п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Всё помнит только февральский снег (Сборник рассказов).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Всё помнит только февральский снег.

    Александр Балтин верен себе: в каждом из рассказов есть почти незаметный штрих, превращающий казалось бы незамысловатую бытовую зарисовку в литературу. "назло жизни, метели… белизна сугробов сверкала, отрицая смерть… отец, утомлённый болезнью, сидит на кровати, отец, которого давным-давно нет…".

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Всё помнит только февральский снег

    2013

    Всё помнит только февральский снег Впечатанный в янтарь нового чувства Тихая поэзия провинции Всё прошло нормально ...и сам не поймёт ...ручкой машет Назло жизни, метели Ничего, маленький, ничего Неправильно построил Белизна сугробов Тонкая музыка молодости


    Всё помнит только февральский снег


    Чуть впереди по хрусткому снегу шёл отец. Некто расхристанный, пьяный, краснолицый налетел на него: Дай закурить! – Не курю. – Как так? – Вот так! - Отец двинул его плечом, и, обернувшись, сказал: Пойдём, сынок.
    А страшно стало за отца… Когда-то в юности он был спортивным, любил драться, но в момент, связанный с воспоминаньем, располнел уже, казался рыхлым...
    Отцу…стало ль на миг страшно за сына? не сумею защитить, мол?
    Всё помнит только февральский снег.


    Наверх


    Впечатанный в янтарь нового чувства


    Маша. Мария.
    Смаковал имя её, улыбаясь нежно, в пустоту…
    Одноклассница.
    Так красива, что страшно подойти, не говоря уж – общаться.
    Погружённый в первую отроческую влюблённость, впечатанный в янтарь нового чувства, повторяет, медленно смакуя – Маша, Мария – зная – с чёткой фотографической точностью, - что никогда, никогда…



    Наверх


    Тихая поэзия провинции


    Булочная видна из углового окна, стёкла её расписаны калачами, баранками, караваями... Чёрный столбик колонки, и некто наполняет ведро, и блестит оно, мокрое... Пыльный проулок, двор церкви - старинной, византийской, двухъярусной; красный кирпичный домик, в котором живёт... думается, почему-то священник... Двор - узкий, переходящий в овраг - того дома, из углового окна которого видна булочная, колонка, церковный дворик; на скамейке, почти вросшей в землю и такой же чёрной, как она, старуха сидит, гладит рыжего кота... Воробьи взлетают...
    Тихая поэзия провинции...
    Ощущенье - отсюда ближе небо, понятнее суть его, столь далёкая от метрополии с её суетой, переогромленностью, нервотрёпкой...


    Наверх


    Всё прошло нормально


    Учреждение было велико, многоэтажно, с бесчисленными лестницами, коридорами, дверьми, и он, работающий тут недавно, не знал всех его недр.
    На вечере, устроенном в отделе, выпив и разговорившись, выяснил, что сидит рядом с хранителем мюнцкабинета. Детская страсть к монета вспыхнула в мозгу, и зажглась в глазах. – Не знали? – спросил седобородый, кругленький мужичок. – Ну пойдём ко мне. - Они двинулись.
    Стены тускло поблёскивали стеклом, под которым находились монеты, и он принялся было разглядывать, но мужичок сказал: Ну это ж не дело, дорогой, сперва выпить надо.
    Из тумбочки извлёк бутылку, оттуда же достал тяжёлые, массивные каталоги, и он – молодой сотрудник, - растекаясь счастьем, опьянел, превысил грань меры, перебрал, - потом дремал на диване в коридоре, а когда всё схлынуло и похмелье отзвучало, переживал, что да как…
    Но ничего, всё прошло нормально, кто ж, мол, у нас не напивается, хоть иногда?



    Наверх


    ...и сам не поймёт


    - А я больше пережила, - говорила маленькая сохлая бабушка другой – крупной, доброулыбчивой, вкусно пахнущей пирогами. – И ребёнок у меня мёртвый родился, и второй во младенчестве умер. – Ну, это как смотреть, - улыбаясь, отвечала другая. – В эвакуации, знаете, с тремя детьми жизнь совсем не сахарная была… - Нет, но… - Маленький внучок, сильно любивший ту – крупную, - и буквально не выносивший иную - слушал, не очень-то понимая.
    Почему рваные клочки очень дальнего былого всплывают в мозгу нынешнего взрослого, он и сам не поймёт…


    Наверх


    ...ручкой машет


    Вечером рассказывает мужу:
    - Тут врачихи развеселились… Ой, говорит одна, вот он – ручкой машет.
    Умиление с грустью мешаются в душе мужа, - сложный состав, непонятный ему самому.
    А жена продолжает рассказывать – оживлённая: первая беременность.
    Февральская тьма развесила тяжёлые покровы за окнами.



    Наверх


    Назло жизни, метели


    Он шёл и объяснял своей знакомой ясновидящей, почему он является неудачником, шёл сквозь метель, делавшую силуэты города смутными и таинственными, шёл и говорил, будто раздирая привычные раны души, и легче не становилось, нет-нет, и каменное это ощущение жизни, как неудачи, тянуло… странно, что не убило его вообще…
    И было совершенно неважно, что ясновидящая эта умерла два года назад – просто ему хотелось с ней говорить – назло жизни, метели…



    Наверх


    Ничего, маленький, ничего


    Сидел на краю кровати, - сидел, утомлённый болезнью, лежанием, температурой, заводил пластинку на проигрывателе, а сын стоял у двери и глядел на отца – непривычно растерзанного болезнью…
    - Па, как ты? – Ничего, маленький, ничего. Не волнуйся. – Музыка зазвучала.
    Краем, градусом былого вошло в сознанье давно взрослого сына, или ожило в нём – отец, утомлённый болезнью, сидит на кровати, отец, которого давным-давно нет…



    Наверх


    Неправильно построил


    Ладони архиепископа были тверды – память о прошлых годах и нынешнем усердии, - и, налегая на вёсла, он вспенивал воду, будто взрывал её, чувствуя, как душа закипает нехорошим, не добрым… Слух витал, слух сетью накрыл сознанье его – на острове живут три святых, живут вне церкви – благостные, излучающие свет, и плывут к острову многие, многие…
    Вот он – архиепископ – ступил на траву и увидал – под деревьями, в тени, сидели они – худые, с препоясанными чреслами, улыбающиеся.
    Шёл к ним – высокий, худощавый, львиногривый, - шёл, чтобы закипеть речью, речью сложной, пестреющей богословской терминологией, и говорил долго, ветвисто, пышно, и слушали его, улыбаясь… На вопрос, знаете ли хоть какую молитву, он получил отрицательный ответ, и медленно, с концентрацией на каждом слове прочёл им Отче Наш, после чего – со смутной душой, едва ль ощущая удовлетворение – сел в лодку и поплыл. – Подожди, - услышал за спиной. – Мы позабыли слова – Он обернулся, и, пронзённый, увидел, как они – легко и просто – бегут по воде. – Вам не нужно, - ответствовал тогда, понимая, как неправильно, неправильно построил свою жизнь…


    Наверх


    Белизна сугробов


    Две тётки стали возле подъезда, у которого ждал приятеля, праздно разглядывая голую графику ветвей и крупнозернистые сугробы.
    - Мой-то в семидесятом умер, - не вслушиваясь, слышал разговор. – Было ему 62. – Да. Я считаю меньше 80 жить глупо, - отозвалась другая. – Документы на захоронение у меня затерялись где-то… - гудела первая.
    Отключился будто, голоса превратились в шелест, и сплетенье голых ветвей сирени интереснее было, нежели 80 и 60…
    Белизна сугробов сверкала, отрицая смерть.



    Наверх


    Тонкая музыка молодости


    Между ними – дуги мерцаний, сложные ленты взаимоотношений; один из приехавших привёз водку, вино, банку ветчины, огурцы, печенье… Бывает. Их четверо. Две пары? Нет – одна. Тот, привёзший снедь одинокий, а встретились в квартире мужа одной из компании – а в армии он сейчас. СССР ещё держится, но видак редкость. Сидели, смотрели, пили… просто эпизод в бесконечной череде эпизодов жизни, которая и сама-то эпизод в глобальной системе космоса… Эпизод просто, однако зачем помнится вечер – чёрный, февральский; снег за окном, боевик по редкому ещё видаку, и тонкая-тонкая музыка молодости?

    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Всё помнит только февральский снег. Сборник рассказов.
    Александр Балтин верен себе: в каждом из рассказов - почти незаметный штрих, превращающий простенькую бытовую зарисовку в литературу: "назло жизни, метели… Белизна сугробов сверкала, отрицая смерть".
    04.06.13
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6451>Всё помнит только февральский снег</a>. Сборник рассказов.<br> <font color=gray>Александр Балтин верен себе: в каждом из рассказов - почти незаметный штрих, превращающий простенькую бытовую зарисовку в литературу: "назло жизни, метели… Белизна сугробов сверкала, отрицая смерть". <br><small>04.06.13</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Всё помнит только февральский снег»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating