п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Виктор Пеньковский: Стронг (Рассказ).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Виктор Пеньковский: Стронг.

    Приятно видеть на сайте нашего старого автора, который так давно тут не появлялся.
    Жанр его рассказов своеобразен. Что-то среднее между старой страшной сказкой и современным ужастиком.
    Но жанр этого рассказа я назвала бы иначе - бытовой фантастикой. Тут больше забавного, чем страшного.

    Редактор отдела прозы, 
    Елена Мокрушина

    Виктор Пеньковский

    Стронг


    СТРОНГ

    1

    В начале лета, в самые предсессионные деньки, Васнецов и Перепалов, Андрей и Павел, перекидываясь краткими малозначащими фразами, спешили на свидание. Оба. К одной.
    Разумеется, девушка не могла принадлежать им обоим. Она была настоящей леди. Гордой, самобытной, образованной, однолюбкой.
    Только один из друзей посягал на ее сердце - Васнецов, а другой – желал поглядеть , оценить, так сказать, выбор товарища.
    Оба они были закадычнейшими друзьями. Их связывала древняя дружба, и родители их были так же знакомы. Оба они собирались поступать в одно и тоже высшее заведение после окончания технического колледжа. И оба, кстати, когда - то клялись, что никогда не женятся. Однако, как давно это было! Очень давно...
    Никакая гордая, самобытная умница-юбка, конечно же, не могла просто так стать фрондером меж верными друзьями. А уж если из них кто выбрал невесту, то другой должен знать, - с кем потом якшаться? Вторая половинка лепшего - не шутка!
    И все - таки, Васнецов не испытывал особенной крайности в знакомстве своей Наты с Павлом, тем более, что с девушкой они только-только стали по-серьезному встречаться, говорить о глубоком...
    И, откровенно говоря, к позору, может быть Васнецова, его не больно волновал будущий вердикт кореша на счет его личного выбора. Васнецова все вполне устраивало.


    2

    Остановились у подъезда многоэтажки. Андрей вздохнул, бросив взгляд на товарища. Ему хотелось сказать что-нибудь противоречащее запланированному скоропостижному знакомству, чтобы они тут же изменили план просмотра, развернулись и пошли по другим делам. Но в том-то и дело, что дел никаких не было. А сидеть за учебниками в столь прекрасный, кричащий летний день - недопустимая роскошь!
    «Где написано, что в дружбе должен быть такой пунктик - мониторинг подруг? – волновало Васнецова. – Ведь он, Пашка, сам придумал! И еще: у каждого свои вкусы. Может быть, ему Наталья не приглянется? Да ведь он-то что? Не жить же ему с ней, не говорить о главном, об интимном, не лежать в кровати... Тьфу!»
    Васнецов подумал, что думает не о том. Понравиться ли она Перепалову или нет, так ли это масштабно? На метод каверзного Перепалова задавать тупые вопросы, ставящие любого в тупик, Наташа может оказаться не столь извилисто-умна - одно из любимых неологизмов друга - но ведь она круглая отличница в своем университете! Разве это не вердикт?
    «Все в общем надумано Пашкой. Я всегда был за его спиной, вторым.… Но теперь…»
    «Он еще не знает, что Ната в два года старше...»
    А в этом есть веский контраргумент поддеть, разрушить данный союз. И эти забавные ее веснушки, так возбуждающие…, на нежной светло-игреневой коже! Рассыпанные по всему носу, они таяли в вакуумной пустоте дальше, редея, к щекам. Словно след Большого Взрыва расширяющейся Вселенной... Картина начертанная Самим Создателем... Понравится ли это Перепалову? Да разве это вопрос?
    « И Ната тут совершенно не в курсе тайного дурацкого просмотра. Ах, если бы еще и узнала - послала б куда подальше. Обоих!»
    \"Нет, - думал Васнецов, - это не пунктик, а целый вымудренный параграф дружбы, - мониторинг пассий, и он совершенно излишен!»
    Васнецов почесал затылок. Перепалов свел брови.
    - Ну? - сказал последний. - Где?
    - Что?
    - Кто! - пояснил Перепалов. - Она – кто?
    Безцветные брови Васнецова взметнулись, и он передал:
    - У меня ключ. И если она немножко задержится - ничего страшного, не правда ли?
    - Ты и говорить стал как-то по-чудному: \"не правда ли\"... Тьфу!
    Часть капли пенки слюны осталась висеть на подбородке Павла. Такого никогда не было.
    Васнецов брезгливо поморщился, отводя глаза.
    - Ключ? Ха! Что за ключ? - Спросил Павел.
    - Она дала мне ключ, - Ответствовал друг, делая незаметное ударение на \"она\".
    - Ого! - мотнул головой Павел. - Вы ... далеко зашли.
    - Ну, зашли, как зашли, - нервно подернул плечом Васнецов.
    Вошли в подъезд. Даже здесь, в этом полутемном убежище от жаркого солнца, Андрею казалось, начинало веять ею, Натальей. Тонкий запах лилий...
    \"А если я просто влюбился?\" - думал Васнецов.
    Перепалов в два счета одолел пять огромных лестниц парадных ступеней и встал у лифта. Он не видел переменчивый блеск в приятеле, не понимал измышлений его. Даже если бы ему их растолковали, удивился б.
    Ехали в лифте. Молчали. Шестой этаж. Вышли. Перепалов первым, шагал с высоко поднятой головой. Раскидистые, широкие телодвижения едва не задевали товарища. Васнецов ждал, когда Перепалов успокоится и отойдет чуть в сторону.
    - Так она дома, что ли? - Бодрым голосом спросил Павел.
    Васнецов не спеша сунул ключ в замок. Щелкнул затвор.
    - Пожалуйста! - Толкнул дверь и вежливо пропустил первым друга. Перепалов прошел, расплескивая в лице искусственную бравурную эмоцию, не обращая особого внимания на прохладную мину товарища.

    3

    - О - о! - произнес Перепалов, войдя и оглядываясь. - Да мы боярыни!
    В квартире - евроремонт и убранства со вкусом. Вошедшему Перепалову глаз прикрывал листок какого-то ярколистного экзотического дерева-растения, жившего тут же у входа в коридоре, в огромном горшке. Но Павел не обращал и на это особого внимания. И одним глазом было видно, - дружбан не прогадал!
    - Здесь подождем ее, - деловито-флегматически произнес Васнецов, протянул руку к витражной двери комнаты, чтобы туда ввести товарища, но последний даже и головы не повернул. Васнецов подумал и прошел в кухню.
    Павел стал стягивать с себя обувь, чувствуя, что настроеньице почему-то подугасло. Один кед нарочно полетел подошвой вверх.
    Перепалов прошел прямо, куда глаза глядели, - в арку распахнутого зала, самую большую, очевидно, самую светлую, нарядную комнату, и принялся изучать здесь все.
    - Книги - хорошо ! - заключил он для сначала , пройдя вдоль вишневого стеллажа стилизованного под старину, полную разнообразных, разноколеровых обложек разной толщины.
    Он простегнул, кажется по корешкам каждой из них, и хоть и похвалил хозяев громко, на лице его зиждилось недовольство.
    - Книги говорят, так сказать, об интеллекте! - говорил Перепалов с иронией в голосе. - Скажи сколько, э-э, у тебя, так сказать, книг, и я, значит, скажу сколько в тебе извилин ! Дэ-эс...
    Павел обернулся к Васнецову, который зашел и стоял на пороге зала, и мимикой требовал что-то.
    Эта квартира, девушка-подружка, книги… Черная полоса какая-то или драный пес, перебежал дорогу двум не-разлей друзьям. Что же?
    - Так или нет? - переспросил Перепалов, упорно глядя в зрачки Васнецову.
    Васнецов пожал плечами и произнес то, что хотел:
    - Паша, пожалуйста, только ничего тут не трогай! – Предупредил.
    Перепалов сомкнув что-то в лице, кивнул, пряча обиду:
    - Ладно. Будь спок!
    Васнецов тогда прошел по-хозяйничьи, с удовольствием, за спиной Павла – тот слышал, - ухнулся в мягкое кресло. Перепалов край глаза увидел дельное лицо друга, но сам будто еще пялился на книги.
    - И кто ж ее родоки? – Задался Павел.
    - Родители? - крякнул Васнецов непривычно, не скромно, не по-дружески. - Путешественники - репортеры. Сейчас в Африке, где - то Калахари, на юге .
    Перепалов обернулся к другу, сфокусировав его, мотнул подбородком.
    - А! Да ты в курсе!
    - Да. - В голосе Васнецова балованная нотка малодушия.
    Но вот он вдруг соскочил с кресла и быстрыми шагами направился в сторону кухни, откуда доносился звук забытой жарки.
    \"Еще бы..!\" - теснилась останками зависть-мысль в Перепалове.
    Голос друга он теперь мог слышать из кухни и чувствовал, как настроение его словно лодочкой в океане то поднимало на волнах вверх, то падало и утопало в среде темных, мутных вод, меняясь то в лучшую, то в худшую сторону.
    Однако хлопки холодильником, поварничающая активность Васнецова, доносящаяся из кухни, переливистый, приветственный хруст разорванного целлофана, из которого исторгались даже сюда, торопящиеся копченые запахи, стояло на стороне положительного состояния духа.
    \"Пожрем сейчас!\" - Мечталось Перепалову.
    - Они в командировке, представь! - крикнул Васнецов из кухни. - И мы тут балдеем, пока никого нет.
    - Я вижу - согласился Перепалов, давясь завидкой, и поддерживая свое настроение только за счет будущего угощения.
    Он нашел, между прочим, что кожаное кресло, на котором минуту назад сидела задница его друга, совсем не кожаное. Кожой и не пахло. Кожа так изрядно не сминается. И на подлокотнике Перепалов обнаружил - покоится какое-то скомканное вафельное полотенце.
    Он присмотрелся к нему и отметил, что оно недостаточно чисто.
    \"Пыль им трут, что ли?\"
    - Да, мебли шикарные! - громко оценил Перепалов, продолжая расхаживать по залу, - много ж бизонов завалить надо, чтобы так жить!
    - Что говоришь? - донеслось из кухни.
    \"Будто б и не слышит, подлец!\" - Подумал Павел.
    - Говорю: люди любят животных! – крикнул Перепалов, перекрикивая сам себя.
    Проглядывал помещение самопроизвольно им самим что-то бубнилось под нос. Топорща губу, стал напевать Feduka. Это успокаивало.
    - Шикарные книжки, журнальчики, шкатулочка каменная, фигурки! Cмотрите, картины! Аж блестят! Сколько повымазано в них красок! И все какие-то пальмы, секвойи. Художник рисовал, не ширпотреб... Видно.
    Перепалов громко кашлянул, услышав, что друг на кухне умолк, хотя и торопились оттуда еще знакомые приятственные запахи. Вполне вероятно, осуществлялся процесс расклада по тарелкам еды. Потому так тихо.
    - Фотографии. О! - Крикнул Парепалов, останавливаясь у широкого яркого полотна репродукции фото. - Вот тебе кенгуру - мамочка, вот тебе сынок. Ах, нет, это папа, а сынок в сумке мамы. Ну, да!
    - А это что? - продвинулся Перепалов к другой экспозиции. - Эт-то, мы в пасти льва...
    \"Я уж согласен и на чай,\" - думалось ему, - только б поскорее. Что-то аппетит разыгрался!\"
    - Саф-ф-фари! - протянул Павел, пробираясь к следующему фото. - Интер-р-ресно…
    - Сейчас чай будем пить! – донеслось из кухни.
    \"Лучший друг непременно чем-нибудь вкусненьким угостит! Вот смысл и правда товарищества!\" - Пронеслось в голове Перепалова.

    5

    - Восхитительная парочка, - разглядывал последнее фото на стене гость. - Этот батя ее, Натахин, то есть, - настоящий ковбой! Торс... Рембо. Да и маман на фоне водопада. Лицо только плохо разобрать. Дэ-э-с, чудесно! Люди живут…, - бесцветно закончил Перепалов.
    - Папик ее - охотник. У него ружье имеется. - Крикнул из кухни друг. Слово \"папик\" – не однозначное, понравилось Павлу. Он занес руки за спину, и пошагал дальше.
    - Что ты сказал? – Перепалов криком ответил другу, желая повторения последней реплики.
    Васнецов гремел ложечкой в чашке.
    - Чего? – задалось в очередь оттуда, притихая греметь.
    И вот, наконец, Васнецов явился в зал, тщательно дожевывая что – то умопомрачительно пахнущее.
    Перепалов взглянул на товарища. Тот улыбнулся.
    - Ну, а она, что - за?.. – неопределенно сформулировал вопрос Перепалов, не претендуя особо ни на что.
    - Она хорошая. Да. - Улыбнулся Васнецов в том же духе.
    - Как знать, как знать... – многозначительно произнес друг.
    Васнецов улыбнулся третий раз.
    Перепалов скользнул по тучной фигуре приятеля, сказал:
    - А вдруг вот эдакая штучка потянет тебя в Африку…
    Васнецов молчал. А Перепалов от такого предположения пережил даже какое-то движение в волосах, в душе защемило от подобного возможного развития. Ему было бы жаль…
    Возникла пауза, в которую Перепалов не стал ничего добавлять.
    А Васнецов ждал и надеялся, что, пожалуй, к концу подошел просмотр зала пытливым его другом.
    - Во! Древний кинжал. Восточный! - Перепалов, мгновенно сунув руку в нишу шкафа, который стоял сразу за картинами, поднял взыгравшее сталью, оружие.
    - Положи на место, пожалуйста! - Васнецов быстрым шагом подошел к другу, но тот спрятал предмет за спину.
    - Да что ты! - возразил он. - Что ты так? Дай посмотреть, поинтересоваться. Не каждый день такое увидишь!
    - Ты понимаешь, она просила ничего не трогать. Она очень чистоплотна и придирчива к порядку... - с нотками искренней просьбы говорил Васнецов.
    - Ой уж, ладно! - парировал Павел. Он продемонстрировал нож, искривив лицо, и молнией еще раз вскинул клинок в воздух. Опустил, уставив свой орлиный взор на чудо - нож, внимательно изучал .
    Не принимая близко предупреждения Васнецова, его беспокойство, Перепалов повращал ему, между делом, в примечание к своему ответу, глазами и сказал на другую тему:
    - Слышь, как урчит? Это в животе. Жрать охота.
    - Идем. - В повороте приглашения согласился друг, желая, чтобы они скорее покинули помещение и нож остался в покое. Но Перепалов любовался.

    Васнецов постоял в полуобороте, и не зная, как противоречить другу, сам вонзил свой взгляд в нож, изящно выгнутый, живописно.
    - Это малайский нож, - пояснил Перепалов с умным видом, соединяя брови уткой, проявляя узкую вертикальную полоску в средине лба. - Я такой по телеку видел. Точно! - Он поднял нож и пару раз взмахнул им в воздухе. Тот грубо шаркнул , разрезая воздушную плоть.
    - Это тесак саперный солдатский образца тысяча восемьсот какого-то года, - дал более точную характеристику Андрей, и поднося руку к ножу, мгновенно извлек его у остолбеневшего на секунду приятеля.
    - Хмгм, - произнес Павел, поводя подбородком, поддаваясь воле конфискатора.
    Пока Васнецов клал вещь на место, он шаркал глазами по зале, надеясь еще чем-то удовлетвориться, прежде чем уйти перекусить.
    \"Ведь девчонка когда придет, то уж ничего не достанешь\", - справедливо рассуждал он. А замечательного – есть кое-что.
    Свертки - пергаменты, засунутые в специальные окошки – шкафчики. Фигурки - деревянные, каменные. Тотемы. Полудрагоценные или драгоценные камни.
    Вросший в известняк кристалл апатита, завораживал желтоватым мановением. Кутнагорит, красный волокнисто-пучкообразный агрегат, шикарно расположился в черном бархате ткани на поверхности комода.
    Названия их приблизительно знал Васнецов, но не хотел распространяться. Ему нужно было отвлечь настойчивое внимание товарища и увести его.
    - Это удивительно! - тем временем произнес Павел. - Возможно, твоя девчонка супер-класс? Это не она ли? – Перепалов указал на маленькое фото маленькой Натальи.
    - Я не знаю. – Не разбираясь, возразил Васнецов.
    - То есть?.. Слушай, а ты ведь наврал, что тут не был, а? И в других комнатах...
    - Она просила ничего не трогать, и интересного больше ничего нет. - Передал Андрей.
    - Ладно, Андреичус, ладно! Все в нормах! Все в полном бузуке! - заверил Перепалов неизвестными другу или выдуманными словами, отрешаясь от камней. Кратко саркастически он вглядывал на товарища, и повторял:
    - Все будет в полном ряде!... А это что?!
    Васнецов не успел и глазом моргнуть, как Перепалов оказался у крохотного аквариума, вполовину наполненной водой, где плавала какая - то щекастая рыбка.
    Перепалов удивился, что находка, оказывающаяся все это время на виду, сразу им примечена не была. Коленки пригнулись, чтобы лучше рассмотреть существо. Разглядел сначала сбоку, на свет от окна, потом, привстав, заглянул сверху.
    - \"Стронг\", - медленно прочитал он надпись на разлинованной бумаге , прикленной к миниаквариуму .
    - Чего это? - задался он, переводя взгляд на Васнецова.
    - А. Рыба какая-то.
    - Тэ-экс. Что за порода? Похожа на рыбу ёжа. Знаешь, такая - раздутая.
    В глазах Перепалова обнаружился опасный огонек азарта.
    - Это древняя малоизученная порода. - Попытался скорее удовлетворить ненормальный интерес к рыбе Васнецов, и предупредил в конце. - Лучше ее не трогать.
    Васнецов был уверен, что Перепалов перебросит свой интерес на иной объект, или, впрочем, просто с акцента этой рыбы пропустит все, и они благополучно пройдут на кухню... И в эту секунду донесся гудок вторично закипевшего чайника.
    Васнецов вышел прочь, чтобы отключить огонь.
    Последнее доброжелательное, что услыхал спиной, когда удалялся, было Павла, в адрес малоизученного \"ежа\":
    - \"Утю-тю-тю-тю!\"

    6

    Когда Васнецов выключил газ и самым серьезным тоном кликнул Павла пить чай, чтобы почествовать друга яствами не менее экзотическими, чем предметы, которые развлекали Перепалова, его насторожила мертвая тишина, источающаяся из зала, потом какие - то странные хлопки, ужжание и чутко различимые, едва сдерживаемые эмоции дружка.
    Васнецов вбежал в комнату. Здесь его ждала картина.
    Перепалов тряс пальцем в воздухе над аквариумом, и на пальце висел СТРОНГ.
    Эта рыба, древняя малоизученная, вовсе не оказалась безобидной и держалась за улов, что выпал ей - палец Перепалова, который еще питал надежду отвязаться от нее.
    Увидев же Андрюху-друга, он вскинул на него свои раскрасневшиеся глаза и, теряя всякую мочь терпеть, крикнул вперемежку матом и просьбой, лаконично поместившихся в одну фразу.
    СТРОНГ, малоизученная рыба, нарочно, и еще причудливей стал извиваться на пальце жертвы. Пожалуй, он желал отхватить себе добрый кусок кожи, а то и мяса... Перепалов завопил второй раз.
    - Черте что..! - Бешено кричал Васнецов и бросился вперед. Этим, вторым, отвлекающим рыбу контратенором и рывком, он переломил ситуацию.
    Перепалов, не сдерживаясь уже никак, орал благим матом, а, воспользовавшись секундой ослабления хватки рыбы, отшвырнул ее куда дальше, в сторону, обращаясь немедленно к пробитому пальцу.
    Васнецов уставил один глаз на следствие разгильдяйства и поражения, другой - на причину: \"Где рыба?\" Но все это вновь неожиданно воссоединилось.

    Уникальная СТРОНГ сорвалась с дальнего угла комнаты и снова чудесным образом оказалась на Перепалове только теперь вцепившись в ногу, чуть ниже коленка.
    Перепалов и вовсе ошалел. Дергаясь, как в агонии, прыгая на одной ноге, побелев, он орал беспрерывно и каким-то очень высоким визжащим звуком, коего Васнецов вовек не услышал бы.
    На лице Перепалова пылала такая физиономия, будто в этот момент на его наезжал танк.
    Андрей, не теряясь, чувствуя коим-то градусом, себя так же виновным в данном происшествии, подскочил к очумевшему Перепалову на помощь. Остановившись в полушаге от него, поводя пальцами словно крабовой клешней, он схватил склизковатого СТРОНГА за спину, и отбросил примерно в то же место, где тот уже побывал.
    Перепалов заглох, пришел в себя, хватая ртом воздух. В глазах горький эль страдания и ужаса.
    - Эт-т-та тварь! - произнес он, губами ходящие гармошкой. – Сука, укусил меня!
    - Какого ты ей в рот палец совал?! - крикнул в ответ сорванным голосом Васнецов. Перепалов протянул прокусанный палец товарищу на обозрение.
    - Он прыгать, гад, умеет! Какая же после всего это рыба? – Бережно прижимал капающую кровь пальцами другой руки.
    - Йод дать? - Спросил Васнецов.
    - Ага! Хоть что-нибудь...
    Но СТРОНГ никуда не исчез, он не заставил себя ждать.
    Выскочив в открытое место на глаза перепуганных парней, он кратко чудно подскочил прямо на месте, будто отлаживая цель, хорошенько оттолкнулся и полетел кубарем в сторону приятелей. Друзья сначала столкнулись лбами, а потом разлетелись в разные стороны.
    Таким образом, на сей раз, СТРОНГ промахнулся. Очутившись в противоположном от давешнего угла залы, он замер, то ли набираясь сил, то ли прицеливаясь, то ли задумавшись (черт его знает!) и вновь, подобно первому разу, кратко подпрыгнул.
    В малазийскую тварь незамедлительно полетели драгоценные и полудрагоценные камни, кристаллы, что только было под руками. Залп исходил от Перепалова. Васнецов успевал лишь глазами сопровождать летаемое.
    Павел оказался криворуким и, как не старался, не мог несобранными, трясущимися кидками попасть даже в стоящего Стронга, не то, что когда рыба снова устремилась на него. Малайский нож тут же направился в привет рыбе.
    - Ты! Идиот! - Кричал взмокший, обливающийся холодным потом, Васнецов. - Что ты творишь??
    Но Перепалов занимался тем, чтобы отползти от почти настигшей его рыбы.
    Васнецов, не думая о малоизученном чуде выстрелил прыжком к другу, дернул его за рукав, заглядывая в обезумевшие глаза потерпевшего, улавливая еще какое-то благоразумие в нем, телепатически мгновением, не произнося ничего вслух, дернул его еще раз так, чтобы тот понял – надо бежать в выходу. И в следующий момент он сам уже ощутил жалящую боль на своем плече.
    СТРОНГ настиг и его.
    Перепалов немедля отскочил от Андрея. С тактических соображений. Обернулся, шмыгнул глазами, потянул длинную полку из шкафа, из которой повалилось все, стало биться, рассыпаться, и хорошенько размахнувшись освобожденной полкой, в помощь другу, дал по плечу Васнецову.
    Последний взвыл от плоской боли, и бросился на обидчика. Плечо СТРОНГ за секунду, предусмотрительно, выпустил.
    Васнецов держал товарища за грудки и занес над ним кулак:
    - Ты - гад, что творишь?! Как...
    - Где эта сука? – спросил зачарованным голосом Перепалов, раззадоренный и трясущийся под воздействием адреналина и хваткой Васнецова. В глазах его мешалось безумие и отвага одновременно. Летняя розовая его, любимая рубашка была в нескольких местах разорвана в клочья, и от нее висели вниз широкие ленты, как с одичавшего Робинзона, того необитаемого острова…
    - Замолчи! - Крикнул Васнецов, пытаясь зачем-то закрыть лицо Перепалова, и вместе с тем попадая ему в рот пальцами.

    7

    Стронг исчез.
    - Где эта дрянь? - Перепалов отплюнул в сторону. Он был готов. Готов распатронить кого угодно. Его никто никогда так не задевал.
    Доска , надломанная на плече Васнецова, точнее остатки ее, жестко сидели в его кисти. У Васнецова же жутко болела ключица, он теперь и думать ни о чем не хотел.
    Возможно, рука была повреждена, перебита…
    Перепаловы глаза локаторами перекатывались мимо морщащегося Васнецова, разбросанным вещам в поисках затаившегося Стронга.
    Его нигде нет.
    Павел потряс оставшейся доской впереди себя и обратился вкрадчиво, обращаясь зачем-то к товарищу, попавшемуся на глаза:
    - Ну, бля, хоть шелохнись ..!
    «Очевидно - таки случился вывих, или все же перелом?» - Думал Васнецов, поглаживая плечо.
    Спустя время острая боль поутихла и, может быть, все не так сложно. Васнецов смог адекватно реагировать на внешний мир. В этот июньский знаменательный день...
    Он приоткрыл рот в изумлении, заметив за наваленной горой растрепанных книг Стронга - дьволу рыбу.
    Стронг сидел под купой, как в домике, выглядывал злыми, круглыми глазами оттуда.
    Васнецов поднял больную руку и поманил товарища.
    Перепалов понял. Осторожно ступал по разбитым обломкам артефактов с противоположной стороны зала. Бесстрашие, перевалившее через естественный пик самосохранения овладело им.
    Павел не мог принять, что какая-то мелкая тварь... И главное - за что?
    - Убью! – вкрадчиво шептал он, опасливо переворачивая опрокинутые вещи носком на полу по ходу движения к указанному Васнецовым месту дислокации.

    - Там она! - подсказывал Васнецов, указывая на «ежа» в кучу растерзанных книг.
    - Ага! - подвел итог Перепалов, голос его дрожал.
    - Только ты ее не трогай! - Предупредил Васнецов.
    - Ладно! – Сказал Перепалов, продолжая осторожный свой ход.
    Васнецов увидел в его руках клинок солдатского тесака, использованного уже, вынырнувшего внезапно с боку.
    Потом Васнецов увидал несколько решительных шага в сторону чудовища-рыбы и искаженное лицо Перепалова, заносившего над ним нож.
    Далее - звериный крик, исторгающийся с уст Павла, визг, взмах. Тесак, полетел, упал плашмя, ударившись об обложку книги, где пряталась рыба, отскочил, проскользнув и вошел в планку кленового паркета, расщепив ее надвое.
    Перепалов гордыми горящими глазами глядел на Васнецова.
    Рыба Стронг, за которой Васнецов глаз не спускал, выскочила, пропрыгала определенное расстояние, подскочила, на сей раз, удивительно высоко и вцепилась гадкой пастью в бок замлевшего Перепалова.
    Но оживая мгновенно, вновь завопил во все иерихонские трубы и стал извиваться, не имея сил противостоять по-иному, боясь и прикоснуться к мерзкой твари. А сомнений не было - без хорошего куска та не отвалится.
    Васнецов бросился в следующую помощь другу, перецепился через коралл, упал и влетел в стену, потеряв сознание.


    8

    Когда открыл глаза, в лицо ему глядели перепуганные Перепаловы глаза, светили неугасаемой надеждой. Под глазами губы шлепали взбитой слюной:
    - Он искусал, сволочь, меня!
    Васнецов вытер лицо, отполз в сторону. В темени ныло.
    Перепалов сообщил приятную новость:
    - Я его поймал и дал планшетом по мозгам. Он обмяк. Скоро, сука, сдохнет!
    Стронга и в самом деле, не было. Но вокруг...
    Перевернутая изуродованная мебель, разбитые сувениры, картины на полу, продавленные ступнями сражавшихся...
    И только там, откуда началась борьба, на отдельно стоящем консольном столике, в полной целостности красовался аквариум Стронг-рыбы.
    - Его нужно положить назад туда, каков бы он ни был, немедленно! - поднялся на ноги Васнецов. - Ты здесь все, все переломал, разрушил... Как теперь...
    - Кого положить? Ты живым отсюда сначала выберись! - Перепалов семимильными шагами, округлив глаза,и шевеля ушами, пошагал из зала поперек, - я эту скотину если убил, отвечу, если надо. Не бойся, все будет хорошо!
    - Придурок! – Андрей только сейчас начал осознавать масштабы разрухи. В нем скалой возросла невыразимая скорбь…
    Перепалов, проходя мимо аквариума, не замечая, что делает, взял его и отпил несколько крупных глотков, гуляя кадыком. Васнецов был поражен.
    Перепалов тщательно вытер губы, содрал пот со лба и улыбнулся во все тридцать два.
    - Нам на свете с этой рыбой не жить! - Произнес он битыми в ссадинах губами.
    Кожаное руно с китайским иероглифом, что лежало на полу, со знаком домашнего благосостояния шевельнулось. Друзья немедленно бросили туда внимание. И ... оттуда вылез Стронг.
    Перепалова потянуло назад. Роняя фарфоровую вазу, уютно, мирно доселе вставленную в дальний угол высокой подвесной полочки, и цепляясь за эту полку, срывая ее с креплений, ухватившись дополнительно за край шторы, обрывая ее тут же вполовину, и прикрываясь ею, выскочил и скользнул в коридор, дабы перебежать в соседнюю комнату. Стронг стойко следовал за ним.
    И теперь уже оттуда Васнецов услышал жуткий вопль друга не успевшего еще вооружиться ...



    9

    В половине второго, то есть спустя полтора часа, как гости открыли дверь счастливо путешествующих папы и мамы, отсутствующей подруги и невесты Натальи, их дочери, университетской отличницы, вся квартира была перевернута вверх дном.
    Перепалов со Стронгом бегал из комнаты в комнату, добивая все, что еще можно было разбить, обрушить, сломать.
    Рыба-чудо, на удивление всех, не трогал Васнецова, хотя пролетала часто очень близко мимо Андреевского чуба. По собственной воле или по воле Перепалова Стронг
    имела четкие представления врага и насильника, и, как могла, наверное, сама оборонялась, методом нападения...
    В кухне выбито внутренне стекло окна и снизу в батарею стучали соседи.

    10

    Еще через полчаса Васнецов вытащил истерзанного друга наружу из квартиры и плотно захлопнул дверь.
    Перепалов находился вне себя, и рвался назад, к рыбе.
    Он не мог понять, как такая мелкая зверюха перевернула все его чистое представление, миросозерцание о животном мире!
    Он был изодран и истерзан бестолковой борьбой донельзя. Наверное, после самого жесткого БДСМ с десятком одичавших девок, кучей сопроводительных железных инструментов, такого вида не бывает.
    В дверь с противоположной стороны покинутой квартиры тоже стучали.
    Стронг, с не менее холерическим темпераментом, так же желал встретиться на последок, хоть разок, с претендентом обесчестить его, раздразнившим его человеком.
    - Черт подери! - подтер кровоподтек под носом Перепалов, - эта хреновина меня чуть не сожрала!
    Он не к месту засмеялся, плямкая разбитой губой.
    Васнецов подхватил друга под локотки, и повел куда попало, только подальше отсюда.
    У открытой двери лифта, на первом этаже, друзья встретили Наташу. В руках ее большой полиэтиленовый пакет с провизией, модельная сумочка. Она была на своей волне, и не заметила дружков. Может, лишь краем глаза, но подумала - бомжи какие-то шатаются... Немедленно шагнула в лифт.
    Васнецов, когда лифт с невестой тронулся, прикрыл глаза, мысленно поблагодарил Господа за то, что они обминулись.
    От места, где она только что находилась, снова исходил чудодейственный запах вереска лилового...
    Васнецову стало горько.
    - Что ты наделал?! - Едва мог он собрать слова. До рези в ладони, сжимал одолженный ключ.
    Перепалов же, выбравшись на улицу, прижигая слюнями самые изъязвленные
    царапины на себе, изрек:
    - Андрюха, хорошая девочка, я видал! Ничего так... Но дома у них - бардак! И рыба, сука, злая.
    - Она тебе не пара! - резюмировал Перепалов, и, подхватив разбитые чувства друга и его самого, поволок прочь.

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Виктор Пеньковский
    : Стронг. Рассказ.
    Вполне бытовой рассказ с элементами мрачновато-забавной фантастики.
    28.06.18
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/Ubik-k>Виктор Пеньковский</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78455>Стронг</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Вполне бытовой рассказ с элементами мрачновато-забавной фантастики.<br><small>28.06.18</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Виктор Пеньковский: Стронг»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>