О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки





Статьи **




Александр Балтин: Волшебная монета.

Когда "малышок" будет большим мальчиком, ему, наверное, будет интересно прочитать о себе годовалом, двухлетнем, трёхлетнем. Эти рассказы при всей реалистичности, будничности чем-то напоминают сказки. И соседство настоящей тролльей сказки кажется естественным.

Редактор отдела поэзии, 
Борис Суслович

Александр Балтин

Волшебная монета

2015

Волшебная монета Измысленная история Полированные доски ...и напился дома Бабочки летали Угроза в сумерках Ветви августа качались в окне Тролльи камни


Волшебная монета


Волшебную бы монету! А!
А что это такое? Не разменная что ли?
Интересней – монета, как только блеснёт, позволит вам войти в историю, отведать её меда.
Ну?
Правда! Представьте – вы проходите анфиладами комнат, вы, но с другим лицом, в старинном одеянии, и при оружии, а потом…
К примеру?
Потом вы попадаете в лабиринт, факелы мерцают, вы даже не знаете под землёй вы или нет, медные стены покрыты письменами, или это неведомый вид мха пророс так таинственно?
Такую монету нужно искать у алхимиков…
Мы пробовали найти алхимиков, но это сложно в наши дни – нет их лабораторий, и в древних соборах, которые в сущности даны микрокосмом средневековья, каменной летописью тех времён и тени алхимиков не осталось… У скаредов пытались искать, разговорить их, воздействовать гипнозом – но даже и под гипнозом не рассказали они о путях поиска такой монеты.
Волшебной?
Ну да!
А зачем вам идти лабиринтами, анфиладами дворцовых комнат?
О, я уверен, там сокрыты такие тайны, которые прольют свет на…
Вам мало света?
Нет, я имел в виду не такой свет, а свет мистики, свет, объясняющий…
Полноте. Вполне достаточно обычного света.

Одинокий поэт выдумывает диалоги.
В них нет смысла, только след его неудачной жизни, когда реальность столь невыносима, что её необходимо заменить – мечтой ли, фантазией…
Одинокий поэт смотрит в зеркало, и понимает, что ему так и не удалось повзрослеть.



Наверх


Измысленная история


Позвонил, вызвал приятеля, сели на скамейку у подъезда, закурили.
-Ну, всё, - сказал, выпуская седоватый дым.
-Что всё?
-У Женьки перелом носа, ключицы…
От приятеля привычно несло алкоголем.
-Подожди, ты что её избил?
Здоровый – занимался когда-то разными единоборствами, потом много зарабатывал, потом – всё покатилось куда-то вниз…
-Ну да. Сам не понял, как произошло. Слово за слово…
-Ну ты… - когда-то дружили. Осталось нечто осколочное. Сам – из интеллигентов, никогда никого не бивший. – Да как это вообще-то возможно? Ты что – допился совсем…
-Да не допился… Вот. Что сказала, как – не помню…
Представляет – пьяный в хлам, прицепился к какому-то слову, и…
Ещё говорят минут пять, потом извиняется, уходит домой.
Ему не по себе от услышанного.

Через неделю приятель звонит, предлагает пройтись.
-Понимаешь, - говорит он, - Мишка-то – её бывший – вдруг ни с того, ни с сего принёс ей на работу бутылку красного, цветы. Чего бы вдруг? Никогда такого не делал…
-И что?
-Ну, мать у него совершенно сумасшедшая. Всё про чёрную магию, да про Гитлера. Женька меня потом спрашивает – ты пил из этой бутылки? Она её домой притащила. А я хлебнул - и у меня в голове поплыло…
-Подожди, ты считаешь, что в вино подмешано что-то было?
-Уверен.
Понимает, чувствует, сколь измыслена история.
Неприятно, гадко на душе становится.
Идут лесопарком, вдоль реки, курят…
-А Женька-то как? – спрашивает.
-Да, ничего. Переломов не оказалось. Так – синяки, ушибы.
Бурая вода реки струится в зелени.
Течёт обычный летний день.

Наверх


Полированные доски


Вы любите полированные доски?
Ну как же – так красиво мерцают, в них отражаются огоньки, расплываясь кругообразно…
Нет, это слишком поэтично, а по сути полированные доски – соблазн мещанства, всегда возрождающегося, но сравнение с Фениксом тут явно не подойдёт.
На что только не готово мещанство ради полированных досок: комодов, шкафов, толстых кроватей, квартир, домиков…
Что – плохо?
Всё это необходимо человеку, да-да, но когда только это является и сутью, и подоплёкой, и высшим значением жизни, когда в центре её оказывается пузатый, сияющий комод, тогда – амба.
Соблазны собирают войско – приглядитесь: гнилозубо и уродливо, а вам кажется – мудрые красавцы предлагают нечто наиважнейшее.
Ну да – полированные доски.
Гробы тоже полируют, делают роскошными, из драгоценных пород дерева, и проч.
Главное – чтобы блестело.
Полированные доски мещанства переливаются чёрным цветом погибели нации.
Не ловитесь на них – пусть войско соблазнов проходит мимо.

Наверх


...и напился дома


Каменный мешок двора.
Рельеф асфальта не ровен, и стены кажутся тяжёлыми, давящими, ибо мешок этот – двор морга.
Всего несколько людей, и прощание в поминальном зале с восковой куклой тела скоро.
Потом – долгий-долгий путь на подмосковное кладбище, по прожаренному асфальту…
И – могила между розовых, корабельных сосен; клочки сияющего неба.
На поминки не пошёл – в ресторане, в центре Москвы, побоялся напиться, после пьяным ехать домой; а на обратном пути взял чекушку, на кухне открыл, порезал хлеб, колбасу.
Звонил коллеге (а был на похоронах другой) рассказывал: Понимаешь, Тань, на кладбище-то я поехал, а на поминки идти побоялся – развспоминаюсь, напьюсь… И народу так мало было.
-Ты всё правильно сделал, - отвечала она – жизнерадостная всегда, стойкая.
А он потом сходил за второй чекушкой, и напился дома.


Наверх


Бабочки летали


Размахивая ручонкам, бодренько и несколько развязно, малышок почти двух лет вошёл в кабинет педиатра.
-Андрюшка к нам пришёл! – воскликнула молодая, смазливая, восточного типа врачиха.
-Дя-дя, - сказал малышок, и забавно присев, развёл ручками.
-Да, нам вот для детского сада бумаги необходимы… - говорила мать присаживаясь.
Но малышок устремился к ней, стал сталкивать со стула.
-Встаю, встаю, - улыбаясь, молвила она, - не должна сидеть, понимаю.
Педиатр шуршала бумажками.
-В норме анализы, - сказала она. – Моча чистенькая, никаких воспалительных процессов… Кровь хорошая…

В коридорчике отец-социофоб маялся от количества родителей и детей, тупо смотрел на плакаты, пробовал читать, ничего не понимая…
Малышок вышагнул из двери, и отец подхватил его на руки…
Тёплый такой, махонький.
-Ну, идите гулять, - сказала мать. – Мне ещё печати всякие надо, питание выписать…
Лестницы.
Выход.
Усадил малыша на велосипед, и солнечно и тенисто замелькали дворы, как в голове мелькает то, это…
Ехали в лесопарк, малышок пил компот из бутылочки, болтая ногами – детский велосипед, надо везти.
У схода с горы, ведущей к мостку через бурую реку, что-то ремонтировали; из камаза вываливали гору песка.
-Сейчас, сейчас, - бормотал водитель, - отъеду.
Забившись под козырёк спортшколы, ждали.
Потом вниз, по мостку, вдоль реки…
Зелень шла густо здесь, лопухи были высоки и кусты татарника могучи.
Бабочки летали…


Наверх


Угроза в сумерках


-Я порву тебя, стерва! Ты веришь?
Слышит, неся малыша и таща его пластиковую машину, на которой надоело кататься.
Краем глаза видит – забор у морга, по крайней мере, привык считать это здание, продолжающее больницу (таков уж пейзаж) моргом; женщина за забором и парень около, и парень произносит эти слова.
Если считать их словами.
Он переходит улицу, малыш почти дремлет на плече, дальше вниз, мимо гаражей, и – оборачивается всё же.
Видит, как парень перемахнул забор.
Сумеречный период августовского дня точно наполняется угрозой.



Наверх


Ветви августа качались в окне


Вход со двора, коридор уютен: малыша привезли к психиатру, нужна справка для детского сада.
Привезли на велосипеде, оставили его в коридоре, и малыш – очень шустрый, подвижный для года и одиннадцати месяцев, вдруг расхныкался, попросился на руки.
То отец держал, то мать.
Успокоившийся малыш, когда зашли в кабинет, снова заплакал, и горько так…
А тётка черновласая смотрела грозно: как такая может работать с детьми? Уставшая от них, ото всего, с маленькой, поди, зарплатой…
Малыш отказывался идти, не захотел вкладывать стаканчики друг в друга, хотя делал это сто раз, не назвал хрюшку.
-А как собаку называет?
-У нас была собака, умерла, он всё её накрывал. Ава называет.
Потом отец вышел с малышком, мать осталась отвечать на вопросы.
Во дворе малыш успокоился, и потянул отца за палец: вернуться.
И вошёл в кабинет.
-Вот как ходит, - сказал отец.
А малыш снова расплакался, снова запросился к матери на руки.
Ветви августа качались в окне.

Наверх


Тролльи камни


Тролль Лобастик весь лохмат, и только лоб его – крутой, как холм, выделяется явно.
Весёлый тролль, хотя больше всего он любит думать.
Что бы это значило? Размышляет он, глядя на предмет необычной формы – камушек, или палку, и иногда, напряжённо морща лоб, он находит ответ.
-Лобастик! Что ты всё время думаешь? – кричит ему Прыгун. – Давай лучше прыг-скок.
Ибо Прыгун оттого и назван Прыгуном, что прыгает всё время.
Прыг-скок его любимые слова.
Что бы это значило? Думает Лобастик. Ведь не может Прыгун предложить мне прыгать просто так?
Но Прыгун прыгает именно просто так, и попытки понять основу этого прыганья бесплодны.
Но Лобастик, не высоко подпрыгивая, пытается одновременно выведать у Прыгуна, что это значит, отчего тот всё прыгает? А Прыгун не отвечает, просто смеётся.
Поскольку Лобастик весёлый, он тоже начинает смеяться.

А это Вислоухий – уши у него длинные-длинные, он может подбирать ими камушки.
-Это не уши, а ухи, - утверждает Прыгун. И не предлагает Вислоухому прыгать:
-Ещё запутается в ушах!
-Подумаешь! – рассуждает Вислоухий. – Зато я могу вот так, - и он завязывает в узелок собственные уши.
Потом распускает их и начинает собирать камушки.
-Хорошее занятие! – вздыхает Каменщик, для которого сбор камней – работа.
-А зачем ты их собираешь, Каменщик? – спрашивает Малёк.
-Да как же ты не видишь? Они же – плоды. Я их ем. То есть добываю себе еду.
-А-а-а, - тянет Малёк.
Он думает, что это скучная еда, и лучше идти прыгать с Прыгуном.
Лобастик расположился уже за большими камнями, которые никто никогда не соберёт, и Прыгун прыгает один.
Малёк присоединяется к нему.
Потом они теряют из виду…
-А что мы потеряли? – спрашивает Прыгун.
-Из виду, - отвечает Малёк.
-Пойдём к Лобастику, спросим.
И они идут, именно идут, а не прыгают.
-Лобастик, что мы потеряли из виду?
-Из виду вы потеряли необходимость думать, - серьёзно говорит Лобастик, размышляющий над очередным причудливым камушком.
-А-а-а, - дружно тянут Прыгун и Малёк. – Ну, это не страшно.
И они опять прыгают… прыгают по песчаной дорожке, мимо больших камней, мимо…
Потом сами теряются из виду.
А это тролль Опаздывающий – вечно и всегда…
-Ой! – восклицает, - опять опоздал! А что тут было?
-Ничего интересного, - отвечает Лобастик. – Прыгун и Малёк, не желая думать, просто упрыгали.
Но Опаздывающему всё кажется, что он опоздал на нечто важное, просмотрел самое интересное.
Вот так.
-Опаздывающий я! – вздыхает он, разводя лапками. – Что ты тут поделаешь…
Есть ещё тролль, считающий себя драконом.
Ему, впрочем, никто не верит.
-Тут так, - говорят все, - либо дракон, либо тролль.
-А я драконо-тролль, - утверждает Считающий.
И начинает считать.
Потом запутывается, кто он – дракон, или считающий всё подряд.
-Всё подряд считать драконами нельзя, - утверждает Прыгун, весело прыгая мимо.
-Раз Прыгун, два Прыгун!
-Два – это не Прыгун, это Малёк.
-Раз Малёк, два Малёк…

Ещё тролли разводят ягоды.
В принципе, каждого тролля можно назвать ягодником, ибо каждый принимает участие в этом увлекательном процессе.
Сперва, надо набросать мелкие камешки на крупные, потом произнести заклинания, а дальше ждать…
Постепенно мелкие камешки прорастают, наливаются соком, и выкругляются в ягоды – разноцветные, красивые.
Тогда все тролли собираются вокруг, ликуют, хлопают в ладоши, подпрыгивают, и, наконец, начинают рвать ягоды и есть, пачкаясь соком, и смеясь…
А потом расходятся – до следующего ягодного раза.
-Так и должно быть, - говорит Лобастик

Камни сереют и переливаются на солнце, тот вспыхивает красным, тот отливает синевою, вокруг иного вспыхивают искры.
Это – Тролльи камни.
Тут себе и живёт маленький забавный народец, о некоторых представителях которого я вам сейчас рассказал.



Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Александр Балтин
: Волшебная монета. Прозаические миниатюры.
Когда "малышок" будет большим мальчиком, ему, наверное, будет интересно прочитать о себе годовалом, двухлетнем, трёхлетнем. Эти рассказы при всей реалистичности, будничности чем-то напоминают сказки.
08.10.15
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6603>Волшебная монета</a>. Прозаические миниатюры.<br> <font color=gray>Когда "малышок" будет большим мальчиком, ему, наверное, будет интересно прочитать о себе годовалом, двухлетнем, трёхлетнем. Эти рассказы при всей реалистичности, будничности чем-то напоминают сказки. <br><small>08.10.15</small></font></td></tr></table>


А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
«Александр Балтин: Волшебная монета»:

растянуть окно комментария

ЛОГИН
ПАРОЛЬ
Авторизоваться!



НАШИ ПАРТНЁРЫ



Журнал «Контрабанда»





Книжный магазин-клуб «Гиперион»





Союз писателей Москвы



О проекте:
Регистрация
Помощь:
Info
Правила
Help
Поиск
Восстановить пароль
Ожидают публикации
Сервис:
Статистика
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Читатели по алфавиту
Читатели в порядке регистрации
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Дневник редакции
Сообщество
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
Избранное
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Первый шаг
История:
1990 - 2000
2000 - 2002
2002 – 2003
Книги
Online:
Новости
Блоги
Френд-лента
Обсуждение
Вебмастеру:
Ссылки
HTML-конвертер
Наши баннеры
как окупить сайт

Offline:
Петербург
Одесса
Минск
Нижний Новгород
Абакан
Игры:
Псевдоним
Название романа
Красный диплом
Поздравление
Биография писателя
Все игры
Информация:


Rambler's Top100 Яндекс цитирования