п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Глыба всеобщности (Прозаические миниатюры).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Глыба всеобщности.

    Герой рассказов - автор: "предмет неистощимый". Изящные, разноплановые "коротышки" Александра Балтина легко читаются. Как всегда.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Глыба всеобщности

    2015

    Диалоги Глыба всеобщности ...щебёнка хрустела Бездна подъезда Мартовский снег Около церкви Девятнадцатый век


    Диалоги


    -И вы считаете, что пост – это просто диетическое воздержание?
    -Да, конечно. Воздержание пищевое плюс ритуал. Ритуал – важнее всего, он связывает нас…
    -Не городите чепухи…
    -Просто от вас сокрыто то, что таит в недрах своих православная церковь.
    -Как раз мне-то открыто. Открыто то, что только внутренняя работа есть следованье делу Христа, которому абсолютно не следует ныне церковь православная…
    -Перестаньте кощунствовать.
    -Кощунство невозможно в принципе. Человек не может оскорбить силы, значительнейшие, чем он сам, как не может пятилетний ребёнок обидеть пятидесятилетнего мужчину.
    -Нам никогда не договориться.
    -Конечно.

    -Пойдёшь в пинг-понг, а?
    -Слушай, ты же знаешь, я занимался когда-то всерьёз…
    -Ну, когда это было…
    -Тем не менее. Мне не интересно с тобой попусту стучать.
    -Думаешь, мне интересно говорить с тобой о литературе?
    -Так не говори.
    -Но ты сам постоянно втягиваешь меня в разговоры.
    -Ладно, оставим. Давай о коллекционированье тогда.
    Один собирает монеты. Другой медали.

    -Послушай, я вынужден ходить на службу, писать, да ещё и возиться с малышом…
    -Разве я мало занимаюсь им? И потом твоя служба приносит копейки.
    -А то ты не знала!
    -Знала, ну и что! Я деньги зарабатываю, мне надо бывать в офисе, не могу я только по интернету.
    -А я не могу столько возиться с ребёнком!
    -А ты моги!
    -И ты моги – только по интернету.
    -Или написал бы что-нибудь, что принесло бы денег. А то, что – стишки!
    -А то ты не знала…
    -Знала…
    -Ой, да замолчи ты!
    -Сам помолчи!
    Малыш спит, посапывая, не ведая о быте, деньгах, писательстве, бизнесе.

    -Мог ли представить, что…
    -Не мог.
    -А теперь представляешь?
    -Разное бывает.
    -Не может быть того, чего не может быть в принципе.
    -Растолкуй этот принцип.
    -Их много. Ими занимается наука.
    -Но… ты мог ли представить?
    -Не мог. И теперь не представляю.

    Разные диалоги.
    Звучат везде.
    Звучат повсюду.
    Людям сложно договориться также, как сложно увидеть глубины другого – бездны души.
    Как айсберги – чуточку видно, а скрытого не узнать.



    Наверх


    Глыба всеобщности


    Много гранита – очень много; отполированный, он траурно блестит на февральском солнце – ибо зима держится на волоске.
    Красная, высокая, старая церковь, и служба в ней кончается, и динамики из всех её углов доносят заунывный бубнёж.
    Кладбище за церковью – уходящее в низину, точно кольцом охватывающее пространство; и очень много гранитных плит – больших, поменьше…
    Пихтовая аллея, и ушедшие глядят на тебя, покуда проходящего жизнью.
    Ты вглядываешься в их лица, мечтая раствориться в ощущении всеобщности, и тщась прикоснуться к великому делу патрофикации, о котором писал старый русский мудрец Фёдоров, и которое начато… быть может, хотелось бы думать… начато тайным вектором устремлённости ряда душ…
    Ты вглядываешься в лица ушедших, и точно вслушиваешься в их жизни, в их быт, в заботы их, суммы переживаний, гирлянды радостей.
    Вот сын, очевидно погибший в 33, а рядом отец – с тяжёлым скорбным лицом, переживший его на год.
    Искусственные цветы.
    Зернистый снег февраля играет тонкими высверками, и зыбкие – рубиновые и изумрудные – лучики нежно вибрируют в прозрачном воздухе.
    То, что причины жизни лежат вне системы, названной жизнью, особенно очевидно на кладбище.
    Вниз, потом вверх.
    Могилы теснятся.
    Много умерших молодых – в последние годы явь не способствует выживанию.
    Кресты, гранитные книги, ангелы…
    Интересно – закончилась ли служба в церкви?
    Интересно, удалось ли тебе хоть частью души прикоснуться ко глыбе всеобщности? Ощутить растворение в человечестве, в единстве его – ибо, как означено на могиле художника – Живые закрывают глаза мёртвым, чтобы мёртвые открывали живым.



    Наверх


    ...щебёнка хрустела


    Автобус, прободая собою майское тепло, ходко и быстро довёз до Калуги – родного города, где никогда не жил, но бывал часто, навещал родственников, ходил по знакомым.
    Вышел, огляделся, думая – куда: сразу на дачу, откуда будут хоронить бабушку, или зайти к дяде с тётей – вдруг они в городе?
    Пошёл наугад, свернул на улицу Суворова…
    Ба, бабушка… сколько всего… Хоть и возраст серьёзный, всё равно не верилось, и детские картинки плыли, текли перед глазами, и вкус пирогов и тортов точно возникал во рту, и улыбка была не уместна, но появлялась всё же – непроизвольно…
    Поднялся на пятый этаж типового блочного дома, позвонил.
    Не открыли.
    Спустившись, обошёл дом – и вот они: дядя с тётей, хлопочут около машины.
    Слова, объятья.
    Поднялись ещё за вещами в квартиру, половицы скрипели.
    -Что же ты мне журнал не привёз? – спросила тётя.
    -Ах, да, - воскликнул дядя, крёстный его, - поздравляю! Первые ласточки.
    -Да ну! – отмахнулся.
    Месяц назад впервые опубликовали его стихи, а под тридцать ему уже было, и не расценил, как событие.
    -Потом как-нибудь…
    …Бабушку хоронили с дачи; муж внучки – полковник, и гроб несли солдаты, до автобуса несли, по дорожке, усыпанной щебёнкой, по которой ходил тысячу раз, но никогда не думал, что придётся в такой вот процессии. Штакетины заборов привычно серели, между ними вылезали то вихры малины, то веточка мальвы.
    Щебёнка хрустела, и дорога удлинилась, казалось, и гроб плыл, и пятнами слоились воспоминанья…
    Они и теперь слоятся – будто и организовали жизнь, и всё это траурные пятна: вот похороны дяди, вот тёти, а отец ушёл так давно, что будто и было это в другой жизни.
    Впрочем, действительно – было в другой, ты не был полуседым, пожилым, потрёпанным, без конца вспоминающим, и до предела растерянным в том, что назвали когда-то жизнью, не объяснив кодов её, таинственного смысла, правил…



    Наверх


    Бездна подъезда


    Открытая дверь конторы.
    Малыш заглядывает в бездну подъезда.
    Пахнет розами, висящими почему-то вниз головами, и кот – чёрно-белый, пушистый, толстый – сидит среди разных предметов, посверкивая глазами.
    Дальше – неизвестное пространство.
    Малыш глядит на кота, на щётки, на различный хозяйственный скарб; отец держит его за воротник.
    -Пойдём, - говорит отец. – На кота ты уже посмотрел.
    Собака умерла. Своя, родная. А кота малыш видит впервые.
    Тот встаёт, и бесшумно двигаясь, ныряет под край стола, появляется, трётся головой об угол двери.
    Малыш издаёт какой-то сложный звук, что буравит воздух, и уходят они с отцом, огибают дом, поднимаются по порожкам к своему подъезду…


    Наверх


    Мартовский снег


    Стоя у буфета, на котором был интересующий малышка телевизор, бабушка говорила:
    -Что, котёнок? Бабушка уходит. Видишь – на старость наносит красоту.
    Она уходила на работу, и румянила щёки.
    Малышок квохтал в ответ.
    Отец его, только что одевший малыша, услышав фразу мамы, вздрогнул – хотя отчего бы? Всё так… Но был поэтом, и реальность воспринимал обострённо.
    Ушла мама, а он включил малышу мультики, и тот смотрел их, полулёжа на подушке, и пил из бутылочки сок.
    За окном кружился мартовский снег.


    Наверх


    Около церкви


    По жёлтым, стёртым ступеням вышел из старой высокой церкви; кресты и памятники чернели и белели среди рваного, грязного мартовского снега…
    -Спичек у вас не будет – свечку зажечь? – спросила пожилая, с трясущимися руками.
    -Не-а, - мотнул он головой, и, вспомнив, сказал, - зажигалка.
    Она протянула длинную, жёлтую свечу.
    Он поднёс огонь, руки пожилой тётки дрожали, свеча тряслась.
    -Может вы сами?
    Он взял свечу, но огонь то и дело гас, ибо рваными клоками налетал ветер.
    Всё же, после нескольких попыток зажёг, она взяла, но свеча, чуть опалённая погасла.
    -Ничего, ничего, - сказала тётка, и пошла по кладбищенской дорожке.
    А он пожал плечами, и двинулся домой.


    Наверх


    Девятнадцатый век


    Чопорный джентльмен в глухом сюртуке и цилиндре прошёл мимо, не заметив лёгкого сотрясения воздуха, плавных синеватых вибраций.
    Итак, вот он оказался, где мечтал – в девятнадцатом веке, в мире не спешных движений, в гнездовье тишины и покоя – он оказался здесь, не важно, какие используя возможности, он стоит на одной из улочек Лондона, обозревая ладные дома, и думая, куда идти…
    Волокнисто движется слоями туман, жёлтое мерцает в белизне, и, точно подгоняемый оным, идёт он вдоль улицы, идёт, находит отель…
    Но…позвольте? Как же платить? Об этом-то он и не подумал.
    Он лезет в карман за мобильным, но понимает, что работать тот не будет, ибо не то, что мобильных – просто телефонов ещё не существует.
    И куда же теперь?
    Страх толстой каплей натекает в глубины мозга, разбухает там, медленно заполняя всё пространство…
    Не чрезмерная ли плата за тишину, покой, отсутствие скоростей – погибель?
    А ждёт она непременно, ибо…
    Но тут он просыпается – историк, специалист по английскому девятнадцатому веку, столь плотно погрузившийся в него, что такие вот сны…



    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Глыба всеобщности. Прозаические миниатюры.
    Герой рассказов - автор: "предмет неистощимый". Изящные, разноплановые "коротышки" Александра Балтина легко читаются. Как всегда.
    07.04.15
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6575>Глыба всеобщности</a>. Прозаические миниатюры.<br> <font color=gray>Герой рассказов - автор: "предмет неистощимый". Изящные, разноплановые "коротышки" Александра Балтина легко читаются. Как всегда. <br><small>07.04.15</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Глыба всеобщности»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating