п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Игорь Коган: Шарлатан 7 (Рассказ).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Игорь Коган: Шарлатан 7.

    Ещё одна глава эпохального текста о Шарлатане. Космический размах это повествование обрело уже давно, а теперь продолжается в том же духе, переходя от предметно-конкретного ко вселенскому и обратно. Завершается она словами "конец первой части". Интересно, сколько ещё получится частей? Дописать эту историю - при таких-то "затравках" - очень не просто. Даже немного сочувствую автору...

    Редактор отдела прозы, 
    Елена Мокрушина

    Игорь Коган

    Шарлатан 7

    …«кролики» расселись в вагоне, чуть ли не за руки держась: трое по ходу поезда, молодняк напротив. Честно говоря, на такую групповуху я не рассчитывал. Скорее наоборот – разбредись они по всему салону, удобней было бы наблюдать за их соседями, особенно за аппетитными коленками в мини юбках….
    Прав был Шарлатан насчёт желания поиграться новыми способностями. Поди хреново! Зри куда хочешь – и ни одна тебе не скажет «чё вылупился?». Я, разумеется, не сексуальный маньяк, но отказывать себе в невинных удовольствиях, последнее дело.
    Как много потеряли наши деды и прадеды! Да что там деды – отцы! Ещё лет пятьдесят тому, демонстрация подобного рода невинных прелестей совершенно не представлялась возможным. Мода, в силу ханжеско-моральных предрассудков, откровенно игнорировала генетические пристрастия раздосадованных дам. Ежели по Гамбургскому счёту, то La famme emansipe в переводе на любой язык, включая французский, означает не что иное, как беззаветное желание распоряжаться собственным телом по собственному усмотрению. Никакой иной свободы нормальной женщине даром не нужно. За всё остальное пусть эти козлы платят, впрочем, за ЭТО тоже, причём вдвойне. В древнейших Шумеро-Аккадских текстах (IV – III тысячелетие до нашей эры), основанных на Хурритской мифологии клинописано: «Жены и девы созданы богами для того, чтобы их ласкали, а мужи чтобы ласкать оных, и с помощью нехитрых приспособлений, с пристрастием исторгать из оных жен и дев сладчайшие звукоизвержения, кои бесконечно дороги и любы изысканно-утончённому слуху избранных небожителей…». Похоже там наверху вообще ни на что не способны, кроме как свечку держать, вот и изгаляются….
    О коленках можно написать целую поэму. Вполне возможно я займусь этим на склоне лет – если доживу, что при нынешних взаимоотношениях с этой сукой Марьяной весьма проблематично. Тут надобно начать с того, что у каждой пары коленок есть своё, соответствующее данному конкретному моменту, выражение лица. Поглядев на коленки, можно спокойно не смотреть на всё остальное. Коленки – самым красноречивым образом повествуют о характере, темпераменте, настроении, тактических задачах и стратегических целях обладателя оных. Ежели, к примеру, коленки тесно сдвинуты и даже несколько напряжены, причём до такой степени, что между ними и мышь не проскочит, можно с уверенностью сказать - верхнее выражение лица будет точно таким же, и вообще – обладатель данных коленок, наверняка, что-то нехорошее скрывает. Когда же, напротив, коленки легки, изящны, невинны, послушны, веселы и распахнуты, то временно проживающие рядом существа иного предназначения, перестают скучать, хмуро пялиться в проезжающую природу, их скорбно-рассеянное мышление приобретает целенаправленный характер. Даже расположенные по соседству хмурые, сдержанные коленки, начинают волноваться, приходить в непозволительный ажиотаж и думать – « А что, в конце концов, такого…? А мы то что…?? «Что ж мы – на зимние квартиры»…??? У нас тоже коленки имеются!!! С ними тоже ещё хоть куда – «И в пир, и в мир, и в добрые люди…». Кстати, у той помешанной на скандальном сексе стервы – я помянул о ней в предыдущей главе - коленки были выше всяческих похвал…
    Ну да ладно – пора вернуться к моим подследственным кроликам.
    Мужики, как только уселись, откупорили по пиву и быстренько присосались. Они были просты как три рубля: смолоду, по-соседски, дружили, смолоду, по дурости, за мелкую хулиганку отсидели, причём тоже по-соседски – на одной зоне. На постоянной работе подолгу не задерживались, а последний год перебивались случайными заработками. Пару дней назад прочли в газете, что на московской стройке требуются разнорабочие, общагу дать могут - ну и рванули.
    Тётка вытащила промусоленную книжку и активно зашевелила губами. Она не столько читала, сколько была озабочена пересадкой на автобус. Опоздание электричек было в порядке вещей. Перспектива лишний час прозябать на вокзале, и ещё минут сорок дрыгаться по задрипанной дороге, в таком же захудало-дырявом автобусе, не радовала. Красивое, рокочущее имя Екатерина отскакивало от неё, как теннисный мячик, зато отчество Шараповна необычайно шло: и то и другое было от фонаря присвоено в детском доме. Из того же дома она через несколько лет взяла приёмную дочь, которую приметила в младшей группе ещё до выпуска в люди. Углубляться далее не было интереса и, как оказалось впоследствии, пришлось сильно об этом пожалеть…
    Сладкая парочка, тут же, при всех, обсюсюкалась. Солнце, галопом перемигивалось с вершинами деревьев, и мурыжило соплякам глаза, мешая сосредоточиться друг на друге.Когда же они, наконец, отмиловались, то горячо заспорили, в каком кабаке и как надолго зависнуть, не подозревая, что над ними уже нависли грозные родительские тучи. На Белорусском вокзале беглецов примут поднятые по тревоге цепкие, бережные руки - адъютанты, ординарцы, прочая челядь, предназначенная для обслуживания начальственных папаш и, с комфортом, препроводят взад – к приписанному месту дислокации. Как говорят, в таких случаях, на Украине – «добре обломае…».Даже обидно за них стало. Зачем снабжать юнцов таким взрослым количеством тестостерона!? Ведь им на двоих не больше двадцати восьми. Шарлатан тут явно перестарался.
    Я в их годы…. А что я, собственно, в их годы…? В их годы я обзавелся первой девочкой. В их годы я был хорош! Очень хорош! Не то, что сейчас. Многие девчонки на меня глаз косили, а виноват папа. Разбирая как-то его бумаги, наткнулся на юношеское четверостишие:
    Я скажу вам девочки, правды не тая,
    Что таких хорошеньких не достоин я…
    Где вы, эти самые - рост, и стать, и грудь…
    Разве что глаза мои стоят что-нибудь…».
    Яблоко от яблони недалеко падает. Количество слабых полом, папа хранил их письма в особой шкатулке, подальше от семейных разборок, впечатляло. По всей вероятности он был ещё тот ходок, несмотря на весьма сомнительное телосложение и попорченный в детстве позвоночник.
    Как сейчас помню – одна тысяча девятьсот шестьдесят первый: Гагарин, Куба, фарца, пионерский галстук, первые приводы, первая девочка....
    Светке было шестнадцать. Я ужасно этим гордился. Ещё бы – на два года меня старше! Десятиклассница! Это вам не хухры-мухры! Правда, нам в голову не могло прийти облизывать друг друга при всем честном народе, а мне называть её тёлкой. Светка – тёлка…. Она бы точно не поняла и обеспечила мне фонари под каждым глазом….
    Кстати, откуда мне известно, что слюнявчиков заметут на Белорусском? Ведь я отмотал плёнку от Звенигорода до Здравниц не более! Клёвая вещь подсознание, если уметь им пользоваться – всё наперёд знает…. Шарлатан, конечно, помог – раскачал, но ясно одно – всё дело в желании и тренировке – каждый может. Задай вопрос – придёт ответ. Только сейчас я понял значение слов Шарлатана в одной из наших бесед: «Вопросы, молодой человек надо задавать правильно. Точный ответ придёт только на точный вопрос, и никак иначе».
    Так – что у меня с тёткой и что в остатке? «Здравницы» проехали. «Пионерская» на подходе. Через шесть минут «Одинцово». Стало быть, про тётку можно забыть – доехала. Баба с возу – кобыле легче…!
    В остатке у меня сосунки и работяги. С работягами я распрощаюсь на Белорусском – не до них. Сосунков жалко. Может высадить их пораньше? Окружную проехали – Москва уже. Внушу им на Беговой выскочить. Метро рядом. Три остановки и Пушкинская, а там уж как хотят сами…. Одно плохо – Шарлатан трёпку задаст. Сказал же - без нужды в чужую судьбу не соваться. В конце концов, мне что - больше всех надо? Довезу и баста.
    «Остановочная платформа «Одинцово» ржавым хрипьём прокаркало из динамиков. Тётка, зачитавшись, ракетой рванула к выходу. Вместо тётки в вагон зашли и уселись на её место две весьма примечательные коленки. Не зря говорят в народе «дают – бери, а бьют – беги». Однако, как только я с неприкрытым вожделением примостился напротив, то мгновенно почувствовал резкую боль в заднице. Вскочив, я враждебно уставился на сиденье, ожидая увидеть что-то вроде гвоздя или большой кнопки, но вместо этого узрел здоровенную раздавленную осу и не на лавке вагона, а на скошенном поле….
    - Не жалко? – раздался до омерзения знакомый голос
    - Кого? – спросил я усиленно потираясь.
    -Разумеется несчастное насекомое, а не ваше мягкое место.
    - От вас дождёшься. Небось, сами подложили.
    - Жертвовать живым организмом ради такого разгильдяя не по моей части. Вспомните любимый афоризм старшины: «Мне что каша, что Маша – что положат, то и съем…». Это про вас. Заигрались, молодой человек, решили завести интрижку думая, что ваше тело там. Да хоть верхом на эти коленки заберитесь - они не увидят, не услышат, и что самое, для вас, неприятное, не почувствуют…. Находиться в одном месте и видеть, что происходит в других, мгновенно исчезнуть в одном месте и возникнуть в другом – всему, при известных усилиях, можно научиться – даже Вам. Обретаться плотью своя в двух местах разом даже Марьяна не способна.
    - А вы у нас на все руки мастак? – придал я голосу самые мерзкие интонации.
    - Божий промысел всяко чудеснее суетного ума человеческого.Призор очес ваших, перенесите с коленок на соседа справа, оно для дела сподручней.
    Вот гад – даже ухом не повёл. Тоже мне – монах-доминиканец. Злит меня специально. Знает же - терпеть не могу, когда он на этот дурацкий язык переходит.
    - А на что он сдался? Хоть справа, хоть слева. Мне с ним детей не крестить. И вообще – я кроликов до места довёз? Довёз. Коленки это так – проходил мимо. Теперь парня этого искать надо, что деньги упёр.
    - Искать незачем он только что в вагон зашёл, вместе с коленками - справа от них сидит. Так что крестить не крестить, а дело иметь придётся.
    - Как это я раньше его не заметил. - меня так и подмывало нахамить - Где ж ваше хвалёное подсознание было?
    - Во первых - не моё, а ваше. Во вторых - вы, молодой человек, из за фанатического пристрастия к коленкам пол жизни не заметили. Где уж подсознанию через этакие дебри пробиться. Вам бы от конкретных дел увильнуть, да в риторическом плетении словес поупражняться…. Поэмы решили писать, молодость вспомнили…. Количество рогов ваших - безмерно проросших - в памяти освежить не желаете? Ступайте ка назад и дело до конца доведите….

    ….«Станция Белорусская – конечная. Поезд дальше не пойдёт. Просьба освободить вагоны».

    Парня узнал сразу. Нацмен. Из залётных. Моя продавщица, по специальности этнограф, определила, что он вогул, мол вогулы издавна водились на западном Урале, задолго до прихода русских. Он уже неделю на рынке болтался – подрабатывал: где поднесёт, где помоет, где подтащит, где стащит…. Не он один такой. Залётных понять можно. Где ж ещё кормиться, как не на рынке? Жить всем хочется. Но чтоб так….
    Самым коротким путём он выскочил на привокзальную площадь и уверенно направился к метро «Белорусская кольцевая». Стало быть, знает куда идёт.
    Не упуская его из вида, я пошел через поле в строну корпусов. Пора было собирать шмотки и валить из «Елочки» самому.
    Между тем Вогул сбежал вниз по эскалатору на кольцевую и сразу направился в другой конец станции к пересадке на радиальную.
    Правильно. С большими деньгами не худо лишний раз повилять – вдруг, кто на хвост уселся, иначе бы ещё внутри вокзала туда пошёл. На нём была свободная хламида, а под ней, в нескольких карманах болталось семь с половиной лимонов. Это я сразу посмотрел. Берлога у него, конечно же была, но видимо ненадёжная – стал бы он с такими бабками по Москве шастать.
    Что делаю? Варианта два: либо звонить Сергею и с рук на руки передать, либо прогуляться с Вогулом до конца и только потом звонить. С одной стороны – «С глаз долой из сердца вон», с другой любопытство не порок,….
    - …а большое свинство – раздался голос моего записного топтуна. - впрочем, советовать не берусь – решайте сами.
    - А зачем тогда встревать? Я, на минуточку, забыл даже, что Вас на свете есть…. Так, знаете ли, хорошо стало….
    - Для того и встрял. Кое-кого без попечения оставлять страшно. Вдруг во время вашего путешествия с Вогулом, снова коленки объявятся, да ещё не в одном экземпляре…. Ну ладно – удаляюсь. Решайте, что делать будете. Про меня, старика, не забывайте. Дружку вашему, наконец, позвоните. Тянуть не советую.
    Очень странно. Без дела старый хрычь никогда не объявлялся. Что ему нужно-то было? Поболтать? Вряд ли. Неужели только для того, чтобы о звонке напомнить? Лишних слов он вообще не говорит. Точный смысл в словесную лабуду вплетает. Разбирайся потом…. Впрочем, гадать бесполезно. Сам скажет.
    Пока я шёл в номер, Вогул, со знанием дела «разминался» в подземке: вылез на «Тверской», пересел на «Пушкинскую», доехал до «Кузнецкого моста», скорым шагом прошмыгнул на «Лубянку», докатил до «Библиотеки Ленина», вместе с людским водоворотом протёк к «Александровскому саду», по «Филёвской лини» добрался до «Киевской» и только там вышел на улицу.
    Шустро петляет. Буд-то здесь родился. Или его кто-то водит...?
    Сейчас даже москвичи, в семидесятых - восьмидесятых годах прошлого века рождённые, толком города не знают, а кто моложе и подавно. Это мы – пацаны конца пятидесятых, начала шестидесятых годов того же века, промышляя мелкими кражами, типа кто чего у кого сдёрнет, все подворотни в округе знали, чтоб от мусоров ноги делать, и то приводы имели, а этот - как у себя дома. Очень интересно. Я даже шмотки перестал собирать.
    Тем временем этот занюханный обормот прошёл через Большую Дорогомиловскую, выперся своей хламидой на Кутузовский проспект и уверенно пошустрил в направлении Триумфальной арки.
    Всё-таки Сергею надо звонить. Не ровен час хрень какая случиться – хлопот не оберешься.
    Трубу он взял сразу.
    - Ну - что скажешь?
    - Нашёл.От «Белорусского» слежу. Виляет грамотно. Пол Москвы в метро нарезал. Вышел на «Киевской» к Дорогомиловке. Идёт вверх по «Кутузке» Пока там.
    - Бабки при нём?
    - При нём, при нём.
    - Все?
    - Все.
    - Сколько?
    - Семь с половиной.
    - Что делать думаешь?
    - А это уж вам решать. Я своё сделал. Мочалку во сне не жуйте. Минут через тридцать – сорок, успеете к мосту «Багратион». Вогул, к этому времени, тоже туда допрётся.
    - Какой Вогул?
    - Да я прозвал так - для удобства. В голову не бери. Будешь на месте – отзвони. Сориентирую. Всё. Отбой.
    Так - осталось не потерять из вида. Где он – голубчик? Ага – витрину смотрит. Блин! Бюстгальтеры ему зачем? Парой тюбетеек решил разжиться? С его шевелюрой размер нужен 105Н! Уж я - то знаю. Все перепробовал, когда работал директором в одном из театров. Художник с режиссёром, чтоб им пусто было, придумали такие здоровенные шляпы, что они еле на головах держались, да ещё царапались. До премьеры пять дней! Надо было срочно защитить актёрские головы от шляп, а режиссёра с художником от актёрского мата. Тут меня осенило. Поехал на фабрику женского белья и попросился в цех, где эту специфическую продукцию до ума доводят. Взял максимальные размеры с толстыми поролоновыми прокладками и стал перед зеркалом на башку мерить. Обвались в цехе потолок, меня привлекли бы за умышленное убийство и так уже почти умерших от конвульсий работниц в количестве двухсот штук. Бог, однако, миловал. Бюсты разрезали пополам. Поролоновые вместилища закрепили внутри шляп. Задача была решена. С тех пор меня актриски, втихаря, бюсторезом прозвали, а некоторые, весьма близко знакомые, доставать начали. Пойдем, мол, в магазин – выбрать поможешь.
    Что там мой Вогул? Ты смотри – всё там же. Стоит и глазеет на магазин «Бюстье». Вот уроды! Хоть бы название по-французски писали, или русский вариант придумали – Грудье, допустим, Сисье…. А что? - нормальные русские названия…
    В кармане затряслось, задрыгалось, а потом грянуло «Во саду ли в огороде»…
    Так – братва доехала.
    - Алло – вы где?
    - У моста Багратион.
    - Валите на Кутузку.
    - Пацаны с машиной там, у метро. А Валгал твой где?
    - Он такой же мой, как твой, и не Валгал, а Вогул.
    - Да мать его так…. Где он?
    - По вашей стороне. Метров на пятьсот ниже. Отстал, наконец, от витрины. Идёт к вам. Сейчас у дома 22. Советую разделиться. Хрен его знает…. Может он через дорогу сиганёт или в подворотню, какую. Там и возьмёте.
    - Спятил? В таком месте брать!
    - Что предлагаешь?
    - Я к парням. Беру двоих и навстречу. Поравняемся – будем вести. Возьмём позже – где сподручней будет.
    - Замётано. На всякий случай - он в здоровенной чёрной куртке.
    - Узнаем. Такие стаями по Кутузке не ходят.
    - Хорошо. До вас ещё метров триста. Я своё сделал. Если что – звони.
    Мать твою за ногу - неужели отмазался??? Да нет пока. Бабки возьмут – отстанут, а так нет. Может проследить втихаря? Если что помочь? К чёрту! Пусть сами возятся.
    Бросив собирать шмотки я потащился в администрацию заплатить ещё за пару суток. Заплатил. Вышел из служебного блока и развалился рядом на лавочке. Время переползло уже за две трети, когда из уродливых кучевых облаков выперлось солнце и до того раскорячилось и разговелось, как будто не пять вечера было, а середина дня. Благодать - то какая! Так бы и
    прожмурился не вставая лет десять…. Натура моя от природы барски ленивая – Обломов отдыхает…. Живи я во времена Гончарова, он бы про меня роман написал. Кто-то, весьма наблюдательный, определил человека имевшего счастье, а может быть несчастье уродиться на территории Российской Империи таким образом: человек российский это такой, человек, которому что-то очень хочется, ну так хочется – просто до смерти, но ежели нет, то и хрен с ним – это про меня. Говоря Шарлатановым языком: через енту генетическую фигню, великое множество всяческих перипетий испытать приключилось.
    - А сколько ещё впереди будет – послышалось рядом - у меня всё заранее отмечено, ежели вы, конечно, сами чего-нибудь не отчебучите…. Закон свободной воли, как вы давеча весьма ехидно заметили, никто не отменял. Да не крутите головой – всё равно не увидите.
    \" Правду люди говорят: как рогатого помянешь – он тут как тут…. Явился, не запылился – обессилено-безразлично подумал я, уже почти расплавившись в объятиях озверевшего светила - чёрт с ним, всё одно никуда не денешься\".
    - Вы просто боитесь на глаза показаться – расслабленно промурлыкал я - Не ровен час, ухвачу Бога за бороду. Припомню все измывательства….
    - Да ладно грозиться. Ухватите сначала - потом радуйтесь. Не против, если присяду?
    - А если против? Вы уймётесь?
    - Да нет, конечно. Просто отодвинусь подальше.
    - Имеете что сказать – садитесь. Впрочем, вы всегда имеете что сказать – я с наслаждением широко и звонко зевнул - пару слов как минимум….
    - Ну вот и ладушки – лавочка рядом со мной скрипнула - Надолго тут застрять собираетесь?
    - Результат здесь дождусь. Решат – позвонят.
    - Думаете, позвонят?
    - Думаете, нет?
    - Не думаю – знаю.
    - Это почему же?
    - Экий дотошный право. Ну, хорошо. Год назад вас попросили привезти несколько ящиков пива. Помните?
    - Ну, помню. Мне Сергей звонил. У них был какой-то праздник. День рождения или что-то вроде того.
    - Вы привезли и захотели остаться. Что сказал Сергей, помните?
    - Смутно.
    - Он сказал: «Хочешь стать одним из нас - садись, но знай: вход рупь - выход два. Будешь наш – с потрохами. Сейчас мы просто твоя крыша. Ты платишь, мы решаем проблемы. Пиво привез? Ну и вали отсюда».
    - Вы хотите сказать….
    - Я хочу сказать - они всё решили. Отчитываться не станут.
    - А если сам позвоню?
    - Высоцкого помните? «…ты Зин на грубость нарываешься…». Оно вам надо? Вечно у вас, в извилинах, какой-то раздрай происходит: «душа в рай просится, а ноги в милицию»….
    - А вы без нотации, как без пряничка – огрызнулся я - по «душе босыми ножками» не пройдётесь…
    - Отчего нет? – Может пройдусь когда – ежели заслужите…. Вам, молодой человек, делом заниматься надо. Вопросик задать позволите?
    - Ну, ежели только один – извольте.
    - Минут этак тридцать назад, во время нашего предпоследнего общения, вы задали себе вопрос – «Что ему нужно-то было? Поболтать? Вряд ли…. Впрочем, гадать бесполезно. Сам скажет». Я тогда повременить решил - надеялся, внимательнее будете. Ан нет - говорю сейчас. За мгновение до того, как вы решили покинуть Кутузку, к дому под номером тридцать подъехало такси…. Плёнку назад открутите. Припомните, последними искрами подсознания, кто из него вышел…
    Вот же хрен старый – никак расслабиться не даст. Может, я последний раз на солнышке греюсь…. «Ах черт!!!! Марьяна!!!»
    - Да что ж вы скачете – как ужаленный. Я тоже здесь сижу, между прочим.Если б не мой лёгкий вес точно перевернулся бы вместе с лавкой.
    - Так Марьяна же!
    - К чему такая паника? Ну, Марьяна. Ну и что?
    - Это Вам ну и что! А мне-то что делать!?
    - Вы меня спрашиваете???
    - А кого мне ещё спрашивать?
    - Себя, молодой человек. Себя. Вы, кажется, решили самостоятельность проявить…. Я не против - не могу быть против. Права такого не имею. Решайте: либо живёте как у меня записано, либо – неизвестную дверь откройте…. Только – как в прошлый раз - не ошибитесь. Ежели повезёт - я, может быть, пройдусь ножками босыми по душе вашей…
    - От вас дождешься – граблей шершавых….
    - Вы, юноша, хотя вы давно не юноша, начинаете мне надоедать. Полжизни почти прожили, а всё ни тпру, ни ну – как сом под корягой…. Решайтесь уж….
    - Да решусь, решусь. К завтрему высплюсь и решусь…. Дайте хоть погреться напоследок…. Разберусь с вашей Марьяной. Только не сейчас – позже. И сам – по-своему. Хватит за шкирку таскать да загадками изъяснятся! Ошибки какие-то понавешали: знать не знаю, ведать не ведаю, и знать не хочу. Оставьте меня в покое, с вашей неизвестной дверью! И не только меня, кстати! – Тут я вконец обозлился и меня прорвало. - Это ж надо причину, какую учудить: столько людей живых в ловушку загнать, да не в ловушку, а в мышеловку какую-то, и никому из неё живым не выбраться, разве что с гарантией обратно вернуться, и в очередной раз уйму десятков лет помучиться, а потом снова, и снова, и снова…
    Я, вскочил, смачно, по рыночному, сплюнул, и сорвался черт его знает куда, – лишь бы
    с глаз долой….
    - Ну-ну – послышалось в след – «Была туча велика, грозна и страшна от стуку пушечного и пищального», особливо ежели слово пищаль понимать не буквально, а в переносном смысле….. Ишь ты каков: «…юноша бледный, со взором горящим…» борец за всеобщее счастье…. Прежде чем о других заботу проявлять, себе помочь надобно…. Дерево посадил? Дом построил? Хоть одну из баб многочисленных осчастливил? Всё не по-людски. Не посерёдке, а с вывертами: либо никак, либо потом всех трясёт - веками. Однажды – давным-давно - я прошёлся по душе твоей ножками босыми.Позволил неизвестную дверь открыть…. А ты что учудил? В жертву себя принёс! Кому???!!! Поняли??? Оценили??? Разве грезили мы об этом? Сын мой! Ну что ж – «Вольному воля – спасённому рай», или, как говаривал твой армейский старшина, «Хозяин – барин», а «Мёртвые сраму не имут»…. Сейчас ты забудешь всё что слышал – надолго. По земным меркам – навсегда. Поживешь ещё с десяток жизней – без памяти - как человек нормальный и средний, а там – посмотрим…. Единственно, что могу гарантировать – второй раз не распнут.

    Конец первой части...

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Игорь Коган
    : Шарлатан 7. Рассказ.
    Ещё одна глава эпохального текста о Шарлатане.
    05.01.17
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/garrigrass>Игорь Коган</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78123>Шарлатан 7</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Ещё одна глава эпохального текста о Шарлатане.<br><small>05.01.17</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Игорь Коган: Шарлатан 7»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>