п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Удлинившийся маршрут (Сборник рассказов).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Удлинившийся маршрут.

    Несколько хороших рассказов. Неожиданно начинающихся и столь же неожиданно заканчивающихся. В которых происходят удивительные вещи. Казалось бы, ничем не связанных друг с другом. Кроме единого авторского письма. И связи "с мириадами жизней, событий, судеб".

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Удлинившийся маршрут

    2012

    Удлинившийся маршрут Не грусти, рыжий! Случай В конусе фонаря Живите сыто, господа! Не пренебрегайте посланцами судьбы История страсти


    Удлинившийся маршрут


    Тысячу раз гулял здесь – мерно, по убитой, истоптанной тропке шёл и шёл вдоль реки – серой, отливающей коричневым, и некрасивой даже летом, вдоль бетонного скучного, серо-белого забора, за которым громоздился мини-Вавилоном советский завод – некогда важный, могучий, ныне выродившийся – во что? Он не знал, идя, гуляя, разглядывая кубы и параллелепипеды корпусов, наползавшие друг на друга – но больше внимания обращая на внезапную ссору уток, на полуповаленное дерево, ажурным мостком перекрывшее реку…Сейчас, в начале декабря, серого и бесснежного, в ранней потьме, мечтая о снеге, совершал в бессчётный раз оный маршрут, глядел на поблёскивавшую от огней заводских корпусов гладко-коричневую воду, и, поднимая голову, видел отсветы на небесах – малиновые, розоватые, сиреневые…когда нечто дрогнуло, завибрировало натянуто в душе – не слишком ли долог путь? Завод тянулся и тянулся, будто ставшая бесконечной река пугала, цвет её густел, делался чёрным. И новые вырастали коробки и кубы, стянутые висячими лестницами; он шёл и шёл, шёл по нелепо удлинившемуся пустынному маршруту, мечтая, чтобы это было сном, и осознавая абсурдом наполненную реальность яви…




    Наверх


    Не грусти, рыжий!


    Купольная высота детства!
    Шаровой полёт, ажурное сквожение циркового купола!
    Ребёнок замирает – а вдруг сорвётся гимнаст? Но нет, всей силой гладкого, мощного тела он отрицает падение, и лёгкий высверк серебрящейся трапеции подхватывает его, и букеты аплодисментов летят снизу, сверкая цветами эмоций.
    Весело ль рыжему? Ярко-красный нос, фальстафово пузо, свекольные щёки. Жёсткие щелчки шуток, оболочка смеха, начинённая гипертонией, ссорами с женой, руганью с сыном…
    Смейтесь детки – жить будете потом.
    Ладная слитность икарийских игр. Взлетают тугие тела юношей; тело гимнаста, превращённое в колесо обилием движений, слаженность перебросов, мельница красного, серебристого цветов.
    Униформисты устанавливают клетки.
    Вы не боитесь тигров?
    Крупные тела, переливаясь оранжевыми искрами, как бы разбрызгивают вокруг себя мощь. Резко распахнутая пасть, оснащённая страшными остриями – не глотай меня, бездна!
    Грация гигантских кошек, точный и выверенный зигзаг прыжка. Благородный рисунок лап…
    Силовой гимнаст жонглирует огромными шарами, как модный философ-пустобрёх идеями.
    Комки бицепсов, туго надутые трапециевидные мышцы, и улыбка – улыбка лёгкая, как бабочка – оторвётся, взлетит…
    Атлет, удерживающий на плечах пирамиду – нечто античное, родственник Атланта, что ли?
    Снова хлёсткие шутки рыжего.
    И вот по бортику быстро-быстро бегут пудельки – белые, фигурно подстриженные, милые.
    Банальность умиленья.
    Банальность радости.
    Вся жизнь – преодоление банальности.
    Не грусти, рыжий!


    Наверх


    Случай


    - Ребят, очень хочется курить!
    - Ну ещё дымить тут будет!
    - Ма…
    - Не дёргай меня.
    - Ма, я пить хочу.
    - На газировку — ещё чуть-чуть осталось.
    Душно. Пот течёт по всем лицам. Красивая девушка праздно глядится в зеркало пудреницы. За окнами вагона метро — тьма, мёртвые провода вьются по стенам, и ничего, ничего не объявляет вагоновожатый…
    - Сколько стоим уже?
    - Около часа, — отвечает капитан, стремясь сохранить уверенность.
    - Ребят, очень курить хочется.
    - Да заткнись ты!
    Вздрогнул вагон. Вздрогнул, качнулся. Встрепенулись все — неужели?
    Движение началось и закончилось возле знакомой станции — все повалили наружу, радуясь освобожденью.
    Но…что творится в городе?
    Чёрная матросня, крест-накрест перепоясанная патронташами; тащат Максимы; стрельба, вылетают стёкла. Объявления на лавках с ятями и твёрдыми знаками. Чёрная туша броневика перегородила путь старому трамваю. Бочки какие-то видны под аркой.
    Странно одетые для данного времени люди мечутся в поисках входа в метро, которое ещё и не начинали строить.



    Наверх


    В конусе фонаря


    -Поддат я был, знаешь, - говорил один другому. – Не сильно, а так – в меру счастья. Ну, ты мой двор знаешь? Загогулины да колдобы… А тут дождик осенний прошёл, фонари мерцают, асфальт лоснится тюленьей шкурой…Неплохо всё в общем. И вдруг под фонарём – лицо старухи – пастозно-белое, одутловатое, и щеки – как два куска мыла…Глазки злобные, заплывшие. И – ощущенье: вот она смерть… Так страшно стало…
    Другой, затягиваясь крепким дымом, представил – в конусе фонаря: белое, размытое, страшное. Нечто в душе обрывается и летит в проран – более глубокий, чем смерть…




    Наверх


    Живите сыто, господа!


    …горшок? Стало быть - горшок…
    Город ветхий и крепкий, основательный и уютный; город процветающей сытости и внешней церковности, город кастрюль и сковородок, пышных кухонь и отчётливых смыслов.
    На одной из площадей возведён монумент материальности, на другой – сытости; они похожи – мощны и полногруды, с плоскими, безвыразительными лицами.
    Некогда в городе ветвилась мысль, жили поэты, философы и музыканты, жители слушали их и – худели, и цвет лица становился землистым, и появлялось равнодушие к вещам. Тогда, собравшись и не пустив на собрание болтунов, порешили отдать власть горшку – о! он огромен, бокаст, тугие стенки его сверкают и содержание всегда варит то, что можно съесть…
    Горшку выделили дворец, подобрали штат (одних постельничих пять штук, дабы не переварился) и зажили счастливо под унылой его сытой мудростью…Философы были сварены – правильное решение! Одобрительно гудели торговцы, - а голенастые, тощие рифмачи и музыкантишки бежали – не оскверняют больше наших улиц, не отравляют нашего воздуха.
    В пивной изобилье янтарного счастья.
    -Как там наш отец родной?
    -Газеты пишут – всё хорошо. Варит.
    -Ну тогда ещё по кружечке.
    Сытый рай торговцев. Отчаянию и мысли – нет.
    Детей и школьников водят к монументам сытости и материальности возлагать цветы. Пестреют букеты.
    В газетах пишут о горшке, о распорядке его дня, о блеске его крутых боков, ещё – об успехах торговли и прочих приятных вещах.
    Все дебелые дочки благополучно пристроены замуж – за пузатых отпрысков достойных семейств – а недостойных нету…
    Вечность? Вечен только блеск монет, этих замечательных кругляшей. Жизнь души? Не знаем её. Весы взвешивают хлеб, колбасу, мясо. Кто взвешивал душу?
    В трактире: Дай-ка, хозяюшка, жаркого с подливой, да пивка не забудь! Как там наш отец-то?
    -Всё хорошо. Варит.
    Живите сыто, господа! Никого не занесёт из отчаянной, брызгами солнца пронизанной гофманианы, чтобы расколоть, раздробить любезный вам горшок, и счистить белый жир с ваших некогда янтарных мозгов.
    Живите сыто…



    Наверх


    Не пренебрегайте посланцами судьбы


    Капустный скрип заснеженных дорожек был приятен, приятен… Ветвились они – бело-синие, желтоватые, коричневые – созидая причудливую карту, и благодарный взор исследовал её, блуждая по островкам и архипелагам.
    - Это какой дом, не подскажете? – раздалось за спиной.
    Я обернулся.
    - Шестнадцатый.
    Мужик, одетый во всё чёрное и с чёрной же сумкой на колёсиках поинтересовался: А третий подъезд где?
    - С другой стороны обойдите.
    - Точно?
    - Ну да. Я там живу. А вам к кому?
    - Я в 92 квартиру.
    - Я живу в 92.
    - Что вы! Это ж моя квартира!
    - Чепуха какая. Вы в своём уме?
    Капустный скрип под ногами стал мерзким, тяжёлым, навязчивым…Белизна февральского дня меркла на глазах – подходил к чёрному незнакомцу, лицо какого казалось тяжёлым – будто сумраком пронизанным изнутри.
    - Я живу в 92.
    - А вот мои документы. Хотите поглядеть?
    И он протянул бумаги, и я, вышедший на прогулку, обогнувший привычный парапет, полюбовавшийся кустами-ежатами брал листки – шуршащие, лёгкие, таявшие на глазах – как и незнакомец – ставший зыбким, струистым – наконец вовсе растворившийся в колком воздухе, где на миг задержалось его – хрипловатое:
    - Никогда не пренебрегай посланцами судьбы.

    Недоумевая, я продолжил прогулку.

    Наверх


    История страсти


    В старинном книжном шкафу, в тени больших томов в далёком, нежном детстве обнаружил увесистую коробку, и, открыв её, прикоснулся к разнообразию монет, увидав великолепную россыпь. Погружая пальцы в пересыпающуюся массу, извлекал то ту монету, то другую, рассматривал их, любовался рисунком. Там была европейская мелочь, не представляющая нумизматической – или финансовой – ценности, но какую ценность представляла она для любопытного ребёнка! Разглядывая витиеватые, сложноструктурированные гербы европейских стран, читая легенды – будто входил в улицы городов, чьи старинные изгибы уводили в историю – волнующую, манящую, играющую оттенками…
    Потом был советский клуб нумизматов, куда ездили с отцом; на многочисленных столах лежали монеты – тускло отсвечивало серебро, и красно-жёлтым – чем-то похожим на блики зари – переливала медь…
    Портреты – тонкие и точные, животные, аллегорические картины…ветка дрока в руках богини…миры вспыхивали и гасли – в мир истории плавно входил мир современных коммеморативов; и сиятельная античность – чьи капельки видел я в монетах – вдруг оживала розоватым мрамором детской мечты.
    Лица людей, с которыми говорил отец, отступали перед лицами монет; и вспоминалось потом – общим, беглым очерком – страсть, владевшая нумизматами, отпечатанная на лицах; страсть, чей вектор определяет жизнь.
    А потом открылся мир талеров – этих нумизматических шедевров, пропитанных сгустками истории; талеров, прошедших века, чтобы донести свою весть: вот за этим – шум Тридцатилетней войны, а за тем – пышный двор короля, более склонного к роскоши и кулинарии, нежли к государственным делам. Каждая из подобных монет будто одета незримой пеленой прикосновений, и, беря в руку тяжёлый кругляш, ощущаешь связь свою с мириадами жизней, событий, судеб…


    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Удлинившийся маршрут. Сборник рассказов.
    Несколько хороших рассказов, в которых происходят удивительные вещи. Казалось бы, ничем не связанных друг с другом. Кроме единого авторского письма. И связи "с мириадами жизней, событий, судеб".
    31.05.12
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6325>Удлинившийся маршрут</a>. Сборник рассказов.<br> <font color=gray>Несколько хороших рассказов, в которых происходят удивительные вещи. Казалось бы, ничем не связанных друг с другом. Кроме единого авторского письма. И связи "с мириадами жизней, событий, судеб". <br><small>31.05.12</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Удлинившийся маршрут»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating