п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Ирина Турчина: Огуречная Принцесса (Рассказ).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Ирина Турчина: Огуречная Принцесса.

    Ещё один рассказ И. Турчиной о маленькой девочке Ирке. Судя по сказочному зачину («В этом доме жила девочка, которую звали…») – этот рассказ должен быть первым в цикле об Ирке. Но откуда же знать автору, до какого рассказа читатели нашего сайта доберутся в первую очередь?

    Начало очень напомнило сказку («Много лет назад на берегу солёного голубого озера, окружённого высокими горами, где снег на вершинах не таял даже летом, стоял маленький дом»), да и сюжет во многом сказочный (хотя почти не сомневаюсь, что эта история не выдумана): девочка ушла без родителей в лес, преодолела все трудности, с честью вышла из нелёгкой ситуации, да и помощь подоспела вовремя… Сестрица Алёнушка без братца Иванушки. Или, например, «колобок, колобок, я тебя съем». И вот «катится» эта резвая упрямая девчонка то на горку, то под горку, торопится, несётся во всю прыть, потому что надо спросить нечто важное у тёти Наташи. В детстве ведь всё кажется важным…

    Почему-то даже очень непростые наши детские приключения сегодня мы вспоминаем тепло и радостно…


    Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
    Алексей Петров

    Ирина Турчина

    Огуречная Принцесса

         Много лет назад на берегу солёного голубого озера, окружённого высокими горами, где снег на вершинах не таял даже летом, стоял маленький дом. В этом доме жила девочка, которую звали... впрочем, все её звали просто Иркой, так мы и будем её называть.

         Жила она в этом доме не одна, конечно, а с папой, мамой и старшей сестрой. Папа работал на заводе, где делали торпеды… Но чш-ш-ш... это большой секрет, и даже, можно сказать, военная тайна, которую, впрочем, все вокруг знали и старательно хранили. Даже дети в детском саду, когда видели на прогулках, как на поверхности озера вдруг вскипает белый бурун, никогда не показывали на него пальцами и не говорили друг другу, что это торпеда. Они только переглядывались с видом заговорщиков, а иногда пели такую вот песенку: «Огуречик, огуречик, не ходи на тот конечик... Там мышка живёт, тебе хвостик отгрызёт...». Пели и смеялись. Почти у всех детей родители работали на этом заводе, и всё, что случалось там, касалось всех в округе.

        Самым любимым днём недели у Ирки был выходной. Он не всегда совпадал с воскресеньем, но праздником был непременно. Когда Ирка произносила «выходной», сразу же видела папу, сидящего на кухне в светлых широких брюках с отворотами внизу и в туфлях с коричневыми носами. Он сидит, закинув ногу на ногу, правая всегда сверху (это после ранения у него осталась такая привычка). Ирка тоже старается сидеть так же. Правда, на полу такая поза не очень-то удобна, но зато как приятно прислониться спиной к папиным ногам! Папа, если с кем-то разговаривает, время от времени гладит Иркины растрёпанные кудряшки, а она, жмурясь от счастья, подставляет голову под его руку.

        …Был как раз один из таких чудесных дней. Яркое солнце светило в кухонное окно, родители о чём-то беседовали, а Ирка сидела на полу у папиных ног и от нечего делать старалась угадать, с какого конца нужно начинать есть огурцы. Ведро с огурцами стояло рядом. Его принесла утром тётя Наташа, мамина сестра. Тогда же она и объяснила Ирке, с какого конца начинают есть огурцы. Только Ирка не запомнила, к тому же гораздо интересней угадать самой...  

       «Опять неправильный попался, горький, – подумала она, засовывая надкусанный огурец поглубже в ведро и тут же доставая следующий. – Этот должен быть получше... Нет, всё равно горький».  

        Ненадкусанных оставалось не так уж и много. Вот и мама стала поглядывать в сторону Ирки… Лучше заняться чем-то другим, пока мама не поняла.  

        И чего это родители так долго разговаривают? Выходной ведь такой короткий, гораздо короче других дней. Интересно знать, почему?

        Вопрос этот не давал Ирке покоя уже целую неделю. Старшая сестра, которая ходила в школу и была старше на целых пять лет, научила её определять время по часам, и теперь Ирка всё измеряла минутами и часами. И вот что странно: иногда минуты были длинными, как часы, а порой часы ни с того ни с сего могли пролететь, как одна минута. В «выходной», например, часы всегда такие быстрые. Почему?!

    Уже целую неделю она задавала этот вопрос всем, кого встречала. А что делать, если все знакомые кончились, а на вопрос так никто и не ответил? У папы был как раз «конец месяца», поэтому он приходил домой только на несколько часов, чтобы поспать, да и то так поздно, что Ирка, как ни старалась, так и не могла найти минутку, чтобы поговорить с ним.  

       «Эх, самой мне ни за что не додуматься, – вздыхала она. – Это потому, что я маленькая: всем вокруг уже давно сколько-то ЛЕТ, а у меня одной всё ещё... ГОДА. Но ничего, это последний раз уже ГОДА, в следующем году будет пять ЛЕТ... Потом уже всегда будет так, когда тебе сколько-то ЛЕТ. Небось, тогда и поумнею», – размечталась Ирка.

        Столько вопросов накопилось, столько всего произошло за эту неделю без папы, так хотелось поговорить с ним, что она стала тихонечко его снизу за штанину подёргивать: пойдём, мол, погуляем, есть разговор. Папа посмотрел на неё сверху, улыбнулся, кивнул головой: скоро пойдём...

        Внезапно на кухне как будто потемнело. Ирка посмотрела в окно и увидела огромную серую тучу, закрывшую солнце. Стало гораздо прохладнее. Подул сильный ветер, принёс еще одну растрёпанную тучу, гораздо больше первой.

        «Интересно, где это ветер её взял? – подумала Ирка. – Похоже, что туча совсем не хотела сюда лететь, спала себе где-то в горах... Нельзя же так: схватил и потащил куда-то без предупреждения. Туча вон даже проснуться как следует не успела».

        –А ветру сколько лет, интересно? А сколько лет они, ветры, живут? – затеребила Ирка папину штанину. Этот вопрос требовал немедленного ответа.

        Но тут грянул такой оглушительный раскат грома, что ответа она не услышала.

        «Ну вот, поссорились, – подумала она о тучах. – Сейчас подерутся, а потом плакать будут, как маленькие, а нам тут сиди под этим дождём... Так хотелось с папой погулять по берегу озера!»

        Дождь стоял сплошной серой стеной, заглушая все уличные звуки. Время от времени его серую толщу пронизывали вспышки молний, а следом, через некоторое время, раздавались такие мощные удары грома, что казалось, будто это прямо над крышей тучи пошли друг на друга войной.

        –Ух, ты! – закричала Ирка. – Скорее побежали на улицу, посмотрим!

        Но мама поймала её за платье у самой двери и велела никуда не ходить. Более того, отойти от окна и ни в коем случае не высовываться.

        –Вот всегда так, самое интересное без меня проходит, – обиделась Ирка на маму. – Так и проживу всю жизнь, ничего интересного не увижу!

        Тут за папой прибежал с работы какой-то дяденька, что-то там у них случилось, и папа, надев большой серый дождевик, ушёл. Скучно стало. Сестра осталась у подружки пережидать дождь. В доме почти совсем стемнело от дождя за окнами, а мама свет включать не разрешила, сказала, что в грозу это опасно. Только вот почему опасно, объяснять не стала.

        «Папка объяснил бы», – подумала Ирка, обидевшись на маму ещё больше. И ушла в спальню.

        –Это что ещё такое?! – раздался из кухни возмущённый голос мамы. – Это кому же пришло в голову... абсолютно пустую голову!.. перекусать целое ведро огурцов?!!!

        «Так, – подумала Ирка, – значит я всё-таки все огурцы перекусала... Задумалась очень… Ну, сами виноваты: вон сколько у меня вопросов накопилось, а поговорить не с кем».

        –Немедленно иди сюда, – грозно сказала мама, – и постарайся мне объяснить, зачем ты это сделала.

        Идти на кухню не хотелось, очень не хотелось… можно сказать, ноги не шли туда, пришлось их прямо-таки тащить за собой...

        –Сколько раз я тебе говорила: поднимай ноги, когда идёшь! Что ты их тащишь, как столетняя бабка? Ну, я тебя слушаю...

        Ирка доплелась до самого кухонного стола, подумала немного, глядя на свои ноги… Потом, тяжело вздохнув, подняла на маму очень правдивые карие глаза.

        –Я тебе сейчас одну тайну расскажу, только ты никому не говори, ладно?
        –Я тебя про огурцы спрашиваю, а не про тайны. Зачем ты это сделала? Ты ведь не одна живёшь, нам тоже огурцов хочется. Кто теперь будет надкусанные огурцы есть? Вон их сколько – целое ведро...
        –Понимаешь, мама, это ведь не простые огурцы. Я только заколдованные огурцы покусала, чтобы вас всех спасти!
        –Ну что ты опять напридумывала? Нашкодила – так отвечай!
        –А помнишь, что на прошлой неделе на заводе случилось, когда торпеда утонула? Помнишь?
        –Ты откуда это знаешь? Кто тебе сказал?
        –Ой, да все это знают! Только торпеда эта не утонула... она спряталась на дне озера... она ведь и не торпеда вовсе – она заколдованная Огуречная Принцесса!... Мы все об этом знали. Только не знали, которая из них Принцесса. Мы же всегда им, торпедам, песенку пели: «Огуречик, огуречик...»
        –Господи, ну что ты такое несёшь?

        –Правда, правда... она спряталась... Тогда Злой Колдун взял и заколдовал всю воду в озере. А тётя Наташа этой водой огурцы полила... И тогда те огурцы, которые эту воду попили, тоже заколдовались!.. А я знаю, как заколдованные от хороших отличить. Для вас же старалась, пробовала все подряд!

        –Никогда Наташа огурцы из озера не поливала, там вода солёная... Да что это я твои глупости слушаю? – спохватилась мама. – Марш в угол! Постой и подумай, как ты дальше жить собираешься, если вместо того, чтобы честно признаться в том, что сделала, сказки тут рассказываешь. Тебе ведь люди скоро вообще верить перестанут!

        Спорить было бесполезно. Ирка побрела в угол. Только идти туда было ещё труднее, чем до кухни. Долго шла... и пока шла, совсем на маму разобиделась. Конечно, историю про заколдованную Огуречную Принцессу Ирка придумала, но ведь могло же такое быть и на самом деле...

        «А что, вполне возможно, – поверила самой себе Ирка. – Песенка же взялась откуда-то, не я ведь её придумала! Вот только мама сказала, что тётя Наташа не поливает огурцы из озера солёной водой. Да, это, конечно, вопрос... А может, и будет поливать... Что-нибудь с водопроводом случится... как, например, этой зимой случилось, когда утром открыли кран, а воды нет. А огурцы без воды не выживут...

        "И очень даже запросто," – повеселела она. – "Нужно только у тёти Наташи спросить! Вот тогда, ты, мамочка, и увидишь, что мне очень даже можно верить. Тогда ты у меня прощения попросишь... Прости, скажешь, доченька родная, что я тебе не поверила сразу, спасибо тебе огромное от всей семьи, что ты нас от заколдованных огурцов спасла... Вот тебе, скажешь, награда бесценная...»

        Что такое награда бесценная, Ирка не очень-то себе представляла, но это было что-то в блестящую бумагу завернутое и красной лентой с большим бантом перевязанное, а самое главное – такое большое, что папе придётся ей помочь это бесценное нести, и очень он при этом будет гордиться своей дочерью.

        И так ей эта, придуманная ею, картина понравилась, что Ирка почувствовала, что уже не может ждать, когда кончится дождь или когда к ним опять придёт тётя. Действовать нужно было немедленно. Да и дождь почти кончился, кстати. А дорогу она хорошо знала: сколько раз с мамой к любимой тёте ходила.

        К маме как раз соседка за чем-то зашла. Они были так увлечены разговором, что не заметили, как Ирка приоткрыла тихонько дверь и выскользнула на улицу. Сидя на крыльце, обула сандалии и вприпрыжку побежала через парк, потом на горку, потом с горки вниз, потом через мост...

        Но что это? Низина за мостом, где протекала совсем небольшая речка, была наполнена мутной водой. Воды в речке теперь прибавилось после дождя настолько, что она вышла из берегов и разлилась по всей поляне.

        Ирка постояла на берегу мутного озерца, подумала немного, оглянулась. Затем сняла сандалии и решительно шагнула в воду. Глубина была не очень-то большая, чуть выше колен, только вот дна не видно, потому что вода мутная. Поэтому Ирка, прежде чем сделать следующий шаг, старалась прощупывать дно кончиками пальцев ноги. Один раз она угодила в какую-то ямку, поскользнулась, закачалась и села беспомощно прямо на дно. Теперь воды стало по плечи.

        –И совсем даже и не страшно, – сказала себе самой девочка. – Жалко только, что вода грязная, да и я мокрая теперь. Надо торопиться, пока я не замёрзла, а то солнце садится, а вечером всегда прохладнее.

        Благополучно перебравшись через поляну, залитую водой, Ирка побежала вверх, на горку, потом меж домов прямо, потом опять под горку… А вот уже и тётин дом видно, добежала!

        Когда она открывала ворота, дождь пошёл снова, да такой сильный, что сразу насквозь промочил уже подсохшее на бегу платье.

        Тетя и её муж, дядя Роман, как раз ужинали. Увидев на пороге растрёпанную, промокшую девочку, они так и застыли, не донеся до ртов вилки.

        –Здравствуйте, – вежливо поздоровалась Ирка. – Ой, как у вас вкусно пахнет! Я как раз такая голодная, я вашей самой вкусной на свете жареной картошки прямо целую сковородку сейчас съесть могу! Я всегда маме говорила, что у неё такая картошка ну никогда не получается! – добавила она для пущей убедительности.
        –Что случилось? А мама твоя где? Что она там, на улице, под дождём делает? – спросила тетя.
        –Она дома осталась, я сама прибежала. Что я – дорогу не знаю, что ли? У меня такое дело к вам срочное, я должна вас очень подробно про огурцы расспросить, вернее про водопровод, вернее про воду из озера... – затараторила Ирка.
        –Подожди, ничего не понимаю. Какой водопровод?.. Ты что, и вправду одна? Не может быть! Что за глупые шутки? – удивился дядя Роман.

        Он встал из-за стола и вышел за дверь.
        Тётя сняла с Ирки мокрое платье, завернула её в большое полотенце, дала горячего чаю и тарелку с картошкой. Вернулся дядя, отрицательно покачал головой, они с тётей растерянно сели напротив жующей Ирки и стали слушать её рассказ про заколдованные огурцы и про то, как она перешла затопленную водой поляну.

        –Ну что ж, – сказала тётя Наташа задумчиво, – дело позднее. С водопроводом мы завтра разберёмся, сейчас уже всем спать пора. Только вот положить мне тебя некуда, для тебя ведь место особое нужно... Что бы мне для тебя придумать?.. Девочка ты у нас храбрая, от мамы сбежала, через разлившуюся речку вброд перешла, с огурцами заколдованными воевать собралась... А положу-ка я тебя в курятнике спать. Там, правда, блох полно, совсем они кур одолели, но ты ведь не испугаешься, верно? А заодно, может, и с блохами до утра справишься, что тебе стоит? А куры тебе так благодарны будут! Соберутся все вместе и огромное яйцо снесут в награду. Ну что, договорились?

        Такого поворота событий Ирка ну никак не ожидала! Кур, а особенно их главного, петуха, она очень боялась. Петух всегда норовил её клюнуть, когда она мимо проходила, а куры, как ей казалось, смотрели на это весьма и весьма одобрительно. А тут еще и блохи какие-то... Она посмотрела на тётю – нет, похоже, не шутит. Посмотрела на дядю – кивает согласно, надевает плащ и высокие резиновые сапоги.

        «Ведь и вправду положат, – не на шутку испугалась Ирка. – Может, домой сбежать, пока не поздно?»
        –Пойду с петухом договариваться, – объяснила тётя Наташа и пошла следом за дядей.

        Пока Ирка лихорадочно искала выход из создавшегося положения, тётя вернулась.

        –Петух сказал, что сегодня переночевать в курятнике не получится, к сожалению. У них слишком тесно, места для тебя нет. Но в следующий раз он непременно для тебя его оставит, как только ты одна прибежишь. А потом, утром, он тебя на бой вызовет. Чтобы выяснить, кто храбрее.

        «Ух, пронесло, – облегчённо выдохнула Ирка. – Пусть дожидается. Как же, прибегу я к нему...»

        Она кивнула в ответ на тётины слова, потому что почувствовала вдруг, что очень устала, голова такая тяжёлая, совсем на плечах не держится... Положила она голову на сложенные ладошки и уснула, сидя за столом.

        Она спала так крепко и безмятежно, что не слышала, как глубокой ночью приплыли на лодке её папа с дядей Романом. Маленькая речка к этому времени разлилась очень сильно, вброд её теперь не мог бы перейти даже взрослый человек. Поэтому Ирку искали на другом берегу. Никому и в голову не пришло, что она может так далеко убежать.
    Ирка спала, а её папа сидел рядом и смотрел на её разметавшиеся во сне кудряшки, поправлял сбившееся одеяло на всё ещё бегущих куда-то –даже во сне – ногах...

        –Эх ты, Огуречная Принцесса, – улыбался папа. – Пусть все твои большие и маленькие приключения в конце концов заканчиваются так же благополучно, как это...

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Ирина Турчина
    : Огуречная Принцесса. Рассказ.

    23.07.03
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/marina>Ирина Турчина</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/1376>Огуречная Принцесса</a>. Рассказ.<br> <font color=gray><br><small>23.07.03</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Ирина Турчина: Огуречная Принцесса»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>