п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Юрий Лой: Инна (Сборник рассказов).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Юрий Лой: Инна.

    Это, конечно, не сборник. Это повесть в трёх эпизодах. Повесть о первой любви.
    Странная, как все тексты Юрия Лоя. С постоянным смешением миров - внутреннего и внешнего. И пронзительно откровенная.
    Повесть о том, что первое чувство - даже не принёсшее ничего, кроме мучений - не умирает, живёт в человеке долгие годы - для того, чтобы в нужный момент сказать "брось верёвку".
    Завораживающее несовершенство. В тексте полно языковых "ляпов": "непроходимая природа", "нервное состояние души", "местами осунувшаяся на лице". Но их воспринимаешь как-то двояко: мешают - но уж очень естественны в тексте, придают ему что-то особенное.
    Надеюсь, читатели со мной согласятся.

    Редактор отдела прозы, 
    Елена Мокрушина

    Юрий Лой

    Инна

    2012

    Часть 1. На краю одиночества Часть 2. Первое открытие Часть 3. Встреча


    Часть 1. На краю одиночества


    День выдался необыкновенно тёплым для похода на Партизанский камень. Сергей, мой лучший друг,отшучивался и любыми отговорками оттягивал долгожданную мною прогулку. В два часа дня, двадцатого сентября, мы двинулись в путь.Иногда его необходимо подтолкнуть к действию, иначе он не вылезет из своей скорлупы. Поначалу мы шли молча. Затем я спросил, всё ли нормально. Сергей посмотрел на меня, прищурил один глаз и расплылся в улыбке.

    -Я получил ответ!- Его возглас эхом разнёсся по осеннему лесу.

    Я остановился как вкопанный, не веря своим ушам. Дело в том, что месяц назад Сергей послал по почте в одно малоизвестное издательство повесть.

    -Не верю!И что там было?
    - Шанс всё-таки есть,- ответил Сергей возбуждённо.- Конечно, на повесть - отказ, но они уверяют, что в моей прозе присутствует изюминка и текст стоит переработать.
    -Ты до сих пор и не дал мне почитать, а ещё другом называешься!
    -Не ворчи, прочитаешь.
    -Ты намерен переписать?
    -Ну да. Необходимо отправить печатный текст.
    -Поздравляю, не ожидал таких новостей. Уже тот факт, что они сподобились ответить, о чём-то говорит.

    Я с умилением наблюдал за поведением друга: от тягостной апатии, к которой он был склонен, не осталось и следа. Мы шагали по извилистой дороге, усеянный разноцветной листвой. Мне часто приходилось бывать в этих местах - дикая и местами непроходимая природа завораживала.
    Под дуновением ветерка справа и слева, в бескрайних лесных просторах, заплясали желто-оранжевые, лилово-красные и багряно-серые листья, создав маленький смерч. Их танец вызвал у меня очаг тепла в груди и лёгкие мурашки по спине. Сергей с разбега протаранил головой листву и шлёпнулся на землю, скрючившись от смеха. Я залился хохотом, из глаз брызнули слёзы радости - до того мне было весело наблюдать за концертом не столько природных потех, сколько за поведением меланхоличного друга. Сергей вскочил на ноги и, не отряхиваясь, зашагал вперёд, отчеканивая шаг, словно он был солдатом на срочной службе. Улыбаясь и немного успокоившись, я кинулся за ним. По дороге схватил охапку кроваво-багровых листьев и высыпал их ему на голову.

    -Ну прям детский сад,- хмыкнул Сергей, но нисколько не разозлился.- Вот догоню и устрою такую ванную из листвы, что мало не покажется. Слышишь?

    Но я уже удалялся всё дальше и дальше и остановился в тот момент, кода понял, что могу потерять сознание.

    Тяжело дыша, я прислонился спиной к стволу берёзы, слушая барабанящие в ушах удары взбесившегося сердца и созерцая крутой склон оврага, на дне которого лежали куски похожих на мрамор камней. Всюду - умиротворённая тишина, нашёптывающая тайны леса, стрёкот птиц, шуршание подгоняемой ветром листвы, скрип деревьев, стонущих в объятиях неугомонного ветра. Я пытался восстановить дыхание, вслушиваясь в шёпот лесной музыки. Чириканье птицы привело меня в чувство, растворило лёгкий туман в голове. Рядом, заведя руки за спину, стояла Инна. Распущенные волосы ниспадали на плечи, зелёные глаза слепили и в то же время пленили с невероятной силой. Она поджала нижнюю губу и моргнула, озарив волной теплоты и зелёного сияния, в потоках которого хотелось нежиться всю оставшуюся жизнь. Я обхватил её руками и крепко-крепко обнял. Зарывшись носом в гладких волосах тёмно-орехового цвета, нащупал губами её ушко, коснулся мочки. Превосходно, замечательно, прекрасно, вдохновенно. Черт, всегда становился в какой-то степени тугодумом, не способным найти нужные слова при встрече с любовью, которую тогда прижимал к ожившему в одно мгновение сердцу. Я готов был стоять в таком положении сутки на пролёт, лишь бы никогда не отпускать Инну - ни на метр, ни на миллиметр, - согласен был остаться здесь навсегда, никуда не уезжать, ни в какие даже самые тёплые края!

    -Я тоже рада тебя видеть, Гриша.- Голосок влился в мои уши как прохладный ручеёк кристально чистой минеральной воды.- Как ты себя чувствуешь?

    -Чудесно, разве ты не видишь, милая Инна!- вырвалось у меня, и я расслабил хватку. Теперь мои ладони покоились на её хрупких плечах.- Где ты была всё это время! ГДЕ?!

    -В последний раз мы разговаривали вчера вечером, ты разве забыл, глупышка?- говорила она интимно-доверительно.- Я сидела рядом, слушая твой рассказ о пройденном дне.

    -Это целая вечность для меня!!
    -Тише, ты всех лесных жителей распугаешь,- улыбнулась она.
    -Я без тебя больше никуда не пойду, ты слышишь?
    -Что случилось?

    Растроганный теплотой её голоса, я учащённо задышал и продолжил:
    -Инна, я вчера проходил мимо твоего дома и просто не мог не зайти! Я позвонил в жверь, но… я…
    -Гриша,- спокойно молвила девушка,- сколько раз тебе говорила, что я там не живу!!! Почему ты не помнишь этого?
    -Помню, однако всё время туда возвращаюсь,- говорил я, понурив голову.- Я позвонил и ты открыла дверь. Твои волосы были влажными и благоухали вкуснейшими запахами, на тебе была вельветовая юбка, тоненькая салатовая футболка, глаза источали зелёное сияние, которое меня ослепило в ту же секунду!
    -Гриша.- Инна дотронулась до моего подбородка своими маленькими пальчиками.- Посмотри на меня. СМОТРИ НА МЕНЯ!!!

    Я поднял голову.Чувствовал, как в глазах стояли слёзы. Светло-салатово-зелёные глаза Инны в миг успокоили и вернули прежнюю уверенность.

    -Я другая Инна. Слышишь?- Я кивнул.- Я другая Инна, другая Инна. Инна, которая любит тебя и никогда не оставит, куда бы ты не направился. Я следую за тобой шаг за шагом, ступая в каждый оставленный тобой след, дышу тебе в спину и слежу за каждым движением, за каждым поступком и каждой мыслью, возникшей в твоей голове.
    -Я скоро уезжаю в другую страну, Инна. Ты поедешь со мной?
    -Непременно…
    -Проклятье, Гриша, на кой ты убегаешь от меня, а?- сказал Сергей, подходя ко мне и шумно втягивая воздух ноздрями.
    Я молча разглядывал его, хлопая глазами и намереваясь рассказать о своей девушке, но не осмеливался. Она, конечно же, исчезла. Не в силах был поведать о Инне, не поймёт он меня и всё тут!
    -Ты готов к последнему рывку, боец?- отрывисто говорил Сергей, щёлкнув пальцами перед моим лицом.
    -Да, - сухо ответил я.
    Друг видел изменения в моём поведении - это читалось в его несколько отрешённом взгляде.

    Долго и в молчании карабкались в гору, по извилистому краю разинувшего пасть оврага. На его дне к нам протягивал свои ветки-щупальца ствол гниющего дерева-гиганта. Казалось, он молил о помощи. Вскоре мы увидели Партизанский камень - гигантский бесформенный кусок скалы, зависший на склоне холма. Насколько я знал из прочтённых мною книг, камень получил название из истории гражданской войны. Он являлся идеальной огневой точкой для русского пулемётчика, положившего немало человеческих жизней противника. С вершины открывалась захватывающая дух панорама бескрайнего леса, многочисленных троп, оставленных лесниками, грибниками или местными жителями, вроде нас; рельефных гор на горизонте, верхушки которых едва не цепляли проплывающие мимо ослепительно-белые перины облаков, и, конечно, оттуда просматривался как на ладони посёлок городского типа, откуда мы и пришли. Для меня он оставался посёлком, хотя официально имел “гордое” звание города.
    Я ступил на край Камня, щурясь от бьющего в лицо ветра и любуясь островком цивилизации, утопающем в просторах дикой природы. Сергей раскинул руки в стороны и закричал во всё горло, как альпинист из рекламы освежающих горло конфет:”Миииииииинтооооооооооол!” Затем он сел на край, свесив правую ногу над пропастью. На его лице читалась задумчивость, смешанная с грустью. Я снова перевёл взгляд на раскрашенные всей гаммой цветов просторы, потом опустил глаза. Дыхание перехватило от вида круто уходящего вниз склона с грубыми каменистыми отростками. Я присел на корточки, свесил ноги и ступил на следующий выступ скалы, при этом удерживая равновесие расставленными в стороны руками. Также аккуратно перебрался на следующий уровень, пока на оказался посередине Партизанского камня - на так называемом каменном трамплине с небольшой пещерой за моей спиной. На голубовато-сером камне белой краской пестрела надпись: ЗДЕСЬ БЫЛИ МЫ. САНЯ, ОЛЯ, ЮРА. 29.07.1999 ГОД. ФОКИНО – ГОРОД СИЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ! Я улыбнулся, присел на край выступа, сложил крестом руки на груди и любовался пейзажем. Наверху звал Сергей. В его голосе звучали нотки беспокойства.

    -Я здесь, друг!- крикнул я во всё горло.
    -Ты сегодня решил поиграть с судьбой? Поднимайся! Я не рискну туда спускаться!
    - Погоди пару минут! Скоро поднимусь!!!- Я откашлялся.

    Рядом пристроилась Инна, обняв меня за плечи.
    -Ты так же любишь этот город, как и я, глупышка,- сказала она нежно-ласкающим голоском.
    -Честно говоря, кроме природы и душевного спокойствия, здесь больше нет плюсов. Хотя, там, куда я поеду в следующем году, есть ВСЁ, кроме царящего здесь умиротворения…
    -Я хочу попросить тебя кое о чём.
    -Всё, что угодно, Любимая.
    -Считаю, тебе стоит забыть вторую Инну. Ты никак не можешь понять, что мы с ней абсолютно разные.
    -Инночка, милая,- сконфузившись, проговорил я.- Дело не в различии, понимаешь?
    -А в чём тогда? Объясни мне, пожалуйста!
    -Дело в том, что я… не знаю, как сказать тебе.- Подбирая слова, я осмелился сызнова окунуться в зелёное сияние её глаз, но заметил, что различаю очертания гор на горизонте в потускневшем образе Инны. Девушка напоминала привидение, просвечивавшийся туманный силуэт, готовый раствориться в любую секунду.

    Инна выразительно смотрела на меня, ожидая ответа. Я мог видеть маленькие домики родного городка, словно игрушечные коробочки в детском наборе игрушек, разноцветные кроны сонных деревьев - всё просматривалось сквозь меркнущую дымку, называемой Инной.

    -Инна! Нет!- взорвался я, схватив её за талию, грубо придвинув к себе и поцеловав в губы.
    -Иногда ты меня страшно пугаешь своей вспыльчивостью,- сказала, словно пропела, девушка после сладкого поцелуя.

    Зажмурившись от наслаждения, мы целовались, и я чувствовал упругость её грудей, вздымающихся от лёгкого испуга, аромат осеннего леса, ДРУГОГО леса, что цвёл в мире Инны, благоухая ароматами падающей и в то же время растущей листвы. Переливчато-радужные тона вперемешку с голубизной слепящего голубого неба согревали на сотни лет вперёд. Открыв рот и всосав её язык, я на секунду приоткрыл глаза и увидел лишь ореховые волосы девушки, сияющие на фоне светло-голубого неба и гор на горизонте. Инна не просвечивалась более, она была явью, таким же человеком из плоти и крови, как я, как Сергей, как любой другой человек. Так почему я до сих пор не мог отличить Инну, живущую в простирающимся передо мной оазисе цивилизации, и Инну, которую целовал в те бесконечные мгновения? Я чмокнул в губы в последний раз, не отпуская её талии. Она смеялась, затем игриво поглядывала и снова смеялась, чуть не срываясь в пропасть.

    -Я люблю тебя. Пусть это звучит пафосно и по мальчишески глупо, но я люблю тебя, дорогая Инна.
    -Я тоже люблю тебя, глупыш мой, хи, - с теплотой “пропела” она.- Я рада твоим чувствам, но всё же хочу услышать объяснения, что ты понимаешь разницу между Нами.

    Я мрачнел от подобных просьб, но всё же сказал:
    - Понимаю, понимаю разницу! Я понимаю!!!- эхо прокатилось по склонам ближних холмов.
    -Мне кажется, ты ещё хотел что-то сказать. Не так ли?
    -Хотел, врать не буду. Думаю, что мы должны видеться чаще и не покидать друг друга никогда. Жить вместе, а не видеться урывками!
    -Я ждала этих слов. Полагаю, мне нужно познакомиться с твоими родителям, друзьями.
    -Да, Инночка, да!- говорил я, сглатывая слюну.
    -Может, начнём с твоего друга?- сказала девушка, поглаживая мою правую коленку и прищурив глазки.
    - С Сергея? Мне кажется, стоит начать с родителей.
    -Хм, ты прав, Гриша. Завтра, после школы, ты познакомишь меня с родителями, ну или когда сочтёшь нужным. Ага?
    -Конечно, конечно познакомлю!
    -Хочешь позабавиться, глупышка?- она дёрнула меня за рукав куртки.
    -Что ты имеешь в виду?

    Инна послала мне воздушный поцелуй и скрылась за каменистым выступом. Я замер от ужаса и услышал как глухо шлёпнулось её тело на дне оврага.

    -Ап!!!- Инна схватила меня за шею, подкравшись сзади.
    -Не смей так больше делать, глупышка!- вскрикнул я, поднялся на ноги и, не удержав равновесие, завалился на живот, больно ударившись подбородком.
    -Нет, это ты глупышка!- хихикнула девушка, закрыв рот ладошкой.
    Я сел, скрестив ноги, наблюдая за её потехами и страшась сказать правду. Правду о том, что при неосторожной мысли о Настоящей Инне моя любимая исчезнет. Навсегда.
    -Знаешь,- продолжала Инна, - думаю, нам нужно попробовать прыгнуть вместе. А? Что скажешь, глупыш?
    -Я не в настроении. Извини.
    -Да брось, глупыш. Это так весело, смотри!

    Инна попятилась вглубь пещеры, присела на корточки как спортсмен на беговой дорожке, выпрямилась и с разбега прыгнула, на секунду застыв в воздухе на фоне игрушечных городских домиков и разукрашенных холмов, а затем камнем полетела в пропасть. Я вздохнул, не в силах поверить, что ей нравились подобные игры.

    -Гриша!! Я долго буду тебя ждать?!- послышался полный раздражения крик Сергея.

    Я не ответил и задрал голову. На слепяще-голубом небесном Ватмане зависла половинка бледно-белой луны. Можно и сигануть вниз, подумал я, чувствуя дыхание Инны на своём лице. Она сидела на мне, как наездница, раздвинув ноги. Мягкие губы коснулись моей щеки, плавно переползли к подбородку, затем к шее, оставляя тепло прелестного дыхания. Я готов, думал я, готов прыгнуть. Прямо так, с ней.

    -Ну что ты решил, сорванец этакий?- прошептала Инна, поцеловав мочку моего левого уха.
    -Полагаю, не сегодня, глупышка.

    Она захихикала и крепче сжала объятия.
    (-Я не могу дружить с человеком, у которого ко мне такие чувства!- молнией пронеслись в голове мысли.)
    -Ты слышала?- спросил я.- Только что.
    -Ничего я не слышала. Ветер где-то завывает, вот и всё. Гриша!
    -А?
    -Ты со мной или где-то невыносимо далеко?
    -Я с тобой, любимая, с тобой.
    (-Я занята, разве не понятно?!)
    -Вот опять!- сказал я, напрягая слух.
    -Гриша.- Инна подозрительно глянула на меня.- Я понимаю, что у тебя хорошо развито воображе…
    (Сегодня не получится. И завтра тоже. Оставь меня в покое!!!)
    -…ние, но его проявления порой меня волнуют.
    -Прости. Я слышу голос... Голос второй Инны!

    Она чмокнула меня в кончик носа.
    -Гриша, чёрт тебя возьми!!- Сергей спрыгнул с каменной ступеньки и приблизился ко мне.- Неужели я добрался до тебя!!! Ты пришёл гулять со мной или один?
    -Серый, друг, эта картина притягивает настолько, что забываешь где ты и с кем ты.

    Он сел рядом и вздохнул.

    -Дружище, когда выйдет моя первая книга через много-много лет… Если выйдет… Одним из её главных героев будешь ты. Знаешь почему?
    -Нет, но догадываюсь.
    -У тебя самое богатое воображение из всех сверстников, что я знал. Помнишь, как мы зажигали в летнем лагере?
    -Лагерь “Маяк”, город Большой Камень, как же можно забыть! Там мы собственно и познакомились!
    -Да, я помню, как каждый вечер, после отбоя ты рассказывал нам страшные истории перед сном.
    -Да брось, они совсем не страшные. Да и придумывались на ходу - сказки, одним словом.
    -А идея повести, что я написал? По большому счёту, она придумана тобой. Ты подсказал мне идею, а я просто изложил её на бумаге.
    -Не льсти мне, Серёга, не надо. Может, я и подсказал, но развил и написал ТЫ, а не я. Так что соавторство здесь не прослеживается. Маленькая мысль выросла из себя, превратившись в литературное повествование, которое я до сих пор в глаза не видел!
    -Скоро увидишь, друг. Скоро. И не только повесть, но и многочисленные рассказы.
    -Что???
    -Я боялся их кому-либо показывать, понимаешь?
    -Нет, вы посмотрите на него! Он боится!- Выкрикнул я лесным просторам и городишке вдалеке.- Помнишь наш с тобой любимый фильм Роберта Земекиса?
    -Назад в будущее?
    -Да. Ты мне иногда напоминаешь героя Криспина Гловера, игравшего отца Марти МакФлая.
    -Ха! Точно!- Сергей прыснул от смеха.- Чёрт, прекрасный фильм.

    -Я к тому говорю, что если вдруг мысли подобного рода снова посетят твою голову, то вспомни свой любимый фильм, вспомни Гловера, Фокса или того же Ллойда вдобавок и… полегчает, уверен.

    -Я уже представил. -Сергей секунду другую сдерживался, а потом взорвался от хохота, рисуя в памяти образы героев фильма Земекиса.- АААА, я не могу, друг…я…не…аааа - Он плакал от смеха, одной рукой держась за живот, а другой - за моё плечо.- Друг, помоги! Я сейчас лопну от смеха, честное слово...

    -Тебе на пользу,- ответил я, хитро улыбаясь.

    Посидев ещё какое-то время, мы поднялись на вершину Партизанского камня, в последний раз бросили благодарные взгляды на будоражащие пейзажи и двинулись обратно.

    -Глянь, а мы совсем о ней забыли,- сказал я.

    Мы сделали десяток шагов к противоположному склону холма и застыли, наблюдая за…нет, не сопкой и не холмом, а горой. Гора Халаза, с вершины которой, как утверждали местные путешественники, виден Владивосток. Однако я не верил в это. Большой камень - возможно, но Владивосток… Впрочем, мне так и не довелось побывать на вершине Халазы, не выдалось времени и должного желания, чёрт возьми. Мы стояли без движения, любуясь волнообразными склонами, поросшими густой растительностью, а ближе к вершине в лучах опускающегося к горизонту солнца переливались пласты слепящего снега. Нам казалась невероятной сама возможность добраться до пика могучей Халазы, однако это возможно. Даже сопка Иосиф становилась жалким холмиком на фоне грозной горы, зовущей нас в гости.

    Мы пошли другой тропой, извилистой и трудно проходимой, избрав вместо робких шагов вариант нестись вперёд. Не видя препятствий, Сергей с возгласами бросился вниз. Я побежал за ним, лавируя между пеньками и сваленными деревьями. Иногда приходилось подпрыгивать, как на трамплине и сбивать носы своих кроссовок, но я летел вперёд, улавливая мечущуюся между деревьев фигуру друга и багровеющие под ногами листья. Казалось, воздух густеет и приобретает переливчато-золотистые тона. Рядом мелькала фигурка, нежная и горячо любимая. Спотыкнувшись, я пролетел несколько метров, выставив вперед руки и издав приглушённый крик. Удар последовал молниеносно. В правой руке что-то хрустнуло. Пропахав подбородком толстый слой опавшей листвы, я наконец остановился, уткнувшись лбом в кору берёзы. Перевернувшись на спину и вскрикнув от жуткой боли в руке, уставился на полуголые верхушки деревьев. Ещё оставшиеся на них листья меняли краски. С багрово-красных на фиолетовые, со светло-лиловых на кремово-золотистые. Небо сменило светло-голубой Ватман на глубоко-синий, почти тёмный фон, но без песчинок, именуемых звёздами. Ствол берёзы, под которой я лежал, превратился в колыхающийся седой волос на чей-то голове, а соседние деревья - в орехово-кремовые линии, извивающиеся, словно змеи. Готов поклясться, что если бы повернул голову в сторону, то увидел бы не знакомое глазу лиственное покрывало, а кремовый слой листвы, превратившийся в мягкую перину роскошной кровати. Остаюсь здесь ночевать, подумал я. Мир Инны пленил, звал, манил к себе, протяни руку - и ты сможешь дотронуться до него, пощупать, насладиться каждым творением её рук, воображения. Там не было апатии, жалости, горя, мести,одиночества, равнодушия, не было ничего, кроме... любви. Я вытянул здоровую руку, пытаясь ухватить седые и ореховые волоски, но не мог, не хватало сил и расстояния. Инна, помоги, пожалуйста. Помоги, пока меня не вернули обратно. Забери меня с собой, надо было прыгнуть с тобой, надо было, но я струсил, прости меня! Прости! В возникшем на тёмном небе диске луны я различил черты лица девушки.

    -Завтра, Гриша,- молвила она,- завтра ты познакомишь меня со своими родителями. И мы будем вместе навсегда. А теперь встань и оглянись вокруг. Давай, ты можешь.
    Я силился подняться на ноги, чувствуя, как кровь тёплыми струйками стекает по шее. Мне удалось сесть на корточки, прислонившись спиной о ствол берёзы-волоса. Деревья превратились в колышущиеся на ветру ленточки, похожие на пшеницу на поле перед урожаем. Покрывало листвы, как я и думал, превратилось в кремовую перину, двигающуюся словно поверхность моря на ветру. Ударившая в лицо струя тёплого воздуха вызвала неведомые ощущения, словно это был эфир, омывающий моё лицо. Запахи напоминали ароматы влажной листвы, солёной воды и озона после грозы. И вдруг с неба, как снегопад в страшную непогоду, повалили листья . Листопад продолжался какие-то пару секунд, но позволил порадоваться переливчатым оттенкам золота. Я утопал в листве, казавшейся детской шалостью, напоминавшей мягкую детскую перину, щекочущую меня.
    -Боже, Гриша, ты ничего не сломал?- Надо мной склонился Сергей.- Встать можешь?

    -Могу! Я всё могу! Долбанное сухое дерево попалось мне под ноги!!! Ха!- Я вновь залился смехом. Всё вернулось на круги своя - тот же осенний лес, что мы видели, когда шли на Партизанский камень. Жаль, лес Инны мне нравился больше.
    Тогда я всего лишь сломал руку,если не считать мелких ссадин. На часах давно перевалило за полночь, а завтра, вернее уже сегодня - двадцать четвёртого июня - вечером мы поедем в Большой камень к родственникам. Послезавтра нас ждёт самолёт до Москвы. Оттуда - долгий путь на окраину соседней страны, где ждут новые испытания, знакомства и... осознание, поиски самого себя, как личности.
    Осталось сделать последнее - показать рукопись сидящей рядом Инне и провалиться в её объятия…

    Наверх


    Часть 2. Первое открытие


    Девушка смотрела в мою сторону. В первое время меня это не удивило, так как секунду назад я наблюдал за преподавателем, читавшим лекцию, и мало что понимал из его слов, но, тем не менее, изредка пытался напрягать свои извилины, чтобы затем успешно сдать сессию. Забыв о том, что происходило в аудитории, взглянул в открытое настежь окно, за которым можно увидеть контрольно – пропускной пункт, снующих студентов с папками в руках и… тополя, много тополей, возвышавшихся над этим несчастным мирком людей, для которых основная задача – дать или получить знания. Было лето, поэтому эти замечательные деревья радовали меня зеленью и великолепным шелестом листьев, беспокоемых порывами ветра. Позади первый курс в украинском университете, курс, промелькнувший как незнакомка в темноте с мимолётным поцелуем.

    Повернувшись к доценту, который подводил лекцию к концу, вновь обратил внимание на странную девушку, стоявшую справа от кафедры у края прямоугольной доски. Я не помнил, когда именно она появилась и сколько времени (минуту, две, всю пару?) там простояла. Уже шла третья пара, моё внимание было притуплено и отказывалось работать, но я всё же заставил себя поразмыслить. В аудитории как минимум тридцать человек - весь факультет - и большая их часть сконцентрировалась на доценте, явно тщетно пытавшегося довести до умов студентов суть лекции. Я бросил взгляд на одноклассников: каждый занимался своими делами, кто с сонливым и абсолютно равнодушным видом рисовал в конспекте непристойные картинки, кто в полголоса беседовал с соседом по парте, одновременно пытаясь запоминать на слух материал лекции. Я отвернулся к окну, мало интересуясь тем, чем занимаются остальные. Помимо желания получить знания и бесспорного присутствия среди студентов минимального внимания и интереса к лекции, в душном воздухе аудитории зависла ужасная усталость и апатия. Нет, даже не апатия, думал я, осматривая однокурсников, а полное равнодушие и жестокость к друг другу. И тут же я ужаснулся своим мыслям, хотя имел на то свои причины. Через минут десять кончится пара, и все разбегутся по своим делам, продолжал размышлять я, затем разъедутся по домам, а… Глубоко вздохнув, я положил голову на парту и закрыл глаза, так как почувствовал отвращение от собственных мыслей, но при этом воспринимал их за долю правды по нескольким причинам. Одна из них касается… к чёрту, к чёрту всех!!! Я поднял голову, взглянул на часы, оставалось восемь минут – будут ползти как восемь часов.

    -Ломает, Гриша?- спросил сосед по парте.- Не можешь дождаться звонка или опять всю ночь работал?

    Рядом сидел мой одногруппник Виктор. С совершенно не заинтересованным в лекции выражением лица он осматривал меня с лёгкой улыбкой. Виктор не отличался высокой успеваемостью, однако всегда стремился к поставленной цели – за это я, вероятно, и уважал его.

    -Нет, меня не ломает, - ответил я, почти не взглянув на него.- Устал и хочу домой. Вот и всё.
    -Этого хотят большинство здесь сидящих, - усмехнулся он, доставая из-под парты папку.

    Я выпрямил спину и закрыл тетрадь, но папку так и не достал, потому что вспомнил о девушке у доски. Облокотившись одной рукой о край стола кафедры, она стояла на том же месте. Среднего роста, с распущенными тёмными волосами, одетая в белую блузку с короткими рукавами и светло-синие потёртые джинсы, незнакомка смотрела именно на меня. Я с надеждой оглядел сокурсников, но, похоже, никто даже не обращал внимания на её присутствие или… не видел? Снова на часы: пять минут до конца пары, затем - на доску, и я ощутил бегущие по спине мурашки. Большими и ровными буквами мелом на доске было написано: ГРИША, СМОТРИ НА МЕНЯ. Девушка исчезла. Несколько минут я глазел на доску, не в силах поверить в то, что вижу. Доцент к тому времени закрыл огромную тетрадь и, сказав, что лекция окончена и все свободны, сошёл с кафедры. Пройдя мимо аккуратно выведенных на доске слов, он направился к выходу. Кто-то дотронулся до моего плеча. Виктор.

    -Лекция окончена. Или ты собираешься сидеть здесь до вечера?
    -Кто написал на доске эти слова? Ты видел эту девушку?- затараторил я, хотя уже знал ответ.

    В аудитории наступила суета, все толкались к выходу. Посмотрев на доску, затем на меня, Виктор улыбнулся, но на этот раз еле сдержав хохот, как мне показалось. Ещё до того, как он успел ответить, я заметил, что странная фраза исчезла. Похлопав меня по плечу, он сказал:

    -Видимо, ты точно всю ночь работал. Советую выспаться сегодня.
    Может, ты и прав, подумал я и встал.


    2

    На улице – намного жарче, чем в университете, который ещё не успел прогреться после бушевавших несколько месяцев назад холодов. У выхода со стороны кафедры математики, где я стоял, на зелёных скамейках расположились болтавшие о своих проблемах студенты старших курсов.Они не обращали на меня ни малейшего внимания. В нескольких шагах от них возвышался одинокий тополь. Не знаю почему, но мне ужасно нравились эти деревья. Раньше, до того, как моя семья переехала в другой район, я жил в частном секторе города, где росло множество тополей. Проходя мимо, я останавливался и, прикрываясь ладонью от солнца, разглядывал их верхушку. Ни берёзы, ни ели, ни одно другое дерево не вызывало у меня схожего трепета внутри и даже лёгкой эйфории при встрече. И сейчас, прикрыв ладонью глаза от лучей палящего светила, я оглядел тополь с макушки до самых корней. Мне сразу полегчало. На время.

    -Гриша, у меня к тебе одно предложение.

    Рядом со мной стоял Виктор, под мышкой он держал папку с конспектами.

    -Что ты там увидел?- поинтересовался он. На его лице возникла улыбка, которая вызвала у меня отвращение. Иногда казалось, что так улыбаются люди, смотрящие на другого человека как на существо, не способное достичь их интеллектуального уровня. Отогнав назойливые мысли, я ответил вопросом на вопрос:

    -Ты что-то говорил о предложении?
    -Да, да.- Виктор вернулся к теме.- Наша группа собирается в эти выходные в поход с ночёвкой. Я думал, ты захочешь составить нам компанию…
    -Мне никто даже не намекнул о походе, - перебил я его.

    Виктор вновь усмехнулся, показывая, что не удивлён моей неосведомленностью.

    -Как всегда, Гриша.- Он достал из нагрудного кармана рубашки пачку сигарет “Bond”, вытащил одну и закурил.- Неудивительно, что ты вечно ни о чём не знаешь, ведь…как бы сказать помягче…

    -Говори, я готов к правде с твоей стороны.
    -Просто ты в своих мыслях, мечтах, словно тебя не волнует, что творится вокруг.- Затянувшись и поправив папку под мышкой, он продолжил.- Когда-нибудь тебе стоит вырваться из своего мирка, понимаешь?

    -Понимаю,- бесцветным голосом ответил я.

    Моё настроение безнадёжно упало.

    -Короче говоря,- подводил черту Виктор,- если надумаешь идти, позвони мне на мобильный. Договорились?
    -Договорились.
    -Ну всё, удачи. Не будь дурачком, соглашайся. Все в нашей группе будут весьма удивлены, если Григорий Мягков появится в компании, ведь… ну ты сам понимаешь.
    -Знаю, ведь я редко соглашался,- меня уже раздражал данный диалог.

    Когда Виктор ушёл, я, продолжая стоять у тополя и скамейки со студентами, всерьёз подумывал о предложении пойти с классом куда-нибудь, но меня всё-таки не прельщала эта идея, так как я прекрасно понимал, во что выливаются такие походы.

    Тебе необходимо ехать домой, думал я, срочно ехать домой и заниматься делом. Ничего удивительного. Так я твердил себе каждый день, но мало что успевал делать, вернее, не хотел.

    Неся в правой руке папку, я не спеша зашагал к контрольно-пропускному пункту. На полпути чуть помедлил и почти остановился. В конце дорожки, окаймлённой с обеих сторон клумбами с цветами и двумя высокими тополями, верхушки которых раскачивались в такт играм ветра, стояла та странная девушка из аудитории. Я остановился в двадцати шагах от неё, обернулся, думая, что она разглядывает или ждёт кого-то другого. Снова убедившись, что по неведомой причине её внимание приковано ко мне,робкими шагами медленно приблизился. Меня обогнали другие студенты, шумно обсуждавшие приближение сессии. На девушку они даже не взглянули. Теперь её лицо было абсолютно серьёзным, но глаза светились вниманием и нежностью. Обыкновенная, среднего роста, ничем не привлекающая внимания, она спокойно стояла у ствола дерева и смотрела мне прямо в глаза. Когда я подошёл совсем близко, незнакомка чуть отвела глаза в сторону, по лицу скользнула едва заметная улыбка. Не знаю почему, но оказалось, что, приближаясь к ней, я не испытывал нарастающего внутреннего напряжения и волнения, терзавшие меня всякий раз, когда я пытался заговорить с противоположным полом. Скованность куда-то улетучивалась, а слова, к моему удивлению, вырывались сами собой и слетали с губ с невероятной лёгкостью.

    -Я извиняюсь, может, я неправильно понял, но почему Вы постоянно на меня смотрите? И что значит та надпись в аудитории?
    -Тихо,- прошептала она, глядя куда-то в сторону, и совсем не улыбаясь, как раньше.
    -Что? Я…
    -Шшшшшшш!!- произнесла она, приложив указательный палец к губам.

    Я замолк, посчитав её поведение злой шуткой, но затем всё-таки прислушался: голоса студентов, шум автомобилей за пределами университета, но громче и настойчивее всех слышался шелест листьев на верхушках тополей. Ветер временами усиливался, раскачивая их из стороны в сторону. Звук показался мне замечательным.

    -Здорово, правда?- расплылась в улыбке девушка, взглянув на меня.- Тебе нравится этот звук, не так ли?
    -Да, но ты так и не ответила на мой вопрос.
    -Ты хочешь услышать откуда я тебя знаю?
    -Да, и был бы очень признателен,- сказал я с некоторой иронией в голосе.
    -Всё ясно, Гриша.
    -Что ясно? Мне, например, пока ничего не ясно.- Я говорил без раздражения в голосе, но ощущал, как внутри зарождаются зачатки злости.
    -Я отвечу позже, а пока мы прогуляемся. Ты не против?
    -Прогуляемся??? С какой целью? Вообще-то я собирался идти домой.
    -Ты хочешь, чтобы я пояснила своё поведение?
    -Да, хочу.
    -Тогда следуй за мной. Это не займёт много времени и ты явно не пожалеешь.
    -Но… куда??

    Продолжая пленительно улыбаться и светиться добротой, она ответила:

    -Знаешь заброшенное здание, напоминающее церковь?
    -Знаю, на вершине холма, за которым стоит несколько частных домов, тоже…
    -…заброшенных,- закончила девушка,- совершенно верно, Гриша. Туда мы и направимся. Тут недалеко.
    -Почему именно туда?
    -Там мы сможем уединиться.
    -Для чего?
    -Пойдём. Мы теряем слишком много времени.

    Она повернулась ко мне спиной и направилась к холму, ведущему к заброшенным зданиям. До них - несколько десятков метров. Постояв в нерешительности секунд пять, я последовал за ней.


    3

    Пока мы молча шли к месту, я поймал себя на мысли, что раньше где-то её уже видел. Черты лица, манеры, голос, движения - всё казалось невыносимо знакомым и…приятным. Как бы не напрягался, не мог вспомнить, где её встречал раньше, но меня это не особо волновало. Главное – я начинал ей симпатизировать.

    Через несколько минут мы были на месте, у заброшенного здания-церкви, откуда просматривался университет и основная его территория. Я разглядывал девушку, ждал объяснений. Она молча осматривала территорию ВУЗа и делала вид, будто меня нет рядом. Это начинало раздражать, но я терпеливо стиснул зубы. Мы молчали минут десять.

    -Ты хотел бы знать моё имя?- наконец, заговорила она.
    -Да.
    -Инна…
    -Красивое имя, но мне нужно идти домой, понимаешь? Что ты хочешь от меня?
    -Видишь студентов внизу?
    Я видел толпы учащихся с разных курсов, спешащих к КПП, сидящих на скамейках, беседовавших друг с другом.
    -Да, вижу. И что?
    -Внимательно посмотри на их лица.
    -Отсюда я не вижу. Расстояние не позволяет.
    Не успев сделать и движения, даже моргнуть, я каким-то непостижимым образом в следующую же секунду оказался у КПП и мне навстречу шли те самые студенты.

    -Теперь видишь?

    Я вздрогнул. Инна продолжала стоять рядом с мёртвым спокойствием на лице. То, что открылось моему взору, заставило подскочить пульс. У людей отсутствовали глаза, словно их веки слиплись и срослись. Я встряхнул головой и принял во внимание тот факт, что глазное яблоко присутствовало, но вращалось под сросшимися веками. При этом люди вели себя так, будто всё прекрасно видели.

    -Что это, чёрт возьми?- спросил я, поражённый.- У меня галлюцинации?
    -Нет, Гриша,- ответила Инна.

    Я обнаружил, что мы снова очутились на холме.

    -Что это??- настаивал я, повернувшись к девушке.
    -Ничего, - отвечала Инна с тем же поражающим спокойствием.- Просто ты видишь то, что хочешь видеть или, по крайней мере, то, что есть на самом деле.
    Она мило улыбалась.
    -Кто ты?
    -Кто я?
    -Не отвечай вопросом на вопрос!- Во мне закипали раздражение и ярость.- Отвечай прямо: кто ты и что тебе от меня нужно?
    -Я Инна…
    -Я знаю!!!

    Она не обратила внимания на мою злость.

    -Я просто хотела показать твой мир. Внутренний. Сегодняшний.

    Воцарилось молчание. Мы стояли на поросшем салатными травинками холме и смотрели друг другу в глаза. Не говоря ни слова, я бросил папку на землю, поднял правую руку и пальцами нащупал свои веки. Лишь веки, сросшиеся на том месте, где должны быть ресницы.

    -Можешь не искать, - сказала Инна.- Их там нет. Также, как и у тех людей, что ты видел. В этом ВУЗе, городе, у единиц можно увидеть раскрытые глаза.

    Я почувствовал, как у меня задрожали ноги, а ладони покрылись липкой влагой.

    -Да, кстати,- Инна опустила глаза,- и выбрось верёвку. Она тебе ни к чему…
    -Не понимаю, о чём ты…

    Вдруг я понял, что сжимаю в левой руке сложенную вдвое и заранее приготовленную и спрятанную в здании-церкви верёвку, способную выдержать вес моего тела. Меня охватил ужас…


    4

    Жара отступила. Лёгкие порывы прохладного ветра позволяли наслаждаться уже в меру тёплой погодой. Я сидел на полуразбитых ступеньках у входа в здание-церковь. Передо мной в траве лежала верёвка. Вокруг цвели деревья, росли цветы, а шелест листьев ласкал мой слух. От этого звука хотелось дремать. Только сейчас я по-настоящему понял, насколько приятно наблюдать за природой вне человеческого общества, которое до такой степени занято своими низкими проблемами и делами, что не видит этой слепяще-нежной и головокружительной красоты, наполняющей нас жизнью.

    Я думал о тополях, о небе. Задрав голову и открыв рот, чтобы как можно больше глотнуть чистого летнего воздуха, наполненного ароматами цветущих деревьев, я смотрел на медленно плывущие облака, напоминавшие мне почему-то взбитые сливки.
    Внезапно я рассмеялся. Затем сквозь смех пробились слёзы, но уже от радости. Когда я немного успокоился, то услышал чей-то голос.

    -Гриша, ты где?- Это был Виктор- А, ты здесь. Послушай, я…
    -Привет. Ты ещё не уехал домой?

    Мы с ним никогда не были близкими друзьями, поэтому меня удивило его появление.
    Приближаясь, он продолжал говорить:

    -Когда мы попрощались, я увидел, как ты пошёл к КПП, остановился у дерева, потом один начал подниматься наверх, а вскоре я заметил тебя на холме с непонятной вещью в руке…
    Увидев верёвку, он остановился.

    -Что это?

    Я не ответил. А стоило ли?

    -Что это, Гриша? Зачем тебе вер… Ты что, плакал?
    -Тебе не всё равно, Витя? - выпалил я, взглянув на одногруппника.
    -Как видишь, нет, раз уж я последовал за тобой. Что-нибудь случилось?

    Я внимательно его разглядывал: веки не были слипшимися. Или мне так казалось, ведь некоторое время назад я был свидетелем того, чего никогда ранее не понимал и не видел.

    -Да, случилось,- сухо произнёс я.
    -Что?
    -Потерял над собой контроль, Витя, и это ужасно.

    Видимо, Виктор всё ещё не понимал все серьёзности моей ситуации. Я знал, что со мной произошло. И знал, кто такая Инна, и почему она была здесь, почему разговаривала со мной. Разговаривала потому, что я так хотел. Когда-то она жестоко оттолкнула мои ухаживания и оставила одного, оставила, не осознавая, какие могут быть последствия. Данные события наложили отпечаток на дальнейшей жизни: учёбе, поведении, настроении, мыслях… Вынашиваясь годами и наложившись тяжёлым грузом друг на друга, в один “прекрасный” день груз рухнул на голову несчастного.

    -Я тебя не понимаю, Гриша.

    Я поднялся со ступенек, отбросил в сторону ненужную верёвку, подошёл к Виктору и сказал:

    -Просто я ничтожество, Витя. Ничтожество с заглавной “Н”. Ты меня понимаешь?
    -Не совсем. Что ты такое несёшь? Кто тебе это сказал?!

    Я улыбнулся, как это делала несколько минут назад Инна.

    -Это сказал твой однокурсник. Только что.

    Подняв с земли папку и положив её под мышку, я прошёл мимо Виктора.

    -Куда ты, Гриша? Что ты собираешься делать?

    Не останавливаясь, но обернувшись, я ответил:

    -Буду исправлять себя. Ты тоже попробуй - вдруг получится.

    Я спускался с холма к ВУЗу. К Миру Слепых. И сам относился к их числу. Догнал меня Виктор или нет, я не помнил, да это и неважно потому, что он был одним из Них и мирился с этим.

    Осознавая, что находился вровень со смертью, я, размеренно шагая, думал. Думал о многом. В том числе о том, что миллионы людей во всём мире поступают так же, как и я, но не все могут поднять голову и посмотреть вперёд. Ещё радовался, что временно у меня получилось. Временно… Да, временно, так как всё может повториться вновь.

    (Хорошая погода, не правда ли?)

    Опять и опять. Это характерно для некоторых молодых людей.

    (Смотри, как красиво плывут по небу ослепительно белые облака, похожие на взбитые сливки!!!)

    Может, я когда-нибудь и сделаю то, что начал сегодня. А, может, и нет. Кто знает? Меня почему-то не волновало. Главное - шагаю дальше и не останавливаюсь. Жизнь всегда даёт ещё один шанс. Смерть лишает его навсегда.

    Подходя к КПП, я снова заметил Инну. Она была в той же одежде и так же притягательно улыбалась, глядя в мою сторону. Да, она на самом деле красива и умна, не зря ведь я когда-то ухаживал за ней.

    Инна излучала теплоту, буквально светилась добротой ко мне. Жаль, никто, кроме меня, её не видел.

    Я приближался.
    Она улыбалась.

    Я прошёл мимо, даже не взглянув на неё.
    Пройдя через КПП, сказал себе вслух:
    -Какие красивые места окружают мой университет: зелёные деревья, цветы, птицы поют. Вокруг такая красота…

    У проходящих рядом людей глаза открыты только потому, что они так считали.
    Невероятные тополя, правда? Я должен быть слепым, чтобы не видеть этого!
    На секунду я обернулся и равнодушно заметил, что Инна исчезла.

    Наверх


    Часть 3. Встреча


    Робкими шагами я приблизился к подъезду с облезшей на дверях краской и некоторое время стоял в нерешительности, дабы попытаться справиться с нахлынувшими воспоминаниями. В последний раз я был здесь тринадцать лет назад, пасмурным июньским вечером, когда вместе с родителями садился в такси, которое доставило нас до аэропорта Владивостока, рейс до Москвы… Мысли оборвал звонок моего мобильного телефона. На небесно-голубом фоне аппарата связи горел неизвестный номер российского оператора. Секунду рассматривая цифры, я поднял трубку.

    -Привет,- раздался мелодичный женский голосок на другом конце провода.- …Гриша?
    -Да, это я…-Каждой извилиной своего мозга, каждой клеточкой тела я чувствовал, что прекрасно знаю человека, которому принадлежал этот голос.
    -Гриша Мягков? Это правда ты?
    -Именно… С кем я разговариваю, если не секрет?
    -Я надеялась, что каким-то чудом ты меня узнаешь… Глупо, ведь прошло столько лет… Это Инна.
    Я не находил, что ответить. Лишь ожившее усиленными ударами в грудь сердце пыталось подсказать мне варианты.
    -Я узнала от Сергея, твоего друга и бывшего одноклассника, что ты приехал в Фокино. Думаю, нам просто необходимо встретиться через столько лет…
    -Непременно стоит, ты права. Я не ожидал услышать тебя…
    -Я сейчас дома, где раньше жила с родителями на улице Карла Маркса. Ты ведь не забыл?
    -Нет, конечно, не забыл… Инна… Я приду через минут десять-двадцать.
    -Как будешь подходить - сделай вызов.
    -Хор…Хорошо,- сказал я, ощущая всё возрастающие попытки сердца выпрыгнуть из груди.
    -Жду, очень хочу тебя видеть, до встречи!

    Я положил трубку и долго пялился на мобильник, затем - на двор с гуляющими детьми и матерями с колясками. Казалось, сон превратился в явь.

    Звонить не пришлось - Инна ждала меня у подъезда. Я всегда помнил её хрупкой, хрупкой настолько, что любой порыв ветра мог унести её в облака. Симпатичное личико было усыпано прыщиками ввиду игравших в организме гормонов переходного возраста, губки всегда имели тонкий слой лилово-красной помады, на ногах она носила синие потёртые джинсы или чёрную цветастую юбку до колен. Среднего роста, плавной походкой, слегка покачивая висящим за спиной салатовым портфелем, свисающим почти до лодыжек, она заходила в класс всегда за пять минут до начала уроков, освещая кабинет и сидящих за партами учеников зелёным сиянием своих глаз и лиловым светом улыбки. По крайней мере, я всё это ощущал на себе, на других мне было плевать.

    У подъезда меня встретила взрослая…нет, женщиной я не мог её назвать. Взрослая девушка, заметно пополневшая, местами осунувшаяся на лице, но с тем же сиянием в глазах и невероятным дурманом улыбки. В чёрных джинсах, легкой блузке сиреневого цвета под накинутой джинсовой курткой, она, засунув руки в карманы, с умилением следила за каждым моим шагом. Подойдя к ней, без тени сомнения заметил, что её личико всё такое же неимоверно красивое, но без маленьких подростковых прыщиков. Меня пленила каждая деталь Инны - будь то заколотые в пучок волосы, кончик носа, маленькие прыщики, полосатые носочки, да всё подряд, до того я был без памяти влюблён в этого человека в школьные годы.

    -Ну здравствуй, дорогой Гриша,- произнесла она. Чёрт, и голос совсем не изменился - такой же мелодичный, певучий, журчащий как родниковая вода.
    -Привет, не думал, что увижу тебя.

    Она сделала шаг и обняла меня, прижавшись всем телом. Меня озарило воспоминание, которое показалось настолько живым, будто я совершил прыжок в прошлое. Инна – вторая Инна - обнимала меня на Партизанском камне пятнадцать лет назад… Обнимала, прижимаясь мягкими грудями к моему возбуждённому телу. Я вздрогнул, но обнял её в ответ, сильнее прижимая бывшую возлюбленную, чувствуя тепло её грудей, дыхание на правой щеке. Мы отошли в сторону, присели на деревянную скамейку за пятиэтажным домом на пустующей детской площадке. Нелепое молчание длилось минуту, долгую минуту.

    -Извини, я не сказал тебе, что появилась возможность приехать в родной Приморский край… Просто, мы почти не переписывались в интернете…
    -Расслабься, это моя инициатива. Я расспрашивала Сергея редко, но, как оказалось, метко. Он позвонил мне и сообщил, что ты приезжаешь. Я не могла поверить!
    -Я не думал, что ты меня ждала,- сказал я, робко опустив взгляд на её маленькие нежные ручки, покоившиеся на коленях.
    -Я хотела увидеть тебя, поговорить, спросить, как у тебя дела, чего ты достиг в жизни, чего нет. Живое общение всегда лучше виртуального. Тем более в последнее время я стала редко пользоваться всякими контактами, одноклассниками и прочей ерундой…как-то надоело.
    -Знаешь,- заговорил я интимным тоном,- в день отъезда на Украину в две тысячи пятом году, в последний вечер в этом городе я проходил мимо твоего дома, рядом с этой площадкой и хотел зайти к тебе попрощаться.
    -Но ты не сделал этого,- сказала Инна, рассматривая свои руки.

    Мимо нас неторопливым шагом прошёл молодой человек. Ссутулившись, он поглядывал на окна Инны на первом этаже. Заметно замедлял шаг, словно колебался в чём-то.

    Я перевёл взгляд с парня-двойника на девушку и сказал:

    -Если бы я зашёл, как бы ты отреагировала?

    Инна слегка помрачнела, встретилась со мной своими светло-салатово-зелёными глазками и ответила:

    -Понимаешь, тогда, много лет назад, я по-другому к тебе относилась, недооценивала что ли…
    -Ты бы не открыла дверь,- оборвал я её. - А если бы и открыла, то, равнодушно выслушав, закрыла бы перед моим носом.
    Она молча меня разглядывала.
    -Я тебя не виню. Просто… Пойми, я тоже очень рад тебя видеть, нельзя описать словами, как рад, но всегда хотел спросить…
    -Понимала ли я, как сильно ты меня любил?- закончила Инна.

    Я кивнул, не в силах оторваться от зелёного плена её глаз. Внезапно повалил снег, повалил крупными белыми хлопьями, а улицы наполнились гигантскими сугробами. Инна сидела на снежном холмике, на макушке её тёмно-ореховых волос образовалась снежная шапочка. Рядом с нами стояли дети - мальчик, одетый в куртку, похожую на тулуп, и девочка с свисающим за её спиной зелёным портфелем. Портфель едва не волочился по режущему глаза снежному покрывалу.

    Улицы завалены снегом. Казалось, сугробы возвышались неприступными горами над проходящими мимо школьниками. Я, сжимая в правой руке рукавицу,а левой поправляя лямку висящего на спине портфеля, щурясь высматривал сквозь бьющий в лицо морозный ветер силуэт. Ноги по колено утопали в хрустящем как солома снегу, отчего моё настроение лишь подпрыгивало вверх. Наконец, я нагнал Инну и, пытаясь восстановить дыхание, протянул рукавицу робким движением руки.
    -Это Ваше?- улыбнулся я, встряхнув головой ввиду нахлынувшего на глаза ветра, перемешанного со снежинками.
    -Дааа,- смущённо протянула Инна, выхватив у меня свою вещь. Во взгляде читалось лёгкое недоумение, смешанное с благодарностью.
    Развернувшись, она продолжила путь домой, вспарывая ногами толстый слой снежного покрывала. В каждом её движении просматривались робость вкупе с частичной неуклюжестью ввиду случившегося пару минут назад неприятного события в холле двести пятьдесят второй школы. Я глядел ей вслед, схватившись за лямки портфеля, висящего за моей спиной. По моему лицу гуляла улыбка, сердце по-прежнему глухо стучало в ушах. Опомнившись, я огляделся по сторонам, не переставая любоваться зимним пейзажем улиц города Фокино,и, слегка качнувшись в такт играм неугомонного ветра, зашагал прочь, всё ещё видя перед глазами смущённую, но невероятно притягательную улыбку Инны.

    -С начальных классов,- шепнул я, подвинувшись к ней.- Помнишь, первый класс двести пятьдесят второй школы? Какие-то хулиганы отобрали у тебя перчатку, пинали твою сумку, а ты, обидевшись, ушла домой. Я попросил учительницу достать рукавичку. Догнал тебя в снежный буран, мои ноги утопали в заносах. Ты забрала рукавицу и, не сказав спасибо, ушла прочь. Я был доволен как никогда.
    -Конечно, помню! - воскликнула Инна, сверкнув глазками.

    На нас опустилась ночь, подул прохладный ветер. Боковым зрением я видел молодого человека, стоящего в падающем из окна Инны золотистом свете. Парень постоял, затем присел на корточки, облокотившись спиной о стену дома.

    -А мои захаживания к тебе? Как мы часами болтали в подъезде, стоя на пороге твоей квартиры. Как я дарил тебе цветы, а ты принимала их, словно от чужого человека, не выдавая ни единой эмоции на лице. А мне было просто приятно сделать тебе подарок.- Про то, как я стоял под её окнами, я, естественно, умолчал.

    Я коснулся кончиками губ её носа, затем, чмокнул в лоб. Она отпрянула, но по-прежнему светилась улыбкой.

    -Я всё прекрасно помню, Гриша,- вымолвила она, вздохнув.- У меня теперь своя семья, дочь, которой десять лет. А у тебя есть дети?
    -Нет, но я встречаюсь почти два года. Я… знаю, что… бегал за тобой, как маньяк…

    Девушка залилась смехом, легонько толкнула меня в плечо.

    -Да брось, Гриша!

    Ночь вокруг нас сменилась сумерками. На площадке стояли два школьника - Сергей и я. На поросшем травой холме проходили две подружки. Та, что поменьше ростом, увидела парней и выставила вверх правую руку с оттопыренным средним пальцем. Вторая засмеялась и бросила: ”Инна, поклонник снова на месте, тебя караулит…”

    Я встряхнул головой, увидел письменный стол между нами. За ним сидел всё тот же до боли знакомый парень и, утирая тыльной стороной левой руки влажные глаза, правой строчил на белоснежном листе бумаги наполненные чувствами слова. Какое по счёту письмо? Он давно сбился со счёта. Давно перестал считать дни и ночи, погруженные в трясину черноты и отчаяния, пучину юношеской депрессии и апатии…

    -Да, ты даже видеть меня не могла- до того я тебе надоел своими глупыми ухаживаниями… И сколько это продолжалось?
    -Сколько ты добивался меня? - Инна вскинула брови.
    -Да…
    -Ну не знаю… Начальные классы считать?- Она ехидно улыбнулась.- Ладно, шучу. На самом деле, на протяжении почти всего школьного времени. Я даже точно не могу сказать… На моей памяти у нас было множество встреч, часто однообразных, заканчивающихся одним и тем же - отказом.

    -Я следил за тобой,- сказал я, чмокнув мочку её уха. По телу прокатился горячий возбуждающий жар. За нашими спинами пятиэтажный жилой дом растворился, и ему на смену возникла девятиэтажка, длинное здание, у края которого стоял школьник лет десяти. Он выглядывал из-за угла, переминался с ноги на ногу, что выдавало его нервное состояние души.

    Наконец, из-за поворота вышла девушка в голубом платье с портфелем за спиной. Школьник побежал к ней, завязался разговор. Девушка отшучивалась, взмахивала руками, показывая своё недовольство.

    -Как часто мы ругались по поводу и без повода…- шептал я на ухо любимой Инны.
    -Почему без повода? Всегда по одному и той же причине - ты меня преследовал, терпеливо выслеживал, назойливо приглашал на свидание, на протяжении долгих лет.- Инна хихикнула.- А твои письма?

    У меня всё похолодело внутри. Холод обволакивал моё сердце, напоминая, какой гремучей смесью отчаяния и боли от неразделённой подростковой любви были наполнены эти письма. Я сидел долгими ночами, выплёскивая на бумагу льющиеся через край души чувства, ноющие, но отнюдь не простые. Любовь тогда доставляла мне эйфорию и невыносимую боль, так как годами я не мог достичь одного - побыть с любимым человечком по имени Инна хотя бы пять минут. Хотя бы пять грёбаных секунд! Понимаю, настоящая любовь никогда не приносит таких страданий. Значит, это зависимость, смешанная с безумием психоэмоциональная зависимость от человека. Воспоминания имеют порой жуткую подоплёку - набрасываются на голову так неожиданно, что не знаешь, как с ними справиться. Попытка самоубийства в университете, поход на Партизанский камень с Сергеем - везде присутствовал образ человечка, носящего имя Инны. Просто Инны, Инны с лицом сидящей рядом девушки. Она возникла в моём воображении внезапно, как символ непередаваемой любви, как символ отчаяния в моей душе, символ безысходности ввиду страшного одиночества. Так родился ещё один человечек, девушка, возникшая спонтанно, но получившая особое место в моём юношеском сердце.

    -Я писал их чаще, чем успевал придумывать. Затем сам запечатывал и кидал в твой почтовый ящик.
    -Последнее письмо ты отправил из Украины, вернее из Симферополя…
    -Да. Я написал его, как приехал.
    -Я люблю все твои письма, они до сих пор у меня сохранились…
    -Но ты ни на одно не ответила…
    -Да. Гриша…Я не знала, что ответить - и обижать не хотелось, и давать надежду не могла.

    Набравшись духу, я осмелился её поцеловать. Она не сопротивлялась, лишь вздрогнула и обняла меня за шею. Поцелуй показался мне сухим, но всё же одурманил до безумия, до густого сладкого тумана в глазах. Первая любовь где-то глубоко внутри жила во мне всё эти долгие года, тягучие года, полные испытаний и непонятных надежд на будущее. Я жил в Симферополе тринадцать лет, и большую часть этого времени не вспоминал Инну. Разве что в момент наивысшего эмоционального срыва в университете, когда я, сам того не подозревая, на подсознательном уровне готовился к смерти. Методично готовился к чёрному дню, а когда он настал, образ девушки появился передо мной, как система защиты. Самоубийство проскользнуло в сантиметре от меня и моей шеи, затянутой петлёй. Самоубийство, суицид- называй как хочешь, но звучит, надо признать, звонко и жутко одновременно.

    Чмокнув Инну в губы в последний раз и смакуя сладкий привкус любви, я вновь окунулся в зелёное сияние её глаз, не веря с высоты пройденных лет, что когда-то убивался по этому человеку, балансируя на краю пропасти.

    -Я любил тебя, любил бесконечно, Инночка,- заговорил я интимно-доверительно.- Любил в далёком прошлом. Сейчас же, по прошествии стольких лет, я понял, что … Благодарен тебе.
    -Благодарен???
    -Да, благодарен за то, что ты подарила мне образ Инны, просто одарила её своей внешностью, благодарен за встречу и за понимание того…
    -Кого одарила внешностью?
    -…за понимание того, что не пройди столько лет и не будь я столь сентиментален в школьные годы, не желала бы ты меня увидеть сегодня. Понимаешь?
    -Я…Не совсем…
    -Если бы прошёл год или два, вряд ли тебя удивила бы новость, что я приехал в город Фокино, Приморский край, преодолев десять тысяч километров на самолёте и поезде. Но так как прошло чуть более тринадцати лет, время всем своим весом насело на тебя и ты посчитала, что желаешь видеть меня, во что бы то ни стало. Я правильно говорю?
    -…Гриша, что ты такое несёшь?- Инна, хлопая глазами, жалостливо меня разглядывала. За её спиной зелёный холм сменился подъездными ступеньками, ведущими к её квартире. Четырнадцатилетний Гриша разговаривал с Инной, стоя в дверях девушки. Бросив резкое “Отстань”, она закрыла дверью квартиры с обратной стороны, а парень стремглав кинулся по ступенькам, вылетев на улицу так, что хлопнувшие подъездные двери едва не слетели с петель.
    -Спасибо, дорогая Инна, - продолжал я, сжав её маленькие ручки.- Я безмерно, бесконечно тебя любил, бесконечно зависел от тебя и лучше проведу время с Сергеем, чем…
    -Я не поняла насчёт образа… какого образа?
    -Давным-давно жила твоя так называемая сестра. Как две капли воды похожая на тебя, но отнюдь не столь равнодушная как ты.
    -Гриша, я просто не любила тебя. И сейчас не люблю. Я пыталась объяснить тебе, но ты не хотел слушать.
    -Инночка, я всё понимал, и не виню тебя, сам не могу объяснить своих действий в те далёкие года.
    -Мне было искренне жаль тебя. Понимаешь, я, может, и была жестока к тебе тогда, но не желала зла…- Её сухая доброта подкупала, но растворялась на фоне полных негатива воспоминаний.
    -И я тебя никогда не любил, Инна,- произнёс я, утопая в её зелёных глазах.- Не любил потому, что мучения, связанные с тобой и твоим образом, явно трудно назвать любовью. Моя нынешняя девушка, ждущая меня в Симферополе, тоже не сразу ответила мне взаимностью, но мы-то с тобой взрослые тридцатилетние люди, понимаем, что если человеку суждено быть рядом, то никакие препятствия на пути к его сердцу не доставят жутких мук. Не бывает гнилых плодов от свежего дерева. Плохие плоды растут только на мёртвом дереве, именуемом Зависимость. Прости, если загрузил тебя, но мысли льются из меня без ограничений и цензуры.

    Мне вдруг стало невыносимо скучно рядом с Инной, но я не подал виду. Она задумалась, опустив глаза в землю и прекратив освещать меня сиянием своих пленительных глаз. Я молчал.

    Посидев пару минут, я встал. Инна не двигалась, понурила голову.

    Я направился к стоящим вдалеке домами, но остановился через несколько шагов. Обернулся. Девушка смотрела мне вслед, затем заговорила:

    -За всё время беседы я гадала - поймёшь ли ты разницу между нами?
    -Разницу ???

    В моей груди нарастал страх, понимание, которое я не осмеливался произнести. Я ждал, что она вот-вот растворится на моих глазах, превратившись в пепел, листочки бумаги, перья птицы или же лепестки алых роз… Боже, неужели я снова видел НЕживого человека??? Неужели я…

    -Прости, Гриша,- сказала Инна, глядя мне прямо в душу.- Я поняла, кажется, твои слова о своём образе… Ты представлял меня в своих грёзах… ты…

    Где же настоящая Инна? Я должен её найти, должен встретиться с реальным человеком.

    -Я напугала тебя словами о разнице между нами? Прости, прости, неудачная шутка была. Я лишь хотела немного разрядить обстановку, ведь ты так окунулся в свои тягостные воспоминания, что напрочь испортил себе настроение. Присаживайся. Продолжим.- Она игриво улыбнулась, закинула ногу на ногу, приглашая жестом руки сесть рядом.

    По-прежнему поражаясь, как до сих пор Инна не растворилась в воздухе, я сел рядом, обнял её и вновь крепко поцеловал.

    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Юрий Лой
    : Инна. Сборник рассказов.
    Повесть о том, что первое чувство - даже не принёсшее ничего, кроме мучений - не умирает, живёт в человеке долгие годы - для того, чтобы в нужный момент сказать "брось верёвку".
    05.12.12
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/YurijLoj>Юрий Лой</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6358>Инна</a>. Сборник рассказов.<br> <font color=gray>Повесть о том, что первое чувство - даже не принёсшее ничего, кроме мучений - не умирает, живёт в человеке долгие годы - для того, чтобы в нужный момент сказать "брось верёвку". <br><small>05.12.12</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Юрий Лой: Инна»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating