п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Первый шаг. Обсуждение текстов начинающих авторов. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Обсуждение: Сергей Лепешкин

    Сергей Лепешкин: "В поезде"

    В воздухе разносился стук колёс. Звенело рельсовое полотно. Звуки повторялись чуть ли не каждые две секунды. Отплясывали один и тот же танец десятки раз в минуту. Казалось, что только от этих стуков и трясся поезд.
    Смешиваясь с пространством, звуки заполняли собой всё: купе, в котором я сидел, стакан с наполовину выпитым чаем и даже тот безграничный мир, что лежал за мутноватым стеклом окна. Мне думалось, что только рельсы да непрестанно работающие механические колёса и оставались везде. Может, так оно и было.
    Я пытался уловить запах проносящегося поля, что раскинулось за твёрдой прозрачной плёнкой, которое садящееся солнце укрывало тёмно-оранжевым с алыми разводами полотенцем. Трава теряла свой цвет, сливаясь с едва различимыми огоньками большого земного озера, медленно закрывавшего свои уставшие глаза. И только солнце ещё излучало свет, ещё не стало тлеющим угольком на дне стремительно несущейся холодной реки. Я скорее душой, чем слухом, уловил тогда слабое-слабое шипение, доносившееся издалека, где раскалённый шар постепенно таял и, раскрасив края неба в нежно розовый, перламутровый цвет, исчез.
    В купе зажёгся мягкий бело-голубой свет. За стенами слышался легкий шорох: люди готовились спать. Рядом с моей дверью какой-то парень звал своего друга курить. Их расталкивала неудачливая продавщица, запоздавшая с предложением «свежие газеты, журналы, сканворды…».
    Ехал я без попутчиков, если не считать голосов, иногда рушивших тишину, да стуков в дверь, заставлявших меня волей не волей обращать внимание на жизнь вокруг. Но всё сразу стиралось из памяти, стоило лишь перевести взгляд на окно и поймать ускользающую ниточку мира и себя. Я выключил свет, чтобы на стекле не было ненужных размытых бликов.
    Небо превратилось в тёмно-синий плед с вкраплениями мерцающих звёзд, некоторые из которых тонули в сгустках разлившихся чернил – облаках, являвшихся отражениями оврагов, наполненных пришедшей ночью до самых краёв и боявшихся расплескать турмалиновые капли на поблёкшую траву, деревья, воду…
    Я сидел спиной к паровозу, венчавшему наш поезд. Надоело смотреть на рельсы и шпалы, растущие из воздуха прямо перед железным составом. И теперь я видел, как хвост длинного поезда, превратившегося в тёмный силуэт, изгибается на повороте. В вагонах много людей, но все они не знают, что рельсовое полотно исчезает за последним колесом. А что случится, если неведомый механизм однажды не сработает?
    Мной проведено здесь уже сотни дней, и каждый миг необходимо вновь и вновь доказывать, что ты человек, что ты – это ты, иначе растворишься в этой ночи или в соседствующем дне, или в людях, спящих за стенами. И всё равно нет шанса понять, зачем жить без прошлого, исчезающего ежесекундно и зачем смотреть в будущее, которое непременно упадёт вслед за тающими рельсами.
    Сколько раз мне обещали, что всё это кончится! И сколько раз я в это верил… Поезд должен остановиться хоть у какой-нибудь железнодорожной станции, хоть у какой! А стальные составы всё мчаться и мчаться: сквозь ветер и солнце, поля и бесконечные леса, людей и меня! Только изредка вдалеке увеличивающейся точкой показывается станция. Она приближается, и начинается дождь. На сером бетоне с пробоями стоит человек в плаще, а в руках держит чёрный зонт. Видя приближающийся поезд, он отворачивается, отходя подальше от белой почти стёршейся линии.
    И вот тогда, когда станция быстро проносится за окном, когда я вижу того человека, совершенно не двигающегося и не смотрящего вслед бегущим вагонам, мне кажется, что он то же…
    - Принести ещё чая? – стук в дверь и женский голос.
    - Лучше кофе, ведь ещё целая ночь впереди…

  • 2008-04-08 18:01:59. Алексей Караковский - за
    Нормальная зарисовка. Надеюсь, более крупные произведения у Вас не хуже. Единственное, пожалуй, Вам стоит обращать внимание на штампы в речи. "Раствориться в ночи" - это почти то же самое, что "любовь/кровь".


  • 2008-04-08 13:30:01. Лиене Ласма - против
    Что-то в этом есть, но мало. Воспринимается как отрывок, как незаконченное произведение. Неплохо бы развить тему.


  • 2008-04-08 13:11:59. Елена Сафронова - против
    Зарисовка. Незавершенная, к тому же весьма коряво сделанная. Образ поезда навяз в зубах. Пора находить ему новое прочтение - или просто отказываться от этого образа или фона повествования. Неинтересно.


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Сергей Лепешкин: В поезде»:
    Войти в систему

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







  • СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.