п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Чешуя дракона (Сказки и притчи).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Чешуя дракона.

    То ли сказки-притчи, то ли притчи-сказки. Что-то от Кафки, что-то от Гоголя. При этом всё - от Балтина. Как там у автора: "Библейское молчание тверди не допускало чрезмерного оптимизма." Если бы только "чрезмерного". Никакого.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Чешуя дракона

    2014

    Чешуя дракона И был ли выход? Фотограф и его фотографии Крохотный человеек Кунши Царь Горох Сон волшебника рождает интересные страны


    Чешуя дракона


    Дракон. Ну давай же.
    Искатель счастья. Что?
    Дракон. Оседлай меня, и…
    Искатель счастья. И что же будет?..
    Дракон. Мы помчимся за счастьем. О, не помчимся даже – полетим. Видишь, какие у меня крылья?
    Искатель счастья. Ты серьёзно?
    Дракон. Серьёзней некуда. На ком же ещё летать, как не на мне? И – с кем же ещё искать счастья? Особенно для всех. Ты ведь ищешь для всех?
    Искатель счастья. Ну да, конечно…
    Дракон. Вот. Раз для всех – то я самый подходящий для этого дела дракон. Тебе ведь для себя счастья не нужно?
    Искатель счастья. Разве что чуть-чуть…
    Дракон. И своё чуть-чуть ты получишь.
    Искатель счастья стоит и глядит на дракона, встретившегося на пути.
    Он стоит и думает.
    Ведь драконов, думает он, раньше убивали в сраженьях, и сраженья эти были сложны, а теперь… что получается? Сам дракон предлагает прокатиться на нём, - да ещё и за всеобщим счастьем?
    Ужели это возможно?
    Дракон. Возможно, возможно. Что же тут думать? Видишь же – какой я милый, симпатичный дракон.
    Искатель счастья видит.
    Действительно, дракон, хоть и велик, достаточно мил – он не плюётся пламенем, с клыков его не капает яд, да и не клыки это как будто вовсе – а вполне аккуратные, не очень острые, правда весьма большие, зубы. И хоть и блещет драконова чешуя – но блеск её серебряно красив, и даже отливает подлинным золотом.
    Дракон. А и не сомневайся. Чешуя у меня местами серебряная, а местами золотая. И металлы подлинные, высокой пробы. Видишь, как сверкают чешуйки? Понимаешь теперь – мне ничего не надо для себя. Только счастье для всех. И… о чём же ты ещё думаешь?
    Искатель счастья. А ты знаешь, где его искать?
    Дракон. Счастье-то? Тоже проблема… пролетим лабиринтами библиотек, и втянем в себя мудрость свитков, папирусов, палимпсестов, книг, потом уже опылим этой мудростью реальность…
    Искатель счастья. То есть явь?
    Дракон. Ага.
    Искатель счастья. Не забудь – в ней множество ям.
    Дракон. А мы на них мудростью. Вот их и затянет.
    Искатель счастья. А потом?
    Дракон. Потом? Потом понятно что… Промчимся алхимическими лабораториями, найдём философский камень, и вперёд…
    Искатель счастья. То есть?
    Дракон. Облучим всех мудрой игрою философского камня, и все будут счастливы.
    Искатель счастья. Так просто?
    Дракон. А чего же тут хитрого?
    В самом деле, думает искатель счастья, ведь я прошёл многими дорогами, и из каких только ям не выбирался, я плыл морями, чья глубина не поддаётся исчислению, я искал и там, и тут, и в конце концов, опыт же должен сложиться в результат?
    Дракон. Конечно, должен. Гляди, как я умею улыбаться.
    И он улыбается.
    Улыбка его сияет.
    Она великолепна, думает искатель.
    Дракон. Видишь? Разве лживый дракон мог бы так чисто, честно, ясно улыбаться?
    И улыбнувшийся в ответ искатель вскакивает на дракона.
    Он не понимает, что происходит.
    Как и почему всё лучшее, жившее в его душе в один момент вытягивается, испаряется, превращается в ничто, как грубость, подлость, низость – и всё, от чего он так стремился избавиться – становятся его подлинным содержанием, и липким гноем вытесняют из души самую душу… И уж совсем никак искатель счастья не смог бы объяснить, почему он стал одной из чешуек в панцире чудовищного, брызгающего пламенем, роняющего яд с клыков, ужасномордого дракона.
    Дракон сыто облизывается и улыбается – на этот раз своею подлинной, жуткой улыбкой.
    -Ещё бы, - говорит он, - моя чешуя не была такой шикарной. Она ведь состоит из таких хороших людей. И все были искателями счастья. Всеобщего.
    Смех его резок.
    В пространстве парят другие драконы – столь же уродливые и со столь же прекрасной чешуёю.
    Один из них опускается ниже, ниже…
    -Как у тебя?
    -Да, нормально, - сыто отвечает собеседник последнего искателя счастья. – Кажется, последнего превратил в свою чешуйку.
    -Ну, не поддавайся иллюзиям, - отвечает первый. – Этот народ никогда не кончается.
    И, брызжа пламенем, но при этом разговаривая о своём, драконьем счастье, плывут они в синеве небесной, омрачая её маревом злобы, алчности, цинизма…






    Наверх


    И был ли выход?


    И вот драконы, так легко превращавшие в чешую свою даже лучших людей, призадумались…
    Нет, не то, что им показалось это не хорошим – у драконов своё представление о нём – а просто…
    -Нам же надо как-то меняться! – сказал громоздкий огненный шар, вернее – дракон.
    Другой – весь перепончато-белёсый – воскликнул:
    -А зачем?
    -Затем, - объяснил огненный, - что те, кто не меняются – погибают.
    И он отпустил на волю одну из чешуек…
    Человек, некогда обращённый в неё, вздрогнул, подумав: Что же я делаю? К чему призываю других? Как живу?
    И ему стало плохо, он понял…
    -Вот так, - сказал огненный. – Последуете моему примеру?
    Хребтисто-шипастый зелёный и бурый, покрытый не то мхом, не то плесенью последовали…
    Люди будто получали внутреннее зеркало, поглядев в какое, ужасались – своим словам, делам, поступкам.
    Драконам становилось чуть легче летать, но… всё равно: в силу драконьей сущности они не могли отпустить многих, и вовсе остаться без чешуи.
    -Выдумал всё этот огненный, - ворчали некоторые. – Зачем нам меняться? Нам надо поглощать других, превращать их в свою роскошную, блестящую, драгоценную…
    Процессы смешивались, переплетались, становились неуправляемыми…
    Люди говорили хорошие, правильные вещи, но в глазах большинства были предателями и лгунами…
    И был ли выход?
    Библейское молчание тверди не допускало чрезмерного оптимизма.



    Наверх


    Фотограф и его фотографии


    Клиент. Какая-то…несколько странная фотография…
    Фотограф. Находите?
    Фотостудия.
    На стенах – чёрно-белые портреты, и пейзажи, чья замысловатость отдаёт готикой.
    Фотограф рассматривает фотографию.
    Клиент. Тут я скорее женщина.
    Фотограф морщит лоб.
    Фотограф. Действительно. Как-то странно. Ведь я снимал вас.
    Клиент. Мне и самому кажется странным. Видите ли, я не собираюсь скандалить, просто хочу понять.
    Фотограф. Третий случай уже у меня. Когда я снимаю кого-то, выходит… некто другой. В данном случае – другая.
    Вертит снимок. Подносит его к глазам.
    Фотограф. Действительно женщина. Как так могло получиться?
    Клиент (оглядывая пейзажи). А что за пейзажи странные такие?
    Фотограф. Эти? Это я фотографировал сны.
    Клиент. Как так?
    Фотограф смеётся:
    -Ну, шутка, шутка… Я снимал различные места нашего города, а получалось… Ну в общем, что получалось.
    Клиент подходит ближе.
    На снимке расселина, ущелье, из которого вверх лентой идут дома – невиданных форм, все удлинённые.
    На другом – лестницы, парящие над бездной, лестницы, нигде и никак не закреплённые.
    На третьем собор, мощно рвущийся в пласты неба; собор, сквозь который прорастают ветвистые деревья с листвой, частично ободранной осенью.
    Клиент. Да. Странно, правда. Фотографию оставлю себе. Но, знаете, перефотографироваться у вас мне совершенно не хочется.
    Фотограф. Понимаю.
    Клиент уходит.
    У двери он задерживается на несколько секунд, будто думая, не оглянуться ли, но потом решительно выходит на улицу.
    Звякает колокольчик.
    Фотограф глядит на собственные фотографии.
    Вслух: Необъяснимо.
    За спиной слышится: Кхе-кхе.
    Фотограф вздрагивает, оборачивается…
    Сухонький старичок в странной мантии и старинных очках сидит в кресле.
    -Ну почему необъяснимо?
    -Кто вы? И когда вы вошли?
    -Вошёл? Ну, скажем, только что. А кто? Ну… тот, кто объясняет.
    -Объясняет что?
    -В частности этот случай.
    -И?
    Насчёт внешности людей… Бывает, знаете ли, такая алхимическая игра сути, при которой обычная действительность отступает, давая место реальности, о которой мы мало ведаем. Вы сняли прошлые воплощения этих людей.
    -Такое возможно?
    -Странное дело – видели результат, а спрашиваете.
    -А…
    -Ну а пейзажи – это прошлое, наслоившееся на будущее.
    -И вы…
    -Я просто алхимик. Бывает, выходите на улицу, а реальность там тормознулась… или умчалась вперёд – на пару веков, скажем. Кхе-кхе…
    -Не морочьте мне голову. Вы хотите сняться?
    -Сняться? Но я получусь у вас в виде средневекового палача. Или с лицом человека 23 столетья.
    -А давайте попробуем?
    -Нет, уж лучше я вернусь в своё фото.
    Старичок встаёт, полы его мантии волочатся за ним.
    Сделав несколько шагов, он поворачивается к фотографу:
    -Бывает, что и манекены оживают, и гробы приносят в дом, где никто не умер. Так что…
    Совершенно спокойно, будто это и впрямь обыденность, он подходит в одной из фотографий, и по сияющей, серебристой, невесть откуда взявшейся лестнице поднимается внутрь.
    Фотограф глядит на фотографию, где не было никакого старичка, - в которую тот вошёл, и исчез в ней, растворился, слился с замысловатым фоном.
    Фотограф:
    Главное, никому не рассказывать. Впрочем, как тут не рассказывать? Приходят же, сниматься будут…
    Он глядит в окно.
    Улица совершенно обыкновенна – не считая того, что мимо дома проходит давешний старичок. Правда, в современной одежде.
    -Спокойно, - говорит себе фотограф, - мало ли похожих лиц.
    И он возвращается к своим работам.
    А что ему ещё делать?
    -Не сходить же с ума! – лукаво улыбается старичок – оборачиваясь, и исчезая в пространстве.


    Наверх


    Крохотный человеек


    -Мне нужна одна крошка хлеба в день. Всего лишь. И я умею показывать фокусы.
    Крохотный человечек – откуда он появился?
    Но вот он – на столе, рассказывает про крошку хлеба и фокусы.
    Большой человек, улыбнувшись, отламывает корку от батона и протягивает ему.
    -Это очень много, - говорит человечек. – Нужна только крошка.
    Выбрав одну крошку, он съел её, и…всё завертелось вокруг. Большой человек даже не понял, как и что произошло, но сиреневые брызги слетали с крохотных пальчиков и расцветали букетами, из букетов выплывали фиолетовые кораблики, которые превращались с замечательные разноцветные восточные фонарики… И комната сама, казалось, плыла - преображённая…
    -Ну как, - когда всё закончилось, спросил человечек, - оставляешь меня? За крошку хлеба в день…
    -Конечно, - расцвёл улыбкой большой человек. – Всегда мечтал о таком постояльце.


    Наверх


    Кунши


    Кунши – пушистые, кругленькие, забавные – живут, где им хочется.
    Хочется под землёй – значит, строят лабиринты, и роют норы.
    Старший Кунш говори:
    -Неважно, где жить, главное – как.
    В прошлый раз им пожелалось жить в воздухе, это оказалось несколько сложнее, чем под землёй, но всё равно – возможно.
    Есть специальные Кунши строители, и любая задача разрешима для них.
    Даже построение норок в воздухе.
    Норки получаются довольно справные, так, что пролетающие птицы удивляются даже – кто это тут поработал?
    Кунши высовываются из норок и приветственно машут пушистыми лапками.
    В норках они пьют чай из заранее заготовленных, насушенных трав и разгадывают кроссворды.
    Кроссворды они очень любят гадать.
    Особенно те, которые разгадать невозможно.
    -Какой же смысл возиться с кроссвордами, какие можно разгадать, - говорят они. – Интересны только не разгадываемые кроссворды.
    И вот они гадают их, наслаждаясь процессом.
    Старший Кунш возгласил:
    -Не стоит ли нам теперь попробовать жить под водою?
    Попробовали.
    Вода плавно обтекала шёрстку, и Кунши наслаждались существованием между рыб.
    -А вы кто вообще такие? – спрашивал усатый сом.
    -Мы – Кунши.
    -Кто-кто?
    Кунши. Особый такой народец.
    И вот они плавали, прятались под корягами, зарывались в песочек, и потом вышли на берег и слегка загрустили.
    -Под землёй мы жили, - сообщил старший Кунш, - в воздухе тоже, под водой… Больше негде…
    И все Кунши сидели грустные-грустные.
    И тут старший воскликнул:
    -Не всё равно где? Главное жить.
    И прочие Кунши развеселились.
    Действительно: главное – жить.

    Наверх


    Царь Горох


    -Ты кто, старичок? – спрашивали у него то здесь, то там.
    -Я-то? – слышали в ответ. – А царь Горох.
    И он снимал забавную шапочку из бересты, украшенную красными горошинами.
    -И что бы тебе не пойти в своё царство? – Говорили ему.
    -А нету царства. – Разводил он руками. – Раньше – было. И дворец был, и стража с топориками, и царедворцы-лисы. А теперь…
    -Что же случилось? – интересовались.
    -А сам не пойму, - вновь разводил он руками. – Верно, долго всё длилось, очень долго. Один, в общем, я остался. Куда иду – не знаю.
    Его жалели, приглашали переночевать, порой кормили.
    Он всё принимал охотно, благодарил.
    -Царь Горох я, - говорил он: старый, сморщенный…
    -А что интересного было в твоём царстве? – спрашивали порой.
    -Да было что-то, - вспоминал он, почёсывая в затылке. – Лестница на небо вот была. Да ребятишки шалили очень, всё бегали взад-вперёд, ну она и обвалилась.
    -А ещё? – интересовались.
    -Ещё… Звёзды как-то собирали, помнится.
    -Как же вы их собирали?
    -А как? Сначала думали нельзя. А потом – давай камнями кидаться, они и стали падать. Мы им отдельный заповедничек создали, да чем кормить не знали, они и перемёрли.
    -Ну? – удивлялись.
    -Вот вам и ну, - улыбался царь Горох.
    -Немудрено, - говорили ему, - что такое странное царство исчезло.
    -Может, и не мудрено, - кротко соглашался Горох.
    А что ему ещё было делать?




    Наверх


    Сон волшебника рождает интересные страны


    -У Кернера есть нечто волшебное, - говорят шарики, собираясь дорогу.
    Им не просто это сделать – они всё время катаются, налетая друг на друга, стукаясь боками.
    Тем не менее, они умудряются завернуться в разноцветные бумажки, и собрать подобье сумочек.
    Сумочки тоже в форме маленьких шариков, и они полетят над своими хозяевами.
    В пути шарикам будет не до разговоров, ибо придётся дуть на шарики-сумочки.
    -Вот, собрались, - констатируют они.
    И катятся к Кернеру.
    Нечто волшебное их очень интересует.
    По дороге шарики думают – А что такое волшебное есть у Кернера? И захочет ли он им поделиться.
    Кернер – старый опытный гном.
    Он был гномом всегда, хотя иногда превращался то в птицу, то в лягушку.
    Шарики закатываются к нему в пещеру.
    -Привет, Шарики, - приветствует их Кернер. – Что прикатились?
    -Мы слышали, - отвечают шарики хором, - что у тебя есть нечто волшебное. И подумали, может быть, ты сочтёшь возможным нам это показать?
    Когда-то Кернер был злым гномом. И если бы они прикатились тогда, он бы их разогнал.
    Но быть злым – это так утомительно!
    Вот он и стал добрым.
    Кернер улыбнулся шарикам.
    -Много всего, - ответил он. – Ну, вот смотрите.
    И он взял зелёный камень.
    Едва коснувшись пола, камень превратился в лягушку. Та сделала несколько прыжков, и… превратилась в зелёный шарик.
    -Ну-ка, найдите его среди вас, - засмеялся Кернер.
    Если бы у шариков были ладоши, они бы захлопали.
    А так они просто стали восторженно дуть, и сумочки их закружились в забавном хороводе.
    Потом Кернер показал им много разного – светящиеся мотышки, летающих хрюков, шагающую топтуху… В общем не пещера – а целый театр.
    Под конец Кернер отдал шарикам тот камень, что превращался в лягушку, а потом в шарик.
    И когда шарики отправились домой, камень-лягушка скакал впереди, иногда становясь шариком.

    Сумочки шариков вполне могут улететь к Бурликам.
    Трудно сказать, кто это такие, но они очень любят сумочки.
    Им совершенно не интересно, что там внутри, а любят они в них играть, подбрасывая и перекидывая через сетки.
    Что точно можно сказать про Бурликов – это, что у них есть лапки.
    Хотя иногда кажется, что и не лапки это вовсе. А хвостики.
    -Впрочем, - говорят Бурлики, - где вы видели существ с двумя хвостиками?
    Однажды к ним забрёл Двухвостый Апалиус, и удивился –
    -Как это, где видели? Вот он я!
    И он продемонстрировал два своих хвоста.
    -Верно, - дивились Бурлики, щупая хвосты.
    Апалиус улыбался.
    Ему приятно было, что он такой двухвостый.
    И вот сумочки шариков летят по воздуху домой.
    Апалиус двигается не спеша.
    Эй, шарики, - кричит он, когда все достигают пещерок шариков. – Принимайте ваши сумочки. Бурлики наигрались с ними.
    Шарики выкатываются и ловят свои сумочки.
    Камень-лягушка выпрыгивает раньше шариков.
    -Кто это у Вас? – спрашивает Апалиус.
    -Кернер подарил, - отвечают шарики.
    Апалиус разглядывает камень-лягушку.
    Та глядит на Апалиуса.
    Лягушка превращается в шарик.
    -Во, как! – восклицает Апалиус. – А я так не умею.
    -Зато у тебя два хвоста, - говорит один из шариков.
    -Это верно, - отвечает Апалиус, и, помахивая хвостами, удаляется к себе.
    Где они все живут, вы спросите?
    Это совершенно не важно.
    Может быть в столе волшебника.
    Может быть, в особой долине.
    В этом столе (или в особой долине) живут ещё Лазики.
    Те постоянно лазают по деревьям, и гоняются за жучками. Которые кажутся им драконами.
    А в особой долине происходит в это время совещание.
    Шарики решают, стоит ли им оставаться шариками, или может быть превратиться…
    -Давайте все превратимся в Двухвостых Апалиусов! – предлагает один.
    Они заглядывают в сумочки, и оттуда вылезает много-много маленьких Апалиусов.
    Апалиус большой, пробегая мимо, кричит:
    -Не выдумывайте. Столько Апалиусов не бывает.
    И маленькие Апалиусы растворяются в воздухе.
    -Не будем не во что превращаться, - решают шарики. – Нам и так хорошо.
    -Верно, - слышен голос Бурлика. – Лучше отправьте к нам сумочки - поиграть.
    И сумочки отправляются.
    А Апалиус в это время сидит у дерева и беседует с Лазиком.
    -Скажи, - спрашивает он, - а не скучно всё время лазить и лазить?
    -Не-а, - отвечает Лазик. – Тебе же не скучно всё время ходить. К тому же мы гоняемся за жуками. Которые есть драконы.
    -Поймали хоть одного? – спрашивает Апалиус.
    -Не-а, - лениво отвечает Лазик.
    -Вон же бежит! – указывает одним из хвостов Апалиус.
    -Пусть себе, - отвечает Лазик. – Мы их ловим только во сне. В действительности не интересно…

    Сон волшебника рождает интересные страны.
    К тому же, волшебнику совершенно необязательно просыпаться.


    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Чешуя дракона. Сказки и притчи.
    Сказки-притчи - или притчи-сказки? Что-то от Кафки, что-то от Гоголя. И всё - от Балтина. Как там у автора: "Библейское молчание тверди не допускало чрезмерного оптимизма." Чрезмерного? Никакого.
    16.09.14
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6533>Чешуя дракона</a>. Сказки и притчи.<br> <font color=gray>Сказки-притчи - или притчи-сказки? Что-то от Кафки, что-то от Гоголя. И всё - от Балтина. Как там у автора: "Библейское молчание тверди не допускало чрезмерного оптимизма." Чрезмерного? Никакого. <br><small>16.09.14</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Чешуя дракона»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating