п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Клочки жизненной плазмы (Прозаические миниатюры).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Клочки жизненной плазмы.

    "Мы пили когда-то - теперь мы посуду сдаём". Эта строка О. Чухонцева вполне может быть эпиграфом к читаемой нами подборке. Взрослый, много знающий и переживший человек как будто заново оценивает свою жизнь. Детство, юность и далее по календарю.
    "И с губ – бескровных и будто бы пыльных – срывается: Доктор, это я – Бом…"

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Клочки жизненной плазмы

    2013

    Проступают, покуда жив... Клочки жизненной плазмы Летние сумерки жизни Сквозь голые ветки сирени Всё равно, всё равно... Шар пьяного лета Ага Одинокое окно И грустно было... Это я


    Проступают, покуда жив...


    Прошёл слушок – 500 лир Сан-Марино из набора, разбазаренного Седым, достались Саньку. Нумизматическая страсть, охватившая большую часть класса, приняла воспалённый оттенок. Уколов – у которого была наикрупнейшая: 120 стран – коллекция – выменял 100 лир. – Сто – это что, - сказал в столовой Лобов, - вот 500 – это да. – И хитровато поглядел на Уколова. Интрига нужна, интрига – как познакомиться с Саньком? Не из этой школы, хотя живёт в соседней хрущобе… По хрусткому снежку Егоров, получивший медяк Кюрасао, ведёт Уколова к убогой пятиэтажке. В дверях квартиры, в полумраке – Не, 500 лир не отдам. – У меня 120 стран! – А у меня 95. – Может всё же… - Ну ладно, проходите… - Глядят в альбом. Договариваются, и вот Уколов мчит домой, вытаскивает из ячеек тяжёлого кляссера 10 африканских и азиатских монеток, и назад – к Саньку. – Не, Нигерия не подойдёт: старая. – Ну, тогда Уругвай может? – Ладно. Но только если новый.
    Досталась серебряная блестящая бляшка, досталась.
    Детская страсть – как старая заношенная одежда – не нужна и нелепа.
    Пятна воспоминаний проступают, как на промокашке, на листах памяти, проступают, покуда жив.



    Наверх


    Клочки жизненной плазмы


    Встретились у пушек – как в просторечье именовали помпезный советский монумент – и двинули втроём, болтая, кривыми проулками майской Калуги – похмельные, ища, как говорил один из них, приемлемый шалман. Вышли к театру, обогнули его, пересекли проспект, и забрели в кафе – длинное, узкое, таинственно-полутёмное, а принадлежало оно приятельнице одного из; на заднем дворе устроились, вытащив столик, и «весёлая кабатчица» быстро загрузила его закуской, водкой, и быстро же опьянели, и хозяйка периодически подходила к ним с бокалом сухого, и сквозь решётку ограды видна была часть улицы, люди, идущие по делам – вихреобразные клочки жизненной плазмы, в которой каждый варится, как может…



    Наверх


    Летние сумерки жизни


    - Лобастый какой ребёнок! – сказал двоюродному брату. – Нестандартный будет. Мыслитель, наверно.
    - Вот ещё! – фыркнул брат. – Этого нам не надо.
    Сидели на дачной веранде. Пили чай, и июльские сумерки были легки, муаровы. Ветви яблонь клонились к окну.
    Ленты лет – быстромчащие, вспыхивающие крапинками воспоминаний.
    Самый заурядный, ничем не примечательный племянник – где-то работает, что-то связано с машинами.
    Летние сумерки жизни едва ль муаровы, и обман за их покровом, обман…


    Наверх


    Сквозь голые ветки сирени


    Три прихожанки в церковной лавке, доска, лежащая на табуретах, едой и выпивкой отягощённый стол… Новый человек заходит, и с ним – хранящий храм на ВДНХ, ухаживающий за ним… Новопришедший – как-то бурно и неожиданно для себя вовлечённый в застолье – пьёт горилку, закусывает салом – всё подлинное, из Украины – и говорит, говорит… о богословии, о своём представлении о вере, и, выходя курить, видит сквозь жёсткие голые ветки сирени белый-белый храм, голубей, слепящий на солнце шелом…




    Наверх


    Всё равно, всё равно...


    По ветвистому дереву со второго этажа выбирались, возвращались назад со спиртным. Июньская ночь пахла будущим, свободой. В столовой метались огни импровизированной дискотеки, и ди-джей двигался гипнотически… Столы были составлены по периметру, и школа вся пронизана разнообразным движеньем, смехом… сегодня никто ни за что не будет ругать.
    То, что будущее окажется заурядно-серым – всё равно, всё равно…




    Наверх


    Шар пьяного лета


    Над пёстро-ларёчным миром возле ВДНХ плывёт музыка из «Однажды в Америке». Один из приятелей говорит: Я, пожалуй, здесь останусь. – Другой, покупая водку, улыбается.
    Много пили тем летом, шлялись по гостям, и в цветном фейерверке мешались дни; да, много пили – и часто под эту сквозную, грустную музыку, и будто фрагменты бандитской саги входили в их жизнь – жизни, вернее – шатающиеся, условные, неустойчивые…
    Пёстрая толпа… всё пестро у ВДНХ, и горит, горит шар лета…



    Наверх


    Ага


    Лесом шли – густым, дремучим, насупленным – выбрались к городской окраине… Трактор маячил недалеко от реки. Неровно нарезанные огороды густели зеленью. Переоделись у бочки, положенной набок, из которой приятель извлёк инструменты. – Не сопрут? – Да кому тут… Ну, пивка? – Пили из бутылки – горькое, крепкое; потом пололи траву, что-то копали. Приятель хозяина, двинувший за компанию, не привычный к огородным работам, часто перекуривал. Потягивали пиво. Потом отмывались у источника, и лес вверх тянулся гигантскими ступенями, зелёный, синеватый – к недрам небесной выси.
    На обратном пути обсуждали что-то, тащили сумки, набитые кабачками, огурцами. Собирались выпить. Ага.
    Серо-свинцовые облака ползли по небу.

    Наверх


    Одинокое окно


    Препаскудная получилась неделя, бормотал себе под нос, открывая дверь, заходя в квартиру. Ждал, напряжённо ждал – не хотел, даже про себя, произносить чего – а оно не случалось, отодвигалось, переносилось. Бессонница изводила – засыпая в три, он выдёргивался из мутного полусна в начале седьмого, и ожиданье томило вновь, тянуло на дно – неопределённое, вязкое. Препаскудная, твердил себе, неделя, но ничего – пройдёт, ничего страшного… И вдруг, уже переодевшись, вымыв руки и ставя чайник на плиту, выпуская синеватую хризантему огня, расхохотался – Чтобы пришла новая, такая же…
    Бледное мартовское солнце пялилось в его одинокое-одинокое окно…


    Наверх


    И грустно было...


    В новую школу переведён – втискивался, как во что-то узкое, без конца вспоминая ту – в московском проулке, ребят… И грустно было, осенне.
    Мама уехала в командировку в Польшу, и бабушка, которую он очень любил, жила с ним и с отцом, с которым у неё не было лада. Мама телеграмму прислала, что командировка продлена, и отец, сидя за столом, сказал зло: Пишу маме ругательное письмо… Он сжался – одиннадцатилетний; отец потом бранился с бабушкой, и она долго повторяла после: Как же, меня всем можно обижать…
    Он не пошёл в школу на следующий день, бродил в сквере, где на осенней траве лежали большие пятна листьев, напоминавшие цветных медуз, и ветер налетал – сквозящий, горбатил траву, трепал гривы деревьев…


    Наверх


    Это я


    Потёртый, сер лицом – впрочем, психиатр привык к подобным. Еле говорит – о бездне депрессии, куда попал – давно-давно, о бездне себя – чёрной, как траур… Традиционные советы врача обрывает… не улыбка даже, а нечто полураздавленное, жалкое. – А путешествия? – Городок мал. Хотя и уютен. – О, я был везде, везде…- Неожиданно улыбнувшись, психиатр речёт: А знаете, у нас в городе сейчас гастролирует замечательный клоун – о, все, кто видел, чувствуют его лучезарность, и всем становится чуточку лучше. Бом – его псевдоним.
    И с губ – бескровных и будто бы пыльных – срывается: Доктор, это я – Бом…



    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Клочки жизненной плазмы. Прозаические миниатюры.
    "Мы пили когда-то - теперь мы посуду сдаём". Эта строка О. Чухонцева вполне может быть эпиграфом к читаемой нами подборке. Взрослый, много переживший человек как будто заново оценивает свою жизнь.
    13.04.13
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6448>Клочки жизненной плазмы</a>. Прозаические миниатюры.<br> <font color=gray>"Мы пили когда-то - теперь мы посуду сдаём". Эта строка О. Чухонцева вполне может быть эпиграфом к читаемой нами подборке. Взрослый, много переживший человек как будто заново оценивает свою жизнь. <br><small>13.04.13</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Клочки жизненной плазмы»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating