п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Это реальность была? (Прозаические миниатюры).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Это реальность была?.

    Новая подборка Александра Балтина и похожа, и непохожа на предыдущие.Помимо привычных "коротышек", лаконичных и неожиданных, сюда входят и два "больших" рассказа, которые производят едва ли не самое сильное впечатление.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Это реальность была?

    2013

    Это реальность была? Как будто сказки действительно возможны... Старец Будто нету на свете ни бед, ни обид... Сколько ещё раз? В тёплых недрах жилья Игрушечный промельк впечатлений В облаке собственной вины Такой уж это лес... Голубятня


    Это реальность была?


    - Почему бы этому мужику с косой не скосить траву и здесь, под липами?
    Шли парком. Человек в плаще обернулся…
    - Опа, - оба стали, ошалев.
    - Я не мужик с косой, - послышалось. – Я смерть.
    Ну, пришли, - пронеслось в головах у обоих.
    Лица под капюшоном не было видно – мерцало, расплывалось, текло…
    - Да нет, - послышалось вновь. – Я тут просто наблюдаю. А коса – так, чтобы не потерялась. Так что проходите, не отвлекайте.
    Прошли.
    - Это реальность была? – спросил один.
    - Будем считать, что нет, - ответил другой.



    Наверх


    Как будто сказки действительно возможны...


    Как из чудесной сказки возник лось – большой, чёрный, мягкогубый стоял он в зарослях живою горою драгоценной плоти и кормился, поглощая листву и мелкие ветки; стоял в прозрачном, лёгком ореоле хруста и в густоте избыточной июльской зелени, в лесопарке, и близость машин, бороздящих шоссе, казалась чем-то, нарушающим гармонию мира.
    Человек остановился и смотрел на лося чуть удивлённо, восторженно, точно превратившись в ребёнка… И как будто не было этих сорока с гаком тяжёлых, плоских лет – именно так он глядел на не замечающего его лося, глядел ласково – как будто сказки действительно возможны…


    Наверх


    Старец


    Его подставила жена. Жена с любовником – как объяснили блатари, с которыми сошёлся на зоне. Он – сильный, крепкий, работал реаниматором. И дружба с блатарями дала многое, многое… Сначала думал бежать, расплавленный свинец мести переливался в сознанье, и планы строил – прочные, как избы, и блатные готовы были помочь, почитая месть такую святым делом… Но что-то замкнулось в нём, запнулось. Он не спал ночами, почти не спал, но даже после короткого – два-три часа – забытья – поднимался свежим и сильным. А ночью перед ним текли, мерцая золотом, неизвестные стены; они низвергались, точно сотканные из великолепных звёзд, и за ними, за их зыбким мерцаньем оживало иное – незнакомое, жаркое, не от мира сего…
    Библию можно достать было. Стал читать, вглядываясь в корни слов, ища трудно дававшиеся ответы…

    Слух о старце был широк, как поле, и светел, будто праздничный день. Он тёк и тёк, захватывая всё новых страдальцев, и шли люди, несли лукошки своих бед и обид, и возвращались – сиявшие облегчённостью.
    У женщины, когда-то посадившей мужа, жизнь разваливалась – как размокший хлеб в ладонях. Поначалу всё шло хорошо – и вышла замуж за любовника, который и подбил на аферу с мужем, и зарабатывал тот, и… В один момент всё лопнуло, сорвалось в бездонный проран… Больная, опустошённая, не знающая зачем живёт ехала она в дальний монастырь, к старцу, и сами нюансы пути наполняли сердце ещё большей горечью. Запоминались детали – резко, остро, избыточно – облако, похожее на колесо, колбасная шкурка на затоптанном перроне… А потом, когда входила в скит, точно не видя глядела на людей в чёрном, на скорбных, страждущих…
    Вот в келейке…
    - Валера? Ты?
    Седовлас, седобород, худ, и точно серебряное свеченье от него исходит… И на колени падает она, бормоча – Валера, Валера…
    - Что ты, Бог с тобою, - кротко отвечает он. – Я давно всё простил. Встань, расскажи…
    И, потрясённая, с сознаньем иссечённым зигзагами былого, она говорит, говорит долго, а он просто глядит на неё, и из очей его – которые будто одни и видны на лице – течёт тихий, скорбный свет…


    Наверх


    Будто нету на свете ни бед, ни обид...


    Блестела дорога, как намасленная, вилась, влекла к морю. Ехали на двух машинах, ночевали в стогах, и пружинящее сено пахло упоительно. Закрутился потом серпантин, и когда возникло оно – море, блещущее цветами радуги-радости – из первой машины махали – мол, вот же, приехали… И, прежде чем раскрывать «Скиф», ставить палатки, обустраивать лагерь, бежали по тёплому бело-золотому песку к воде – крепко-солёной, зелёно-синей, в золотой нежной ауре, и плыли, ныряли, и взрослые как будто превращались в детей, а дети смеялись так, будто нету на свете ни бед, ни обид…


    Наверх


    Сколько ещё раз?


    Бликовавшие воды бассейна нравились ребёнку, приведённому отцом в секцию плаванья. Дворец пионеров был крылат, велик, и массивом - подлинным дворцом - возвышался над сквером, и вот- ребёнок в бассейне, и тренер спрашивает, умеет ли он уже плавать. - Ага, - говорит ребёнок, и по крайней дорожке плывёт, рассекая пахнущую хлоркой сине-зелёную, бликующую... Шест опускается в воду, шест, призванный помочь повернуть, но ребёнок, не поняв зачем это, цепляется за него и карабкается вверх, думая: проверка такая. Он выбирается на мокрый пол, и не понимает, почему так смеются инструкторы, почему один из них держится вообще за живот, давясь хохотом...
    Сколько ещё раз будут смеяться над тобой - под равнодушное бликованье широких вод жизни?


    Наверх


    В тёплых недрах жилья


    По узкому коридору пробежал внучок хозяина, за ним прошла дочь. На кухне, за угловым столом сидели хозяин с гостем, выпивали за Новый год, философствовали. В окошко частями виден был заснеженный двор частного домика, и кирпичные двухэтажные дома, ярусами идущие вверх.
    Перешли потом в комнату хозяина, гость перемолвился парой фраз с женою – хозяйкой дома, собравшейся в магазин,- и устроились с початой бутылкой и тарелкой с бутербродами возле фикуса, и такая гармония была в тёплых недрах жилья, в уютной тесноте его, в разговоре, что гость – с разорванной, нежной душою – пьянел и без водки, хотя и пил её – горьковатую, огненно-сухую…


    Наверх


    Игрушечный промельк впечатлений


    Приятель взял фляжку с компотом, и ему, впервые едущему с классом, занятно было глядеть в окно, периодически отхлёбывая вкусную жидкость. Ехали на водохранилище.
    Вывалили на платформе и побежали сразу к воде – блиставшей плоско и сине, слегка расписанной рябью. Классная – больше подруга, нежели начальница – не успевала следить за ними, тринадцатилетними… что ли?
    Кидали подстилки, вытаскивали снедь, мчались в раздевалки и плюхались в воду – освежающую, упоительную…
    А, может быть, ничего упоительного и не было? Думает сегодня он, прожив большую часть жизни – прожив неудачно, серо, нищий, талантливый – вспомнивший зачем-то эту свою единственную поездку с классом, и как отхлёбывал компот из фляжки приятеля, с которым никогда не общался во взрослой жизни, и как плавал здорово, нырял, и даже в карты играл, кажется…
    И сказать, что жизнь настоящая – а не игрушечный промельк пёстрых, стирающихся впечатлений – не может вполне…


    Наверх


    В облаке собственной вины


    Дверь толкнул, за нею тётка стояла, ойкнула, извинился дальше пошёл.
    На другой день повторилось.
    Кто такая? Никогда не видел в доме.
    На третий, четвёртый день – то же самое.
    Абсурд уплотнился, сгустил собственную сферу, засосал внутрь.
    Каждый день толкал дверью неизвестную, ойкающую, тотчас исчезающую тётку.
    Каждый день пребывал в облаке собственной вины.



    Наверх


    Такой уж это лес...


    Такой уж это лес…
    Какой?
    А вы войдите в него, и сами всё увидите…
    Лес переливался синей зеленью, чернел высотой железных стволов, манил дальними тропками и загадочными опушками. Вступил в него.
    Лес мощно сошёлся за спиною, так что возможность выхода оказалась под вопросом.
    Серебрящийся – точно в ауре, сотканной из тончайших нитей, - возник кентавр. Лук в его руках не свидетельствовал о добрых намерениях.
    Впрочем, стрела была направлена вовсе не в меня, а в мелькнувшую птицу, перо из крыла которой со звоном вонзилось в корявый пень.
    Из-за ствола я видел, как кентавр пустил стрелу, пролетевшую мимо цели.
    Явно разочарованный, кентавр следил за дальнейшим поведеньем стрелы.
    Не достигнув птицы, она пала на землю, и обратилась в змею, быстрыми зигзагами ускользнувшую в траву.
    - Так всегда бывает, - послышалось за спиною.
    Я обернулся – замшелое нагроможденье камней не казалось особенно разговорчивым, тем не менее, звук шёл от них.
    - Как? – вполголоса поинтересовался я.
    - Ну, стрела… Коли не достигает цели – обращается в змею.
    Кентавра не было – вероятно, он ушёл, пока я разговаривал с камнями.
    Змея выглянула из травы.
    - Ты тоже разговариваешь? – спросил я её.
    - Стрелам не положено, - ответила она. – А змеям – вполне.
    - А ты можешь опять превратиться в стрелу?
    - Чего только не бывает в этом лесу, - отвечала она, исчезая в траве.
    Обогнув камни, я двинулся в неизвестном направленье.
    Сначала густота леса казалась невозможной, с травы соскальзывали сочные звуки, и кто-то постоянно гудел.
    Но вот лес поредел, и поляна замерцала нежно-салатово.
    На поляне обнаружилась синяя кенгуру – она собирала камешки и складывала их в свой карман.
    - Ну-ка, - говорила кенгуру время от времени, - раз-два-три…
    Три маленьких камешка вылетали у неё из кармана, и, обратившись в крохотных кроликов, убегали в разных направлениях.
    - Пусть себе развлекается, - послышалось.
    Я огляделся. Может быть, говорила листва, а может…
    - Не-а, - не листва, - послышалось вновь. – Это я говорю.
    - Я – это кто?
    - Интереснее всего, что я и сам не знаю, кто я. Но говорить умею.
    - А…хотя бы где ты?
    - Этого я тоже не знаю, - отвечал неизвестно кто. – Но как только я оказываюсь у этой поляны, всегда вижу кенгуру. Вечно она собирает камешки и превращает их в кроликов.
    Кенгуру снова произнесла – Раз-два-три – и камешки повыскакивали у неё из карманов – уже в виде зайцев.
    - А это зайцы, или кролики? – спросил я у невесть кого.
    - Зайцы-кролики, - ответ прозвучал еле слышно.
    И когда я спросил – Как это? – ответа никакого не последовало.
    Видимо неизвестный отправился путешествовать.
    Я последовал его примеру.
    За густотой леса открылась панорама города – помпезного и величественного – но совершенно лесного – так он выглядел. Ни жителей, ни других каких-нибудь существ не было видно, и попытки войти в город закончились тем, что он стал частью леса, и я уже сомневался – видел ли я его…
    - Подумаешь, город, - послышалось рядом. – У нас на дубе – целый город.
    Не пытаясь понять, кто говорит, я поглядел на дуб. С ветвей свешивались серебряные и зелёные мхи, а далее ветви вытягивались, превращаясь в дома, перекатываясь площадями и улицами, и по ним сновали шустрые белки и кенгуровые зайцы-кролики. Маленький кентавр пробежал.
    - Я тоже здесь, – послышалось.
    - Ты – поинтересовался я, - это который не знает, кто он такой?
    - Вот именно.
    Понимая, что через минуту – или пять – дуб станет обычным дубом, я двинулся дальше.
    Трава густела, расступалась потом, представляя новые и новые панорамы.
    Красиво было.
    - Ну как, - высунулась из травы серебряная змейка – та, что раньше была стрелою – ты хочешь вернуться к себе?
    И я покачал головой.
    - Я же говорила, - сказала змейка – такой уж это лес…


    Наверх


    Голубятня


    Не то дикий виноград, не то плющ – витые, тугие сгустки зелени, и из недр её точно росла проволочная, дощатая голубятня… За ней снова текли пласты зелени, и скорее угадывалась, чем виднелась спортплощадка, и сытый чмок мяча разносился по вечернему двору… Голуби – белые, сизые, коричневатые – вспыхивающие поток лоскутками в небе – возились внутри тёмной, дощатой…
    А ты проходил мимо – как жизнь проходила мимо тебя…


    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Это реальность была?. Прозаические миниатюры.
    В новую подборку Александра Балтина, помимо привычных "коротышек", лаконичных и неожиданных, входят и два "больших" рассказа, которые производят едва ли не самое сильное впечатление.
    15.09.13
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6469>Это реальность была?</a>. Прозаические миниатюры.<br> <font color=gray>В новую подборку Александра Балтина, помимо привычных "коротышек", лаконичных и неожиданных, входят и два "больших" рассказа, которые производят едва ли не самое сильное впечатление. <br><small>15.09.13</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Это реальность была?»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating