п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Васин: "Сумей стихом зажечь сердца" (Из Юджина Филда) (Переводные произведения).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Васин: "Сумей стихом зажечь сердца" (Из Юджина Филда).

    Несколько мастерских переводов прекрасного американского поэта. Мне больше всего понравились именно детские стихи. Но это тот случай, когда автору удавалось всё:
    Державы все падут во прах,
    И лишь моей стоять в веках.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Васин

    "Сумей стихом зажечь сердца" (Из Юджина Филда)

    От переводчика

    Американский писатель Юджин Филд (1850–1895) у себя на родине известен в первую очередь своими стихами для детей и юмористическими рассказами. Талантливый поэт, прозаик, журналист, он прожил короткую, но очень яркую жизнь.
    С ранних лет Юджин отличался неистребимым чувством юмора и был склонен к разным проказам и шалостям, из-за чего был вынужден часто менять место учёбы. Получив в конечном итоге диплом Колледжа Нокс в Гейлсбурге, предпринял длительное путешествие по Европе. Вернувшись через шесть месяцев в Соединённые Штаты, оказался без гроша за душой, но не потерял присутствия духа, устроившись на работу в «St. Joseph Gazette», сначала в качестве журналиста, затем редактора городских новостей. Его многочисленные статьи-побасенки, написанные лёгким, живым языком, пользовались неизменной популярностью у читателей и нередко перепечатывались другими крупными изданиями. Известность Филда росла: он работал главным редактором в «Times-Journa»l, в «Kansas City Times» и «Tribune», вёл юмористическую колонку в «Chicago Daily News».
    В 1879 году выходит первая книга его стихов «Христианские сокровища», сразу закрепившая за Филдом славу очень яркого и самобытного детского поэта. Но писал он не только для детей. Есть в его багаже и так называемые «взрослые» стихи, и песни, и рассказы, и эссе.
    Скончался Юджин Филд в Чикаго в 1895 году от сердечного приступа; на момент смерти ему было всего 45 лет.
    Имя Юджина Филда и по сей день живо в сердцах американцев. Поэту была посвящена одна из звёзд на Аллее Славы Сент-Луиса; в его честь названо больше десятка начальных школ по всей стране. Стихи Юджина клались – с большим успехом – на музыку и не раз переиздавались в различных сборниках.



    Поединок

    Котёнок из ситца и пёсик из льна
    Сидели на полке весь день дотемна,
    И, хоть уже было без четверти час,
    Никто не сомкнул настороженных глаз.
    Голландским часам и китайской тарелке
    Откуда-то стало известно о стрелке,
    Забитой заранее псом и котом.
    (Поверьте! Пусть сам я и не был при том,
    Тарелка мне всё рассказала потом.)

    Собака пролаяла: «Р-р-р-р – вау – вау!»
    И кот ей ответил пронзительным: «Мяу!»
    И тотчас же в воздух взметнулась стена
    Кружащихся клочьев из ситца и льна.
    От страха забили часы на камине:
    Они не видали такого в помине,
    Ведь были всегда не охочи до драк.
    (А в том, что случилось всё именно так,
    Часы мне поклялись, прибавив: «Тик-так!»)

    «Ах, что же нам делать?» – дрожа мелко-мелко,
    К часам из серванта взывала тарелка,
    В испуге следя, как собака и кот,
    Сцепившись, пускали воинственно в ход
    То зубы, то когти, и каждый, как мог,
    Пытался свалить неприятеля с ног,
    Кромсая безжалостно ситец и лён.
    (Хоть всё это больше похоже на сон,
    Тарелка не врёт мне, я в том убеждён!)

    А утром на месте полуночной драки
    Никто не нашёл ни кота, ни собаки.
    И в доме считают, видать, до сих пор,
    Что с полки унёс их какой-нибудь вор.
    Но это неправда! На самом-то деле
    Друг дружку они просто-напросто съели.
    Вы склонны не верить таким чудесам?
    (Наверно, я думал бы так же и сам,
    Но я доверяю голландским часам!)




    Японская колыбельная

    Спи, мой голубь, и крылья сложи,
    Бархат глазок прикрой поскорей.
    Ты так мирно лежишь, мой чудесный малыш,
    Словно в гнёздышке, в люльке своей.

    Видишь звёздочки там, в вышине,
    Что взошли на ночной небосклон?
    Как в лесу под капель колокольчиков трель
    Их далёкий серебряный звон.

    Светлый лучик проник сквозь окно,
    Жёлтый маленький лучик луны.
    Он пришёл, чтоб узнать, лёг ли мальчик в кровать,
    Крепко спит ли и видит ли сны.

    Слышишь, с моря доносится рёв?
    Это волны ведут разговор
    Про морские суда, что уже никогда
    Не вернутся в родимый простор.

    Спи, мой голубь, и крылья сложи,
    И закрой свои глазки скорей.
    Почему ты не спишь, мой любимый малыш,
    Словно в гнёздышке, в люльке своей?





    Поэт и король

    Да, я король, хоть испокон
    Сажусь на стул, а не на трон.
    Нет королевства у меня,
    Зато весь мир – моя родня.
    Пусть предо мной не преклонял
    Колени ни один вассал,
    Но слов моих бесценный дар
    В людских сердцах рождает жар,
    Пленяя их. И в этом соль.
    Вот потому-то я – король!

    Да, я король, но между тем
    В толпе не узнан я никем
    И этим счастлив: мне претят
    Горящий раболепством взгляд
    Или почтительный поклон.
    Служенье музам – мой закон.
    Я вижу в том свой главный куш,
    Что я – властитель ваших душ.
    Мне по плечу такая роль,
    В ней я – воистину король.

    Мне служит скипетром перо,
    Чей главный промысел – добро.
    А ведь ещё не так давно
    То веселило нас оно,
    То навевало жуткий сплин.
    Но я, как мудрый властелин,
    Делю по-честному на всех
    Беду и счастье, плач и смех,
    Успокоение и боль,
    И в этом деле я – король!

    Державы все падут во прах,
    И лишь моей стоять в веках.
    Мне подневольны с давних лет
    Печаль и радость, тьма и свет.
    А песни, сложенные мной,
    Всё так же реют над толпой.
    Их распевает вся страна,
    И значит, смерть мне не страшна.
    Она – ничто, пустышка, ноль.
    Я не умру, ведь я – король!

    Поверь, ты тоже сможешь, друг,
    Стать королём. Отбрось испуг!
    Будь смелых замыслов послом,
    Стремись к добру, борись со злом,
    За правду бейся до конца,
    Сумей стихом зажечь сердца,
    Всегда, и в мире, и в грозе,
    Будь верен избранной стезе
    Поэта – и тогда, изволь,
    Признают все, что ты – король!



    Катулл – Лесбии*

    Приди, о Лесбия, ко мне,
    И предадимся страсти!
    Покуда день горит в огне,
    Всё ныне в нашей власти.
    Уйдём в мир грёз на много лет,
    Чтоб не тревожил нас рассвет!

    Здесь, под акацией, в тени
    Смерть не вольна над нами.
    Скорей к устам моим прильни
    Горячими устами!
    Целуй раз триста. А потом,
    Пожалуй, сызнова начнём.

    И даже если кто-то нас
    Увидит из засады,
    Поверь, мой ангел, сей же час
    Он сдохнет от досады.
    Забудь о нём и в тишине
    Приди, о Лесбия, ко мне!

    ____________________________

    *Катулл, Гай Валерий (ок. 87 до н.э. – ок. 54 до н.э.) – один из наиболее известных поэтов Древнего Рима. Многие свои стихи посвящал некой Лесбии, прообразом которой традиционно считается скандально известная римская матрона Клодия Пульхра Терция.



    Песня Эросу

    Эрос – это бог любви;
    Он мой главный визави.
    Всей толпой за ним одним
    Музы мчатся впопыхах,
    И всегда приятен им
    Тот, кто эрос пел в стихах.
    Лишь ему – служенье муз,
    Чем и прочен наш союз.

    Но бывало, что путей
    Не найдя к любви своей,
    Я слонялся сам не свой
    И, кляня весь белый свет,
    Гиль такую нёс порой,
    Что умней журнальный бред.
    Только Эроса звонок
    Мне вернуть спасенье мог.

    Я, возможно, не дорос
    До любви, что пел Христос,
    Но я знаю, что не мил
    Музам тот, кто не сумел
    Описать любовный пыл.
    Графоманство – их удел.
    Только тот любовь постиг,
    Чей свободно льётся стих.

    Эрос, я готов весь век
    За тобой стремить свой бег –
    Хоть к вершине, хоть на дно,
    К свету солнца и во мглу.
    А состарюсь – всё равно
    Буду петь тебе хвалу,
    Вознося любви порыв
    До тех пор, пока я жив.




    Рейнская застольная
    («Fiducit»**)

    Три друга с Рейнских берегов
    Не раз в трактирном зале
    Глушили пиво будь здоров
    И песни распевали.
    В тот миг счастливей сих троих
    Вы не нашли бы в мире.
    Все беды прочь! Что толку в них,
    Когда сидишь в трактире.

    Один из них скончался вдруг,
    И уж другой – далече.
    Но каждый вечер третий друг
    Приходит к месту встречи,
    Всё так же бодр и сердцем прям,
    Наполнив влагой пенной
    Три кубка доверху, к друзьям
    Взывает ежедневно:

    «Друзья, я не увижу вас
    И не сидеть нам вместе!
    Но всё ж я с вами каждый раз
    На том же самом месте!
    Густого портера налью
    Я в чаши вам, в надежде,
    Что, выпив порцию свою,
    Взбодритесь вы, как прежде!»

    И вскоре он узрел сквозь мглу,
    За пеленой тумана,
    Как две фигуры, сев к столу,
    Схватились за стаканы,
    Произнесли: «Fiducit, брат!»
    И, выпив круговую,
    Все трое друг за другом, в ряд,
    Покинули пивную.

    _____________________________

    **«Истинная правда!» (лат.) – восклицание, с которым чокались участники студенческих пирушек, пившие на брудершафт.

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Васин
    : "Сумей стихом зажечь сердца" (Из Юджина Филда). Переводные произведения.
    Несколько мастерских переводов прекрасного американского поэта. Мне больше всего понравились именно детские стихи. Но это тот случай, когда автору удавалось всё.
    01.05.16
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/valur>Александр Васин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78025>"Сумей стихом зажечь сердца" (Из Юджина Филда)</a>. Переводные произведения.<br> <font color=gray>Несколько мастерских переводов прекрасного американского поэта. Мне больше всего понравились именно детские стихи. Но это тот случай, когда автору удавалось всё.<br><small>01.05.16</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Васин: "Сумей стихом зажечь сердца" (Из Юджина Филда)»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>