п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Снег хрустел (Прозаические миниатюры).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Снег хрустел.

    Самой точной и запоминающейся в этом цикле показалась мне миниатюра "Ужас потерявшегося ребёнка". По крайней мере, эта девочка уже в состоянии себе помочь. А если бы потерялся её "крохотный" братишка? Как часто мы оказываемся в похожей ситуации, когда не в состоянии помочь сами себе? А ожидать помощи со стороны, как правило, глупо.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Снег хрустел

    2013

    Снег хрустел Счастье библиотекаря Торшер неисправен Или?.. Ужас потерявшегося ребёнка Ещё не зная об этом... Уже тогда это было привычно... Комната смеха Теперешние формы Не могу думать о нём, как о мёртвом... Ангелы, мнится, радуются


    Снег хрустел


    Китайская, нежно-коричневого колера собачка на узкой, бело-синей зимней дорожке толкнулась было в брючину одного из них, и он уже протянул руку погладить, когда бабка, идущая сзади, ухнула совой – Обходи, обходи! – и собачка, мелькнув между двумя приятелями, убежала вперёд.
    Бабка с брюзгливым мерзким лицом, с щеками, похожими на два обмылка и бессмысленно-оловянными глазами… - Надо же, - сказал один приятель другому. – Такая милая собачка и такая противная хозяйка.
    Снег хрустел.


    Наверх


    Счастье библиотекаря


    Звёздами засеянные поля, сулящие смысловое богатство… Огромные библиотеки – библиотеки, чьи здания извлечены из фантазий неистового Пиранези и ввёрнуты в явь мановением магического жезла – пополняются описаниями мыслящих грибов и белой, как пена, разумной плесени; библиотеки, где фолианты соседствуют с прозрачными телами дисков, хранящих информации больше, нежели сумма многих фолиантов; библиотеки планет, отправляющих различные корабли к другим, не менее интересным планетам… О, человечество давно рассталось с иллюзиями на свой счёт – и чётко осознало: мы – лишь существа в бесконечной цепочке существ, чьи вихреобразные дали – цепочки, цепочек, вернее, этих – теряются в непредставимых пространствах. Просторы космоса стали светлы смыслом, и многое познано нами – и погружение в мистические недра, дарующие жизнь, и основательные экспедиции к дальним-дальним, осколочным цивилизациям; но ещё больше осталось сокрыто от вниманья нашего – кропотливого, как паук – и новые летят корабли, и новые появляются фолианты, и новые диски мерцают могуществом разнообразной информации; и хранители книг с сияющими глазами постигают суммарный опыт человечества, передаваемый по нервам восприятия грядущим поколеньям… Я один из хранителей бессчётных, поблёскивающих металлом стеллажей; я младший из младших, и хоть знания мои ничтожны, способность к усваиванью нового, расширению границ достаточна, чтоб мечтать о грядущем. Я не выхожу из хранилища много лет, тут мой дом, и сверкающие ленты новой информации, поставляемые специальными аппаратами, поступают каждый день, и я обрабатываю их, вникая в сущность миров, неведомых мне, дивясь дивному, сокрушаясь о досадном; и мир наш, малоизвестный мне в бытовых подробностях и нюансах, заменяют бессчётные варианты текстов. Нужно ли мне общение? Не больше, чем древнему Астерию, блуждавшему ходами лабиринта – лабиринта, какому подобна наша библиотека библиотек – с той поправкой, что мне не требуется еда, ибо ею является информация, и я не жду героя с обоюдоострым мечом. Счастлив ли я? Наверное. Ибо знаю звёздами засеянные поля, сулящие смысловое богатство.


    Наверх


    Торшер неисправен


    Ночь. Бессонница. Резко вспыхнуло, прослоило золотистым, ярким светом. Что? -дёрнулся,- откуда? Золотая полоса пробежала по подушке, расплескав пятна, и вдруг страшно стало, томно…Летающие тарелки полезли в голову, читанная абракадабра вогнала в холодный пот… Снова золотисто мелькнуло, потекло, пропало. Приподнялся на локте, озирая тёмную, таинственную, знакомую комнату, и вспомнил вдруг – торшер неисправен. Встал. Покрутил. Лёг. Заснул.



    Наверх


    Или?..


    У белого храма на ВДНХ стоял среди мартовских – а по виду январских – снегов, ждал, когда придёт Георгий. Встретились. Обмениваясь перелётными фразами, шли по хрустящей дорожке к вратам.
    Храм уютен и мал; вдруг - шелест крыл голубиных, и – голубь венчает собой распятье – сизый, сидит, устраивается… - Ап, - говорит Георгий, - как залетел-то? – Из алтаря, - отвечает, зажигая свечу. – Да вряд ли, в дверь, думаю… - Голубь замер на вершине распятья, нахохлившись, точно заснул. – Из алтаря… не скажи никому, - улыбается Георгий. – А что, - говорит он и не начав молитву, - где-то по церковным правилам запрещено голубю залетать в алтарь?
    И улыбаются оба, в чём-то понимая друг друга, хотя Георгий воцерковлён, а пришедший – нет.
    Он ставит свечу, читает Отче Наш.
    Голубь, венчающий распятье, кажется спит.
    Или?..



    Наверх


    Ужас потерявшегося ребёнка


    В одном из отсеков супермаркета – а сам магазин напоминает город – девочка в очках, прижавшись в стене, плачет. – Не надо плакать, - говорит благодушный пузатый охранник. – Сейчас пойдём в администрацию, объявим, и мама твоя найдётся. Он берёт девочку за руку, ведёт к лестнице.
    Ужас потерявшегося ребёнка.
    Ужас и сострадание взрослого, ощущающего себя ребёнком.
    Растерянная тётка, сжимая лапку крохотного мальчика, мечется меж блёсткими, пёстрыми рядами сверкающих, переливающихся товаров, подбегает к охранникам…
    Объявление разносится громко.
    У этих всё кончилось хорошо…


    Наверх


    Ещё не зная об этом...


    Одна из женщин за соседним столикам подошла к ним, сказала, улыбаясь – Ребят, у вас двое мужчин и одна женщина, а у нас наоборот. Может объединимся? – Пересели. Пили шампанское, коньяк, музыка плыла… Одна из женщин выбрала его – 20-летнего, неопытного; он, пьянея, говорил о стихах, читал что-то… Потом заснеженными изломистыми переулками шли в гости к одному из. И музыка кружила в полутьме гостиной, и танцевал он со своей… будущей женой, - ещё не зная об этом.



    Наверх


    Уже тогда это было привычно...


    Передача по телевизору об отливке фигурок, солдатиков в основном. Вдохновился. Подумал – я могу делать копии монет, и менять их в классе. Фантазёр 13-летний. Долго возился - отпечатав монету в пластилине, сделал форму из гипса, расплавил в кастрюльке свинец, заполнил им форму. Кривая, гнутая отливка вовсе не походила на монету.
    Потерпел пораженье.
    Уже тогда это было привычно…


    Наверх


    Комната смеха


    В первом зеркале, играющим серебряным перламутром, увидел себя в форме колбы. Шаг в сторону превратил его в шар на тоненьких ножках. Другое зеркало сделало его тощим и длинным, похожим на гвоздь, но не смешно было, не смешно. Нет.
    Думалось почему-то – не так ли грехи и пороки деформируют душу? Только из комнаты смеха жизни не выйти…


    Наверх


    Теперешние формы


    Рано повзрослевшие в классе, будто перешедшие черту, и выглядели по-другому и говорили… Трое их было – один подвижный, рыжий увалень, так и прыскавший соком жизни, другой тощий, как гвоздь, нагловатый, и третий… уже забылось какой.
    Красавицей Машей любовались все, и порой, казалось, глядеть на неё страшно - столь хороша была. Матовое, совершенного рисунка лицо. А другая красавица – лёгкая в общении, не только красива, но и мила, мила…
    Сгустки маленьких жизней.
    Каковы их теперешние формы?


    Наверх


    Не могу думать о нём, как о мёртвом...


    Он другом дяди был – крёстного. Одинокий, с удлинённым лицом, а познакомились на рыбалке, на Оке, под Калугой; и когда ехали на место по одной фразе его – столь же остроумной, сколь точной – понял – сойдёмся.
    И было славно ночью у рыжего лисьего костра, брызжущего искрами говорить о философии, читать стихи. Недвижно текла речная нефть, и небо глядело золотыми звёздами.
    Я часто бывал у него с гостях, в квартире – одинокой и аккуратной, и пили мы, а говорили – от Икара до Макара – как он шутил, и сами диалоги приводили в восторженное состоянье.
    Он видел во мне сына, а сына похоронил много лет назад.
    И – отказался от общенья потом, ушёл в раковину старости и мудрости.
    А я – я не могу думать о нём, как о мёртвом, но брат сказал – умер он много лет назад, точно умер, не сомневайся…


    Наверх


    Ангелы, мнится, радуются


    По граням музыки стекает свет сияющий – свет насущный, как хлеб… отсутствие музыки равносильно странствию в пустыни без надежды на воду. Данная с высот, угаданная, почувствованная сердцами гениев, переведённая в земные звуки музыка наполняет пространство высотой, шлифуя и возвышая душу. Музыка высоты – чтоб и душа стремилась стать частью оной. Музыка, отрывающее сознанье от заурядно-привычных сует, от полированных досок земного комфорта, от склада скарба. Она материальна другой материальностью – небесной. Не-внимание к ней чревато срывом в пустоту.
    Корневая система органа воплотит ноты, данные молитвой. Рояль плывёт суммой сонат сквозь звёздные сгустки смысла, а скрипка вздымает флаги сквозящих пророчеств.
    Ангелы, мнится, радуются, что небесные созвучья услышаны лучшими из людей.



    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Снег хрустел. Прозаические миниатюры.
    Самой точной и запоминающейся в этом цикле показалась мне миниатюра "Ужас потерявшегося ребёнка". По крайней мере, эта девочка уже в состоянии себе помочь. А если бы потерялся её "крохотный" братишка?
    20.07.13
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6458>Снег хрустел</a>. Прозаические миниатюры.<br> <font color=gray>Самой точной и запоминающейся в этом цикле показалась мне миниатюра "Ужас потерявшегося ребёнка". По крайней мере, эта девочка уже в состоянии себе помочь. А если бы потерялся её "крохотный" братишка? <br><small>20.07.13</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Снег хрустел»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating