п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Клуб нумизматов (Прозаические миниатюры).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Клуб нумизматов.

    Все рассказы подборки, кроме первого, кажутся вполне литературными, но ни в коей мере не подражательными. И читаются с удовольствием, несмотря на непростое содержание и немаленький, учитывая "фирменную" лаконичность автора, объём. Разгадка проста: она называется "мастерство".

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Клуб нумизматов

    2014

    Клуб нумизматов Принц и его двойник Бессмертье - так бессмертье Потом увидят Имярек и зеркало А люди считали... Борода Великого гнома


    Клуб нумизматов


    -А это, простите талеры?
    Тощий и какой-то зигзагообразный старик в потёртом костюмчике глядит вполне дружелюбно на подошедшего мужчину средних лет, рядом с которым топчется мальчишка со светящимися глазами.
    -Они самые, - отвечает старик.
    -И какова же, к примеру, цена?
    -Нижний ряд – по триста, верхний по девятьсот.
    Мальчишка заворожённо глядит на тёмные крупные кругляши с таинственными изображеньями…
    В СССР клуб нумизматов помещался в церкви.
    Смущало это кого-то? Едва ли.
    Давно переоборудованная под клуб, по субботам принимала она нумизматов.
    Столы выстраивались рядами, и на них – в альбомах, планшетах, просто россыпью – монеты: тусклые, яркие, переливающиеся; монеты всего мира – дорогие, очень дорогие, бросовая мелочь, какую покупают обычно детям – пусть географию учат!
    И – только один мальчишка, поскольку вход до 16 воспрещён; но отец платит трёшник – зеленоватый и мятый – и проходят вдвоём.
    Талеры!
    Точно срезы каналов, ведущих в далёкое, практически непредставимое время…
    Отец о чём-то говорит со стариком, а мальчишка всё глядит, представляя извивы улиц, толстый кирпич стен, дымоходы, трубы, замки, харчевни, где над огнём медленно вращается вертел с тушей…
    -Ну, пошли, сынок.
    Они отходят.
    Аркадий – важный, как средневековый курфюрст – восседает рядом с вечным своим дружком, которого кличут – Доктор. Розовощёкий, с пухлыми ладонями, напоминает он постаревшего херувима.
    И, разумеется, и у того, и у другого много чего имеется, но отец покупает сыну только мелкие иностранные монетки, и укладывает их мальчишка в специальную, бабушкой сделанную коробку, смакуя даже и названия стран – Мавритания! Маврикий! Непал!
    Мощно таращится со столов разнообразное серебро.
    Стас одноглаз, второй глаз его – стеклянный, а живой – хитрый, бегающий, острый.
    -Что? Юбилейники европейские? Садись, гляди. У самого-то что есть?
    Некто протягивает небольшой альбомчик.
    Стас листает с видимым равнодушием.
    -За Сан-Марино пятисотку что хочешь?
    -В обмен только.
    -Ну, гляди, у меня тут много всякого.
    Два дедка – оба седые, с прожелтью – уютно устроившись в уголке, беседуют.
    -Ну как?
    -Да ничего интересного.
    -Не скажи, взял я один ангальтский талерок.
    -Ну-ка, ну-ка…
    И тусклый кругляш появляется на свет, и выносят ему оценку, и…
    -А я, было, у алкаша дукат взял с Цвингли.
    -Да, в нашем деле бывают счастливые случайности.
    -А то!
    Гуденье витает над столами.
    Страсти варятся в незримом котле.
    А где мальчишка с отцом?
    А вот они – выходят уже, покидают столь интересные пределы, и мальчишка ощупывает в кармане несколько милых, маленьких монеток, вспоминая талеры…
    Интересно – торговали в алтаре?
    Седобородый, старый человек, бывший некогда тем мальчишкой, проходит мимо церкви, где некогда помещался клуб нумизматов, глядит в окна, за которыми мерцают острые огоньки свечей, и думает – торговали тогда в алтаре или нет?
    И чем-то сам себе напоминает отца – давным-давно умершего, всегда живого, ибо код крови, тайна рода остались в нём – формально взрослом, а на деле таком же мальчишке.

    Наверх


    Принц и его двойник


    -Видишь эти стены, Гамлет?
    -Вижу.
    -Там, за ними, интриги, коварство, спесь, ложь… Там ждёт тебя смерть…
    Гамлет смотрит на своего двойника.
    -Откуда ты? – спрашивает он его.
    -Сам не знаю. Может быть, из алхимии текста.

    Маленький Гамлет гоняется за стрекозой. Слюдяная, она вспыхивает на солнце зелёными и синими зигзагами. Мальчик не может её поймать.
    Отец смотрит на него.
    -Не удалось, сынок?
    Мальчик расстроенно качает головою.
    -Ничего. Главное, чтобы, когда вырастешь, не поймали тебя…
    -А кто меня может поймать, папа?
    -Разные соблазны. Их руки невидимы, а власть сильна. Интриги. Коварство. Много ловцов.

    Два Гамлета у стен замка.
    Двойник. Ты уже говорил с призраком?
    Гамлет. Говорил.
    Двойник. Будешь мстить?
    Гамлет. Почему мстить? Восстанавливать справедливость.
    Двойник. Похоже, это одно и то же.
    Гамлет. Ты знаешь разницу?
    Двойник. Я чувствую грань. Грань разницы. Справедливость мерцает, как та стрекоза, которую ты не поймал в детстве. А месть напоминает сырое мясо – и по цвету, и по сути…

    Гамлет один бредёт по старому кладбищу.
    Покосившиеся кресты и желтоватая местность.
    Сине-свинцовое небо.
    Гамлет. Все думают, я умираю на сцене. Я – бессмертен. Это тяжело - быть бессмертным. Не знаю, насколько осмыслено.
    Могильщики работают.
    Толстые, пузатые, красноносые.
    Один из них. Благородный господин, дай на бутылку.
    Второй. Да и на закуску бы хорошо.
    Гамлет шарит в карманах.
    Даёт им мелочь.
    Могильщик. Ух ты! Здорово! Когда помрёшь, обещаем вырыть тебе отменную могилу.
    Гамлет. Я не помру.
    Могильщик. Все помирают.
    Гамлет идёт дальше, говоря с самим собой:
    -Не объяснишь им. Не объяснишь никому.
    Небо сине-свинцово.
    Облако, похожее на призрак.
    Гамлет. Зачем отец рассказал мне правду? Знать правду порой – совсем не заманчиво.

    Повозка, запряжённая клячами.
    Серая ткань пузырится, качается…
    Гамлет. Кто вы?
    Возница. Ты и сам знаешь.
    Гамлет. Артисты что ли?
    Возница. Точно. Едем в замок. Разыграть историю Гамлета перед принцем Гамлетом.
    Гамлет усмехается.
    Глядит вслед повозке.
    -Что ж, Гамлетов, вероятно, много…
    Двойник подходит к нему.
    Двойник. Ну как, не устал ловить иллюзии?
    Гамлет. Лучше ловить стрекоз.
    Двойник. И разговаривать с могильщиками – да?
    Гамлет. Особенно, если они тебя не знают. Как не знает актёр-возница.
    Двойник. Как не знают стрекозы, бабочки, пчёлы…
    Гамлет. Пчёлы – это летающие цветы.
    Двойник. К чему ты это? Скорее уж летающие цветы – бабочки.
    Гамлет. Я знал одну бабочку. Но она утонула.

    Гамлет в зале. В канделябрах горят свечи. Гамлет пишет. Бумаги покрывает крупный, энергичный почерк.
    Офелия. О чём ты пишешь, Гамлет?
    Гамлет. Я пишу трагедию. Трагедию о Гамлете, принце Датском.
    Офелия. Неужели?
    Гамлет. Да-да. О мальчике, ловившем стрекозу.
    Офелия. Всего лишь?
    Гамлет. Да. Мальчик не поймал её. А отец объяснил ему, что главное в том, чтобы потом не поймали его самого.
    Офелия. И как?
    Гамлет. Его поймали… Иллюзия, предательство, малодушие… И вообще я стар и толст, как шекспировский Гамлет!
    Смеётся.

    Повозка едет.
    Матерчатый верх её мотается на ветру.
    Гамлет стоит у дороги.
    -И как ваша пьеса, актёры?
    Возница-актёр. Прошла с успехом. Боюсь, с чрезмерным.
    Гамлет. Что ж, не-успех был бы тебе больше по нраву?
    Возница-актёр. Нет-нет. Просто боюсь, не натворил бы чего принц. Не в меру впечатлителен он…
    Гамлет. Ладно, не натворит. Желаю тебе встречи с другим принцем.
    Возница. Ага.
    Телега уезжает.
    Песчаная местность.
    Кладбище вдалеке.
    Появляется двойник.
    Двойник. Что? Опять на кладбище.
    Гамлет. Нет, уже было. Тысячу тысяч раз. В сущности – вечность.
    Двойник. А может быть, вечность это всего 49 лет?
    Гамлет. Это, смотря потому, как кто мчится. Я, например, мчаться никуда более не хочу.
    Двойник. И то дело. Тогда я пойду во дворец, играть твою роль.
    Гамлет. Это пожалуйста…
    Двойник идёт по дороге, в том направлении, в каком уехали актёр.
    Всадник навстречу.
    Худ, аскетичен лицом.
    Гамлет. Кто ты, всадник?
    Всадник. Антоний Блок. Так, кажется, меня звали.
    Гамлет. Почему кажется?
    Всадник. После Палестинских походов, встреч со смертью, участия в фильме, который видели миллионы, начинаешь сомневаться… и во времени, и в своей реальности.
    Гамлет. Я тоже страдаю подобным.
    Всадник. Значит, поймёшь меня.
    Гамлет. А куда ты?
    Всадник. Сейчас, скорее всего никуда. Просто еду, чтобы ехать.
    Гамлет смеётся.
    Всадник. Что ты?
    Гамлет. Ничего. Просто я иду, чтобы куда-нибудь идти.
    Всадник. Если бы у тебя был конь, мы могли бы ехать вместе.
    Гамлет. Когда-то у меня было много коней…
    Всадник. Да?
    Гамлет. Ага. И даже королева пила за моё здоровье. Правда, она была моей матерью.
    Всадник. Вот как? Значит, ты принц.
    Гамлет. Увы.
    Теперь смеётся всадник.
    Всадник. Я тоже не очень рад тому, что я рыцарь. Итак, вместе нам не идти.
    Гамлет. Пожалуй, нет.
    Всадник. Тогда прощай.
    Гамлет. Прощай.
    Пыль клубится за ускакавшим всадником.

    Гамлет и Двойник идут по дороге.
    Двойник. И как тебе?
    Гамлет. Что?
    Двойник. Ну… вообще…
    Гамлет. То, что жизнь упёрлась в бессмертье – скучно, вероятно. Человек не предназначен для бессмертья.

    Жёлтая дорога меж холмов.
    Идёт Гамлет в одежде, напоминающей монашескую.
    Он один.
    Он всегда теперь один.
    Звучит грустная музыка.



    Наверх


    Бессмертье - так бессмертье


    Тонкий профиль всадника с копьём и медным тазом вместо шлема.
    Рядом на осле – коротконогий оруженосец - пузат, мордат…
    Санчо. Сударь, сударь…
    Дон Кихот. Что ты, Санчо?
    Санчо. Да вот думаю – не вернуться ли нам, а? Всё-таки дом есть дом. Уют, еда… А то мотаемся, мотаемся…
    Дон Кихот. Мы не мотаемся, Санчо. Мы совершаем подвиги.
    Санчо. Хороши подвиги! То разбойников освободите, то в передрягу попадёте, то мешки попротыкаете…
    Дон Кихот. Невозможно без ошибок, Санчо.
    Санчо. Возможно. Надо просто сидеть дома, есть, спать. Рожать деток…
    Дон Кихот. Надо… Впрочем, я не держу тебя. Мы и так давно странствуем вместе. Можешь возвращаться.
    Санчо. Ага, как же вы без меня-то?
    Дон Кихот. А мне теперь всё равно. Я же еду уже века, разве ты не заметил? Всё не меняется, вернее, меняется формой.
    Санчо. Как это?
    Дон Кихот. Просто зло надевает новые одежды и остаётся злом. А добро… робкое оно, слабое. Впрочем, это так банально… Вон видишь что там?
    Санчо. Постоялый двор.
    Дон Кихот. Я ручаюсь – там будут нищие бродяги, и кто-нибудь с ножом, и некто обидит другого.
    Из дверей постоялого двора выбрасывают какого-то человека.
    Дон Кихот. Вот видишь. Ничего не меняется.
    Санчо. А вы думали, наша дорога ведёт на небеса?
    Дон Кихот. Я вообще не думал ни о какой дороге. Я полагал помогать несчастным.
    Санчо. Помогли бы себе, сударь.
    Дон Кихот. Это не интересно, Санчо. Итак – ты едешь дальше, со мной?
    Санчо. Ну да. Бессмертие, так бессмертие.
    Они едут по долгой дороге, превращаются в тени.
    Навстречу им бредёт…может быть, Гамлет, может, король Лир – некто, тоже лишённый смерти.
    Они встречаются… верно, говорят.
    Или ужинают в трактире, пока Росинант и ослик Санчо кормятся сеном.
    Закат.
    Закат играет кроваво-красной пеной с золотыми прожилками.
    Тени драконов внутри него – драконов, которых так и не одолел Дон Кихот; драконов различных – глупости, тщеславья, злобы…
    Трактирщик ругается с трактирщицей, и мясо брызжет соком, как превосходные стихи.
    В цирюльне брадобрей, намылив щёку клиента, заболтался с тётушкой, зашедшей туда случайно… Пока клиент не вспылил…
    Дон Кихот. Видишь, Санчо, жизнь состоит из глупых мелочей.
    Санчо. Мне это известно лучше, чем вам, сударь. Я и сам приверженец мелочей.
    Дон Кихот. Нельзя же вечность вариться в мелочах. Так и останешься маленьким!
    Санчо. Почему? Вырастешь, а потом умрёшь.
    Дон Кихот. И в чём же смысл?
    Санчо. Не знаю. Вырасти, наверно.
    Закат играет кровавой пеной, убрав из себя драконов.
    Потом идёт золотистая полоса.
    Потом сиреневая.
    Сумерки слоятся загадочными образами – и: вдруг они обещают нечто хорошее?
    Но всё опять накрывает ночь.


    Наверх


    Потом увидят


    В трактире «У кота» пока не очень шумно, хотя посетителей довольно, и пивной дух витает, пусть и не материализуясь.
    Некто круглолицый заходит, с порога озирает весь трактир, и другого круглолицего видит в дальнем углу за кружкой пива и тарелкой шпикачек.
    Он идёт к нему.
    -Швейк, ты, конечно, тут.
    -А где мне ещё быть, Гашек?
    -Сбежал от меня?
    -Почему сбежал? Просто решил пройтись, да вот заглянул выпить пивка.
    Гашек присаживается за столик к Швейку.
    -У меня без тебя дело застопорилось. Не идёт никак. Давай возвращайся.
    -Куда возвращаться-то, если я никуда и не уходил? Вот сижу, пью пиво, ем шпикачки.
    -Возвращайся в роман.
    -Ну, ты возьми меня отсюда и опиши. Что я там у тебя сейчас делаю?
    -Тащишь фельдкурата Отто Каца домой.
    -Напился опять?
    -Конечно, ты же знаешь фельдкурата.
    Швейк отпивает из кружки. Гашек заказывает себе пиво.
    -По правде сказать, ты должен бы заплатить за меня, Гашек.
    -Заплачу, заплачу. Только ты должен…
    -Ну что я там должен… Тащу я его. Наняли пролётку, наверно. Он упирается. Поёт песенку, говорит, что ему пошло бы пять звёздочек вокруг головы, в святые собрался…
    И Швейк, и Гашек некоторое время молча пьют пиво.
    -В святые собрался, говоришь? – спрашивает Гашек. – А что он ещё там несёт?
    -Да, разное… То потанцевать собирается, то поджарить рыбки… Закажи-ка сливянки, Гашек.
    Гашек подзывает официанта, заказывает.
    -Кстати, Гашек, - говорит Швейк, выпивая рюмку, - давно хотел тебя спросить, что ты будешь делать, когда про меня допишешь?
    -А я не скоро допишу, - отвечает Гашек. Он тоже выпивает рюмку. – Знаешь, сколько у меня для тебя приключений придумано! Не соскучишься! Попадёшь ты у меня в денщики к одному поручику, отправишься с ним на фронт, там всякое с тобой будет происходить… Если ты, конечно, не будешь от меня убегать.
    -Да куда же я убегу? В некотором роде – я и есть ты.
    Они молчат минуты две.
    -Ну да, похоже, - говорит Гашек. – Но всё же я тебя иногда теряю.
    -Я тоже, знаешь, как напьюсь – кажется, потерял себя, а потом ничего: вот он, на месте. Кстати, байки все эти – ты придумываешь, или я рассказываю?
    -И так и так, пожалуй, - говорит писатель, закуривая. И смеётся. – Забавные байки, да?
    -А то, - весело подмигивает ему Швейк. – Мне тоже по нраву. Нам не приходится скучать, верно, автор?
    -Верно, персонаж…

    Посетители трактира привыкли к этому странному субъекту.
    Они привыкли, что он просиживает за пивом долго, порой очень долго, заказывает сливянку, шпикачки, и без конца что-то записывает в книжечку, иногда смеясь, иногда с грустными глазами.
    -Они не видят тебя, Швейк, - говорит Гашек.
    -Ничего, - утешает его Швейк. – Потом увидят.


    Наверх


    Имярек и зеркало


    Зеркало отражало.
    Собственно, в этом не было ничего необыкновенного – на то и зеркало, чтоб отражать; необыкновенным было то, что оно отражало.
    Имярек, привычный к собственной квартире, видел в белом стекле дико запущенный золотисто-зелёный сад. Где-то на дальнем плане змеилась синеватая речка, а заросли были столь буйными, что… что временами пропадали, и опять чётко выступали предметы комнаты – стол, комод, шкаф.
    Интересно – думал имярек – откуда же этот сад? Может быть, это детская моя мечта о счастье? Или это зазеркалье, в которое не войдёшь?
    Он снова подошёл к зеркалу, но на этот раз всё было привычно: стол, комод, шкаф…
    Имярек чуть сдвинул стол, и заглянул в блестящий омут.
    Сад разросся, цвел золотом, и необычные его, пышно-махровые цветы снимались со стеблей и летали.
    Как не раз уже, имярек протянул руку, и она наткнулась на твёрдое гладкое стекло.
    Всё как обычно, подумал имярек.
    Сад был, и он смотрел на него, ожидая какого-то явления.
    Но никто не появлялся, ничего не происходило.
    Вернув стол на место, имярек заглянул в зеркало, и убедился, что теперь оно отражает комнату – убогую в общем, если бы не старинный шкаф и комод, доставшиеся…
    Впрочем, это совершенно неважно – в сравненье с садом.
    Так что – подумал имярек – стол есть ключ к тайне?
    Он ещё раз сдвинул стол, и заглянул в зеркало.
    Там всё было прозаично – комната и комната.
    Нет, значит, суть не в этом. В чём бы - узнать?

    Жители сада сами не знали кто они – не знали, откуда они появились, и кто насадил этот сад.
    Река радовала синевой, в ней можно было купаться, брызгаясь и смеясь, но сад завораживал золотой своей зеленью.
    Иногда некто заглядывал к ним – неизвестно откуда появлялось обычное человеческое лицо, мерцало несколько минут в воздухе и пропадало.
    Иногда через отдельные широкие листы неизвестных растений будто проступала комната – заурядная, с комодом, столом, шкафом, но тоже пропадала, и всё вновь ограничивалось садом.
    Жители его были лохматенькие, небольшие, с лицами, чем-то напоминавшие грибы…
    Весёлые, в общем, жители, если бы не одно но – за пределы сада им было не выбраться.
    Они были впечатаны в него, как имярек впечатан в свою квартиру.
    И также, как он не мог постичь тайну зеркала, они – не могли постичь тайну сада…





    Наверх


    А люди считали...


    -Это время моё! – сладко облизнулся дракон, глядя на маленьких панцирных, шипастых ползущих со всех сторон.
    Он был глобален - дракон, и все эти маленькие стремились к нему, и даже казались ему миленькими малютками.
    -Ух ты, какие, - восхищался он. – И – ты только посмотри – у каждого есть нечто от меня: тут шипы похожи, тут клыки. А хвосты-ты, хвосты! Ну, прямо прелесть что такое!
    И он снова сладко облизывался.
    Маленькие эти панцирные, шипастые, рогатые, клювастые уже были готовы к работе – постоянной, неустанной, - уже внедрялись, невидимые, в разные социумы, везде возжигая тщеславье, раздувая гордыню, диктуя ложные решения, нашёптывая лживые, глумливые идеи, возбуждая невиданное сладострастие, и жадно плюясь деньгами – им-то они не нужны…
    -Ух, молодчаги! – восхищался глобальный дракон, наблюдая за их работой. – И как справляются-то чудесно!
    Все психические адовые выделенья людей текли к нему чёрными потоками, он получал невиданную силу, и производил новых и новых дракончиков, в чём-то похожих на него, в чём-то ещё более уродливых, и они, отползая, трудились на славу.
    А люди считали, что живут правильно, хорошо, разумно…


    Наверх


    Борода Великого гнома


    В бороде Великого Гнома кто только не живёт!
    Тут можно встретить жуков-фонарщиков – с маленькими фонарями в лапках или светящимися на верхушках панцирей.
    -Что-то ваш фонарь сегодня синего цвета? – говорит один жук другому.
    -Это потому, - объясняет другой, - что он устал после вчерашнего. Вчера-то целый день был зелёным.
    Можно встретить и разноцветных букашек – и Великий Гном, и его борода любят разноцветность.
    Букашки очень милые, многоногие, с переливчатыми скорлупками спинок.
    Они плетут веночки и букеты – Гному, разумеется, совсем не больно, а букашки, вспомнив, где они находятся, расплетают их и ложатся спать.
    Встречаются в бороде и козявки – совсем маленькие, они очень не любят, когда их именуют малявками.
    -Вы же и есть малявки, - говорит жук-фонарщик.
    -Ничего мы и не малявки, - отвечают шустренькие козявки. – Мы – козявки!
    Можно встретить тут и Зюзюбру. Она, правда, и сама не знает, кто она такая.
    -Зюзюбра и всё! – говорит она, зевая.
    Она вообще довольно вялая, не смотря на занозистое имя.
    Есть тут и сухопутные волосяные рыбки, славно ныряющие в глубины бороды.
    Плавники их сияют, а хвосты переливаются спиралевидными вуалями.
    Вот такая борода у Великого Гнома.
    Недаром же он Великий!

    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Клуб нумизматов. Прозаические миниатюры.
    Рассказы подборки кажутся вполне литературными, но ни в коей мере не подражательными. И читаются с удовольствием, несмотря на непростое содержание. Разгадка проста и называется она "мастерство".
    12.08.14
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6529>Клуб нумизматов</a>. Прозаические миниатюры.<br> <font color=gray>Рассказы подборки кажутся вполне литературными, но ни в коей мере не подражательными. И читаются с удовольствием, несмотря на непростое содержание. Разгадка проста и называется она "мастерство". <br><small>12.08.14</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Клуб нумизматов»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating