п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Первый шаг. Обсуждение текстов начинающих авторов. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Обсуждение: Александр Пустынин

    Александр Пустынин: "Молох"

    Весна приносит с собой ясные горизонты. Утром еще морозно, но лужи не замерзают – стоят и смотрят в небо холодными глазами маленькие ртутные океаны.

    Иду, облаченный в парадное, – пальто, костюм, туфли, в руках – портфель. Тороплюсь на встречу с работодателем, осчастливившим меня своим вниманием.

    Неделю назад мне прислали довольно сухое письмо – всего несколько слов, и все они как барханы унылы, безвидны и скрипят на зубах. К письму прилагалась анкета, изобиловавшая подробностями, что меня немного обеспокоило, но все же не настолько, чтобы отказаться от встречи.

    До хруста чистый воздух кружит голову, морозной сыростью кусает за щеки. Деревья похожи на окаменевшие останки сказочных существ, принесенные сюда сильными ветрами, что дуют всю неделю. Вот и сейчас они гнутся, готовые оторваться от земли и покатиться дальше.

    Навстречу торопливо бегут люди. Линии их взглядов блуждают в одной плоскости, словно огромная проекция бесконечно сложной геометрической фигуры. Унылая тень великих помыслов, бесцветная фотография фантастических миров.

    Меня охватывает волнение, держит за горло своими электрическими пальцами. Стараюсь дышать ровнее: четыре шага вдох, четыре – выдох.

    Вдоль улицы тянется ангар, укрытый от посторонних взглядов глухим забором, по верху которого змеятся ряды колючей проволоки.

    За ангаром – старое пятиэтажное здание. Часть его все еще принадлежит какому-то институту, а в другой уже разместился офис. Окна белеют новыми рамами, на дверях сиротливо висит листок с просьбой тщательно вытирать ноги. Глаза ищут табличку с названием фирмы, но не находят ее. Видимо, не торопятся афишировать свое присутствие.

    Ну что ж, заглянем внутрь.

    Внутри меня ждет унылый вестибюль: амбулаторная белизна, серая плитка на полу, несколько стульев. Дальнейший путь преграждает турникет. В будке сидит охранник: седина, очки, толстые пальцы и газета.

    Подхожу к окну, представляюсь. Сквозь стекла очков на меня таращатся огромные глаза. С трудом поняв, чего я хочу от него, охранник звонит по внутреннему телефону.

    – Просили обождать, – сипло сообщает он и снова возвращается к газете.

    Сажусь у стены и достаю книгу, но не читаю – наблюдаю за приходящими людьми. Рабочий день только начинается, и через турникет парами-тройками просачиваются управленцы. Слово «менеджер» здесь вряд ли уместно, уж слишком много в нем рафинированного лоска.

    Из-за турникета навстречу мне выходит девица. В глаза бросается ее худоба, граничащая с истощением. Вместо лица – холодная маска; пронзительный взгляд серых глаз не сулит ничего хорошего – два рентгеновских аппарата опаляют огнем. Под этими звездами жизнь невозможна.

    – Пройдемте, – говорит она мне.

    Долго идти не приходится: за поворотом коридора нас ждет узкая щель в стене, закрытая перегородкой.

    – Присаживайтесь. Сейчас придет Иван Иванович.

    Он появляется в точно назначенное время – мужчина лет тридцати в лоснящемся на локтях пиджаке. Толстые ступни распирают туфли с высоким подъемом. Он похож на молодого быка, упрямого и безжалостного. Скептический взгляд ощупывает меня с ног до головы. Прежде, чем начать разговор, он устраивается поудобнее, вальяжно раскинувшись на алюминиевом стуле. Фрау сжимается в уголке. В руках у нее мое резюме, в котором она делает какие-то пометки.

    – Вы готовы руководить людьми, которые хотят занять ваше место?

    Кажется, он сам испытывает это давление снизу и потому говорит о нем со знанием дела.

    – Разве к этому можно быть готовым?

    – Хм… У нас такая обстановка… И еще. Здесь выживают те, кто постоянно готов к чему-то новому. Сегодня одно, завтра другое. Вы понимаете, о чем я?

    – Не совсем.

    Он наваливается на стол всей тяжестью своего тела, словно хочет впечатать в меня эти слова.

    – Мы в постоянном движении. Проекты все время обновляются. Не успели завершить один, уже начинается следующий. Все очень динамично. Тот, кто спит, уходит сам. Просто не выдерживает темпа, – говорит он бодрым голосом, и в словах при этом чувствуется какая-то фальшь; Молодой Бык сам это понимает и откидывается на спинку стула, стараясь скрыть свое разочарование.

    – А вы не пробовали поставить руководителем кого-то из коллектива?

    – Пробовали, – трет переносицу, закрыв глаза. – Несколько месяцев поработал и ушел.

    Проходит десять минут, и все становится на свои места. Мы утомлены бессмысленным разговором. Фрау Рентген устала писать, Иван Иванович устал говорить. Он утомился еще до того, как началась беседа и даже до того, как переступил порог своего кабинета утром. Все, что я вижу вокруг, говорит о тотальной усталости механизма или даже материала, из которого сделан механизм. У них большое будущее, но это – будущее молоха, принимающего человеческие жертвоприношения. Мы прощаемся, и я обещаю позвонить через неделю.

    Выйдя на крыльцо, вдыхаю полной грудью сладкий воздух свободы и безделья.

    Солнце острое, злое, как турок, продирается сквозь синеву небес.

  • 2008-05-24 22:35:40. Алексей Караковский - против
    Довольно бедный смысл для такого количества красивостей, некоторые из которых, действительно, не оправданы. По-моему, неудачное произведение - из-за этого дисбаланса. Но верю, что прочие тексты у Вас лучше.


  • 2008-05-21 23:38:51. Сол Кейсер - против
    Уже в самом начале сомнительна фраза "стоят и не замерзают". О лужах так говорят - стоят - именно, когда они замерзают.
    Сомнительны и ясные горизонты...весны. Она ассоциируется с дождями, какие уж тут горизонты...
    И так далее...


  • 2008-05-21 00:11:33. Георгий Бартош - против



    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Пустынин: Молох»:
    Войти в систему

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







  • СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.