п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Дневник редакции. Размышления, впечатления, новости. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Об авторе | Блог
    Евгений Сухарев:

    МОЙ ДРАГОЦЕННЫЙ ЛЮДВИК АШКЕНАЗИ  


    2006-02-20 10:44:13.

    Я читаю его сорок лет. С тех самых пор, когда нашел в родительской библиотеке «Детские этюды» — маленький сборничек выпустило на русском языке чешское издательство «Корвина». А потом, я очень хорошо помню, любимым моим занятием было — листать черно-белый фотоальбом с его стихами, переведенными на английский… Английского я тогда не знал, потом принялся учить — сперва в школе, потом в институте, — теперь мне пришлось бы все начинать сначала. Но зато у меня был тот самый фотоальбом с чудной тайнописью на каждой странице…
    Потом была еще одна книга, называлась она «Всюду встречались мне люди» — и все, Ашкенази у нас больше не выходил… Потому что за «пражской весной» шестьдесят восьмого наступила «пражская осень», а за нею и двадцатилетние «заморозки»… Людвик Ашкенази уехал в Западную Германию; другой замечательный писатель, Ян Отченашек, которому послевоенная европейская проза многим обязана за повесть «Ромео, Джульетта и тьма» — историю любви чешской Анны Франк — ослеп от потрясения, тяжко болел и довольно скоро умер.
    Людвик Ашкенази, прошедший почти всю Вторую мировую войну в рядах Чешского антифашистского корпуса, рядом с советскими солдатами, скончавшийся в эмиграции в 1986 году, у нас больше не издавался; считайте, уже треть столетия нет его книг, — даже во время горбачевской перестройки, когда все жили открытиями и возвращениями. Должен был «возвратиться» и он, должен был вспомниться его мягкий иудейский юмор, приправленный едкостью Ярослава Гашека и мудростью Карела Чапека…
    Для нынешних наших писателей его литература — пустой звук. Его книга «Всюду встречались мне люди», подарок уехавших эмиграцию друзей, для меня драгоценна.
    24 февраля Людвику Ашкенази исполнилось бы 85 лет.
    Давайте вспомним хотя бы один его рассказ.

    НО ПОЗВОЛЬТЕ…

    Один человек на допросе в гестапо упомянул между прочим некоего Иозефа Зматлика, бухгалтера чешского банка «Унион». Он сказал что-то вроде: «Иду я, вдруг вижу — Зматлик». А может быть: «Смотрю, идет Зматлик».
    Комиссар тут же прервал допрос, позвонил, и два корректного вида господина немедленно поехали в чешский банк «Унион» за этим самым Зматликом.
    Они доставили его меньше чем через час, откозыряли и ушли, чтобы не задерживать допроса.
    Зматлик был, что называется, приличный человек. Он никогда ни во что не впутывался, здоровался издали, с улыбкой, и снимал шляпу, даже если для этого не было причин. Всегда он выглядел так, будто только что вышел из химчистки: зубы чистил три раза в день, ботинки — не менее шести раз — специальной тряпочкой с монограммой И. З., сосал мятные конфетки и не употреблял алкоголя.
    Он был даже немного похож на комиссара: та же целеустремленная собранность в выражении, та же обходительность.
    Комиссар тоже любил порядок и быстрое рассмотрение дел. Если во время допроса произносилось чье-либо имя, он тотчас же приказывал — арестовать этого человека на всякий случай.
    По профессии он был продавцом и сейчас любил мечтать, как к нему приведут кого-нибудь из бывших покупателей и он скажет: «Also siehste, Schwesnkerl?»* Но этого еще ни разу не случилось, и ему было о чем мечтать.
    Комиссар применял простой, но тем более гениальный метод: прежде чем приступить к допросу, он всякий раз оглушал допрашиваемого пощечинами, создавая тем самым благоприятную атмосферу. Панибратства он не переносил.
    Так же пошло дело и с Иозефом Зматликом, бухгалтером чешского банка «Унион».
    Комиссар поздоровался с ним, пожал руку и с любопытством всмотрелся — не покупатель ли Зматлик фирмы «Бр. Шлезингер, галантерейные и модные товары». Убедившись, что и на этот раз судьба ему не улыбнулась, он предложил Зматлику кресло, но, прежде чем тот успел сесть, внезапно отвесил ему такую оплеуху, что даже швейцар на улице проснулся. Воспользовавшись ошеломлением Зматлика, он включил секундомер и, обретя душевное равновесие, закурил сигарету.
    И тут, впервые в его практике, произошло нечто странное. Зматлик покачнулся с выражением только что разбуженного человека, затем взглянул на комиссара голубыми, словно незабудки, глазами. Запахло мятными конфетками, и он произнес этаким слабым, удивленным, как бы детским голосом:
    — Но позвольте… господин комиссар…
    Потом упал и умер.
    Комиссар был поражен. Он сокрушенно стоял над Зматликом, разглядывая свою волосатую руку с обручальным кольцом; затем позвонил и собрал своих подчиненных: их было двенадцать человек.
    — Дети, смотрите, что случилось, — огорченно сказал он. — Прошу вас, дети, не теряйте чувства меры, даже в нашей профессии нельзя доходить до крайностей. Мы живем в такую великую эпоху, что даже о пощечинах необходимо думать. Думать, дети мои, думать.
    Заметив, что эти серьезные слова несколько опечалили двенадцать его подчиненных, он решил их немного развеселить и сказал:
    — Посмотрите, господа, какой удивленный вид у этого проходимца даже после смерти. Этот проходимец теперь будет удивляться вечно. Унесите его, пожалуйста, господа; пусть здесь останутся Энгельмюллер и Кокошка. Я приглашаю вас на рюмку коньяку.
    --------------
    *Ну, видишь, свинья? (нем.).

  • Код для вставки в блог:



    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    « : »:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







  • СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.