п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Промежуток (Прозаические миниатюры).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Промежуток.

    В начале нашей жизни, когда мы ещё ничего не вспоминаем, когда всё в будущем... В конце, когда всё в прошлом, всё, кроме воспоминаний, таких живых, тёплых, настоящих... Это нормально или ненормально: жить воспоминаниями? А просто жить - это нормально? Или...
    Сборник рассказов Александра Балтина, умных и грустных, подробных и абстрактных, непритязательных и мастерских, относящихся к каждому из нас - и ни к кому. В каждом тексте, даже крошечном, есть фраза, по которой сразу узнаёшь автора. "Будто детские воспоминания залили грязью".

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Промежуток

    2014

    Промежуток Восемь - так восемь Будто детские воспоминанья залили грязью День рождения Бабы Яги Он убил, убил... Поймите вы! Малышок и Лягушок Нормально и не нормально Финальные аккорды мая Сколько впереди грусти Безвестная капля Май плыл легко...


    Промежуток


    Промежуток между двумя домами – старыми, серо-кирпичными; горловина асфальта, стёкла окон, запылённые изнутри и снаружи, пышная летняя трава, за тяжёлыми параллелепипедами парабриков… Кот выглядывает из травы – осторожно, точно пробуя воду реальности; и зрачки его мерцают остро, вертикально.
    Промежуток преодолеваешь за две минуты, замечая цветы на подоконниках, угол шкафа, смутную картину на стене – знаки чьей-то такой понятной, такой неведомой жизни…
    Промежуток, какой возможно прозвучал бы в талантливом фильме ярко, необычно; сконцентрированный кусочек мира, крохотная часть пространства, из которой можно извлечь код… чего? И сам не знаешь.


    Наверх


    Восемь - так восемь


    Грустный такой осьминог, грустный.
    Расположился на камне, свесив щупальца и, казалось, вздыхал.
    -Что с тобой, осьминог? – спрашивали прозрачные, отливавшие малиновым медузы.
    -Да так, - неопределённо вздыхал осьминог.
    Краб, пробираясь по дну, таращил глаза.
    -Что задумался, дружище? – обращался он к осьминогу.
    -Да вот, - отвечал тот, - живу, и не знаю, зачем у меня восемь ног и ни одной руки.
    -Тоже мне, задумался, - рассмеялся краб. – Так надо, значит.
    И убежал по своим делам.
    А осьминог не делался веселее.
    И всё же – зачем? – думал он.
    Рыба-попугай, проплывавшая мимо, тоже спросила осьминога:
    -Что грустишь, приятель?
    Он ответил ей то же, что и крабу.
    -Я же не интересуюсь, зачем у меня один хвост, а не два! – отвечала она…
    И уплыла.
    А действительно, почему у неё только один хвост? Вот было бы восемь, как у меня ног.
    И он представил восьмихвостную рыбу-попугая.
    Это было так смешно, что он сполз с камня, и поплыл – бесцельно, в общем, но перестав думать о своих ногах.
    Восемь – так восемь, и ладно, решил он.
    И больше не грустил.



    Наверх


    Будто детские воспоминанья залили грязью


    Сосед по даче повёл их на пруд – больше некому оказалось.
    Пруд этот – золотистый, солнечный, врезанный в скаты берегов, по которым росли ивы, - лежал между дач, и высокие, плотные заборы серели, скрывая чужие жизни.
    Рано утром никого не было, и братья плескались, плавали, брызгались, ныряли, а сосед, выкупавшись раз, грелся на солнышке, довольно щурясь, как кот…
    Несколько лет назад я, двигаясь к брату на дачу, прошёл мимо пруда… Высохший почти, с чёрными грязными остатками воды, с мусором у неприятных береговых скатов, он точно ударил по глазам.
    Будто детские воспоминанья залили грязью…



    Наверх


    День рождения Бабы Яги


    День рожденья.
    У Бабы Яги.
    Кто ж ей принесёт пироги?
    Или хотя бы какой подарочек?
    Одиноко сидит в избушке (разумеется, на курьих ножках), и размышляет.
    Толку-то, что всё знаю… Ну, пускай не всё, многое – и про травы, и про заговоры, и про воды. А – никто не любит. Боятся все.
    Вздыхает.
    День рожденья ей – траурный день.
    И вдруг – поднялась, подхватилась, напекла пирогов, и пошла в лес.
    Пошла угощать всех – подлинными, из замечательного теста, а вовсе не волшебными пирогами.
    -Попробуй, зая!
    Спрятался, дрожа ушками.
    -Попробуй, не бойся.
    Высунулся осторожно.
    Попробовал.
    Улыбнулся.
    -А что это ты, Баба Яга? – удивлённо спросил.
    -День рождения у меня, - отвечала. – Вот решила…
    И скоро все в лесу знали, что Баба Яга угощает вкуснейшими пирогами.
    Отведали все – и лисы, и барсуки, и белки…
    А потом…
    Зайцы сплели венок и подарили его…
    Белки сделали корону из орешков…
    Барсуки…
    Ну, в общем, все несли что-нибудь Бабе Яге.
    И она, расчувствовавшись, плакала от счастья.


    Наверх


    Он убил, убил...


    Он убил, убил… Он мусорщиком был, из тех, что ходят с длинной палкою, увенчанной острием, собирают окурки, бумажки, прочую мелочь…
    От других отличался мрачной, траурной задумчивостью, никогда ни с кем не делился – о чём думает… и думает ли вообще.
    Шёл по парку, играя палкой, шёл, шёл… и всадил её в живот гуляющему.
    На суде твердил: Бес попутал, всё он, он…
    В глаза было страшно смотреть.
    Назначили психологическую экспертизу.
    А он видел, вновь и вновь прокручивалось перед глазами – парк, дивный, зелёный массив, гуляющие, и он – с вечной острой палкой, никто и ничто, и вдруг…


    Наверх


    Поймите вы!


    -Поймите вы! – кричал, - Я не могу смотреть на одно и то же объявление неделю! Неделю! Это же сколько дней! Сколько часов! И все они распадаются на сегменты минут, а те на звенья секундочек. Этих проклятых секундочек, что тикают и тикают в мозгу, сводя с ума!
    Учреждение.
    Сотрудник, сорвавший важное объявление, схвачен за руку.
    И вот – объясняется.
    Кричит.
    На губах выступает жемчужная пена.
    В глазах – зигзаги безумия.
    Переглядываются.
    Вызывают психиатричку.
    Он продолжает хватать за рукава других, вопить:
    -Не могу, не могу я терпеть этих паскудных секундочек! Этих мелких, дрянных…



    Наверх


    Малышок и Лягушок


    Припрыгал – зелёный, лупоглазый, и – уставился.
    -Ты кто? – спросил Малышок.
    -Я –Лягушок! – ответил гордо. И спросил: А ты?
    -А я Малышок, - ответил Малышок.
    -Отлично, - сказал Лягушок. – Давай прыгать!
    -Лучше бегать, - предложил в свою очередь Малышок.
    -Не-е, - ответил Лягушок, - бегать у меня не получится. Я прыгаю.
    И Малышок согласился прыгать.
    Они прыгали друг за другом.
    Сперва.
    А потом решили, что через палочку интересней.
    Малышок держал палочку (Лягушок не мог, ибо его лапки не были предназначены для держания), а зелёный прыгал. И даже визжал.
    -Ух ты! – остановился он. – А раньше у меня визжать не получалось.
    -Мне больше нравится кричать, - сказал Малышок.
    И он закричал.
    Крик получился довольно славный.
    Лягушок оценил.
    Потом они сидели около пруда.
    Лягушок вздохнул, и сообщил, что ему пора.
    -Ага, - сказал Малышок. – Приходи ещё. Вернее, припрыгивай.
    Лягушок обещал.



    Наверх


    Нормально и не нормально


    -Маменька на кухне крутит котлеты, а рядом сидит Медвезаяц и на лице его написано вдохновенье! – Рассказывал, играя словами, заведующей читальным залом сотрудник.
    Медвезайцем называл собачку свою – маленького, пушистого двор-терьера – очень смышлёного, милого…
    Заведующая – заядлая кошатница – улыбалась понимающе.
    Лицо – о собаке – это нормально, нормально.
    Не нормально, что всё, или почти всё – в прошлом: и собачка эта давно умерла, и заведующая, и сам ты потёртый, старый, седобородый, и… у разбитого корыта.
    Не нормально.
    Это и есть жизнь.


    Наверх


    Финальные аккорды мая


    Стоял, курил во дворе учреждения, ломая последний час «служебного присутствия», как шутил – горько, впрочем, ибо…
    Глядел на траву, которую мягко гладил майский ветер; вспомнилось вдруг – точно лампа осветила кусок в памяти – идёт мимо ограды, люди курят во дворике, и также ветер ласкает траву…
    А было это… Да-да, шёл за журналом со своими стихами, Москвой переулочной шёл, таинственной, любимой…
    Вздохнул – Эх, так бы каждый день.
    И снова посмотрел на сочную трава финальных аккордов мая.


    Наверх


    Сколько впереди грусти


    Под фонарями встречались, возле её дома – огромного, как отдельная страна.
    Женщина вышла из арки, а он стоял у газетного ларька, не работающего уже.
    Протянул ей сумку с бутылками вина – грузинского, полусладкого: СССР, период распада, ничего не достать… А у него мама – с возможностями.
    -Сколько должна? – спросила улыбаясь, взяв сумку.
    -Ничего, - ответил, отчасти рисуясь. – Ты ж знаешь, сколько у меня денег!
    Спекулировал монетами тогда – не слишком всерьёз, но всё же имел что-то.
    Она протянула ему румяное яблоко:
    -К яблочной диете! – улыбнулась.
    Худел, начал качаться.
    -Извини, не могу пригласить.
    Он крутил в руке яблоко.
    -Ну, пока, - улыбнулась…
    В свете фонарей листва казалась золотой – ещё более золотой, чем была.
    Он пошёл домой – грустный, угнетённый, молодой…
    Сколько ещё впереди грусти – и не представлял…



    Наверх


    Безвестная капля


    Вышла из машины – в лёгком розовом платье, и стильных сапожках, вроде и не по сезону: май жарил вовсю…
    Парк под акведуком сиял зеленью, и бело-пёстрыми вкрапленьями смотрелись люди, разместившиеся позагорать в траве.
    Он, мысленно живописующий пейзаж, спускался по небольшой лестнице, и видел, как розовая девушка обошла недавно построенную церковь, миновала группу деревьев, и… идёт за ним…
    Он ускорил шаги, потом свернул.
    В низине парка, у серой реки белели киношные щиты, и шла суета, которая часто встречается в различных углах города – снимают сериал.
    И девушка вклинилась в толпу, из которой слышалось: Молодцы! Со второго дубля сняли!
    А он, миновав горбатый мост, растворился безвестною каплей в гигантском городе…


    Наверх


    Май плыл легко...


    Реку чистили, обкладывали камнями – гладкими светлыми валунами, и работа шла не быстро, не быстро…
    До этого окультурили пруд, к которому идти нужно было вдоль реки…
    Его спускали, чем-то выстилали дно, и потом насыпали гальку; делали мостки у берегов, и, стоя на любом, можно было видеть прозрачность воды, синеватое мерцанье глуби.
    -Красиво, - сказал один из приятелей.
    -Ага, ничего. Дорожки зря щебёнкой засыпали.
    -Заасфальтируют, наверно…
    Новостройки вырастали за лесопарком, и дома эти напоминали гигантские шкафы с выдвинутыми ящиками.
    Приятели пошли в том направленье.
    -Если не хочешь брать Мендельсона – я возьму.
    -Бери.
    Дико звучало со стороны, но о монетах они, о монетах, о юбилейниках, так славно блестевших.
    Шли в сторону ярмарки увлечений, где в лабиринтообразном помещении, разбитом на отсеки, множественно глядел антиквариат, а монет…
    -Большой выбор, - сказал один.
    -Ну да, - подтвердил другой, зевнув.

    Бывший завод, в котором размещалась ярмарка, массивно вырастал, наполняя собой перспективу, и трамвай, огибая выступ лесопарка, увозил людей по разным делам…
    Май плыл легко, почти не касаясь земли…


    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Промежуток. Прозаические миниатюры.
    Сборник рассказов Александра Балтина, умных и грустных, подробных и абстрактных. В каждом тексте, даже крошечном, есть фраза, по которой узнаёшь автора. "Будто детские воспоминания залили грязью".
    15.07.14
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6525>Промежуток</a>. Прозаические миниатюры.<br> <font color=gray>Сборник рассказов Александра Балтина, умных и грустных, подробных и абстрактных. В каждом тексте, даже крошечном, есть фраза, по которой узнаёшь автора. "Будто детские воспоминания залили грязью". <br><small>15.07.14</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Промежуток»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating