п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Вениамин Ленский: Жизнь к нам добра... (Сборник стихов).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Вениамин Ленский: Жизнь к нам добра....

    Открыл для себя интересного, сильного поэта, которого хочется читать и перечитывать. Все стихотворения, как на подбор. Но если называть самые-самые, то для меня это "Танцовщица", "деревьев полусонный серый", сонет ("Деревья сбрасывают вес"). И, конечно, заглавное стихотворение подборки:

    Жизнь к нам добра, а мы к ней – злы,
    Мы из неё плетём узлы.

    И задыхаемся немало,
    И наша грудь дышать устала.

    В хитросплетениях тугих
    Мы родились всего на миг.

    И лёгкость мира не познали
    Ни в пьяной свалке, ни в танцзале.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Вениамин Ленский

    Жизнь к нам добра...

    2017

    ЭЛЕГИЯ Тянемся к Древнему Риму... Молятся Богу... Жизнь к нам добра... деревьев полусонный серый... КРУГ Деревья сбрасывают вес... АРБУЗ Война отпустит бороду бойцу... А в детстве посетил меня... Я был в Крыму... Люди стены возводят... Пишет – надеется... ВИКТОР ГЮГО Слаб человек по своей природе... СЛОВА ТАНЦОВЩИЦА


    ЭЛЕГИЯ


    Поздравь меня... я прибыл в эмпиреи!
    Здесь тоже ждут Мошиаха евреи,
    А мусульмане – Ису и Махди.
    И по Христу скучают христиане.
    Я, словно пёс, обнюхал все герани,
    Но не нашёл тебя. Ко мне приди!

    ...И будем снова ждать с тобой и верить,
    Что люди мы, а звери – это звери,
    А сердце – это сердце, там – в груди.

    О, что ещё? Могу ли заблудиться?
    Иль заблудился, думая, что вот
    Со мной навечно милые мне лица
    Пребудут в ожидании щедрот?..

    Мне тягостно, когда тебя нет рядом.
    И я стою сейчас под листопадом
    Воспоминаний, – все они, шурша,
    Проходят сквозь меня; я, верно, тоже
    Одно из них... И вновь моя душа
    Уносит их туда, где жизнь моложе...


    Наверх


    Тянемся к Древнему Риму...


    ***
    Тянемся к Древнему Риму и Древней Греции,
    Драхмы остались от них, а ещё сестерции,
    Портики, дротики, груда камней с колоннами...
    Будем как древние, будем же благосклонными!..

    После себя – на прощанье – оставим всё-таки
    Некие вещи, звезду, что застряла в облаке...
    Кто-то о нас пусть помыслит в конце истории,
    Флешку нащупав, SIM-карту в густом цикории.


    Наверх


    Молятся Богу...


    ***
    Молятся Богу, который невидим всегда.
    Но под ногами предложит картинку вода:
    Спину нагни – и увидишь в подробностях Бога...
    Вот Он, суровый, глазами сверкнул в полумгле,
    Выдохнул слово, хранимое, словно в чехле,
    Где-то в груди – или это не грудь, а берлога...
    И по воде, как морщины по смертному лбу,
    Рябь пробежала намёком скупым на борьбу
    Всех сотворённых существ, покидающих своды
    Тленного мира, где каждая сущность в долгу
    Перед Творцом, что и Сам иногда на лугу
    Вместе со стадом пасётся и падает в годы...



    Наверх


    Жизнь к нам добра...


    ***
    Жизнь к нам добра, а мы к ней – злы,
    Мы из неё плетём узлы.

    И задыхаемся немало,
    И наша грудь дышать устала.

    В хитросплетениях тугих
    Мы родились всего на миг.

    И лёгкость мира не познали
    Ни в пьяной свалке, ни в танцзале.


    Наверх


    деревьев полусонный серый...


    ***
    деревьев полусонный серый
    дождями снова умащён
    расцвёл скелет

    ручьи в карьеры
    впадают словно в капюшон

    полна печаль тепла и света
    и в радости светло тепло

    весна
    пернатыми воспета
    пышнеет

    шею обожгло


    Наверх


    КРУГ


    С тобой уснули рано утром,
    Проснулись – в окнах полумгла.
    Сидит луна на небе круглом,
    Сама таинственно кругла.

    Фонарь в проулке светит кругло,
    Вокруг порхает живо моль.
    Звезда, которая потухла,
    Зажглась над кругом наших доль.

    ...И наши лица округлённо
    Опять сближаются в ночи.
    Глаза в глаза впадают – словно
    В лиман весенние ручьи.

    Круглы объятья, губы, плечи,
    И совершенно нет углов,
    И сделать их как будто нечем.
    В кругу уютно, свет лилов.


    Наверх


    Деревья сбрасывают вес...


    ***
    Деревья сбрасывают вес,
    Теряют жидкость облака,
    Душа – под сводами телес –
    Покинуть хочет старика.

    Христос воистину воскрес,
    Пусть не обходит нас тоска,
    Когда раздвинется навес
    И плоть нам станет не близка.

    Лишь об одном сейчас грущу –
    О том, что к телу я привык.
    Ловлю губами солнца блик,

    А ухом – фьють и чик-чирик,
    И прибегаю вновь к плащу,
    Грозы заслышав мощный рык.


    Наверх


    АРБУЗ


    Мой приятель обзавёлся пузом
    И в толпе на митинге загруз.

    Я ему сказал:
    – Ты стал арбузом!
    Он же мне в ответ:
    – Я съел арбуз!

    Спорить с ним – недобрая примета.
    В небо не подпрыгнет, как Дедал.
    Да и никому не нужно это –
    Чтоб арбуз арбузы поедал.


    Наверх


    Война отпустит бороду бойцу...


    ***
    Война отпустит бороду бойцу
    И скажет, что растительность – к лицу.
    Носи её, пока не отцвела,
    Хотя и не раввин ты, не мулла,
    И даже никакой не ваххабит.
    Мужчине борода не повредит...

    Не ты один! Сократ, как говорят,
    Был тоже, словно облако, брадат,
    И думы, точно локоны воды,
    С его стекали наземь бороды.


    Наверх


    А в детстве посетил меня...


    ***
    А в детстве посетил меня мудрец.
    В лицо мне заглянув, сказал: «Отец».
    А я ему: «Да нет же, я ребёнок!».
    А он в ответ: «Ребёнок – я, глупец».
    Потом со мной уселся под стрехой.
    Он кофе попросил, любой, плохой.
    Я лучший подал. «Видишь, – он изрёк, –
    Ты мне отец, раз дал мне кофеёк».


    Наверх


    Я был в Крыму...


    ***
    Я был в Крыму, там русских много –
    Как будто где-то там берлога...
    Но, откровенно говоря,
    В Крыму татар видал немало,
    И украинцы не зазря
    Там расселились, как заря,
    Что в Судаке меня застала.

    Мне дал испить грузин вина,
    А грек маслинами отметил
    Мой скромный ужин; дотемна
    Я пировал, а утром дна,
    Нырнув, коснулся, сыт и светел.

    Пылало солнце горячо
    И обжигало нос и плечи.
    Я в тень вошёл, где ел харчо –
    Под сенью лиственных наречий...

    Я просто отдыхал в Крыму.
    Мне подносили шаурму,
    Мне делала массаж болгарка.
    Чей Крым, кому принадлежит –
    Не спрашивал: видать, был сыт
    Жарой июльской; было жарко.


    Наверх


    Люди стены возводят...


    Люди стены возводят — чтоб видеться реже.
    И стены меж ними стоят как призраки баррикад.
    Люди были добры и дружили,
    но разная кровь у людей
    и разные мысли.
    Эти смотрят на запад,
    а те — на восток.
    Возникает конфликт непременно.
    Мир, казавшийся им безграничным,
    обрастает границами вдруг, как надел сорняками.
    И становится тесно,
    и хочется стену разрушить,
    чтобы вновь подружиться,
    но чаще — чтоб землю отнять,
    расширяя границы своей территории — власти.
    Люди — волки, но также — ягнята.
    Единая суть!
    Словно Каин и Авель
    в семени тёплом Адама.


    Наверх


    Пишет – надеется...


    ***
    Пишет – надеется, занят сакральным делом.
    Дело мертво без надежды, любовь мертва,
    Вера извечная, в платьице обгорелом,
    Ходит пред Богом, колышется, как трава.

    Если бы дара письма он лишился, разве
    К делу другому не вышел, не преуспел?!
    Плотник подчас равнодушен ко всякой фразе,
    Молча шлифуя родник деревянных дел. –

    Труд его жив, и лицо, как лицо Сократа,
    Напряжено, он в действительность погружён,
    Словно доска, над которой навис горбато,
    В образ творенья вминая земной поклон.


    Наверх


    ВИКТОР ГЮГО


    Виктор Гюго – безумец или гений –
    Сквозь пугало Парижа держит путь,
    Закутан в плащ; и нищий на колени
    Пред ним упал, и просит что-нибудь...

    Под фонарями шлюха оголила
    Морщинистую, низменную грудь.
    А мальчуган, объемлющий перила,
    Не ел давно, не трудно ветром сдуть...

    Отверженные: тени подворотен,
    Гнусавых тесных улиц, пустырей, –
    Глотают ночь, их суп капустой плотен.
    Уж лучше распрощаться поскорей...

    Но он остановился, замер будто,
    И чувствует: две чёрствые руки
    С него срывают плащ, сдирают круто
    Сначала шарф, а после – пиджаки.

    Пусть забирают... лишь бы не убили...
    Им неизвестно, кто он в жизни, там...
    А он Гюго! – поэт, писатель в силе
    И драматург, бредущий в Нотр-Дам.


    Наверх


    Слаб человек по своей природе...


    ***
    Слаб человек по своей природе,
    Ибо не камень, не медный шип.
    Вроде травы, певчей птицы вроде...
    К чёрной земле, к небесам прилип.

    Пот с него каплет, трудна работа,
    Хлеб достаётся ему и крест,
    После себя оставляет фото
    И тишину потаённых мест...

    Вот, он ушёл, растворился как бы.
    Думать о нём – проницать насквозь
    Вечную реку, её ухабы,
    Если родиться вам довелось.

    Был человек, а вчера – не стало,
    Дверью не хлопал, и был как дом.
    Мне бы хотелось открыть немало
    Зданий, где свет – на стенах – кругом.


    Наверх


    СЛОВА


    Слова, как люди, старятся, и нам ли
    Их воскрешать, когда взамен тех слов
    Другие сквозь расставленные марли
    В мир проникают пеной голосов?
    Рождаются, взрослеют потихоньку,
    На пенсию выходят и в музей,
    Дабы поведать каждому ребёнку,
    Как тяжко быть без новых словарей.

    И Лазарь, обновившийся в пещере,
    Сменил, должно быть, прежний лексикон,
    Поскольку по-другому в наши двери
    Войти накладно – в голову времён.
    Не терпят дети – правнуки особо! –
    Дремучих предков, даже если их,
    Давно усопших, выудил из гроба,
    Пройдя сквозь марлю, выверенный стих.


    Наверх


    ТАНЦОВЩИЦА


    Посмотри,
    Сколь искусно танцует
    Эта еврейская девушка!
    Тело её, как тростник египетский,
    Изгибающийся под ветром.
    Разве служанка она фараону
    Или тебе, слуге нищего?

    Шестеро мужчин,
    Натянув шестиконечный ковёр,
    Удерживают её над землёй.
    Хотя, если присмотреться,
    Ступни её отделены от ковра
    И волосы её, поблёскивая,
    Водят вокруг неё хоровод.

    Когда же она остановится,
    Замрёт, притянув к своей
    Тянущейся в небо руке
    Мимолётного ангела,
    Волосы солоноватыми кудрями
    Накроют её лицо
    И потекут ниже,
    В стремлении отдохнуть
    На её упругой груди.

    Пёстрые ленточки
    Маленькой девочки
    (Как будто это было вчера)
    Выросли вместе с ней.
    Но и теперь, словно дети,
    Цепляясь за её талию –
    Талию танцовщицы, –
    Послушно разбегаются в стороны,
    Повторяя движения
    Самой жизни.

    А иногда, касаясь плеча
    Кончиком подбородка,
    Она властно пронизывает нас взглядом,
    И ямочки по краям её рта
    Трепетно углубляются.
    И тогда она делает шаг
    И ступает по воздуху
    Как бы по винограду,
    Который собрал
    Таинственный винодел.


    Наверх


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Вениамин Ленский
    : Жизнь к нам добра.... Сборник стихов.
    Открыл для себя интересного, сильного поэта, которого хочется читать и перечитывать. Но самые-самые для меня "Танцовщица", "деревьев полусонный серый", "Деревья сбрасывают вес", "Жизнь к нам добра"
    19.02.17
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/lensky>Вениамин Ленский</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/6612>Жизнь к нам добра...</a>. Сборник стихов.<br> <font color=gray>Открыл для себя интересного, сильного поэта, которого хочется читать и перечитывать. Но самые-самые для меня "Танцовщица", "деревьев полусонный серый", "Деревья сбрасывают вес", "Жизнь к нам добра" <br><small>19.02.17</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Вениамин Ленский: Жизнь к нам добра...»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!





    НАШИ ПАРТНЁРЫ



    Журнал «Контрабанда»





    Издательский проект «Современная литература в Интернете»





    Студия «Web-техника»





    Книжный магазин-клуб «Гиперион»





    Союз писателей Москвы





    Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ





    Илья-премия



    Поэтический альманах «45-я параллель»

    Поэтический альманах
    «45-я параллель»





    Литературное агентство «Русский автобан»

    (Германия)


    О проекте:
    Регистрация
    Помощь:
    Info
    Правила
    Help
    Поиск
    Восстановить пароль
    Ожидают публикации
    Сервис:
    Статистика
    Люди:
    Редакция
    Писатели и поэты
    Читатели по алфавиту
    Читатели в порядке регистрации
    Поэты и писатели по городам проживания
    Поэты и писатели в Интернете
    Lito.Ru в "ЖЖ":
    Дневник редакции
    Сообщество
    Писатели и поэты в ЖЖ
    Публикации:
    Все произведения
    Избранное
    По ключевым словам
    Поэзия
    Проза
    Критика и публицистика
    Первый шаг
    История:
    1990 - 2000
    2000 - 2002
    2002 – 2003
    Книги
    Online:
    Новости
    Блоги
    Френд-лента
    Обсуждение
    Вебмастеру:
    Ссылки
    HTML-конвертер
    Наши баннеры
    как окупить сайт

    Offline:
    Петербург
    Одесса
    Минск
    Нижний Новгород
    Абакан
    Игры:
    Псевдоним
    Название романа
    Красный диплом
    Поздравление
    Биография писателя
    Все игры
    Информация:


    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Dleex.com Rating