п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Первый шаг. Обсуждение текстов начинающих авторов. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Обсуждение: Наташа Северная

    Наташа Северная: "Провинциал"

    Для чего провинциал едет в столицу? Конечно же для лучшей жизни! Для того чтобы схватить птицу счастья или удачи (кому что попадет) хоть за хвост, хоть за ногу. Да уж и не важно за что хватать, лишь бы в люди выбиться. В большие люди. Чтобы жить да не тужить, и при этом Отечеству своему умудряться хоть какую-то пользу приносить. Какой провинциал не мечтает о славе? Сначала о столичной, затем о мировой, ну и напоследок о вселенской. Какой провинциал не мечтает о том, чтобы в глухой тайге, при упоминании фамилии Загорызко или Загорпупко (это уж у кого какая фамилия) местный житель с уважением и восхищением протягивал «а-а-а, это тот!».
    Вот с такими мыслями и чаяниями, в декабре 1828 г. Гоголь приехал в Петербург.
    Ах, Петербург, Петербург! Столица! Средоточие всей российской жизни, ее пульс, сердце. Именно здесь можно было стать знаменитым, сделать блестящую карьеру, да и в конце концов просто нажиться, благо для этого было тысячи возможностей. Легенды о том, как никому не известные провинциалы без гроша в кармане приезжали в Петербург и в мгновение ока превращались в богачей и знатных вельмож, гуляли уже тогда. Как не соблазниться такой сказкой!
    На тот момент, мир для Гоголя был разделен на два лагеря. На простых «существователей», то бишь приземленных, обыкновенных людей (как все его друзья по гимназии высших наук в Нежине) и таких как он, предназначенных для самых высоких вершин мира. С детства Гоголю была втолкована его особая роль в этом мире, некая миссия. Для мнительного впечатлительного мальчика наделенного богатым воображением и чувствительным сердцем, это стало путеводной нитью всей его жизни. Идя в сумраке выдуманных им миров, он держался за эту нить и верил, верил, верил, что слово его переделывает человеческие сердца, изменяет мир… О, каким же горьким было разочарование! Но эта драма случится с ним в 43 года. И 44 года жизни у него уже не будет.
    А тогда, в 19-то лет о плохом не думалось. Амбициозный и честолюбивый, он был таким же, как и все провинциалы, уверенный, точнее самоуверенный в том, что одним своим появлением, он заставит Петербург сдаться на милость победителя.
    Ведь нет ничего страшнее для провинциала, чем безвестность.
    Да не тут-то было! И не таких столица обламывала!
    Все началось со столичных цен. Да уж…И тогда они били по карману. Увидев, что почем и уяснив, что ему с его-то скромными копейками рассчитывать не на что, Гоголь растерялся. Его фамильное поместье приносило скромный доход, и долго в Петербурге на нем было бы не продержаться. А тут еще чиновники никак не хотели понять, что он, невзрачный с малороссийским говорком и есть столп всего Отечества, глыба так сказать. Он ведь столько может совершить добрых, нужных, полезных дел на благо Родины, что им и не снилось. Да что там говорить!
    Иллюзии рассыпались и мгновенно превращались в прах.
    - Да я! Да я! - хотелось крикнуть провинциалу и разорвать на себе рубаху.
    Первый щелчок по носу был получен. Победа осталась за столицей.
    Гоголь пытается устроиться в театр, но актер из него был никудышный. Разочарованный в Петербурге и во всей своей настоящей жизни, Гоголь решает использовать последний козырь.
    Еще в гимназии, среди «существователей» он почувствовал тягу к слову. Но тяга эта была несформировавшаяся, незрелая, вот хочется чего-то, а не понятно чего. Жестокие разочарования, бессмысленные попытки хоть куда-нибудь пристроится, сподвигают честолюбивого и тщеславного Гоголя обратится к перу и бумаге. Он уверен, ему есть что сказать.
    Хвала первым неудачам Гоголя! Они подарили мировой литературе Гоголя. Хвала вообще всем неудачам, только они и наставляют на путь истинный.
    Весной 1829г. под псевдонимом В.Алова ему удается издать романтическую идиллию «Ганц Кюхельгартен».
    Гоголь ждет уж если не славы, то хотя бы признания.
    Но…
    Рецензенты были безжалостны. Неизвестного писаку В.Алова с преогромным удовольствием распотрошили. А что им еще делать? Этим маститым. Ату его! Ату! Скучно им без охоты…
    Это был крах.
    Розовый замок рухнул.
    Все мечты пошли к черту (ну к тому самому, что на Диканьке любит баловаться).
    Гоголь бежит из ненавистного Петербурга в немецкий город Любек (ну, а куда еще-то русскому-то податься!).
    Спустя годы, уже будучи известным писателем, уже подружившись с Пушкиным, и благополучно слямзив у него идею «Ревизора» (эх, провинциалы, провинциалы…), уже покорив Петербург (сдался таки, сволочь, на милость победителя), уже написав «Невский проспект» - ода мести столице и вообще всему столичному, Гоголь будет рассказывать, что бежал он от неудачной любви и любовных разочарований.
    Как? – ужаснетесь вы от такой лжи. - Мы то ведь знаем… Тсс!
    Пусть все будет по-гоголевски.

  • 2009-05-16 12:08:06. Сергей Зубарев - за
    Согласен с Еленой по замечаниям.


  • 2009-05-15 11:03:56. Алексей Караковский - за
    Да, хорошая работа. Дильтеевская такая (Вильгельм Дильтей
    изобрёл "понимающую психологию").


  • 2009-05-12 18:57:52. Елена Сафронова - за
    Я бы взяла это эссе и в свою рубрику "Критика-публицитика" (надеюсь, что она когда-либо снова начнет функционировать, и лучше раньше, чем позже!), при двух условиях:
    1) автор очень серьезно подумает, что он хотел сказать, перечтет вышенаписанное и поразмыслит, все ли он сказал, что хотел, в данном тексте. Мне кажется, что замысел "Житие провинциала в столице", обращенный на такую хрестоматийную биографию, как жизнеописание Гоголя, заслуживает большей формы, большего количества примеров и большего размаха, чем это милое предчувствие того, что может быть написано. Например, стоило бы подробнее остановиться на том, что являла собой идиллия «Ганц Кюхельгартен», и каковы были "потрошащие отзывы". Да и на истории честолюбивых помыслов и "утраченных иллюзий" - тоже. Если всего этого нет в эссе, трудно поверить автору на слово, что Гоголь после "солгал", говоря о причинах своего отъезда за рубеж - тем более ужаснуться "такой лжи". Для примера могу посоветовать "Голубую книгу" и "Перед восходом солнца" М. Зощенко - там биография Гоголя и прочих известных писателей рассмотрена через нетипичную "призму" душевных заболеваний и комплексов, но каждому своему утверждению Зощенко находит доказательство либо в письмах, либо в произведениях, либо в отзывах современников об имяреке. Думаю, что "Голубая книга" - достойный образец для автора, который хочет подойти к фигуре Гоголя со своей оригинальной "меркой"...
    2) автор очень серьезно отнесется к согласованию времен в тексте и определится, где прошлое, где настоящее, а где будущее, чтобы не повторять таких ляпов, как: "Гоголь пытается устроиться в театр, но актер из него был никудышный" - смесь прошлого и настоящего. Или: "О, каким же горьким было разочарование! Но эта драма случится с ним в 43 года". Драма еще черт-те когда случится, а разочарование уже БЫЛО - если верить автору. В биографических материалах время рассказа - это не мелочи.
    Но вообще мне это эссе понравилось, понравилось и то, что я узнала еще одного человека, не чуждого публицистических взглядов - так что, даст Бог, когда рубрика "Критика - публицистика" вновь заработает, милости прошу с доработанным текстом.


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Наташа Северная: Провинциал»:
    Войти в систему

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







  • СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.