п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Первый шаг. Обсуждение текстов начинающих авторов. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Обсуждение: Cтанислав Кенгуров

    Cтанислав Кенгуров: "Скользящие нити *"

    [i](из цикла "Сверкания луковицы")[/i]

    Мы сидим под низким потолком в придорожном доме одного старика. Он тихо, едва шевеля губами, поёт песню о своём доме, о той пустой войне, где проживают призраки надежды, где под навесом из солнца рождается мир и мысли о той же войне. Он поёт о чужих прошлых чувствах и если можно рождаться заново, то только здесь, в комнате под единственной крышей. Я говорил о чём-то постороннем, о своём новом знании, только чтобы услышать его слова «ты ушла, милая, снова ушла…»
    Это счастье наоборот, здесь нет мрака. За стеклом тропинка имеет перила и извивается прямо. Под землёй угадываются контуры старой ракеты, тропинка к дому тянется до самого неба. Я подумал о хирургическом шве, который не успел зарасти.
    Наверное, я не тот, за кого себя выдаю. Мне не достаёт терпения и молчания дня, я чужой в своём ворохе чувств и этот старик – мой верный путь… Небо смелых сшито из лоскутков, небо старости певучая нить, «безнадёжно укрытая нитка»… «Что меняется в мире, где не было нас, почему под навесом чернила»…
    …Но мы откажемся в очередной раз и побежим сквозь высокие горы. В ритме каменного кольца, не узнающего детей под Солнцем, мы узнаем своего дракона. И войдёт в наше горло великая цель, и не скажем мы больше ни слова. И тогда придёт счастье для всех, и будет небо для каждого
    Мы входили много раз в один и тот же дом. Дом стоял как бы на возвышенности; вокруг него текла небольшая речка. Время чаще было обеденное, и я мог рассмотреть, что у дома очень толстые стены. Если река уносила скользящую ленту прочь, то дом вбирал в себя окружающее пространство, его стены походили на губку в ярко-синей светящейся краске. Чужие запахи были в том доме, и хотя я не боялся и был готов войти туда много раз, I всегда меня останавливал.
    Впрочем, мне удалось сбежать. Я стоял в глубоком овраге, когда дверь дома была на уровне моих рук.
    Внутри я увидел огромные окна. Без тени на стене продолжали тикать часы, а в воздухе летали живые пылинки. На потолке их ловили 3 паука, и вместе они сплетали скатерть, которой не было никогда здесь. Это казалось мне таким простым и закономерным, что я ударился об печку и выбил горшок без дна.
    На маленькой скамейке лежали скрепки и всевозможные другие предметы – в темноте было не разобрать. Я не видел ничего после яркого солнца на улице, до фонарика было не дотянуться, и я свалился на рукопись пыльным мешком.
    …В истории было 2 героя – он и она. Вместе они оставались самыми хрупкими в окружающем мире. Небо и звёзды всегда были старыми, далёкое море никогда не принимало мир деревенских жителей; говорили, что их встречу привели морщины. Река отразила их стоящими среди высокой травы, и тёмное небо над головой отступило.
    Они рождались много раз и совершали предательство жизни, но не знали помрачение во всех сторонах. День скрадывал зелёное солнце, и они снова говорили правду, но свет уходил, и в сердце останавливался страх. И люди деревни жгли свои огни, а люди моря замирали в молчании, потому что никто не видел звёзд, но музыка шла сквозь горы. И казалось мне, что я среди этой музыки, в самом центре горы открываю новое Солнце, словно книгу чужую-невидимую. И росла у них дочь потерянная.
    Жители говорили, что он знает всё, но он знал лишь скользящие нити. К нему проделывали неблизкий путь, но сердце его не старилось. Люди жалели его, но он был в бесконечном сне. Каждый, кто приходил к нему второй раз, удивлялся своим переменам, только он всё равно не менялся.
    И когда мир перестал быть прежним, она вспомнила и повернулась к нему. Так случилась вторая их встреча.
    …В сердце из горного снега продолжали жить мысли, а в теле каменном мир рождался воспоминаниями. Он не знал, как рождается его сердце, и не знал он нитей скользящих, но видел их первыми. И текла в его теле тёплая кровь, и брала она жизнь по капле.
    И когда жизнь его исчезла, великий МИР пробудил он в себе. И отправилось его тело на корабли, где горели огни новой встречи. И отправился он сквозь горы мерцаниями…
    (в этот день, где умрут наши души
    и забьются в битве тела)
    «Я хочу узнать о ней, в которой спит моё сердце»…

  • 2009-02-28 21:46:35. Андрей Харчевников - против



  • 2009-02-28 17:49:00. Сергей Зубарев - против
    Бессилие с претензией


  • 2009-02-28 15:35:42. Елена Сафронова - против
    Пока что это фантасмагория ради фантасмагории. После "Сильмариллиона" в моду у фэнтэзистов и притворяющихся таковыми вошло мифотворчество о сотворении некоего Мира. Увы, далеко не всегда новые мифы похожи на "Сильмариллион", хотя и он - не очень легкое чтение, он ценен, скорее, как отличная имитация древнекельтских преданий...
    Помимо незавершенности сюжета (впечатление - как срез под микроскопом, "вываливающийся" далеко за пределы обзора), много претензий к стилистике и оформлению текста. "Небо и звёзды всегда были старыми, далёкое море никогда не принимало мир деревенских жителей; говорили, что их встречу привели морщины. Река отразила их стоящими среди высокой травы, и тёмное небо над головой отступило.
    Они рождались много раз и совершали предательство жизни, но не знали помрачение во всех сторонах". Я не пойму, о чем этот отрывок, никогда. Я ничего не вижу за нагромождением высокопарных и старомодных слов. Но я точно знаю, что нельзя "знать помрачение во всех сторонах". И использовать числительные в тексте в виде цифр. И давать "сказанию" такие странные названия - "сверкание луковицы". Еще бы назвали "Скрежет Млечного пути"...


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Cтанислав Кенгуров: Скользящие нити *»:
    Войти в систему

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







  • СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.