п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Мария Чепурина: Авангард (Окололитературные шутки).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Мария Чепурина: Авангард.

    "Автор - малаца! Зачот!", - скажу я по-удаффкомовски, ибо такое встретишь редко:

    "Главный герой, страдающий психической неуравновешенностью из-за того, что в раннем детстве был изнасилован шестнадцать раз своими родственниками, работающий в морге санитаром и изменяющий своему парню с различными домашними животными, только-только познакомился с группой кокаинистов. А ведь ему предстояло ещё сесть на иглу, сделаться наркокурьером, побывать в тюрьме, потом сбежать оттуда, убив охрану... ну, и съев её... Скандальная книга, которая наверняка будет изъята из всех магазинов через час после того, как поступит в продажу, была уже почти готова в голове Ивана, но на бумагу изливалась очень медленно".

    Итак, перед Вами ещё одна тяжёлая писательская судьба, полная неподдельного трагизма.

    Редактор отдела критики и публицистики, 
    Алексей Караковский

    Мария Чепурина

    Авангард

    Ивану снилась демонстрация. Большая возмущённая толпа. Она стояла на центральной площади, размахивая всякими частями тела и предметами, вопила, обличала, требовала запретить и уничтожить. Безумные старушки с клюшками, визжащие домохозяйки с растрёпанными химиями на глупых головах, очкастые, бедные, худые, нервные и заикающиеся интеллигенты... И этот... Ну, из телевизора... Парень комсомольского такого вида, строгий, важный... Пускай будет на трибуне.
    Посередине площади гора из книг. Дрожащими ручонками старухи и интеллигенты кидают туда новые и новые. Книги падают, рвутся. На них наступают ногами. Грязь пропитывает тонкие листы, поглощает междометия и глаголы, висит на обложке, прямо на этой чудесной обложке, сработанной художником Васей и изображающей руку хомо сапиенса сапиенса с торчащим среднем пальцем. А ей и горя мало. Она, эта обложка только круче от такого обращения. Йоу!  
    Будильник на мобильном заиграл траурный марш, и Ваня проснулся. Со стены на него пялился таракан, распухший, как дистрофик первой степени. Ваня резко встал, заставив его в страхе сбежать вниз по вздувшимся обоям, и побрёл на кухню.
    Он редко заходил туда, особенно после пожара, где погиб Майкл. С того дня прошло уже довольно много времени, Иван смирился с одиночеством, но от вида этого сарая, где единственным белым местом осталась внутренняя поверхность холодильника, ему всё равно было паршиво. Сразу подкатывал ком к горлу, а перед глазами становилась картина того, как он, прорываясь через дымный ад, находит тело Майкла.
    Иван подошёл к холодильнику и мысленно выругался, ступив босой ногой в лужу, капающую с потолка. Алкоголик, живший сверху, постоянно заливал его, но Ивану было насрать на это, как и на то, что в собственной кухонной раковине, ржавой, как всё это общество, уже месяц стояла грязная вода. Он просто хранил тут те вещи, которые могут испортиться, если держать их в мешке под кроватью. Открыв холодильник, Иван взял крайнюю левую из ряда банок с пивом и пошёл обратно.  
    Он пил, через окно наблюдая задницу бомжа, который, перегнувшись через бортик мусорного бака, ищёт, чем удовлетворить свои насущные потребности. Наверняка он пахнет мерзко, но интересно знать, как именно. Можно было бы позвать его сюда и понюхать. А потом напиться вместе.
    Нет, не сейчас.
    Сев за компьютер, Иван принялся за работу. За вчера он успел написать очень мало. Главный герой, страдающий психической неуравновешенностью из-за того, что в раннем детстве был изнасилован шестнадцать раз своими родственниками, работающий в морге санитаром и изменяющий своему парню с различными домашними животными, только-только познакомился с группой кокаинистов. А ведь ему предстояло ещё сесть на иглу, сделаться наркокурьером, побывать в тюрьме, потом сбежать оттуда, убив охрану... ну, и съев её... Скандальная книга, которая наверняка будет изъята из всех магазинов через час после того, как поступит в продажу, была уже почти готова в голове Ивана, но на бумагу изливалась очень медленно.  
    Несколько часов он просидел, в подробностях описывая совокупление наркоманов на блатхате. Банка консервированного горошка и кусок колбасы, располагавшиеся рядом с компом (недолго, впрочем), помогли ему в этом. Потом они запросились наружу, как и пиво. Пока Иван выполнял их желание, тупо глядя на ободранные стены нужника, к нему спустилась Муза. Через полчаса была готова ещё одна сцена будущего романа, гениально-авангардно-откровенная.
    Довольный результатом, Ваня решил, что оставшееся время можно посвятить отдохновению и культурному обмену.
    - Алё! Вась, ну что, собираемся сегодня?
    - Ага.
    Иван наскоро дополнил старые, все в катышках, трусы, в которых был, ещё кое-какой одеждой, сунул в карманы две баночки с пивом и вышел на улицу.
    На улице было погано. Ещё хуже, чем дома. Пасмурное небо, то и дело испражняющееся мелким и непродолжительным осенним дождиком, было затянуто, кроме туч, жирным дымом, вторую неделю висящим над городом после взрыва на складе контрацептивов. Идти пешком не хотелось, так как воздух был полон выбросов ближайшего жевательнорезинного завода. В метро дышалось легче, но в переполненных потными человеческими телами вагонах носилось бесчисленное множество вирусов гриппа. Иван не собирался жить до старости. Он забил на то и на другое, поэтому прошёл полдороги пешком, а потом полдороги проехал.
    Вскоре вместе с авангардным художником Василием они сидели в вонючем подъезде, курили и ругали мещанскую попсу.
    - Как дела-то у тебя? – спросил Иван.
    -Дерьмо, - сказал Василий, предварительно глубокомысленно затянувшись.
    И они заговорили о подлинном искусстве.
    Потом, когда совсем стемнело и похолодало, пошли на квартиру к художнику и, взяв ещё выпивки, стали смотреть фильм «Девушки из Хайфона». Иван и Василий знали, что их жизнь идёт ко всем чертям, что кругом лажа, что страдают нервная, иммунная, репродуктивная системы... Но им было пофиг.  
    Ближе к полночи Иван, покуда были силы, направил стопы к дому. Дорогой он обдумывал судьбу героя своего романа. Может быть, ему как-нибудь отрежут руку или ногу? Это мысль.
    Когда до дома оставалось немного, Иван почувствовал неладное. С утра с ним ещё не случилось ни единой жопы, и это настораживало. К тому же в окне своей кухни Иван заметил свет. Конечно, могло быть и так, что он сам забыл его выключить: в этом случае Ивану было пофиг, так как за электричество он не платил всё равно. Но когда обнаружилось, что дверь закрыта уже не так, как он её оставил, сомнений не осталось. После минуты ковыряния в замке изнутри квартиры стали слышны шаги.
    А дальше... Дальше началось нечто ужасное.
    – Что ж ты так поздно, Ваня? Я беспокоилась...
    Упитанная женщина в халате стояла на пороге, и её улыбка не годилась ни для одного из эпизодов гениального романа...
    – Мама?!..
    В шоке Иван оглядывал то, во что успело превратиться его местожительство. Спёртый воздух, запах собственного «я» и то, что у археологов именуется «культурным слоем» на полах и на мебели – короче, всё, к чему он так привык, и всё, что вдохновляло его на труд писателя, исчезло в небытие.
    – Ну и грязь ты тут развёл,  – слышал он голос из-за спины. – Замучалась чистить.
    Как?! За что?! По какому праву?! Почему сегодня, почему нему, почему маме не сиделось у себя там, в Верхнем Тагиле?! Схватившись за голову, Иван носился по чужой квартире. Он чувствовал себя индейцем, чью родную деревню разрушили белые конкистадоры. Ещё полчаса назад в его голове была чудесная сцена того, как главному герою перемалывает руку станком на фабрике по производству фаллоимитаторов, а теперь... Теперь всё рассыпалось, и в его жизни есть только эта уютная кухня с горкой пирожков на столе и мамой на стуле.
    Нехотя Иван засунул в себя восемь пирожков с капустой и ещё два сладких, стоически терпя, как на него любуются, и усилием воли заставляя себя поддерживать беседу.  
    – А где твой хомячок, Ванюша?
    – Сдох.
    – Какой ужас!
    – Он задохнулся в дыму, – пояснил Иван мрачно. – Здесь, когда я забыл снять пустую кастрюлю с плиты.
    Писатель отхлебнул чаю в последний раз, встал с табуретки и, сославшись на то, что уже за полночь, твёрдым шагом направился к себе, чтоб хотя бы во сне избавиться от кошмара, куда он попал. Забравшись в свою новую постель, невыносимо чистую, он натянул одеяло на голову, чтобы не слышать заботливых напоминаний: «Скоро сессия, Ваня! Ты не забыл? Готовишься к экзаменам?»...

    Перемещаясь между стеллажей книжного магазина, Иван искал знакомую обложку,  изображающую руку хомо сапиенса сапиенса с торчащим средним пальцем. Книга всё не находилась и не находилась. Писателя начал охватывать страх – сначала лёгкий, просто неприятное чувство внутри, потом сильнее, потом стало вовсе невыносимо... В ужасном предчувствии чего-то необратимого Иван решил преступить через свою нелюдимость и обратиться к продавщице. Да вот они, – конечно! – целая полка одинаковых чёрных обложек как раз между Марининой и Донцовой...
    Как? Здесь? Не может быть? Почему их так много?
    Сердце писателя заколотилось, как лапы циркового зайца с барабаном. «Мою книгу не изъяли! Её не запретили! Она не шокирует! Если здесь так много экземпляров...значит... ».
    – У тебя замечательная книга, Ваня, – произнесла вдруг знакомым голосом продавщица, словно читая его мысли. – Такая добрая... Тёте Поле из Верхнего Тагила она понравилась...
    Иван закричал. Он вопил от ужаса так, что милые томики с обложками работы авангардного художника Василия со стеллажей посыпались ему на голову. Потом посыпались другие книги. Потом штукатурка с магазинного потолка, потом перекрытия, потом сами стены... Мёртвые тела покупателей падали тут и там, придавленные фрагментами погибшего здания, на улице выли сирены, суетились спасители, тарахтели вертолёты... Иван кричал всё сильней и сильней. Но никто и ничто не могло заглушить голоса продавщицы с кошмарно знакомым голосом:
    – Ванюша, скоро сессия! Ты не забыл?

    Иван проснулся в холодном поту полчетвёртого ночи.
    Придя в себя, он сел за компьютер, открыл файл с романом и судорожно начал править, вставляя между фраз везде, где можно, матерные выражения.
    Не дай Бог, если этот кошмарный сон сбудется

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Мария Чепурина
    : Авангард. Окололитературные шутки.

    09.06.05
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/aleida>Мария Чепурина</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/11220>Авангард</a>. Окололитературные шутки.<br> <font color=gray><br><small>09.06.05</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Мария Чепурина: Авангард»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>