п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Первый шаг. Обсуждение текстов начинающих авторов. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Обсуждение: Александр Шпенглер

    Александр Шпенглер: "Пустота"

    Я почти ослеп. Снятая с камеры вспышка разрывает тишину пронзительным писком, тонущем в гулком хлопке. Яркий всполох режет по глазам, но успеваешь выхватить картинку гаснущего во тьме мирка. Это одновременно восхищает и пугает до хрипоты. Пустота. Вокруг меня нет ничего. Надо мной нет солнца. Только угрюмый бетон под ногами и нервно пульсирующий ветер, гоняющий серый от пыли воздух. Любимые кеды скрипят по гладкому полу и звук мгновенно умирает в сдавившей горло тишине. Бреду куда-то, отвлекаясь на танцы с сигаретами и мимолетные привалы. Дорогущей для своих времен вспышки хватит примерно на триста срабатываний - значит пока есть шанс видеть хоть что-то, есть еще встроенная в фотоаппарат подсветка, но необходимо обойтись без нее. Подсветка камеры включается лишь при фотографии, а экран в это время плывет серыми пятнами. Я не верю в призраков, но когда, всмотревшись в объектив, ты различаешь проступившие в темноте силуэты... Страшно, без дураков. Это не страх, заставляющий отвернуться, закрыть глаза или озадаченно хмыкнуть. Хочется орать непечатное, звать маму и строить из себя профессионального бегуна. Поэтому камера до лучших времен покоится в рюкзаке под кучей аппаратуры, выпивки и закуски. Поездка к Олегу по поводу его новой выставки без последних была бессмысленна. Молодой паренек снимает "штатником" (прим. Объектив для камеры, необходимый для получения изображения, наиболее близкого к тому, что мы видим невооруженным глазом) людей на улицах и приписывает к фотографиям их мысли. Секрет счастья, любви, или почему так круто русскому работать шеф-поваром в итальянском ресторане. А я, вместо созерцания талантливых работ подрастающей смены, брожу по пыльному бетону и пою песни, боясь потерять сознание от усталости и холода. Жалко портить хорошие песни - мало того, что слуха нет, так еще постоянно взрываюсь хриплым кашлем, ломающим пополам. Затапливаешь его дорогим ликером, злобно шипишь что-то, затравленно всматриваешься в прижавшую тебя тьму, но идешь дальше. Гигантские, "творческие" джинсы с кучей карманов бьются друг о друга, закономерно сбивая и без того нетвердый шаг… Спустя день без сил проваливаюсь в смолу тревожных черных снов. Там тоже нет солнца.

    Церковь была стара. Она сонно возвышалась над бескрайними просторами, выступая из мрака. Абсолютно пустая и застывшая в монохроме, без икон и привычного буйства красок - она будто из последних сил сдерживала давящий на нее мрак. Впервые я услышал здесь эхо. Оно волнами раскатывалось по стенам и мгновенно тонуло в обрушенных сводах. Вспышка умерла. Пришлось достать фотоаппарат и вновь лишить себя сна от проступающего на экране. На карте памяти каким-то чудом сохранились наработки для одной из первых выставок. Теперь смешно смотреть - почти порнографическое Ню (прим. Ню - изображение нагого тела человека, жанр изобразительного искусства, фотографии), чьи-то дети, утонувшие в залившем объектив солнце, другие черновые материалы. Забавно. Приятно осознавать - там осталось что-то твое. Не гениальность, одобренная всеми, но то, что зацепит одиночек, вскружит голову и заставит делать что-то свое, кричать о себе, не сбиваться на шаг. А пустота... Пустота всегда была. Незаметно пожирала старые связи, пропущенные звонки и порванные черновики. Она была в каждом взгляде, в каждом зрачке. Когда стоишь перед зеркалом и смотришь в собственные потухшие глаза. Теперь пустота везде, но мало что изменилось. Просто идешь один и не надо притворяться. Не надо убегать.

    Меня бьет в грудь и я с криком падаю на спину, сложенные в рюкзак фотик, бленды и объективы мгновенно перемалываются в труху. Продолжают бить. И еще. Еще. Еще.
    Есть пульс.

  • 2008-08-14 18:03:57. Лиене Ласма - против
    Не верю.


  • 2008-07-16 18:40:59. Сол Кейсер - против
    1. Елена сказала основное
    2. Допустим, это проза, а не поэзия. Почти ничего не меняется. Нет четкой линии. По крайней мере, она не присутствует в тексте. Вставки в скобках - для газеты "Пионерская правда", если такая существует по сей день.
    3. Автор местами сочетает несочетаемое. Слово "Любимые" по отношению к красовкам и в данном контексте чуждое, как космический пришелец в русской бане. очень странно соседства прилагательного "порнографические" со словом НЮ. Из нельзя ставить рядом, но нужно иначе подать мысль.

    (Все, что касается "фотографической прозы", вызвало у меня полное неприятие, непонимание. Полагаю, что мне можно верить: фотография - моя профессия, начиная с далекого детства.)


  • 2008-07-11 11:29:39. Елена Сафронова - против
    Что за странная тенденция отрывистый поток сознания именовать "поэзией"? Знают ли авторы, что стихотворение в прозе имеет четкие жанровые признаки, к которым никак не относится "ниочемность", а каждая фантасмагория должна иметь не только художетсвенное, но и смысловое объяснение?..


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Шпенглер: Пустота»:
    Войти в систему

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







  • СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.