п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Первый шаг. Обсуждение текстов начинающих авторов. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Обсуждение: Александр Борисович Соловьев

    Александр Борисович Соловьев: "Непреодолимое (Петров) -Окончание"

    V
    - Чёртова записка! – бубнил Петров, отмеряя шаг за шагом грязь лесной дороги. – Ведь знал же, что анонимка, что не берём, – так нет же – поверил! Кому!?! А кому, в самом деле?
    Петров остановился, вытащил записку из кармана, расправил и ещё раз внимательно вгляделся в её каллиграфию. И чем дольше он вертел в руках уже изрядно измятый листочек когда-то хорошей бумаги, тем гуще покрывали его лицо тёмно-багровые пятна гнева.
    - А-а, пропади ты!.. – возопил Петров и со всего размаху швырнул себе под ноги скомканный лоскуток бумаги.
    - Как? – тихо спросила грязь.
    - А вот так! – и бумага навеки скрылась в жирных пучинах грязи, увлеченная туда подошвой размокшего ботинка.
    По небу заходили тучи. Стало совсем темно. Солнце давно уже не красило в кроваво-красный цвет края низких серых туч своими закатными лучами. Пользуясь темнотой, тучи меняли свои ряды, и там, где эти манёвры проходили беспорядочно, возникали громадные стрелы молний.
    Лес зашумел, заволновался, величественно раскачивая верхушками деревьев, наполняясь треском ломающегося молодняка.
    Начиналась гроза.
    Гигантские стрелы молний, вспыхивавшие удивительно периодично, урывками освещали одинокому путнику дорогу, которая где-то вдалеке, за поворотом, терялась, прячась от глаз человека и от проливного дождя в темноту между вспышка-ми молний…
    VI
    Но Петров всё шлёпал и шлёпал по этой, ставшей чёрной от воды, жиже, под проливным дождём, к которому уже привык и не замечал его холодных потоков, ругая злым шепотом всех и вся. Попадало от него и дождю, и святым головам его начальства, и мокрым лапам елей, что царапали его лицо и спутали все волосы.
    Неимоверными усилиями Петров вытаскивал из грязи ноги и еле-еле переставлял их.
    Дорожная грязь, как налитая свинцом, тянула с него брюки, делала неприподъёмными останки некогда новеньких ботинок и быстро обессиливала.
    Дорога поворачивала вправо, но Петрова не хватило на этот манёвр. Из последних сил вскарабкавшись на высокую обочину, он плюхнулся прямо на игольник, положив под голову вынутый из внутреннего кармана чудом оставшийся сухим номер «Правды» и мгновенно провалился в темноту тяжёлого сна. Он спал тревожно…
    VII
    Он спал тревожно, перекатываясь по хвойной простыне, бросая голову из стороны в сторону. Бумага от этого выбилась и, подхваченная налетевшим ветром, раз-вернулась, открыв дождю потоки перестрочно-разоблачительных статей.
    С этого мгновения сон Петрова стал более беспокойным и нервным.
    Ему снилась троица великих руководителей в розницу и оптом. Ему снился Лаврентий Павлович, который, поблескивая пенсне, совал ему под нос свой кулак, обзывая Петрова врагом народа и «педерастом».
    С испуга тема снов Петрова резко изменилась.
    Он увидел себя шлёпающего по лужам и грязи и изнемогающего от усталости. Впереди, почему-то удаляясь, а не приближаясь, маячил заветный поворот… Вдруг из-за этого поворота вылетела карета, из окна которой высунулась злая усатая физиономия. Петров с ужасом понял: «Пётр!» и машинально схватился за рукой за подбородок. И ноги у него подкосились: вместо чисто выбритого подбородка он нащупал густую мокрую длинную бороду.
    Царь выскочил из кареты и с воплем: «Боярин, сволочь!» вцепился ему в бороду.
    - Мин херц! – сказал пышно одетый вельможа, вышедший из кареты вслед за царем. – Позволь, я ему по морде, по-простому, раз по-ученому не понимает, - продолжил вельможа, медленно снимая белую перчатку.
    - Нет! Уйди, Алексашка! Сам с этой сволочью справлюсь.
    В сумерках сверкнула сабля, раздался резкий вскрик.
    Вельможа брезгливо поморщился, махнул рукой и степенно вошёл в карету. В окно он видел, как «мин херц» мордует бедного боярина, невесть откуда здесь взявшегося, видел, как тот, слабо повизгивая под ударами царя, стоит на коленях в луже, ощупывая в промежутках между побоями остатки бороды, по которой стекает кровь.
    Вельможа снова поморщился и отвернулся.
    VIII
    Переваливаясь с рессоры на рессору, карета, считая ухабы и поднимая из каждого фонтаны брызг, быстро удалялась, оставив бедного Петрова на произвол судьбы.
    Махая кулаками, тот грозился позвонить в ГАИ и вообще сообщить «куда следует», но сквозь грязь и слёзы тщетно пытался разглядеть номер кареты своих обидчиков.
    Вдруг до его мозга дошло, что его кто-то сзади похлопал по плечу. Он обернулся и …
    Перед ним, в луже грязи до половины гранитного постамента, стоял бронзовый бюст Брежнева. Бюст лукаво подмигнул ему и процедил сквозь зубы: «В условиях развитого социализма…»
    Петров потерял сознание.
    Придя в себя, он с удовлетворением увидел, что сидит в первом ряду зала заседаний, и весь этот ужас – только сон.
    За спиной оратора величаво растягивались слова: «Революция продолжается!» А с трибуны лилось: «В условиях…»
    Петрову вдруг стало по-настоящему дурно и он проснулся…
    IX
    Небо, высокое и светлое, без единого облачка, увидел он над собой.
    Верхушки деревьев, окрашенные утренней зарёй, величаво раскачивались, приветствуя ещё не взошедшее солнце…
    Начинался новый день…
    1991 г.

  • 2010-11-01 02:20:24. Сергей Зубарев - против



  • 2010-10-30 15:40:17. - за



  • 2010-10-20 22:43:11. Сол Кейсер - за
    Автор умеет писать прозу.


  • 2010-10-18 22:54:26. Елена Мокрушина - против



  • 2010-10-17 23:38:19. Елена Сафронова - против
    Во-первых, в очередной раз убеждаюсь, что отрывки из крупных произведений в ПШ брать нельзя - не смотрятся, не читаются. В принципе, в этом отрывке все понятно без начала, кроме линии какой-то анонимки, позвавшей Петрова в трудный путь по лесу, которая обрывается бесповоротно. До самого финала нет никакого напоминания об анонимке. Это уже непрофессионально, ибо всякое ружье, упомянутое в тексте, должно выстрелить. Либо это может быть только "проходное", упомянутое вскользь "ружье", но не записка, из-за которой герой идет куда-то, и шествие так для него важно, что он не разворачивается, не прекращает хода, а ночует в лесу, готовый наутро, видимо, снова в путь, благо, "новый день начинается". Между прочим, автор, готовя публикацию для ТЗ, просто обязан был, на мой взгляд, подогнать свой текст под наш формат. Из этого отрывка легко "лепится" рассказ на имеющихся в его второй половине фактах и образах. Надо было убрать номера главок и связать логически отрывки - и текст смотрелся бы уже лучше. Во-вторых, то, о чем дают представление обрывки сюжета, хорошо для 1991 года, а для нынешних времен уже очень пресно и скучно. А вот в начале 90-х любое упоминание тиранов прошлого было способно возвеличить "ниочемное" произведение литературы... В-третьих, концовка "Небо, высокое и светлое, без единого облачка, увидел он над собой.
    Верхушки деревьев, окрашенные утренней зарёй, величаво раскачивались, приветствуя ещё не взошедшее солнце…
    Начинался новый день…" - исключительно банальна, даже для 1991 года, и рассказ украсить не может. В глубине души, это мне жаль, потому что у автора есть задатки прозаика, их бы устремлять к совершенству, а не наоборот...


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Борисович Соловьев: Непреодолимое (Петров) -Окончание»:
    Войти в систему

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







  • СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.