивен Кинг, «Как писать книги»
    43. Морис Бланшо, «Пространство литературы»
    44. Эрик Сигал, «История любви»
    45. Владислав Ходасевич, «Некрополь»
    46. Генри Миллер, «Сексус», «Тропик рака»
    47. Борис Виан, «Пена дней»
    48. В. Розанов.
    49. Лев Шестов, «Апофеоз беспочвенности» (!)
    50. Чарльз Буковски.
    51. Э.Лимонов, «Это я – Эдичка»
    52. Марина Палей, «Евгеша и Аннушка», «Рейс»
    53. Михаил Веллер, «Технология рассказа»
    54. Нора Галь, «Слово живое и мертвое»
    55. Маруся Климова, «Моя история русской литературы» - etc., etc., etc.

     

    Наталья Рубанова [04.04.06 14:09]


    Warning: mysql_num_rows(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 863

    Warning: mysql_fetch_row(): supplied argument is not a valid MySQL result resource in /var/www/kbandar/data/www/lito1.ru/fucktions.php on line 864
    Оставить комментарии | Прочесть с комментариями ()




    архив сообщений 1-13





    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.