п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Анклав ангелов (Сказки и притчи).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Анклав ангелов.

    Больше всего понравился последний рассказ, ненавязчиво перекликающийся с Кафкой. Только эпитет в названии хотелось бы усилить, "укрупнить", что ли. Остальные рассказы тоже интересны, каждый по-своему.
    P.S. Мне показалось, что в первых шести последние предложения можно убрать без потери смысла. Любопытно...

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Анклав ангелов

    2014

    Солнце играло Анклав ангелов Пыль воспоминаний Август плавит реальность жарою И дети счастливы, счастливы... Корни День прошёл Забавный замок


    Солнце играло


    Когда-то ходил в белую эту церковь на ВДНХ; и – точно растворялся в мистическом кристалле, где свет золотился и играл, нисходил и вздымался прозрачными, просвеченными синевато клубами.
    Потом познакомился с людьми церкви – Георгием, монахом в миру, и молодым Иваном…
    Сам не церковный, но тянущийся ростком души вверх, много говорил с ними, хотя… как поведаешь про обвалы все эти, обрывы, ямы, как расскажешь о сомненьях, чьи укусы ядовитей скорпионьих? Да и надо ли… Борись сам. Живи в себе.
    Георгия перевели из отдалённого этого храма, Иван ушёл за ним, а он – идущий сейчас лесопарком, мимо оливкового, сонного, зеленоватого пруда – и вовсе перестал ходить в церковь…
    -Александр! – слышит, и не сразу узнаёт молодого, с недавно отпущенной бородкой человека на велосипеде.
    -Здравствуй, Иван! – отвечает, узнав.
    -Как вы?
    -Да, ничего.
    -А Георгий здесь. Мы на прудах купались. Подойдёшь?
    -Ага.
    И пошли вместе, Иван вёл велосипед, Александр тянулся следом.
    Пруд в забетонированных границах мерцал, перекипая рябью, и Георгий, стоя у велосипеда, переодевался.
    Стар, крепок, сух.
    И сильное рукопожатие.
    -А видел тебя с коляской раз. Как малыш?
    -Растёт. Лопочет, топочет. Маленький такой – а топочет, как слон. А что не окликнул?
    -Да не успел.
    -Я с тех пор в храме на ВДНХ-то и не был.
    -Что ж…
    Стояли, говорили.
    Солнце играло.
    Как объяснишь, что бьётся, рвётся, слетает с мистических лестниц в душе? Как?
    Да и надо ли?
    Стояли, говорили, улыбались друг другу.



    Наверх


    Анклав ангелов


    Анклаву ангелов было тяжеловато – с одной стороны громыхала жестокая империя драконов, с другой поджимали анти-ангелы.
    Белый ангел – верховный и сияющий – предложил:
    -Что ж, давайте попробуем склонить их на свою сторону – сторону белизны.
    -А как мы будет это делать? – спросил ангел часов.
    Обычно он занимался огромными механизмами времени, в которых всё время что-то ломалось, портилось, сбоило.
    -Единственным доступным нам образом – светом. – Объяснил верховный.
    Ангел органов сказал:
    -Но они не видят света.
    -Не видят, - молвил верховный, - потому, что считают его не существующим. А мы поможем им думать иначе.
    И ангелы принялись за работу.
    Звучала волшебная музыка ангела органов, чудесные часы ангела часов вершили сияющую работу, ангелы цветов слали потоки волшебных, благоухающих… И всё это соединялось в световом потоке, который изливался на…
    -Не пойму, - сказал зелёный, замшелый дракон, - что происходит. Раньше я с лёгкостью обращал людей в собственные чешуйки, а теперь они, распевая песни и улыбаясь, проходят мимо моих соблазнов.
    -Да и у меня что-то не то, - молвил чёрный, когтистый. – Только хочу ухватить кого на крюк преступленья, так срывается, не хочет ничего такого совершать.
    И драконы вздыхали.
    Анти-ангелы, занятые обычно производством темноты, отчаяния, пустоты, скуки тоже недоумевали.
    -Что ни сделаю, - говорил один, - сколько пустоты и скуки не произведу, вся она проливается мимо сосудов. И ведь сосуды созданы надёжно.
    -А замечательное отчаяние, которое я, бывало, изливал литрами на людишек, всё пролетает мимо. – заметил другой.
    А ангелы работали пуще и пуще – волны сияющего света, переливавшего изумрудом и бериллом, текли и текли в соседние страны.
    Текли, переливались, меняя состав драконов и анти-ангелов.
    Один дракон поймал себя на том, что более не хочет внушать правителям военные мысли.
    Другой – на нежелании ссорить людей.
    Анти-ангел выбросил сосуд, в каком хранил безутешное одиночество, и стал с интересом поглядывать на необычные сияющие волны, текущие с неба.
    Другой разбил кувшины тоски – ибо она стала ему противна.
    -Смелее, - подбадривал верховный. – Ещё немного – и мы окончательно победим.
    И ангелы продолжали работу…



    Наверх


    Пыль воспоминаний


    -С этим вот домом странные воспоминанья связаны, - говорила жена.
    Проходили узкой провинциальной улицей.
    Дом – жёлтый, кривоватый, двухэтажный, с небольшим палисадничком и тусклыми окнами.
    -В детстве… что ль? Сколько мне было не помню, но жили скудно, у меня одно платье всего и было… И мужичок из этого дома – в лагере что ль пионерском? Не помню – говорил: У меня молока полно, залейся, мне полагается, приходи – дам. И я, наивная, пришла. А он пьяный, верно, заохал: Ой, сейчас нету, приходи через день…
    Муж закурил, представляя развязку.
    -И пришла, знаешь, во второй раз. А он вместо молока поцеловать меня попробовал. Помню – оттолкнула, убежала…
    Пыль.
    Много пыли в провинции…
    Лучше ли пыль наших воспоминаний?



    Наверх


    Август плавит реальность жарою


    Останавливаются у дверей вагона – он массивен, животаст, с гитарою, она – худа и подвижна, как ртуть.
    Произносят вводное: пожелание счастливого пути, и так далее, потом начинают петь.
    Она гремит кастаньетами, и дуэт не плохой получается, в общем, не плохой.
    Держа на руках крошечного сынка, жена на ближнем к дверям месте говорит мужу:
    -Дать что-нибудь? Стараются ребята.
    -Дай, - отвечает он, глядя в окно.
    Она шуршит в сумке, кидает им в пакет мелочь.
    -Ой, какой чудесный малыш! – восхищается худенькая женщина…
    Через полчаса, ожидая жену у привокзального магазинчика и катая коляску с малышом, муж видит, как пара бродячих музыкантов выходит из того же магазинчика, причём на руках у женщины сидит очаровательная, светловолосая малышка.
    Вот, кто даёт им силы – думает он, мизантроп вообще-то, пессимист…
    Август плавит реальность жарою.



    Наверх


    И дети счастливы, счастливы...


    Гастролируют цирки с соседних планет.
    Вспыхивающие разноцветно огромные медузы качаются на трапециях.
    Наездницы о трёх головах – но все с улыбками – скачут на фиолетовых птицах без перьев, и только кожистые крылья их дают возможность понять, что это действительно птицы.
    Вот взлетают они, кружатся между медуз, медленно тающих в воздухе.
    Шутки клоуна добродушны, а сам он меняет обличья легко, как люди меняют одежду.
    Вот – в образе говорящего слона – он уходит, чтобы предоставить место порхающим мамонтёнкам, которые никогда не вырастут во взрослых мамонтов.
    А это необыкновенный снег – падая с купола, он превращается в замечательные цветы.
    И дети счастливы, счастливы…



    Наверх


    Корни


    -Корни не забыли?
    Дети шуршат пакетами.
    -Нет, нет.
    Автобус переполнен, и у всех – свои корни.
    У одних целлофановые пакеты покрасивей, у других – победнее.
    Но – нельзя же вообще забыть про корни? Как вы считаете.
    -Мама!
    -А, доча?
    -А мне всегда возить эти корни с собою?
    -Конечно, дочь. Ведь они твои же!
    Попробуй отрезать хоть маленький кусочек – изойдёшь болью.
    Старики таскают свои – тяжелые, массивные, все в узлах; кто в сумках тащит, кто в портфелях…
    Иные в земле воспоминаний, иные почище, но довольно грязные, в общем, у всех, и тут уж ничего не поделаешь.
    Вынуждены.
    Приговорены к этому.
    Вам нравится?



    Наверх


    День прошёл


    Вагон электрички был наполовину пуст, тем не менее, эта кривая, и точно печёная бабка села рядом с ними.
    Малышок спал в коляске, и она начала говорить с женой о правильном дыхании, о том, кто и что писал про это.
    Муж, обливаясь потом, думал - Вот не повезло...
    Августовская жара текла, растворяя в себе мир; электричка тронулась, замелькали пригороды, потом потянулись пёстрые дачные посёлки.
    Сошли.
    Старая платформа, неровная по краям, местами была замшелой, иногда пугая внезапностью выщерблин…
    Муж обернулся внезапно - та бабка шла за ними.
    Так вот встретишься с судьбой, подумал с кривой усмешкой...
    Но бабка свернула куда-то...
    И дальше потёк обычный, долгий, напряжённо-жаркий дачный день, с вялым перемещением в пространстве, с устроением, после недавнего строительства, быта, а когда оказалось, что пора уезжать, ощутилось - день пролетел, промелькнула его лента, и вот - снова платформа, замшелые края, и люди, нагруженные корзинами, рюкзаками, сумками, люди, увы, чем-то столь похожие на разводимую ими картошку и редиску...



    Наверх


    Забавный замок


    -А свет здесь не гаснет никогда.
    -Неужели?
    -Ну да. Постоянно вот такой, рассеянный, серо-стальной. Стены замка купаются в нём.
    -А освещение внутри замка?
    -Факелы в основном. По старинке, знаете ли. Впрочем, есть и керосиновые фонари. Но, упаси Боже, никакого электричества.
    Замок напоминает слоёный пирог – он громоздок, и от количества разнообразных пристроек, и от света этого – серо-стального, рассеянного – кажется единственной реальностью, объективную реальность заменяющую.
    Приехавший глядит на чичероне.
    -Вы ведь инженер-гидравлик? – спрашивает тот.
    -Ну да. Хотя не представляю, кого именно я должен проконсультировать.
    -О, это совершенно не важно. Кто-нибудь появится, как появился я.
    -Кстати, почему именно вы оказались моим чичероне?
    -Должен же кто-то им быть. Пойдёмте.
    Они проходят под аркой, потом ещё под одной.
    Свет такой же всюду – рассеянный, серо-стальной.
    -Зато, здесь не бывает темноты, - говорит чичероне, будто предупреждая вопрос инженера.
    -Где же врата? – спрашивает тот.
    -Вот они.
    -Но… я не вижу.
    -А их необязательно видеть. Главное, что они есть – и всё тут.
    -Как же так?
    -Ну, к примеру, вы помните себя в год или два?
    -В два? Конечно, нет.
    -Так и здесь. Вы сами не замечаете, как оказываетесь на территории замка. В этом суть.
    Строения теснятся – камень, кирпич, черепица, лестница, нагромождение всего…
    От света, кажется, что всё покрыто снегом – лёгким, зыбким.
    Но снега не может быть – ранняя осень.
    -А… - спрашивает приехавший, и в голосе его мелькает стальной ужас, - где я буду жить тоже не важно?
    -Конечно. – Улыбается чичероне. – Возможно, нигде. Возможно, за первой попавшейся дверью. Их много тут, как видите…
    Они, оказывается, уже в коридоре.
    Тот разветвляется, путается в круговоротах боковых завитков, и факелы мерцают красным, а где-то далеко горят большие керосиновые фонари.
    Света много – но он весь не живой.
    -Мы… - и тут инженер, обернувшись, обнаруживает, что никакого чичероне нет.
    И, вероятно, не было.
    Нужно бежать, выбираться, спасать свою хрустальную жизнь – которую только тронь – и разобьётся на тысячи кусочков.
    Он и бежит – несчастный инженер в старинном платье, со старомодным саквояжем.
    Где же гидравлический пресс?
    Мелькают автобусы, проезжающие прямо по коридорам, и крылья ангелов отливают серебром, и махровые цветы летят на гробы, ибо в движение вплетено и катастрофическое перемещение катафалков; лестницы возносят траурно одетых людей, чтобы одежды их стали цветными – возносят только для того, чтобы низвергнуть в бездну, не страшную, впрочем, мерцающую таким же серо-стальным, рассеянным светом; всюду что-то летит, свистит, брызжет, перекатывается, деньги выскакивают из банкоматов, но не поймать их, нет-нет, и даже гидравлические прессы, вмещённые в огромные ниши, штампуют что-то – может, кирпичи из сукновальной глины, а может – фальшивые деньги, а инженер всё бежит и бежит, поднимается по лестницам, попадает в новые переходы, и не представляет, не знает, чем это всё может закончиться…



    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Анклав ангелов. Сказки и притчи.
    Больше всего понравился последний рассказ, ненавязчиво перекликающийся с Кафкой. Только эпитет в названии хотелось бы усилить, "укрупнить", что ли. Остальные рассказы тоже интересны, каждый по-своему.
    05.11.14
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6540>Анклав ангелов</a>. Сказки и притчи.<br> <font color=gray>Больше всего понравился последний рассказ, ненавязчиво перекликающийся с Кафкой. Только эпитет в названии хотелось бы усилить, "укрупнить", что ли. Остальные рассказы тоже интересны, каждый по-своему. <br><small>05.11.14</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Анклав ангелов»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating