п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Первый шаг. Обсуждение текстов начинающих авторов. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Обсуждение: Юлия Шварц

    Юлия Шварц: "Лекарство"

    Доктор выглядел так, как она и ожидала - немолодой, полный, добродушный мужчина, среднего роста, в очках. Тоня вошла в кабинет и решительным движением поставила на стол широкое блюдо, в центре которого пульсировало небольшое сердце.
    - Доктор, помогите, больше не могу терпеть эту боль.
    Тот задумчиво покачал головой:
    - Нда, судя по его цвету и скорости пульса, ему нехорошо.
    - Очень, очень не хорошо. Оно разбито.
    - Не мудрено, - он медленно, пальцами в перчатках, раздвинул внешние стенки сердца, и оно, запульсировало чуть быстрее, потревоженное вторжением. -. Кормите вы его неважно, то есть плохо. Какой гадости вы в него напихали?! К тому же, его еще и уронили несколько раз. Возможно даже, нарочно. Не вы, не вы, конечно, - успокоил доктор, уже приготовившуюся для оправданий, Тоню. -. Но оно, действительно, разбито. Кто его так? Неразделенная любовь?
    Тоня закивала:
    - Можно ли еще что- нибудь сделать? Есть ли шанс его спасти?
    - Это можно попробовать. Если вы, конечно, на самом деле хотите.
    Девушка не имела сил даже обрадоваться. Только истощенно улыбнулась:
    - А зачем же я тогда пришла?
    - Знаете, чтобы спасти, его нужно запустить снова, для этого нам придется опустошить его, вынуть все, до конца. Вы готовы расстаться с этим? Почему я спрашиваю? - Он прищурил глаза. - Не все пациенты готовы, так как процедура эта болезненная.
    - Вынимайте. Вычистите, ради бога, все, что в нем осталось. Я хочу пустое сердце, новое, каким оно было раньше.
    - Пустое? Это невозможно!!! - доктор почти кричал.
    - Но я хочу, хочу пустое, холодное сердце...как у него....
    - Послушайте меня, девушка. Как врач, я могу вам сказать, что не бывает на свете пустых и холодных сердец. Все они чем - нибудь наполнены. Сердце это не полый орган. В нем должно что- нибудь присутствовать. Иначе, оно погибнет. А вместе с ним умрете и вы. А вот чем его наполнить - решать только вам.
    Он открыл ветхий стеклянный шкафчик, заставленный пузырьками с разноцветными жидкостями. Выбирайте! Только, умоляю вас, не меняйте шило на мыло...
    И тогда Тоня проснулась. Какой жуткий сон... Она прикоснулась к груди. Сердце ее тихо стучало под шероховатостью пижамы, а в голове продолжал звучать мягкий голос доктора. Она снова легла и закрыла глаза. Перед ней все еще мелькали надписи на флаконах: радость разочарование, злость, боль, ненависть, грусть, отчаянье, надежда, вера, любовь...стоп. Ни этим ли было заполнено ее сердце еще несколько дней назад, - до того, как Олежка отказался от нее?
    Так все и было. Жили не тужили, когда в один прекрасный день он вдруг понял, что «не готов делить свою жизнь с ней». Так и сказал. Долго извинялся, конечно, что не мог сделать это давно. Но это уже не помогало. Сердце ее было разбито. И от этой запоздалой правды она чувствовала себя так, словно в рот ей наложили жменю застарелых шоколадных конфет, - вроде бы шоколад, да горький и противный...
    Прошло почти два года, когда ей снова приснился этот странный доктор. Все тот же кабинет, тот же шкафчик с пузырьками.
    - А, это вы. Проходите. Вижу, улыбаетесь. Значит, подействовало?
    - Наверное.
    - Ну, рассказывайте! Влюбились наверное кого-нибудь?
    - Да. - Тоня отвела глаза и загадочно улыбнулась.
    - И кто же счастливчик?
    - Он же.
    - Неужели все наладилось? Какой сюрприз!
    - Неа, не наладилось.Трудно было. Думала, сойду с ума. Но, видимо, лекарство ваше начало действовать в нужное время. И я, словно, полюбила его снова. И от этого мне стало так хорошо. Вот так и живу теперь, люблю, думаю о нем, но ничего не требую, и не ищу встречи. Просто люблю. Тихо так, издалека...Знаете доктор, я не думала, что даже от любви не взаимной можно испытывать такое счастье. Меня словно подменили. Мне хорошо даже только от мысли о том, что он есть где-то на этом свете, что-то делает, куда-то идет...Этого мне достаточно.
    Доктор пожал плечами:
    - И вам ни разу не хотелось встретиться с ним?
    - Нет-нет. Я знаю, что наша встреча была бы ошибкой. Попробуйте понять. Я сейчас ощущаю такую невероятную силу, что мне кажется, я способна на многое. Но, появись он, и она пропадет. И тогда, либо он навсегда заберет у меня сердце, либо мне придется отдать мое сердце вам надолго. И я не смогу полностью им владеть. А что это за человек, который не владеет своим сердцем?...Поэтому, я уже не хочу быть с ним. Даже увидеть его мне не хочется. И, наверное, впервые, я могу сказать, что теперь мое сердце здорово, как никогда...

  • 2012-05-21 21:37:07. Елена Мокрушина - за
    Моё мнение ближе к "воздержался" - текст действительно какой-то подростковый. Но - пусть будет.


  • 2012-05-04 17:04:07. Родион Вереск - против
    Для детской литературы слишком серьёзно, для взрослой - прямо-таки смешно. Других слов нет


  • 2012-04-20 10:39:15. - за



  • 2012-04-20 10:27:27. Денис Рязанов - против



  • 2012-04-09 21:58:52. Борис Суслович - за



    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Юлия Шварц: Лекарство»:
    Войти в систему

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







  • СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.