п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Первый шаг. Обсуждение текстов начинающих авторов. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Обсуждение: Елена Мокрушина

    Елена Мокрушина: "Прощение"

    Мы едем в Выборг – всего час на поезде от нашей дачи.
    На даче есть лес с узкими твёрдыми тропинками – они так и просятся под колесо велосипеда; огромные ледниковые валуны – по ним так весело лазить; залив с мелкими каменистыми островами – их можно исследовать на папиной байдарке. Восхитительное место! Но иногда хочется другого.
    - И зачем ехать? Есть мороженое – и всё! – ворчала бабушка.
    - Это же удовольствие! – серьезно объяснял брат.
    Ему было одиннадцать лет. Как и мне.

    И вот мы идём по набережной. Справа – длинный городской залив, а впереди – огромная суровая башня Выборгского Замка. Узкий, едва видный снизу балкон опоясывает её под самой кровлей.
    - Наверно, там раньше ходил часовой, - предполагает брат.
    В Замке и теперь стоит воинская часть, но часовой в эпоху радио не нужен. Мы уже съели мороженое и совершенно счастливы – кажется, ни капли нельзя добавить в переполненные чаши наших молодых жизней.
    Но судьбе в тот день было угодно подлить туда что-то совсем особенное.
    Тут же, на набережной, дедушка встретил своего бывшего ученика, который оказался – комендантом Выборгского Замка! И он предложил нам – ПОДНЯТЬСЯ НА БАШНЮ!

    Узкие деревянные мостки спиралью идут вдоль стен пустой полутёмной башни на месте давно сгоревших перекрытий и лестниц. Мы с братом бежим вприпрыжку, предвкушая острейшую радость – взгляд с большой высоты во все стороны: на город, залив и ледниковые острова с гладкими гранитными берегами. Всё выше… выше… вот последняя лестница – здесь гораздо светлее, дверь наверху открыта на круговой балкон.

    Вдруг бабушка остановилась, тихо охнула и твёрдо объявила, что дальше никто не пойдёт. До двери оставалось не больше десяти метров.
    Мы ещё пытались сопротивляться. Дед поддерживал нас, но недолго: он уже давно усвоил, что бабушка в таком состоянии непробиваема.

    Она любила запрещать. Лет до десяти я не знала вкуса мороженого: бабушка считала, что от него я непременно заболею. Приходя к нам, она возвещала с порога: «- А мы с дедом были в кафе и ели ТАКОЙ пломбир! Но тебе нельзя», - и я отлично видела: то, что «мне нельзя», доставляет ей не меньшее удовольствие, чем сам пломбир. Я прощала ей это, потому что любила её
    Но запрещать что-то многие годы – это одно. А дойти почти до верха высоченной башни и не дать даже выглянуть наружу! Просто утончённое издевательство.

    Много лет спустя Выборгский Замок стал музеем. Я не раз поднималась на башню, но на самом дне души так и не могла простить бабушке того несбывшегося восторга, роскошного подарка судьбы, грубо отнятого в последний момент.

    …Летний Крым, Кара-Даг, высокая площадка над каменистой бухтой. Далеко внизу волны плещут в причудливые скалы. Я отрываю взгляд от моря – и вижу, как мой вполне взрослый сын идёт по узенькому скалистому отрогу, который кончается ничем. Падать с него – хоть вправо, хоть влево – ничуть не ниже, чем с Выборгской башни.
    Непоправимый ужас его падения смял моё сознание, как тряпку. Крик «стой! не надо!» до предела расширил лёгкие. Я еле успела закрыть глаза и отвернуться, поняв остатками почти погасшего разума, что именно мой крик сейчас столкнёт его вниз.

    Там, в башне, бабушку поразил мгновенный страх высоты – страх не за себя, а за нас. Её бурному воображению, вечно рисующему всевозможные несчастья, представилась либо подгнившая ступенька последней лестницы, либо сломанные перила балкона. И жуткий результат: тела её внуков, летящие в стометровую пропасть. Она оцепенела от этого видения и уже не могла сделать ни шагу вверх – или допустить, чтоб его сделал кто-то другой.

    Бабушка жила очень долго и умерла на сотом году, чуть-чуть не дожив до полного моего прощения.

  • 2008-04-04 14:12:24. Елена Сафронова - за
    Хорошая история.


  • 2008-04-01 10:35:52. Лиене Ласма - за
    Написано, может, и не идеально, но достоверно. И - хорошим русским языком.


  • 2008-04-01 02:24:12. Алексей Караковский - за
    История не вызвала буйного восторга, но видно, что написано искренне и внятно. Иногда этого достаточно. В цикле автобиографических рассказов она смотрелась бы хорошо.


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Елена Мокрушина: Прощение»:
    Войти в систему

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







  • СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.