п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Васин: Память. (Из Т. Б. Олдрича) (Переводные произведения).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Васин: Память. (Из Т. Б. Олдрича).

    Александр Васин подарил нам встречу с ещё одним прекрасным американским поэтом - Томасом Бейли Олдричем. Стихи впечатляют. И отточенные четверостишия, и мастерские сонеты. Понравилась "Андромеда" с неожиданной Музой в образе роковой женщины. И ещё больше - "Воспоминание":

    Хоть я в холодном городе рождён,
    Где околею, кажется, вот-вот,
    Где низко нависает небосвод
    И не смолкает океана стон,
    Я часто вижу жизнь иных времён,
    Иных столетий и иных широт.
    Наверное, не зря во мне живёт
    Тот дух, что нас из дома гонит вон.
    Я помню как сейчас… Ночная мгла,
    Заросший сад за каменной стеной,
    Шуршанье волн о гальку в тишине,
    И девушка-нубийка, что пришла
    К реке, держа кувшин над головой,
    И навсегда разбила сердце мне.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Васин

    Память. (Из Т. Б. Олдрича)

    От переводчика


    Известного североамериканского писателя Томаса Бейли Олдрича (1836 – 1907) в нашей стране знают в основном благодаря его автобиографической повести «Рассказ о плохом мальчике» (1870), выпущенной у нас под названием «Воспоминания американского школьника». В ней с присущим ему юмором и изящностью слога Олдрич изобразил портрет отчаянного сорванца и проказника, предвосхитив тем самым выход другой не менее известной книги его знаменитого соотечественника Марка Твена о приключениях Тома Сойера и Гека Финна.
    Но, наверно, мало кто знает, что начинал Олдрич как поэт. Его первый сборник стихов «Колокола» вышел в 1855 году, а затем увидела свет самая успешная поэма писателя «Баллада малышки Бэлл». В раннем творчестве автора отчетливо прослеживалась связь с английской поэзией того времени. Гражданская война дала ему возможность набраться впечатлений и жизненного опыта в качестве фронтового корреспондента. Вернувшись потом в Нью-Йорк, Олдрич продолжает заниматься поэзией. Из-под его пера выходят поэмы «Юдифь и Олоферн», «Прекрасная книга брата Жерома» и еще много других чудесных стихотворений.
    Поэзия Олдрича афористична, полна мелодичности, отличается лёгким слогом и романтической утончённостью, в ней с необычайной силой и выразительностью раскрывается волшебный мир писателя, вдохновлённого наблюдениями за окружающей жизнью, а его сонеты принадлежат к лучшим произведениям североамериканской литературы.


    Знакомство

    В ночном эфире, мрачном и глубоком,
    Где ветра свист и только мгла кругом,
    Два призрака, столкнувшись ненароком,
    Застыли в удивлении немом.

    «Ты кто такой?» – волненья не скрывая,
    Воскликнул первый. И второй в ответ
    Задумчиво изрёк: «Ещё не знаю.
    Я лишь вчера покинул этот свет».


    Память

    Я стёр из памяти своей
    Гром битв и смерти королей,
    Но помню синий полдень мая
    И бриз, что налетал, играя,
    И морщил пруд, и за деревней
    Высокий контур башни древней,
    И терпкий запах смоляной
    Сосны, шумевшей надо мной,
    И на листочках дикой розы
    Росинок крошечные слёзы.


    Андромеда

    Античных драм заезженный сюжет
    Мой разум не тревожит, как бывало.
    Я убеждён, что радостей и бед
    И в нашей повседневности немало.
    Так, Андромеда, ждущая Персея,
    Меня волнует меньше, чем она –
    Та, что проходит, глаз поднять не смея,
    Проулком – ни девица, ни жена –
    Закутанная в жалкое тряпьё,
    Скользя от дома к дому тенью хмурой.
    И рушится во прах, у ног её
    Всё то, что мы зовём литературой.
    Вот это – настоящая беда,
    И древний миф пред нею – ерунда!


    Воспоминание

    Хоть я в холодном городе рождён,
    Где околею, кажется, вот-вот,
    Где низко нависает небосвод
    И не смолкает океана стон,
    Я часто вижу жизнь иных времён,
    Иных столетий и иных широт.
    Наверное, не зря во мне живёт
    Тот дух, что нас из дома гонит вон.
    Я помню как сейчас… Ночная мгла,
    Заросший сад за каменной стеной,
    Шуршанье волн о гальку в тишине,
    И девушка-нубийка, что пришла
    К реке, держа кувшин над головой,
    И навсегда разбила сердце мне.


    Уходящий в плавание

    Тенистый парк оставив за спиной
    И сводчатых порталов череду,
    Неторопливой поступью бреду
    Туда, где веет свежестью морской,
    И снова воцаряется покой
    В моей душе и гонит прочь беду.
    Я вижу белокрылых мачт орду,
    Что вытянулись в ряд передо мной,
    Чтобы опять, Фантазия моя,
    Умчать тебя к далеким берегам –
    На Корфу, Занзибар, Рапа-Нуи,
    В Цейлонские счастливые края
    Или к седым Арктическим снегам.
    Все ценности земли теперь – твои!


    Четверостишия

    Маски

    Трагедия наносит яркий грим,
    Свой неприглядный лик укрыв под ним.
    Но жалок этот лик, когда она
    Комедией во лжи уличена.


    Воспоминания

    Нам память изменяет, но едва ли
    Вы сможете забыть, хотя б на миг,
    Ладонь, что в алтаре вы пожимали,
    И своего ребенка первый крик.


    Маленькое уточнение

    «Как жаль, что жизнь моя промчалась мимо!» –
    Вздыхала, помышляя о конце,
    Та, что была монархами любима
    И провела все годы во дворце.


    За чтением

    Хороший стих страдает по вине
    Корявых рифм и неумелых фраз.
    Так плохо обработанный алмаз
    Неотвратимо падает в цене.


    В расчёте

    Уж если вам не по нутру
    Мой стол, вино и выбор блюд,
    Тогда ступайте подобру
    Искать себе другой приют.


    Письмо

    На смерть Эдварда Роуланда Силла
    27 февраля 1887 г.

    Беру письмо его – и вмиг
    В глазах темнеет свет
    И к горлу подступает крик:
    Его уж больше нет.

    В моём письме всё так же он
    Беспечно говорлив,
    Всё так же скромен и умён,
    Изыскан и учтив.

    Кем он при жизни был? На вид
    Обычный человек,
    И, хоть довольно знаменит,
    Душою чист как снег.

    Он навсегда во мне, незрим,
    Но я грущу порой,
    Что не могу общаться с ним,
    Как может он – со мной.










    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Васин
    : Память. (Из Т. Б. Олдрича). Переводные произведения.
    Александр Васин подарил нам встречу с ещё одним прекрасным американским поэтом - Томасом Бейли Олдричем. Стихи впечатляют. Отточенные четверостишия, мастерские сонеты: "Андромеда", "Воспоминание".
    17.11.16
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/valur>Александр Васин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78115>Память. (Из Т. Б. Олдрича)</a>. Переводные произведения.<br> <font color=gray>Александр Васин подарил нам встречу с ещё одним прекрасным американским поэтом - Томасом Бейли Олдричем. Стихи впечатляют. Отточенные четверостишия, мастерские сонеты: "Андромеда", "Воспоминание".<br><small>17.11.16</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Васин: Память. (Из Т. Б. Олдрича)»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>