п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Редакция Сайта: История «Точки Зрения». Часть вторая. Литобъединение: 2000 – 2002. (Историко-биографический обзор).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Редакция Сайта: История «Точки Зрения». Часть вторая. Литобъединение: 2000 – 2002..

    Обычно участники «Точки Зрения» (особенно, те, кто состоят в ней давно), говоря о сайте, вынуждены долго и нудно рассказывать, что, вообще-то, «Точка Зрения» — это не только литературный интернет-журнал, но и своеобразная креативная среда, созданная много лет назад отнюдь не в интернете, и получившая в сетевой литературе лишь дополнительное направление развития. Для того, чтобы такие рассказы не очень утомляли многочисленными подробностями как рассказчиков, так и слушателей, мы решили коллективными усилиями восстановить историю нашего объединения и постепенно, частями, опубликовать её на сайте.

    Дебютная публикация на эту тему именовалась «Часть первая. Предыстория: 1990 – 2000» (http://lito.ru/text/4618) и повествовала о тех далёких временах, когда будущие участники «Точки Зрения» ещё только знакомились друг с другом и начинали заниматься совместным творчеством. К нашему удовлетворению, статья заинтересовала читателей, и мы получили немало писем от них. Теперь же, как и обещали, мы публикуем продолжение.

    Итак, рады поздравить всех авторов и читателей "Точки Зрения" с новой публикацией, посвящённой рождению нашего объединения в 2000 году и его жизни до конца 2002 года. Надеемся, что она будет вам интересна!

    Редактор отдела критики и публицистики, 
    Алексей Караковский

    Редакция Сайта

    История «Точки Зрения». Часть вторая. Литобъединение: 2000 – 2002.

    От составителей

    Первая часть «Истории Точки Зрения» (http://www.lito.ru/text/4618), повествовавшая о событиях, предшествовавших созданию проекта, вызвала определённый читательский интерес — а потому мы постарались поскорее опубликовать продолжение.

    Как уже говорилось ранее, наш исторический очерк делится на три части. Первая — «Предыстория» — охватывает события с 1990 по 2000 год. Вторая — «Литобъединение» — относится к возникновению ЛИТО «Точка Зрения» и функционированию сайта на Народ.Ру (октябрь 2000 — январь 2003 года). Третья часть, по идее, должна отражать современную историю «Точки Зрения» — но создание этой части пока отложено на неопределённый срок.

    Авторы текстов: Эдуард Абрамов, Павел Аникеев, Леонид Ваккер, Алексей Караковский, Аркадий Кузнецов и другие участники «Точки Зрения», чьи суждения взяты из форума сайта. Общая редакция осуществлена Эдуардом Абрамовым.

    Глава 1. Альманах.

    История сайта (первоначально — альманаха) «Точка Зрения», а с ним и соответствующего литобъединения, начинается, пожалуй, с поездки Алексея Караковского и поэтессы Дарьи Баранниковой в Тулу — к давней подруге Ольге Агаповой по прозвищу Анархия, также пишущей стихи. Потратив первый день встречи на отмечание Олиного дня рождения, следующим утром молодые люди начали знакомить друг друга со своим стихотворным творчеством, накопившимся с момента прошлой встречи (бывшей не то за год, не то за два до этого). Придя в обоюдный восторг, молодые поэты тотчас решили, наконец, начать литературную карьеру: на тот момент каждый из них писал литературные произведения уже не один год.

    Памятуя о былом сотрудничестве с газетой «Бард’Арт» на ниве издательской деятельности, Алексей предложил идею совместной книги, в которой приняли бы участие их товарищи по творческим тусовкам 1994 — 1998 годов. Ни у кого это возражений не вызвало, и 29 октября 2000 года на собрании у Алексея дома было принято решение о создании литературного альманаха «Точка Зрения» (название, правда, появилось несколько позже — очень долго искали компромиссный вариант, который устроил бы всех). Первоначально в состав объединения вошли Ольга Агапова, Дарья Баранникова, Алексей Караковский, Анатолий Ковалёв (Ларс), Дмитрий Лихачёв, Илья Шадура и Анджей Вишневский.

    Тотчас началась консолидация участников. Алексей Караковский и Ольга Агапова немыслимыми способами изыскивали телефоны давно разбежавшихся по Москве и загранице друзей. В ноябре к объединению присоединились: Александра Перфильева, Артём Филимонов, Анна Давыдова (Нурвен), Алексей Крылов, Евгения Колдакова, Леонид Ваккер, Екатерина Мирошниченко, Андрей Симаков (Эндрю). В декабре Толя Ковалёв порекомендовал обратить Алексею внимание на творчество младшего брата, Вовы Караковского. После этого, с появлением в составе участников Ирины Истратовой количество авторов достигло семнадцать человек (плюс — оформитель Андрей Маслаков). Примерно в то же время совместными усилиями был создан текст манифеста литобъединения (http://www.lito.ru/text/2678), долженствовавший демонстрировать концепцию и намерения «Точки Зрения» и неоднократно впоследствии уточняемый — по мере развития идеи (сейчас он опубликован в варианте середины 2002 года).

    В целом, первоначально принятая основная  идея альманаха (издаться всем вместе, «чтоб не пропасть по одиночке») отвечала сложившейся ситуации — однако, многие «альманаховцы» практически сразу прекратили активное участие в «Точке Зрения». И всё-таки именно эти люди определили идею и облик литературного объединения. Кем  же были эти семнадцать человек на конец 2000 года?

    Ольга Агапова (http://lito.ru/avtor/anarxia)
    Родилась в 1975 году в городе Тула, закончила факультет русской филологии Тульского Государственного Педагогического Университета имени Л. Н. Толстого. В 1994 году появилась в московской тусовке, публиковалась в журнале «Чёрный Петух». До 2004 года работала в Объединении «Тульский историко-архитектурный и литературный музей». Играла в театре, писала стихи. Принимала довольно активное участие в «Точке Зрения» примерно до конца 2002 года — позже не позволило здоровье. Сейчас Ольга практически не занимается литературой. Получает пенсию по инвалидности, живёт в Туле.

    Дарья Баранникова (http://lito.ru/avtor/darja)
    Родилась в 1979 году в городе Запорожье, выросла в пос. Купавна Московской области. В 2000 году училась на пятом курсе психологического факультета Московского Педагогического Государственного Университета (МПГУ), где опубликовала свои стихи в журнале «Чёрный Петух» (1997). Во многом определяла политику «Точки Зрения» (особенно, литературно-критическую). Прекратила деятельность в литобъединении весной 2002 года.

    Леонид Ваккер (http://lito.ru/avtor/vakker)
    Родился в 1978 году в Москве. В 1995 году эмигрировал в Федеративную Республику Германия, город Бремен, оставив на Родине созданную в 1992 году творческую группу под невероятным названием «Ордена Московского Метрополитена и Большой Шоколадной Медали фабрики «Красный Октябрь» вокальный инструментальный театр имени ХХ Решения КПСС и Л. И. Брежнева «Москва, москвичи и гости столицы» (также «Москва и москвичи» или даже «M&ms»). Непосредственно в «Точке Зрения» участия не принимал, просто разрешил публикацию своего рассказа.

    Анджей Вишневский (http://lito.ru/avtor/andzey)
    Родился в 1975 году в пос. Эльбан Амурской области, позже переехал в г. Лобня Московской области. В возрасте двадцати лет Анджей получил степень магистра канонического богословия, позже закончил факультет педагогики и психологии Московского Педагогического Государственного Университета (МПГУ), поступал в аспирантуру, но неудачно. Был одним из активистов самиздатовского журнала МПГУ «Чёрный Петух». Крайне активно участвовал в работе объединения до конца 2003 года. Оставил «Точку Зрения» в феврале 2004 года.


    Анна Давыдова (Нурвен) (http://lito.ru/avtor/nur)
    Родилась в 1980 году в Москве. В 1995 году приняла прозвище Нурвен (в переводе с толкиенистического наречия, «грустная дева»). Прославилась как автор-исполнитель, регулярно выступая с того же 1995 года вплоть до сего дня (в том числе, на мероприятиях «Точки Зрения»).

    Ирина Истратова (Леди Джейн) (http://lito.ru/avtor/lady_jane)
    Родилась в 1979 году. Работала педагогом дополнительного образования, преподавая бисероплетение и лоскутное мастерство. В течение двух лет пребывала в замужестве и депрессии. Начиная с 1995 года была заметной фигурой в субкультуре хиппи, писала прозу. В 2001 году родила, вторично вышла замуж и «Точку Зрения», фактически, оставила.

    Алексей Караковский (http://lito.ru/avtor/karakovski)
    Родился в 1978 году в Москве, закончил факультет педагогики и психологии Московского Педагогического Государственного Университета (МПГУ), поступил в аспирантуру. С 1994 по 2000 год играл в группе «Происшествие», хипповал, ездил автостопом, но впоследствии оставил и тусовку, и музыку. Снова вернулся к рок-н-роллу только в 2003 году, основав с младшим братом группу «Московские Каникулы». Известен как автор-исполнитель песен, но написал также какое-то количество прозы и ряд публицистических статей о сетевой литературе.

    Владимир Караковский (http://lito.ru/avtor/vova)
    Родился в 1986 году в Москве. Прозу стал писать в 2000 году, вслед за братом. Значительное количество произведений написано ими в соавторстве (например, цикл рассказов «Мангуст и Пропеллер»). С 2003 года стал также заниматься музыкой в составе группы «Московские Каникулы» — в качестве бас-гитариста и автора значительной части музыки.

    Анатолий Ковалёв (Ларс) (http://tochkazrenia.narod.ru/lars.htm)
    Родился в 1977 году в городе Клин. Учился в МГТУ им. Баумана, бросил, закончил экологический факультет Московского Педагогического Университета имени Крупской. С 1995 года участвовал в различных музыкальных проектах (в т.ч. в группе Алексея Караковского «Происшествие»). С 2001 года перестал принимать активное участие в проектах «Точки Зрения».

    Евгения Колдакова (http://tochkazrenia.narod.ru/koldakova.htm)
    Родилась в 1976 году. В 2000 году работала фельдшером «Скорой Помощи». Автор-исполнитель песен (в этом качестве она появилась в тусовке в конце 1998 года). «Точку Зрения» оставила в начале 2002 года, начав музыкальную карьеру, которой занимается до сих пор.

    Алексей Крылов (http://lito.ru/avtor/nils)
    Родился в 1977 году в Москве. В детстве жил в Латинской Америке, Перу. С 1993 года занялся графологическими экспериментами, а с 1995 — музыкальными. Закончил социологический факультет Московского Государственного Педагогического Университета (МПГУ), в 1999 году поступил аспирантуру. Из литературных документов сохранилась только повесть «Миры Ххо», передачей которой для публикации в альманахе и ограничилось участие Алексея в проекте.

    Дмитрий Лихачёв (http://www.lito.ru/avtor/shpieler)
    Родился в Москве в 1976 году. Закончил факультет лингвистики Российского Государственного Гуманитарного Университета, женился, развёлся, с 1994 по 1996 год пел свои песни в группе «Шпиль». Публиковался в журнале «Чёрный Петух». На начальном этапе оказал огромное воздействие на «Точку Зрения»; также создал первый вариант сайта литобъединения.

    Екатерина Мирошниченко (http://lito.ru/avtor/mu)
    Родилась в 1975 году в Туле. Высшего образования не получила, но зато со временем стала отличной художницей и освоила жанр прозы. В 1995 году Екатерина совершила блестящую музыкальную карьеру в Москве, впрочем, весьма скоротечную — по причине принятия буддизма. Публиковалась в журнале «Чёрный Петух». Не поддерживает контактов с «Точкой Зрения» примерно с 2002 года.

    Александра Перфильева
    Родилась в 1980 году в городе Коврове Владимирской области, жила в Москве. Публиковалась в журнале «Чёрный Петух». Закончила Московский Психолого-Педагогический Институт. В сентябре 2002 года оставила «Точку Зрения».

    Андрей Симаков (Эндрю) (http://lito.ru/avtor/andrew)
    Родился в 1981 году в Москве. Закончил факультет педагогики и психологии Московского Педагогического Государственного Университета (МПГУ). Пишет одно-единственное литературное произведение (зато всю жизнь), отрывки из которого иногда публикует. Играет на ударных в любительских рок-группах.

    Артём Филимонов (http://lito.ru/avtor/filimonov)
    Родился в 1978 году в Москве. В возрасте семи лет поступил в школу с углубленным изучением французского языка. В 1995 году поступил в Московский Государственный Строительный Университет (МГСУ) и в следующем году стал музыкантом (бас-гитаристом). Публиковался в журнале «Чёрный Петух». Из-за отсутствия навыков в наборе своих текстов публикуется крайне редко.

    Илья Шадура (http://tochkazrenia.narod.ru/gil.htm)
    Родился в 1980 году в Благовещенске Амурской области. Закончил с ужасным скрипом психологический факультет Московского Педагогического Государственного Университета (МПГУ). Поначалу принимал самое активное участие в проекте — пока в сентябре 2002 года не был изгнан из «Точки Зрения» за регулярное невыполнение взятых на себя обязательств и чрезмерное употребление алкоголя.

    (см. подробнее в предыдущей части — «История «Точки Зрения». Часть первая. Предыстория: 1990 - 2000»)


    Таким образом, уже к середине 2001 года костяк объединения составляли лишь Алексей и Владимир Караковские, Дарья Баранникова, Ольга Агапова, Дмитрий Лихачёв, Андрей Симаков (Эндрю), Артём Филимонов, Анна Давыдова, Александра Перфильева и Илья Шадура. Кроме того, в течение недолгого времени «точкозряне» (термин придуман весной 2002 года канадской поэтессой, участницей «Точки Зрения» Витой Лагиной) общались с японскими студентами-художниками Томоо Каваи и Такума Чисато. Это была небольшая, но зато реально действовавшая команда.

    Надо сказать, что немаловажным моментом в создании «Точки Зрения» было знакомство альманаховцев с Андреем Курбаковым в декабре 2000 года, немало помогшим общему делу на раннем этапе развития концепции. Сам Андрей не писал литературных произведений, но зато очень гордился, что стал прототипом главного героя романа Михаила Бутова «Свобода» («Букер», 1999), а также цикла рассказов Дмитрия Сучкова «Москва палаточная». У Андрея были некоторые связи в литературном мире (особенно, журнале «Новый мир»), и он попытался их использовать.

    Впервые это принесло свои плоды, когда 24 декабря 2000 года Алексей Караковский и Илья Шадура, выступая на программе Дмитрия Смурова «Соглядатай» (радио «София»), объявили о создании нового литературного объединения «Точка Зрения» и представили произведения его участников. Несколько позже, 8 марта 2001 года, на выступлении в программе «Поколение» (радио «София») Дарья Баранникова и Алексей Караковский продолжили пропагандировать литературные произведения участников объединения. Из выступления особенно запоминаются слова Алексея Караковского: «Мы не собираемся делать революции; для себя мы уже её сделали». Такая патетичность становится одной из черт ранней «Точки Зрения». Вот как об этом вспоминает Алексей Караковский.

    Мы были молоды, и энергии было хоть отбавляй — словно мы долго копили силы для того, чтобы, наконец, заняться этим, по-настоящему, любимым делом. В принципе, «Точка Зрения» была замечательным романтическим проектом. Мне даже иногда казалось, что мы как бы живём в произведениях Василия Аксёнова (типа «Ожог» или, особенно, «Скажи изюм»), настолько всё было неправдоподобно интересно. Я и сейчас помню какие-то смешные детали — как мы сочиняли с Томоо Каваи мирный договор с Японией, как ночью с Эндрю Симаковым рисовали иероглифы на замёрзшем стекле трамвая, везя институтской подруге бутылку коньяка… Но больше всего мы просто писали стихи и прозу. За 2000 — 2001 год я написал больше произведений, чем за всю жизнь до этого (правда, песни я тогда не писал — у меня был период отречения от музыки). Думается, это был один из тех немногих периодов в жизни, когда я не только был тотальным романтиком, но и получал немалое удовольствие от этого.

    4 января 2001 года Дмитрием Лихачёвым (по его же инициативе) создаётся сайт альманаха «Точка Зрения» — без всякого оформления, «чтобы был» (первоначальный адрес — http://edinoborstva.ru/almanah). Однако, Алексею этого кажется мало, и он проводит разведку на предмет того, где было бы результативнее всего опубликоваться в сети (надо сказать, что до того момента ни один участник «Точки Зрения», кроме Шадуры и Лихачёва, не был регулярным пользователем интернета). В итоге, некоторые участники альманаха (Ольга Агапова, Дарья Баранникова, Анджей Вишневский, Алексей Караковский, Владимир Караковский, Александра Перфильева, Артём Филимонов, Илья Шадура и другие) в целях поиска единомышленников размещают свои произведения на сайте «ТЕРМИтник поэзии». Однако, поначалу особого толку от этих публикаций не было. Произведения участников «Точки Зрения» были прочитаны, в лучшем случае, сотней-двумя читателей, и лишь участие в конкурсе сетевой литературы «Литер.ру» (подразумеваемое правилами сайта) несколько поспособствовало становлению круга читателей объединения.

    Произведения участников объединения были на хорошем счету у редакции сайта. По состоянию на 1 октября 2001 года редакторами «ТЕРМИтника поэзии» было номинировано на конкурс «Литер.Ру» пятнадцать произведений, принадлежащих первоначальным семнадцати участникам объединения: два — Дарьи Баранниковой, шесть — Алексея Караковского, пять — Александры Перфильевой и два — Артёма Филимонова. Надо сказать, что одно из них даже стало дипломантом конкурса (рассказ Алексея Караковского «Чудесное утро») — но это было уже намного позже и, по-видимому, являлось политическим ходом конкурсного жюри.

    В итоге, главным направлением деятельности «точкозрян» были попытки устроить какие-то мероприятия «в реале» — для создания коллективной творческой атмосферы, долженствующей способствовать прочей деятельности литобъединения. Ключевым моментом стал проходивший 30 апреля 2001 года II Фестиваль Партизанской Песни «Mesa Brale», организованный в подмосковном Ромашково (первый проходил под Костромой в далёком 1996 году; собран он был Алексеем Караковским, Анджеем Вишневским, Лизой Кричевец и популярной питерской рок-группой «Оркестр Зачемъ»). На встрече в Ромашково в 2001 году присутствовали Алексей Караковский, Дарья Баранникова, Андрей (Эндрю) Симаков, Дмитрий Лихачёв и многочисленные гости (точнее, гостьи — уж так получилось, см. фотки — http://www.lito.ru/fotoles.php).

    Неожиданно в мае 2001 года из-за проблем с хостингом прекратил существование сайт альманаха. Тогда, в конце лета, вернувшись из автостопной поездки во Владивосток, Алексей Караковский начал работы по созданию нового литературного сайта «Точка Зрения» на «Народе.Ру» (что являлось для него первым опытом веб-дизайна), а Илья Шадура начал разработку макета альманаха. В то же время, была активизирована деятельность альманаховцев в интернете, результатом чего было огромное количество полезных знакомств и — неизбежные изменения в концепции объединения.

    Позволим процитировать некоторые из тогдашних стихотворений основателей «Точки Зрения» (прозу, к сожалению, по объективным причинам привести не удастся).

    Ольга Агапова. Из улично-кривого полумрака…
    (http://www.lito.ru/sbornik/110#715)

    Из улично-кривого полумрака
    Выходишь на расплавленную площадь,
    Где чудом пробивается трава,
    И не вмещает больше голова
    Понятия о происходящем лете,
    И на ладошке крестиком отметить,
    Что на рассвете спать ложиться проще,
    Что и совсем не просыпаться — легче,
    Когда боишься собственного страха
    От одиночества — но если бы слова
    Не приходили в сны. А солнце жжет мне плечи,
    И бессловесен город. Безусловен — да.
    А я легка и сломана сомненьем,
    Но только — знаю — не совсем мертва.
    Все — постоянство и одно мгновенье,
    Все — площади, кварталы, города.

    Дарья Баранникова. Исчезнет звук, и свет потухнет…
    (http://www.lito.ru/sbornik/7#405)

    Исчезнет звук, и свет потухнет,
    но мозг бессмертен, как кощей.
    Мой бедный, он опять на кухне
    чах над строением вещей.

    Зима подчеркивает линии,
    но разбираться в них бессмысленно
    изгибы веток в снежном инее
    для мозга слишком многочисленны.

    На кухне под плитой истерика,
    в руке бездействует таблетка,
    мозг ищет новую Америку,
    а взгляд уставлен в табуретку.

    И вне их и в пределах дома
    без клоунады языка
    немое тело просит кому,
    смерть - не окно, не дверь, - доска.
    Все поправимо и знакомо,
    но что и для чего искомо.

    Алексей Караковский. ST. LOUIS JAZZ
    (http://www.lito.ru/sbornik/2#14)

    Какой был дивный коньяк,
    узор чарующих фраз,
    какой был вечер в цветах,
    какой волшебный был джаз!

    Ещё не нравился Фрост,
    был знаменит Ленгстон Хьюз,
    и под варенье из роз
    крутили «St. Louis Blues».

    Пусть это кич или джем,
    или немое кино,
    но не всегда и не всем —
    всё было слишком давно.

    Всё было слишком смешно,
    и в сигаретном аду
    я думал: «Как хорошо
    в шестидесятом году!».

    Потом, конечно, кошмар,
    ты уезжаешь в Канзас,
    я забиваю на бар,
    давно не слушаю джаз,

    ищу тебя — всюду плен
    декамероновских драм,
    страшусь скандалов и сцен —
    меня встречает Вьетнам,

    потом, конечно, назад,
    потеря старых друзей,
    на месте джаза — бильярд,
    на месте бара — музей,

    и вроде что здесь ещё —
    везде находишь беду —
    но, всё же, как хорошо
    в шестидесятом году!

    Анатолий Ковалёв. Посредь людской толпы стою я, сжав стакан…
    (http://tochkazrenia.narod.ru/lars_1.htm#4)

    Посредь людской толпы стою я, сжав стакан.
    То взгляд мента скользнёт по мне с укором,
    То промелькнёт прекрасный лик в вагоне скором,
    То мимо проплывёт прелестной девы стан.

    Доколь стакан в руке, нет места для печали.
    В душе царит покой, в глазах мерцает свет,
    И словно аксакал на склоне мудрых лет,
    Взирая сквозь толпу, иные зрею дали.

    Нет хаоса внутри, нет страсти резать вены.
    Мирскую суету желание проклинать
    Отсутствует как факт. Ах, Бога-Душу-Мать!
    И на уставший мозг не давят больше стены.

    Я в клочья рвал стихи, сквозь зубы рвался мат,
    И свой бунтарский дух смирял, да все без толку.
    Но, сбросив прочь желание быть подобно волку,
    Внезапно осознал тщету душевных трат.

    И вот финал: стою, стакан в немытой длани,
    И бешеный огонь потух в моих глазах,
    На месте прошлых лет я вижу пыль и прах,
    Да деревянный крест взамен былых мечтаний.

    Екатерина Мирошниченко. Танцы белых дев подобны ветру…
    (http://www.lito.ru/sbornik/77#445)

    Танцы белых дев подобны ветру,
    Воздух в трещинах спет,
    Не похож на обычное время,
    Птицы в клетках молчат,
    Отраженье дрожит в чашках с чаем,
    Отвечая движениям танца,
    Руки сжались в кулак,
    Но из пригорошни пепла
    Никогда не добыть молока.
    Моя старость украшена праздничным ветром,
    Где танцуют прекрасные девы
    и выпит весь чай,
    И разбит тончайший фарфор,
    отделяющий вас от меня…

    Дмитрий Лихачёв. КСЕНОФОБИЯ.
    (http://www.lito.ru/sbornik/5#34)

    Просыпаюсь. Хоть это странно,
    Но глазам своим все же верю:
    Среди комнаты у дивана
    Возвышается туша Зверя.
    Чёрный, злобно глядит, зубастый.
    Подавляя биенье пульса,
    Я спокойно сказал "Ну, здравствуй"
    Он в ответ прорычал "Проснулся?"
    Дождь по крыше чуть слышно капал
    И глазами я бегал нервно
    А у Зверя - глаза гестапо
    И мечтательность анненербе
    Он молчал, словно так и надо
    Я боялся пошевелиться
    А на улице, за оградой,
    Под дождем не смолкали птицы.
    "Ты откуда?" - Он удивленно
    Обнажает клыки - беззвучно.
    "Здесь таких, как я - миллионы.
    Я живу здесь. Мне стало скучно"
    Я сказал: "И откуда столько?...",
    Сел, к нему повернувшись боком
    И за прут в изголовье койки
    Взялся, словно бы ненароком.
    Все реально - но смысл обиден.
    Я уже сомневаюсь, где мы.
    Он скривился: "Ты нас не видел?
    Ну, так это твои проблемы".
    Я на ноги вскочил. И сразу
    Крутанул полосой металла.
    Зверь взревел, как мотор КАМАЗа.
    Прыгнул.
    И
    Ничего
    Не стало.

    Артём Филимонов. ПУГАЛА.
    (http://www.lito.ru/sbornik/10#45)

    Накатывает ужаса волна,
    И кровь течет. Из царства нафталина
    Ко мне приходит бабушка слона.

    Игрушки нападают на людей,
    Которые стоят во тьме, лысея,
    И слушают движения клещей.

    Летит фрегат в заснеженной ночи.
    Остывший чай отравлен пауками
    И пекарем из доменной печи.

    Уснувшие висят над головой.
    Недолог сон, и Эльфелева башня
    Им машет на прощание рукой.

    Илья Шадура. В полупустых парадных тишь…
    (http://tochkazrenia.narod.ru/gil_1.htm#1)

    В полупустых парадных
    тишь.
    В уютной полумгле
    ночь.
    Приходишь вновь и в ожидании
    молчишь.
    Когда приходит время жить,
    молча.
    За вечным гамом углядеть
    счастье.
    Вечнозелёные иголки
    ели.
    Так больно режут непривыкшие
    пальцы.
    Когда уходит суета
    в прошлом.
    На память остаются тени снов
    страшно.
    Слегка похоже на любовь,
    грустно.
    И в сердце горько бьется кровь
    к лету.
    В конце концов, всего лишь шаг
    близок.
    Её порог - пускай почти
    утро.
    Чертовски хочется курить
    нервы.
    В струны натянуты и резь
    в венах.
    В полупустых парадных тишь,
    ночь.
    Но здесь прозрачно бьется жизнью.
    Веришь?



    Глава 2. «Точка Зрения» на «Народе».

    19 сентября 2001 года состоялась торжественная встреча дня рождения Алексея Караковского на Цветном Бульваре. Собрались Дарья Баранникова, Алексей Караковский, Анатолий Ковалёв (Ларс), Дмитрий Лихачёв, Александра Перфильева, Илья Шадура — то есть практически весь костяк объединения. Несмотря на торжественный повод, «Точке Зрения» было необходимо обсудить несколько принципиально важных вопросов. Фактически, от выбора того или иного решения зависели дальнейшие перспективы развития объединения.

    Первый и главный момент состоял в уязвимости самого принципа, по которому собралась «Точка Зрения». Фактор давнего знакомства альманаховцев не должен был ни в коем случае подменить критерий качества произведений. Это было учтено при написании манифеста литобъединения: в качестве основных ориентиров предполагались субъективность как творческая свобода и «движение к профессионализму» — то есть, установка на создание произведения искусства в литературе. Однако, из этого следовало сразу две проблемы: кому и как отбирать произведения для публикации в альманахе и не стоит ли как-то изменить состав участников?

    «Точка Зрения» приходит к выводу, что изоляция недопустима и решается как на максимально жёсткий отбор произведений для альманаха, так и на привлечение новых авторов — в сочетании с отсутствием регистрации на сайте. Последнее решение объяснялось не только отсутствием возможности осуществить тяжёлые технические решения, но и мнением, озвученным Катей Лошаковой: «Идея конференции без обязательной регистрации мне кажется очень хорошей, т.к. сама являюсь читателем и иногда хочется высказать свое мнение, а необходимость регистрироваться останавливает».
    (http://webboard.ru/mes.php?id=2376390&fs=220&ord=0&lst=&board=14924&arhv=)

    Однако, в то же время, было необходимо сохранить и первоначальные установки объединения, в результате чего был порождён принцип «терапевтической креативной среды» — иными словами, некой социальной общности с особой творческой атмосферой, долженствующей поддерживать творческую личность (разумеется, эта идея исходила от выпускников психологических факультетов, составлявших большинство на «Точке Зрения»). Постепенно пафос и декларативность уступают научному подходу — что имело ряд своих плюсов и минусов. При очевидных достоинствах терапевтической среды, создание подобной общности могло пойти по пути изоляции и элитарности — то есть, стать, фактически, сектой. Впрочем, участники «Точки Зрения» старались учитывать такую опасность.

    Особой проблемой для «Точки Зрения» была необходимость уточнения отношений с сетевой литературой. Не питая особых иллюзий в отношении конструктивности и профессионализма интернет-сообществ, «точкозряне» прекрасно понимали, что собственный потенциал проще всего улучшить именно за счёт привлечения близких по мировоззрению авторов (тем более, что к интернету у всех изначально сложилось скептическое отношение). Вот как пишет Алексей Караковский о своих первых опытах посещения интернета.

    Первое, что безмерно поразило меня в сетевой литературе: это ожесточённость конкуренции при том, что большая часть произведений была не только неконкурентоспособна, но и, являлась, с человеческой точки зрения, надругательством над здравым смыслом (не говоря уже о литературе). Возможно, меня это так удивило, потому что прежде я не сталкивался с массовым литературным любительством, а видел лишь какие-то отдельные, разовые её проявления — как, например, самиздатовский журнал Антона Кротова «Почтовый Ящик», где поначалу много публиковался (теперь Леонид Каганов, Евгения Назарова и Дмитрий Мурзин, печатавшиеся там, хорошо всем известны). Второе открытие было, пожалуй, — это очень высокий уровень формальной критики (размер, рифмы и т.п.), наличествующий у буквально полудюжины человек. Было совершенно неясно, почему они тратят время на изучение ерунды, выискивая достоинства в совершенно безнадёжных текстах. Я-то тогда думал, что в «Точке Зрения» они нужнее — правда, почему-то они так не считают и по сей день, вероятно, имея и другие соображения (видимо, личные предпочтения).

    То, что, общаясь с сетевыми поэтами, я постепенно «затусовываюсь», меня не особенно смущало. Я до этого перебывал в массе различных субкультур, и знал, что чувство реальности у меня от этого не пропадёт. Но, вообще, первые полгода я действительно не особенно надеялся, что мне удастся найти людей со здоровым отношением к литературе и жизни, которые ещё бы и хорошо писали. В то время таких людей в сетевой литературе почти со стопроцентной вероятностью тотчас пытались топить, и найти среди них товарищей с не расшатанными нервами было невероятно тяжело — иногда я просто не успевал установить контакт с талантливым человеком, покинувшим интернет из-за какой-нибудь глупой окололитературной распри.


    Таким образом, после принятия таких судьбоносных решений, 28 сентября 2001 года на «Народе.Ру» Алексеем Караковским был запущен первый настоящий сайт литературного объединения (уже не только альманаха) «Точка Зрения». Несмотря на некоторые недоработки, начинается работа по приданию сайту характера сетевого литературного журнала.

    Сразу же после открытия сайт получил довольно большое количество благожелательных отзывов и намного меньшее — издевательски-завистливых, о чём свидетельствует его старая гостевая книга.

    Андрей Новиков (01.10.2001 13:22): Поздравляю с открытием! Все в целом довольно удобно и симпатично! Уже нашел для себя кое-какие интересные вещи;))
    Man Of Heart (24.10.2001 18:53): Похвальное начинание! %) Наблюдаю за вами еще с тех пор, как вы поселились на Единоборствах %) А уж теперь — когда ни один сайт, имеющий к стихам какое-либо отношение, не обходится без ваших комментариев и оценок, решил и я вас тоже оценить. Уровень стихов участников проекта весьма высок и это похвально. Количество участников постоянно повышается, а это еще лучше! Я думаю, вас ждет большое будущее. Без денег, конечно, но зачем они поэтам, правда ведь? ;-)) А так — искренне желаю удачи, ребята! молодцы %) Алексей.
    Екатерина Лошакова (05.11.2001 12:53): После знакомства с "Точкой зрения" остается ощущение радости. Очень приятно, когда где-то собираются умные и талантливые люди. И еще интересно: кто пишет биографии авторов? За это отдельное УРА!!!, можно читать, как полноценные произведения.
    VeV (08.11.2001 05:42): Начало очень впечатляющее. Чувствуется творческий подход к делу и огромный энтузиазм. Вы просто молодцы давно пора было создать такой сайт. Был бы очень рад по мере своих сил помогать вам и присоединиться к вам.
    Игорь Белый (13.11.2001 11:55): Поздравляю с сайтом! Идея мне близка и понятна — сам занимался издательством своих друзей и знакомых, сначала в бумажном виде, потом в электронном. Мог бы свистнуть, кстати. Нет желания обменяться ссылками? :)
    Андрей Курбаков (30.12.2001 07:02): Ну, что, дождались? Бочка дёгтя — в вашу ложку мёда! Геолог в дом — жди неприятностей от внебрачных детей до бубонной чумы. Я от вас так просто не уйду. Удачи! С нездешней страстью и любовью, Курбаков, он же Геолог, он же Читатель и пр. и пр. и пр.
    terenty  (17.03.2002 11:28): А у вас тут интересно, только знакомые всё лица и стихи не первой свежести. Удачи и свежих стишей!  
    ФИЛИППОК-ХХХ (15.04.2002 06:12): Ух ты, как интересно-та!!! Магистр Филиппок, безобразник с Прозы.ру
    Изольда (07.05.2003 15:21): Очень красивый сайт. Приятно читать. Чувствуется кропотливая работа редакторов. Спасибо.
    Виталий (19.06.2003 23:58): Алексей! Много слышал от Аркадия о Вас и Вашем сайте. Понравилось всё, а уж когда про сына прочитал...! Спасибо Вам всем огромное, порадовали старика. Отдохнул душой. Оказывается, мы ещё не оЖлобились. Благодаря Вам и таким как Вы. Спасибо ТОЧКА ЗРЕНИЯ. Всегда Ваш Виталий Вагман (в детстве КУЗНЕЦОВ). (http://www.narod.ru/guestbook/index.xhtml?owner=2700005).


    Позднее закалённый в сетевых конфликтах Алексей Караковский удивлялся: «В актуальной ситуации было странновато, что нас не стали искоренять — может, просто боялись, что нас много, и мы хорошо организованы по сравнению с психопатами-одиночками. Или, вероятнее, нас просто не приняли всерьёз — хоть мы и занимались постоянной пропагандой своей деятельности». Впрочем, сетевые конфликты «Точка Зрения», по возможности, избегала, не видя в них конструктива. Актуальные задачи объединения состояли, в основном, в решении кадровых проблем — ибо людей, готовых к «Точке Зрения» в качестве сетевого журнала в объединении практически не было (кроме, по большому счёту, Дарьи Баранниковой и Ильи Шадуры).

    Первым (20 октября 2001 года) к объединению присоединился поэт с сайта «ТЕРМИтник поэзии» Аркадий Кузнецов aka ArickSmitty. Вот как он вспоминает об этом в мае 2004 года в своём супер-эксклюзивном мемуаре, написанном специально для Истории «Т.З.».

    В сетературу я попал, когда учился классе в 10-м. Просто что-то писалось, а никто из моих знакомых ничего конкретного по этому поводу сказать не мог. Именно поэтому я зашел однажды в Яндекс и ввел слово «Конкурс». Первой была ссылка на конкурс Литер.Ру (тогда он так назывался). Так  я и попал на Стихиру. Потом были Термитник, Стихия, etc. Нашлись добрые люди, которые сказали все, что думают обо мне и о том, что я пишу. После этого я ушел из сетевой литературы (до чего же громко звучит), но осенью 2001 года не выдержал и вернулся с новыми вещами и под новым ником - Арик Смитти. Почти сразу же на меня свалились несколько номинаций и пространная рецензия от автора по имени Алексей Караковский, в которой тот предлагал мне присоединиться к литературному объединению "Точка Зрения". Сайт молодых и наглых писателей чрезвычайно меня умилил (кто его помнит - поймет), поэтому я, не раздумывая, согласился.

    Совершенно восхищенный и шестнадцатилетний,  приехал я на улицу Маршала Полубоярова, плутал где-то в течение часа, но, в конце концов, попал в квартиру к Алексею, где был подвергнут рассказу о новостях (час) и о славном прошлом (два часа), после чего состоялся банкет (чай, шарлотка, испеченная Дарьей Баранниковой и шпроты) с песнопениями Алексея Караковского. Этот совершенно новый для меня мир был восхитителен, и я решил, что навсегда поселюсь в нем. Видимо, от радости, что кто-то не испугался первой версии народовского сайта, Караковский предложил мне стать  редактором. Естественно, я согласился. Мы всей редакцией решили, что нужно менять дизайн сайта, заманивать хороших авторов и выходить в реал, чтобы сплотить крепнущее объединеньице. Что мы с успехом и сделали. Сам я, в бытность свою редактором, затащил на ТЗ несколько поэтов, в т. ч. Олега Языкова и Полину Калитину, чем до сих пор изо всех сил горжусь.

    Время наше проходило в жарких спора о литературе, в особенности сетевой, а также о том, что же нам делать дальше. Серьезным шагом стало создание сборника "Точки Зрения", до сих пор, кстати, так и не напечатанного (Караковский! Ути-пуси!). Мечты о презентации в ЦДЖ так и остались неосуществленными, т. к. занимался всем этим Шадура. Скажу только, что к весне я снова во всем разочаровался и не только попросил освободить меня от должности редактора (кстати, сделали это очень быстро и легко... странно, почему бы?), но и удалить мою страницу с сайта, сказав, что вернусь, как только напишу что-нибудь настоящее. В общем, я улетел, но обещал вернуться. Увы, мне пришлось сделать это гораздо раньше.


    С открытием сайта к объединению присоединился также известный музыкант, участник творческой ассоциации «32 августа» Александр Карпов (http://www.lito.ru/avtor/karpov). Будучи профессиональным литератором и переводчиком (одним из его крупных достижений был перевод в 2002 году мюзикла «Чикаго»), Саша оказал немалую помощь в отборе авторов и текстов. Многие до сих пор жалеют, что Саша так ни разу толком и не сыграл своих песен на мероприятиях «альманаховцев»: ведь концерты «Точки Зрения» тогда ещё не проводились…

    Той же осенью на «Точке Зрения» начали публиковаться публицистические работы Яна Прилуцкого (http://www.lito.ru/avtor/jan), известного ещё по студенческому самиздатовскому журналу «Чёрный Петух», издаваемому с 1995 по 1997 года Алексеем Караковским, Анджеем Вишневским и другими. Но если раньше Ян производил, в основном, хулиганские репортажи с рок-концертов, то теперь он взялся за поэзию и, особенно, поэтесс. Примером тому является ужасающе пьяная, но забавная статья «My favorite game или праздничная статья, посвящённая творчеству А. Райтаровской», (http://tochkazrenia.narod.ru/jan_4.htm), на что поэтесса ответила следующим образом:
    (http://webboard.ru/mes.php?id=2365287&fs=220&ord=0&board=14924&lst=&arhv=)

    Переименую я "Домашнюю" в "Первак",
    А "Суицид", пожалуй, в "Суррогат",
    И "В*, чтоб не мозолило глаза,
    В "Вареники", а то и в "Виноград".
    "Вот это лирика!" - воскликнет Ян тогда -
    "Прекрасный стиль, и вкус, и аромат!"
    И тяпнем мы по рюмочке винца,
    Но чтоб об этом написать,
    Тут, брат, эстетика нужна,
    Нельзя же о вине тяп-ляп,
    Не "Суицид" какой-нибудь, ей Богу,
    Высокие материи - они
    Иного требуют подхода.


    За период 2001 — 2002 года в «Точке Зрения» появился ещё ряд заметных авторов — именно они задали «Точке Зрения» достаточно высокую планку, которую с того времени и пытаются поддерживать на сайте.

    Кроме того, фактически с момента открытия сайта стали регулярными встречи участников «Точки Зрения» (обычно они проходили на кухне у главного редактора). Особый колорит им придавали байки, рассказываемые Андреем Курбаковым (например, как приготовить медведя, сорвать комиссию Министерства Обороны СССР, покрасить сосиски в белый цвет и т.п.) или Александром Карповым (с его историями можно ознакомиться здесь: http://karpov.hole.ru/texts.shtml). И, всё-таки, несмотря на атмосферу тотального стёба, наиболее важным всё-таки для всех оставалось радостное знакомство (тех, кто прежде не был знаком), активное употребление чая и обсуждение текущих дел проекта. В том числе, в результате встреч 1 и 18 ноября была утверждена символика литжурнала (белый глаз на чёрном фоне и, как вариант, надпись на японском языке «Точка Зрения») и новый дизайн сайта, довольно активно разрабатываемый Алексеем Караковским, Аркадием Кузнецовым, Томоо Каваи и Такума Чисато (был открыт 21 декабря).

    Самой крупной и приятной встречей стало коллективное празднование Старого Нового Года (СНГ) на квартире у Караковского 12 января 2002 года, на котором присутствовали: Анджей Вишневский (Полковник), Анна Давыдова (Нурвен), Алексей Караковский, Аркадий Кузнецов (ArickSmitty), Фёдор Мальгинов, Александра Райтаровская (Ан Гир), Елена Рутская, Юлия Телешова, Евлалия Чаянова, Илья Шадура, Екатерина Лошакова, Андрей Курбаков, Ольга Наумова, а также многочисленные сочувствующие. Фотографии с этого достославного события до сих пор заботливо хранятся на «Точке Зрения»: http://www.lito.ru/fotosng.php. Тогда же состоялось «учредительное собрание» редакции сайта, в которую вошли Алексей Караковский, Дарья Баранникова, Анджей Вишневский, Аркадий Кузнецов (ArickSmitty), Екатерина Лошакова, Дмитрий Лихачёв (Spieler), Александра Райтаровская (Ан Гир), Елена Рутская, Юлия Телешова, Евлалия Чаянова, Илья Шадура. Несколько позднее редакцию пополнили также Андрей Курбаков (Геолог), Михаил Мирский, Sonoro in silentium (lacrimosa) и Марина Чиркова.

    Одной из важнейших задач руководства сайта был выпуск альманаха, которую на себя возложил Илья Шадура, имевший соответствующий опыт работы и связи в журнале «Народное образование». Так как он намеревался осуществить весь издательский процесс, Алексей Караковский посчитал, что в его силах наиболее результативным будет организовать работу по подготовке текстов. В результате в начале февраля был провозглашён конкурсный отбор произведений, результаты которого планировалось определить при помощи коллегиального обсуждения, что и было реализовано 22 февраля 2002 года на встрече у Алексея Караковского, в которой также приняли участие Дарья Баранникова, Екатерина Лошакова, Евлалия Чаянова, Андрей Курбаков и Илья Шадура (а также заочно Елена Рутская, ставшая к тому времени заметным критиком на сайте).

    Из публичных акций начала 2002 года лучше всего запомнились многочисленные коллективно отмечаемые дни рождения.

    Первым из них (29 февраля) оказалась очередная годовщина со дня рождения Яна Прилуцкого. Однако, поскольку в 2002 году такой даты не оказалось, Ян был поздравляем всю ночь с 28 февраля на 1 марта в чате «Точки Зрения» с помощью нерифмованного ямба. Некоторые фрагменты акции сохранились, но, по отзывам участников, получилось не очень-то удачно (совместная поэма Яна Прилуцкого и Евлалии Чаяновой «Floris et nominis» вызвала куда больше интереса общественности).

    Следом, 13 марта на Старом Арбате отмечался день рождения Евлалии Чаяновой. В толпе поздравляющих были замечены Алексей Караковский, Алексей Гладков (Техасец), Екатерина Иванникова, Илья Шадура и огромное количество юных девушек, подружек именинницы. Запомнилось мероприятие огромным количеством портвейна и стихов, а также совершенно безобразным состоянием некоторых напившихся (впрочем, тогда это ещё никого не настораживало).

    23 марта 2002 года, день рождения Александра Карпова, был отмечен соответствующим концертом в театре песни «Перекрёсток» (с ансамблем ирландского фолка «Ruadan»). Концерт прошёл в тёплой, дружеской обстановке с распитием пива и коллективным отплясыванием джиги, после чего праздник медленно, но верно переместился с «Сокола» на «Выхино». Многие говорили, что по размаху это мероприятие изрядно превосходило день Святого Патрика.

    Позднее, 30 мая 2002 года, в праздновании двухлетия сайта «ТЕРМИтник поэзии» (с которым, к тому времени, отношения «точкозрян» стали медленно, но верно ухудшаться) участвовали Алексей Караковский, Илья Шадура, Евлалия Чаянова и бывший тогда в рядах «Точки Зрения» Андрей Новиков. Домой приехали, несмотря ни на что, поздно ночью; что не помешало «точкозрянам» уже буквально на следующий день 31 мая 2002 года отправиться на празднование дня рождения Клуба Молодых Писателей. В этой встрече участвовали Полина Арнаутова, Алексей Караковский, Андрей Курбаков, Евлалия Чаянова, Марина Чиркова и Илья Шадура, но домой некоторые приехали уже только ранним утром.

    Запомнились и многие поездки по Москве, Подмосковью и России. В частности, 28 апреля 2002 года в хорошо знакомом Ромашково состоялся III Фестиваль Партизанской Песни «Mesa Brale» (Лесные братья), котором присутствовали: Полина Арнаутова, Дарья Баранникова, Алексей Караковский, Аркадий Кузнецов (ArickSmitty), Екатерина Лошакова, Евлалия Чаянова, Марина Чиркова. Экспериментально было доказано, что: 1) Ромашково существует; 2) партизанское пиво подаётся с дождевой водой; 3) главное - дождаться десанта (собственно, подробности об этом поведал в своём репортаже Аркадий Кузнецов)

    1 — 5 мая 2002 года Дарья Баранникова и Алексей Караковский отправились автостопом в северную столицу - г. Санкт-Петербург (со случайным заездом в г. Новгород). За проведённые в Питере дни путешественники наконец-то увидели воочию Александра Ильина и  Наилю Ямакову, тогдашнего редактора сайта  Stihi.ru  Асю Анистратенко, а также автора-исполнителя Сергея Студилова, встречей с коими остались весьма довольны.

    17 мая 2002 года Дарья Баранникова, Алексей Караковский, Аркадий Кузнецов (ArickSmitty), О. Радость, Евлалия Чаянова и Олег Языков по инициативе последнего устроили культпоход в «Галерею на Солянке» на юбилейной выставке московского художника Николая Ивановича Касаткина. А на следующий день Дарья Баранникова, Алексей Караковский,  Евлалия Чаянова и Илья Шадура в неспешной беседе исходили пол-Москвы с недавно приехавшим из Самары поэтом Андреем Котельниковым (Deluxe).

    Крупные мероприятия, чаще всего, обставлялись как «праздники» — с абсурдным названием и неопределённой программой действий. В частности, 12 июня 2002 года возле ЦДХ, у свалки каменных исторических деятелей государства (так называемый «Музеон») состоялось празднование Национального Дня Алкогольной и Наркотической Зависимости (по формулировке, предложенной Евлалией Чаяновой) — в виде совместного концерта Сергея Студилова (гитара, вокал), недавно приехавшего из Петербурга, и Алексея Караковского (банджо, вокал). Среди присутствовавших особенно были заметны также Аркадий Кузнецов (ArickSmitty), Екатерина Лошакова, Марина Чиркова, а также наши друзья с других сайтов (в т.ч. Владимир Волков, Skill, Майк Давыдов, Ник Старостин, Аня LIZARD и др.). Фотки с мероприятия остались здесь — http://www.lito.ru/fotoalk.php

    Началось проведение встреч и на родине «Точки Зрения», в Туле. В частности, 16 июня на квартире у Ольга Агаповой состоялся небольшой поэтический вечер, в котором участвовали (помимо хозяйки) впервые общающиеся с «точкозрянами» тульские поэтессы Полина Калитина и Марина Лазурная; Алексей Караковский, Евлалия Чаянова и Илья Шадура. Кроме того, в качестве гостя присутствовал местный художник Юрий Шокорев. (фотки — http://www.lito.ru/fototula.php)

    Но самым значительным событием первой половины 2002 года стало празднование 19 мая на Болотной площади у известной скульптуры Михаила Шемякина 80-летия Пионерской Организации. На фотографиях (http://www.lito.ru/fotopion.php) остались следующие лица: Елена Гончарова (guava jelly), Алексей Караковский, Андрей Курбаков, Екатерина Лошакова, Юлия Молодцова "dju", Андрей Новиков, Николай Пирожков, Евлалия Чаянова, Илья Шадура и ещё ряд единомышленников. Подробности же мероприятия отразил Алексей Караковский в своём репортаже «Пороки Человечества или как мы отметили День Пионерии», написанном при участии Андрея Курбакова и Екатерины Лошаковой (http://www.lito.ru/text/466).

    Однако, на самом сайте дела шли вовсе не так успешно, как хотелось бы. Караковский, в одиночку отбирая, редактируя и верстая в HTML поступающие материалы, постепенно стал уставать и призвал участников команды сайта на помощь. Однако, именно в этот момент оказалось, что у всех совершенно разные критерии отбора текстов (особенно требовательными оказались Дарья Баранникова, Lacrimosa и Елена Рутская), а также разное представление об управлении сайтом вообще. Уже к началу июня 2002 года начался первый (и пока последний) исторический конфликт между участниками сайта, после которого стало ясно, что требуется ужесточение правил сайта и более чёткое разделение обязанностей в редакции.

    Тем не менее, Алексей Караковский понимал техническую невозможность оперативного принятия решений по публикациям и не торопился с решением, пытаясь всех примирить. Результатом конфликта стал фактический раскол руководства «Точки Зрения»: Катя Лошакова и Лакримоза стали модераторами форумов; некоторые редактора и авторы почувствовали себя уязвлёнными и оставили проект. Однако, было принято, что произведения и страницы авторов, неудачно себя показавших, будут, по предложению Владимира Караковского, архивироваться. Некоторыми участниками редакции такое решение было воспринято как ослабление политики «Точки Зрения». Например, Дарья Баранникова, оставившая редакцию сайта, острила:

    «Радикальный способ награждения в конкурсе — памятник при жизни. Соберём жюри (лучших кармологов и самых звонких кукушек), высчитаем, сколько до смерти остааётся, и в зависимости от заслуг: памятник за год до смерти... за два... ну, и так далее...» (http://webboard.ru/mes.php?id=2355409&fs=220&ord=0&board=14924&lst=&arhv=)

    В результате, Алексей Караковский, Елена Рутская, Марина Чиркова и Илья Шадура, бывшие на тот момент основными носителями идеи «Точки Зрения», никак не могли разобраться в противоречивых предложениях общественности и составить новую концепцию проекта. Однако, неожиданно наступившие неприятности отодвинули проблемы сайта на задний план. 18 июня 2002 года Алексей Караковский попал в больницу, и проект «Точка Зрения» временно приостановил свою работу.


    Глава 3. Жизнь «Точки Зрения» летом и осенью 2002 года.

    5 июля 2002 года, практически сразу после возвращения в строй главного редактора, всё ещё пребывающего в состоянии упадка сил и тяжёлой депрессии, проект «Точка Зрения» возобновил свою работу, правда, поначалу не так активно (чему тут удивляться). Состав редакции был сильно изменён, но в новых назначениях ничего сенсационного не последовало (Елена Рутская и так уже несколько месяцев, фактически, исполняла роль литературного редактора вместо Дарьи Баранниковой). Эти и другие решения были приняты на собрании редколлегии дома у Алексея Караковского 6 июля 2002 года.

    Продолжилось сотрудничество с дружественными сайтами. 4 августа 2002 года  Ян Прилуцкий стал участником редакции сайта «ТЕРМИтник поэзии» — фактически, в роли представителя «Точки Зрения». В функции Яна входили номинирование литературных произведений на внутренний конкурс сайта и написание время от времени редакторских статей. Надо сказать, что статьи Яна пользовались неослабевающим вниманием читателей, а первая же из номинированных работ (рассказ Наташи Нежинской) победила на внутреннем конкурсе.

    Статус сайта был в немалой степени повышен в ходе участия проекта в конкурсе «Тенёта», где «Точка Зрения» заняла невысокое, но почётное 12-13 место. Номинатором от сайта выступала Марина Чиркова, лично номинировавшая на конкурс 17 произведений «Точки Зрения» и сама шесть раз номинированная на этот престижный конкурс от других сайтов. По итогам «Тенёты», некоторые произведения, опубликованные на сайте, вошли в шорт-лист конкурса (как, например, произведения Бориса Архипова), а некоторые даже победили в нём (поэма Михаила Волкова «Моцарт и Сальери»).

    Постепенно возобновились встречи на кухне главного редактора. 14 июля 2002 года был отмечен день рождения Ильи Шадуры (присутствовали многочисленные друзья и подруги — в том числе, Евлалия Чаянова и только что вошедшая в актив сайта Ольга Наумова). На следующий день,15 июля 2002 года, состоялся приезд в Москву Василия Денисенко, в связи с которым дома у Алексея Караковского собрались Евлалия Чаянова, Илья Шадура, Екатерина Лошакова, Андрей Новиков и много, кто ещё. Небольшая поэтическая тусовка у Алексея Караковского собиралась также 22 июля 2002 года в составе Александра Карпова, Артёма Филимонова, Ильи Шадуры, Марины Лазурной, Ольги Наумовой и в первый раз пришедшего в гости к «точкозрянам» Дмитрия Три.

    Начались и летние поездки, но на этот раз они, в основном, увязывались с географией сайта. С 26 июля по 2 августа 2002 года Алексей Караковский осуществил давно планируемый визит в Калининград, в гости к поэтессе Локки Вандерер (Lokki W.), о чём довольно легкомысленно рассказано им в репортаже «История о том, как я давеча в Калининград ездил, и что из этого получилось» (http://tochkazrenia.narod.ru/karakovski_17.htm) и куда как более скрупулёзно расписано самой Локки в статье «История одного похода, рассказанная Lokki W., с примечаниями и комментариями» (http://www.lito.ru/text/465).

    Следующее путешествие началось с визита 2 августа 2002 года в Тулу на день рождения Полины Калитиной, отмеченный в городском парке. Присутствовали Алексей Караковский, Дмитрий Три, Илья Шадура, Гай Катулл Младший и др. Всё прошло почти гладко, если бы не некоторые опасения главного редактора в отношении Ильи Шадуры. Вот как он впоследствии рассказывал:

    Как мне сейчас кажется, день рождения Полины хоть и сопровождался немалым количеством алкоголя, стал всё-таки одним из самых психически нормальных дней моего пребывания в Туле. Окружённая немалой группой внимательных мужчин (12 человек), Полина себя чувствовала себя, видимо, прекрасно, а мужчины — и вовсе замечательно. Правда, расставание оной компании произошло весьма путано (трое моих друзей, отбившись от прочих попутчиков, были вынуждены на следующий день, не выходя на связь, отбыть с моей гитарой в Москву). В итоге, уже затемно я всё-таки добрался до заветного двора Ольги Агаповой, где наткнулся на её молодого человека Лёшу и Марину Швидкову, прославленную на «Точке Зрения» под именем Лазурная.

    В общении с данной компанией я провёл несколько довольно сносных дней, омрачаемых лишь творческим схождением с ума Ольги Агаповой и беспробудным алкоголизмом Ильи Шадуры. Раздражённый их безумием, я бесцельно бродил по Туле, иногда забредая на пару с Лазурной в местное интернет-кафе, и ждал появления из Москвы Евлалии Чаяновой.

    К моей великой радости, Евлалия приехала не одна, а в компании с Алёшей Гладковым, который в тот же день вернулся в Москву, забрав с собой невменяемого Шадуру… К тому времени я его просто ненавидел. Илья проматывал огромные суммы денег, одалживаемые у знакомых, вешал всем лапшу на уши, не выполнял ни одного взятого на себя обязательства. Шадуру интересовала только халявная выпивка — и это было обидно, поскольку в «Точке Зрения» слишком многое (а именно издание альманаха) зависело только от него. Но тогда я думал не об этом. Тогда я больше всего боялся, что его судьбу мог, теоретически, повторить любой из нас…


    В конечном счёте, 8 августа Алексей Караковский и Евлалия Чаянова отправились из Тулы в Запорожье. Дмитрий Три, вынужденный покинуть Тулу по служебным делам, обещал присоединиться к ним позже — уже в Днепропетровске или Киеве.

    Чем дальше отдалялась от нас безумная Тула, тем легче нам становилось с Евлалией. Уже хотелось сала… (шутка). Миновав границу между отчасти дружественными странами и посетовав на существование оной, мы приняли скучающие позы и принялись считать километры до цели назначения… Но как же я был чертовски рад, спускаясь по лесенке с вагона, увидеть сразу два восхитительно знакомых лица — Димы Кушкина и Иры Кудрявцевой! Мы погрузили вещи в Димину служебную машину и отправились к нему — с промежуточным заездом в супермаркет.

    Последующие три дня мы потратили на знакомство с городом, людьми его населяющими, а также горiлкой (при этом я удивлялся, почему местная водка столь легко идёт, а Кушкин, по-моему — отчего это я так много пью). Максимум времени мы пытались потратить на поездки по городу в Димином лимузине под бодрые звуки «Doors», «Rolling Stones», «Creedence Clearwater Revival», и т.д. Думаю, что такого количество рок-н-ролла мне не попадалось со времён школы!

    Эти и другие обстоятельства в немалой степени поспособствовали созданию нашего с Кушкиным дуэта, получившего название «Shocking Blues Brothers» (по названию известной группы и известного фильма). Также была сделана фотография для предполагаемого альбома: Караковский и Кушкин в тёмных очках, выглядывающие из кушкинской машины. Собственно, мы так и ходили всё время в тёмных очках, а, влезая в машину, врубали музыку на полную громкость, открывали окна и шокировали офигевающих запорожцев дикими воплями и демонстрированием «козы» на улицу.

    В воскресенье 11 августа мы решили, наконец-то, выступить перед публикой — устроив квартирный сейшн, куда пригласили всех, кого только можно. Приехали в итоге: Владимир Данилов, Светлана Коломоец из Днепропетровска, Ирина Кудрявцева, Света Скляр, Ксюша Ермолаева, Александр Руденко, Дмитрий Тышкевич, Марина Тышкевич, Оля Чудька из Днепропетровска. Мы с Кушкиным попеременно пели, Саша Руденко читал прозу (он очень здорово её читает, это надо видеть). Было необычайно тепло и легко. Думаю, этот день хорошо помнят все, кто там был…

    Потом Руденко отправился провожать нас в Днепропетровск, и мы гуляли по городу с ним, Евлалией, Светой Коломоец и Чудькой. Считали звёзды, пели песни, бродили по берегу Днепра…


    Прогулки по Киеву, куда «точкозряне» приехали после Днепропетровска, осуществлялись, в основном, в компании Алексея Караковского, подоспевшего Дмитрия Три и киевлянок Светланы Русановой, Евы Шателей и Ирины Кимличенко. Кроме того, москвичи с удовольствием общались с Еленой Гончаровой (guava jelly) и Андреем Новиковым, Uncle Paddy и Наташей Нежинской и другими людьми, с которыми им удалось там встретиться. Киевская поездка запомнилась как знакомство с новыми прекрасными людьми, прежде незнакомым древним городом… Надо сказать, после возвращения домой Алексея, Дмитрия и Евлалии украинская тема снова продолжилась 6 сентября — когда состоялся визит в Москву запорожца Александра Руденко. Прогулка по Арбату и Гоголевскому бульвару прошла в дружной компании Алексея Караковского, Евлалии Чаяновой, Stony Man (проза.ру), Ольги Наумовой и друзей.

    Вернувшись в Москву 21 августа, Алексей Караковский с большим удивлением обнаружил, что за время его украинского путешествия Локки Вандерер переселилась из Калининграда в Москву. С ней-то и Дмитрием Три он направился следующим же днём  на скромное празднование 39-летия Андрея Курбакова, состоявшееся в пос. Красково (Московская обл.), где всё продолжилось в обычном стиле — с песнями и стихами. Данные события вполне логично повлекли появление Дмитрия и Локки в составе редакции — впрочем, оказавшемся довольно кратковременным.

    День 22 сентября 2002 года ознаменовался вручением призов сайта "Литер.ру" в ЦДЛ, являющегося, как известно, поводом для встреч в реале у всей сетевой литературы России. Со стороны "Точки Зрения" увиделись: Полина Арнаутова, Локки Вандерер (Lokki W.), Елена Гончарова (guava jelly), Полина Калитина (Alter Egо), Алексей Караковский, Марина Куновская, Андрей Новиков, Виталий Татаринцев (Крокодил), Дмитрий Три, Вероника Шандаринова, Наиля Ямакова и Ольга Наумова, по старой привычке фотографировавшая всё происходящее (см. фотки - http://www.lito.ru/fotozdl.php). Из участников "Точки Зрения" за 2001-2002 гг. стали 1) лауреатами: Марина Куновская # Юношам о профессиях  (октябрь 2001 г.); 2) дипломантами: вроде бы никто; 3) просто достойными внимания: Михаил Волков # Предостережение (февраль 2002 г.), Елена Гончарова (guava jelly) # Понедельники (май 2002 г.), Светлана Русанова # К спящему мужчине (май 2002 г.), Полина Арнаутова # те, кто (июль 2002 г.), Михаил Придворов (Mic29) # Черный город (июль 2002 г.). В принципе, это было довольно скромным признанием талантов «точкозрян»: именно начиная с лета 2002 года стало ясно, что заказ погоды в московской сетевой литературе впредь будет осуществляться монополией одного и того же узкого круга избранных лиц (большинство из них примерно тогда же основали ЛИТО под говорящим названием «Рука Москвы»).

    Тогда же начали постепенно происходить мелкие, но многочисленные конфликты «точкозрян» с сетевой номенклатурой: к началу октября Ян Прилуцкий был отстранён от редакционной работы на «ТЕРМИтнике поэзии», полгода спустя редакцию Прозы.ру покинул Дмитрий Савочкин Диас (Александр Руденко и Сергей Алхутов, впрочем, остаются редакторами и по сей день). Годом позже из «Точки Зрения» ушли Екатерина Данишевская, Дмитрий Три, Елена Гончарова (guava jelly) и Андрей Новиков.

    Эти события совпали по срокам с днём рождения «Точки Зрения». 28 сентября 2002 года состоялось торжественное чаепитие по случаю годовщины сайта и одновременно двухлетия творческого объединения «Точка Зрения». На квартире у Алексея Караковского собрались Алексей Гладков «Техасец», Андрей Курбаков, Ольга Наумова, Фёдор Мальгинов и Сергей Студилов. На следующий день состоялся также визит Марины Чирковой, а также продолжение чайной церемонии и отмечания дня рождения сайта.

    Тем временем, отношения редакции «Точки Зрения» с одной стороны и Ильи Шадуры с другой ухудшались с катастрофической скоростью. Когда 12 — 13 сентября 2002 года  состоялась попытка отметить увольнение Дмитрия Три и день рождения Александры Перфильевой в компании Алексея Караковского, Ильи Шадуры, Алексея Гладкова (Техассца) и Ольги Наумовой, мероприятие закончилось ссорой Караковского, требовавшего немедленного выпуска альманаха, и Шадуры, не выполнившего соответствующее обещание со своей стороны и попытавшегося накануне растратить, к тому же, часть фонда проекта. Однако, на дне рождения Алексея 19 сентября снова упорно создавалась видимость нормальных взаимоотношений. Сам же день рождения прошёл на Цветном бульваре в компании с Евгением Шобановым «Духом», Александром Карповым, Мариной Лазурной, Ольгой Наумовой, Андреем (Эндрю) Симаковым, Дмитрием Три, Евлалией Чаяновой, Ильёй Шадурой, Stony Man, Tally и многими другими. Однако, чаша терпения «точкозрян» была более, чем переполнена, что и выяснилось 25 — 27 сентября 2002 года, когда   состоялся ещё один визит в Тулу — Алексея Караковского, Алексея Гладкова "Техасца", Ольги Наумовой и увязавшегося следом Ильи Шадуры — но не по литературным причинам, а в честь дня рождения Лазурной. Этой поездкой для Ильи завершилась как деятельность на «Точке Зрения», так и всякое общение с ней.

    Кроме того, в сентябре получил продолжение так и не закончившийся конфликт, связанный с «недостаточной концептуальностью» проекта. Несколько старожилов сайта попытались устранить на свой лад этот недостаток, опубликовав на форуме «Проект нового манифеста «Точки Зрения». Однако, по мнению многих «точкозрян», этот текст мало чем отличался от громких воззваний, характерных для этапа становления проекта.

    Группа товарищей, (10-09-2002 15:55):
    - Что такое «Точка зрения»? Сайт?
    - Безусловно.
    - Конечный продукт, вроде литературных альманахов?
    - Возможно.
    - Группа единомышленников?
    - Вряд ли.
    - Идея?
    - Может быть… Но какая?
    - Так что же такое – «Точка зрения»?
    Из разговора в узких кругах

    Труд литератора – индивидуален. Это аксиома. Но то, что выходит из-под пера (ныне - клавиши компьютера), должно становиться достоянием общественности, иначе автор погибнет под грузом сомнений. Или, как вариант, сгорит в пламени самолюбования собственной непризнанностью. Поэтому желание молодых эпигонов и графоманов сбиваться в стаи - факт объективный и закономерный. Иногда в этих стаях рождаются и матереют приличные авторы. Очень редко из них образуются литературные клубы, кружки или целые направления. Их отличительной чертой является единомыслие и неприятие (в разных формах) существующей литературной действительности. Поэтому «Точка зрения» не является литературным объединением ни по форме, ни по существу. Здесь нет организации, кроме той, которая была стихийно определена самими участниками сайта по их желанию и в согласии с остальными авторами. Здесь нет единомыслия – мы все разные. Мы – демократы и реакционеры, патриоты и космополиты, модернисты и классицисты. МЫ – РАЗНЫЕ! И это для нас, пожалуй, один из главных принципов. И все же здесь, на сайте, мы оказались вместе, не превратив «Точку зрения» в место побоища литературных стилей и направлений, не порвав друг другу глотки за право называться самым гениальным. Почему? Потому, что за год существования мы осознали себя как ХРАНИТЕЛЕЙ. Хранителей РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ и РУССКОГО ЯЗЫКА. И не важно, кто какого направления придерживается, не важно, кто в какой стране сейчас обитает, кто какую веру исповедует - МЫ СЛЕДУЕМ ТРАДИЦИЯМ ВЕЛИКОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.  Нас могут обвинить в самонадеянности и нескромности. Пусть. Каждый человек имеет право на свое мнение. Мы также имеем право считать себя продолжателями традиций Александра Сумарокова и Михаила Булгакова, Александра Пушкина и Велимира Хлебникова, и многих других (по выбору читающего), кто вымостил путь ВЕЛИКОЙ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. Единственное, что на самом деле связывает нас вместе (и в этом смысле мы все же являемся группой единомышленников) – желание создавать настоящую Прозу и настоящие Стихи, которые переживут нас. Для оценки своего творчества у нас есть два критерия: Ее величество Стилистика и Здравый смысл, те качества, которыми всегда отличалась РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Если сказанное выше не противоречит вашим убеждениям, то приглашаем принять участие в работе литературного сайта «Точка зрения». Мы рады приветствовать вас – авторы, критики и просто читатели!
    (http://webboard.ru/mes.php?id=4414378&fs=100&ord=0&board=14924&lst=&arhv=)


    После дискуссии вокруг данного текста (совершенно бесплодной, как и все предыдущие обсуждения) начался новый виток уже было закончившегося весенне-летнего конфликта, сводящегося, как и прежде, к тому, что было бы хорошо, чтобы кто-нибудь что-нибудь делал на сайте кроме главного редактора. Это довольно чётко обозначила и Локки Вандерер в своей доле критики в адрес текста проекта нового манифеста:

    На мой взгляд, если что-то собрался делать, нужно очень чётко представлять несколько вещей – для примера, что, для кого, для чего и как. Рассмотрим приведенную группой товарищей конструкцию. Что – предметная часть – определено как манифест литературно-публицистического сайта «Точка зрения». Кому – всем. Для чего – вопрос остался открытым.

    «Точка зрения» существует уже год (28 сентября – день рождение сайта). Сайт достаточно ярко представлен с точки зрения организации – первая страница, форумы, рубрики, плюс публикациями – авторы, авторские позиции и тексты. Сайт уже сложился. Я, как один из авторов «Точки зрения», после поступления приглашения (декабрь прошлого года) в первую очередь читала именно произведения, публицистику, авторские позиции и форумы. И пока все не прочитала – участие не принимала. Правила я начала читать, когда определилась со своей позицией и приняла приглашение редактора.

    И вот мы просуществовали год – и здравствуйте – манифест. Что же такое манифест? – залезем в первоисточники: Манифест (позднелатинское manifestum — призыв, от латинского manifesto — показываю, открываю), 1) торжественное обращение, декларация какой-либо организации, содержащие изложение политических взглядов. 2) Акт главы государства или высшего органа власти, обращенный к народу в связи с каким-либо крупным политическим событием (реформа системы власти, воцарение нового монарха и так далее). Значит, группа товарищей от имени всех пытается продекларировать изложение литературных взглядов всех авторов «Точки зрения» (в принципе невозможно). Что же новое мы собираемся сказать литературной братии? (Далее - печальные разборки)

    «Труд литератора – индивидуален. Это аксиома.» Как же Козьма Прутков, братья Стругацкие, сетевая литература, etc… Увы, далеко не аксиома.

    «Но то, что выходит из-под пера (ныне - клавиши компьютера), должно становиться достоянием общественности, иначе автор погибнет под грузом сомнений». Также сомнительно. То-то Интернет называют всемирной помойкой сублимированных эмоций. Авторам хорошо бы тщательнее относиться к написанному, сжигать, к примеру, некоторые тома, чем приличные авторы и занимались.

    «Иногда в этих стаях рождаются и матереют приличные авторы. Очень редко». Даже не знаю, рыдала над фразой. «Авторы матереют. Очень редко.» Или рожать научаться, или ругаться матом или начнут о нашем, о женском, причем все это происходит крайне редко ???? Образ просто ошеломляющий. И это – в манифест? Провозглашение позиции? Тщательнее и бережнее со словом, дорогая группа товарищей.

    «МЫ – РАЗНЫЕ!» Большое литературное открытие.

    «Потому, что за год существования мы осознали себя как ХРАНИТЕЛЕЙ РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ и РУССКОГО ЯЗЫКА». С 11 сентября 2002 года участниками литературного сайта "Точка Зрения" являются 96 авторов из 42 городов и населённых пунктов России, Белоруссии, Украины, Киргизии, Эстонии, ФРГ, Швеции, Израиля, Австралии, Канады и США, которые пишут не только на русском, но и на английском, французcком, итальянском, украинских и других языках. Размещение текстов зависит только от уровня редакции, способной оценить данные произведения на языке оригинала. И, честно говоря, хранителем русского языка и литературы я себя не ощущаю, я практик, автор. Мне некогда ощущать себя хранителем, я пишу. Уж извините.

    Далее даже разбирать не буду. Самая живая часть – разговоры в узких кругах. Манифест составлен стилистически, лингвистически и психологически с грубейшими нарушениями всяческих норм. Очень грустно. Да и нужен ли манифест. Мне – нет. Меня вполне устраивает организация сайта в том виде, в котором она представлена.

    Не устраивает другое: литературные форумы похожи на слив застоявшихся эмоций, постоянное присутствие порно, матершины. С этим в литературу? Проще в Playboy. Вот что грустно. Редкие комментаторы относятся к своим комментариям, как к произведениям. В них отсутствует изюминка, игра, стиль, а по сути литературные форумы должны состоять из словесной игры, литературных разборов, выражения своих точек зрения, что, кстати, очень ярко пытался одно время делать lacrimosa.

    Конструктивные предложения:
    - оставить организацию сайта без изменений;
    - принять диктатуру главного редактора, и, вторично, редакции;
    - усилить и увеличить состав редакции, хотя бы для подмены в сложных жизненных ситуациях. Для этого можно объявить открытый конкурс, если внутри авторов сайта желающие будут отсутствовать;
    - внутри редакции выработать что-то аналогичное должностным обязанностям, ввести обязательные, закреплённые по времени – еженедельно, ежемесячно - обсуждения в среде редакции + продумать и внедрить как правила модерации форумов, так и правила их ведения;
    - наладить выпуск и распространение сборников;

    То есть работать, работать, работать. Над собой, над словом, над сайтом. Вот и все, что, собственно хотела сказать. С уважением, Lokki W.
    (http://webboard.ru/mes.php?id=4450360&fs=100&ord=0&lst=&board=14924&arhv=)

    К слову сказать, этим сообщением всё и закончилось. Всё — кроме общей неустроенности дел на «Точке Зрения», вполне способной, по мнению главного редактора, привести к закрытию проекта. Вот как писал об этом Алексей Караковский:

    Основных проблем «Точки Зрения», как было, так и оставалось две. Во-первых, из-за отсутствия какой-либо схемы работы, я ежедневно буквально переутомлялся от работы с HTML. При этом, редакция не обнаруживала ни малейшей заинтересованности в каких-либо действиях, из-за чего аналитическая работа также не проводилась. «Точка Зрения» была слишком завязана на мне, а я слишком от неё уставал, и часто вообще подумывал о закрытии проекта. Во-вторых, уже в конце сентября 2002 года я был окончательно уверен, что «Точка Зрения» как психологический эксперимент закончилась полным провалом. И дело было не в том, что не удалось создать терапевтическую среду — думаю, виной всему было нарушение одной из главных заповедей профессионального психолога: «работай только с клиентом». Поскольку мы стали искать клиентов под идею, а не наоборот — было удивительно лишь, что всё закончилось столь малой кровью. По большому счёту, «Точка Зрения» начинала понемногу напоминать своего рода хоспис, и это было видно…

    В конечном счёте, я пришёл к тому, что надо было уничтожать «Точку Зрения» в том виде, в котором она была. Увлекшись психологическими играми, мы выбрали совсем не те средства, которые нам были нужны для реализации нашего манифеста. Необходимо было начать всё сначала — другими способами и, вероятно, с другими людьми. Но я не жалел ни о чём — романтическая утопия, как всегда, закончилась полным издевательством над здравой идеей, и разрушать её было не жалко. Для того, чтобы построить что-то новое, это было просто неизбежным действием.


    Думается, главный редактор несколько недооценивал проделанную работу. Несмотря на ряд неудач, Алексею Караковскому удалось собрать ряд авторов и произведений, обозначивших высокую планку качества отбора. Кроме того, «Точка Зрения» сумела громко заявить о себе (особенно, в ходе конкурса «Тенёта-2002»). Однако, модернизация сайта также была необходима.

    После того, как вихри вокруг и внутри сайта слегка утихли, главный редактор, сумев сохранить статус-кво, наконец-то нашёл время и возможность заняться реальными, а не мнимыми проблемами проекта. В результате, 1 октября 2002 года  по инициативе Алексея Караковского был организован масштабный конкурс литературных произведений о музыке «Бекар» (http://konkurs.lito.ru/bekar). Кроме «Точки Зрения» в нём принял участие ещё целый ряд сайтов — «Ветроффка» (http://vetroffka.km.ru), «Рифма.Ру» (http://rifma.ru), «Котлеты и мухи» (http://stanza.zuzusoft.com), «Интерлит» (http://interlit2001.com), «56stuff» (http://www.56stuff.ru), «Литературная страничка» (http://literpage.narod.ru), и пр. Задачей проекта, кроме, естественно, художественной и рекламной, было также подружиться с руководителями различных проектов для обмена опытом. Вот как писал Алексей Караковский о предполагаемом будущем «Бекара»:

    Теперь конкурс будет ежегодным. Цель его, без сомнения, останется прежней: создание тематической библиотеки, долженствующей заполнить собой существующий дефицит литературных произведений о музыке. Участвовать в конкурсе по-прежнему будут не менее десяти сайтов с разными концепциями и организацией — для того, чтобы произведения конкурса были максимально разнообразны и, вместе с тем, валидны — то есть, отражали бы все особенности данной тематики. Что же касается жюри, то оно, по-видимому, как и прежде, будет состоять из представителей сайтов, приглашённых нами специалистов и добровольцев (если Вы желаете участвовать в жюри, пишите нам уже прямо сейчас). Требования же к сайтам-участникам будут, как и прежде, вполне незамысловатыми: общая литературная, музыкальная или публицистическая направленность, количество представленных авторов от десяти и выше.

    Задачи, поставленные Алексеем были реализованы полностью и даже практически без скандалов, характерных для любого литературного конкурса в интернете. Но самое главное завоевание состояло в том, что редактор сайта «Ветроффка» Виталий Николенко предложил воссоздать «Точку Зрения» заново на языке программирования php, что позволило бы Алексею передать часть полномочий редакторам, организовать структуру работы, а самое главное, больше не верстать каждую страницу сайта в html. Согласившись с любезным предложением Виталия, 12 декабря Алексей Караковский, сделав последние обновления на «народовской» странице, объявил о закрытии проекта в его существующем виде и о сборе средств на его модернизацию.


    Заключение

    Рассказ об истории «Точки Зрения» с октября 2000 по декабрь 2002 года можно было бы считать оконченным, если бы не ещё одно событие, потрясшее «точкозрян» до глубины души. 26 октября 2002 года в результате теракта на ул. Мельникова (Театральный центр «Норд-Ост»), Москва, трагически погиб Александр Карпов.

    Мы не будем рассказывать об обстоятельствах, предшествовавших смерти Александра — они и так известны по многочисленным публикациям о «Норд-Осте» и сайтам, посвящённым жизни и творчеству Карпова (http://karpov.hole.ru и http://okarpov.ru). В тот же день на главной странице «Точки Зрения» появились следующие слова:

    «Всё закончилось. Закончились двое суток напряжённого поиска по больницам и моргам Москвы - после штурма театрального центра на улице Мельникова. Теперь мы знаем, что Саши с нами больше нет. И нечем помочь, и ничего сделать уже нельзя... Я не хочу говорить, что все мы чувствуем. Это слишком личное — щемящее чувство потери друга. Об этом не говорят вслух. Я хочу сказать: подумайте о живых... Надо жить — несмотря ни на что, надо делать наше дело дальше. Так нужно, и я уверен, что и Саша хотел бы того же. Алексей Караковский, 28 октября — 2 ноября 2002 года».

    На похоронах Александра присутствовали Алексей Караковский, Андрей Курбаков, Анджей Вишневский, а также Евгения, Борис и Анна Ланцберги. Вспоминает Алексей Караковский.

    Жена Карпова Света позвонила мне из больницы сразу после освобождения заложников Норд-Оста — а я даже не знал, что они были там; наши общие знакомые, бывшие в курсе дела, мне просто это забыли сказать… Зато, когда я позвонил ребятам, они узнали от меня, что Света осталась в живых. Карпова же двое суток искали живым или мёртвым, пока не обнаружили в морге Боткинской больницы.

    Смерть Карпова для меня лично была более, чем неожиданной — это уже потом ходили какие-то досужие вымыслы о «карповской невезучести», особенно, в связи с тем, что летом Шурик ужасно переломал себе пальцы на руках и боялся, что теперь о гитаре придётся забыть. По-моему, на смерти Карпова просто пытались сделать пи-ар все, кому не лень — кроме почему-то Киркорова с Пугачёвой, в проекте которых он работал перед смертью, переводя мюзикл «Чикаго» (возможно, такое поведение им подсказали пи-ар технологи). В общем, рекламные акции устраивали личности менее масштабные — в меру своих способностей. Особенно меня поразил мой же старый товарищ Дмитрий Горяинов, носящейся на похоронах со своей газетёнкой «Бард’Арт», напечатавшей огромный пафосный некролог… Но ещё более было удивительно, когда в автобусе, уже подъехавшему к Николо-Архангельскому кладбищу, Татьяна Королёва вдруг громко и отчётливо произнесла: «Похороны отменяются, Карпов воскрес». Я тогда чуть не сбрендил от неожиданности…

    Может быть, я был слегка экзальтирован в тот день, но мне вся эта шумиха казалась личным оскорблением. Я не остался на поминки и впредь старался не посещать траурные мероприятия в честь Саши (не считая годовщины, когда мы с Ланцбергом ездили всё-таки на кладбище — по возможности так, чтобы никого не встретить, и всё же встретили). Зато и по сей день у меня на полке стоит фотография Карпова. Во время застолий я всегда ставлю её на стол и пью за упокой не чокаясь… Не знаю, правильно ли это, но это мне несколько компенсирует горечь.

    Смерть Карпова оставила у меня ощущение ампутации части души — мы слишком много общались в последние несколько лет.


    И всё же, несмотря на драматичность событий, сопровождавших модернизацию проекта, в конце концов, Алексею Караковскому и Виталию Николенко удалось построить новую эффективную схему работы сайта, в корне отличающуюся и от работы «Точки Зрения», и от работы «Ветроффки» (которую Виталий на тот момент тоже не считал удачным проектом и хотел каким-то образом его поменять, если вообще не закрыть). Кроме того, развитие деятельности «Точки Зрения» в реале повлекло целый ряд нововведений, из-за чего встречи участников проекта стали намного интереснее и продуктивней.

    Обо всём этом, как и о многом другом, будет рассказано в следующей части истории литературно-публицистического журнала «Точка Зрения».


    Послесловие. «Точка Зрения», избранные стихи: октябрь 2001 — декабрь 2002 гг.

    Александр Карпов. ПАРОЙ ДОСОК
    (http://www.lito.ru/sbornik/355#2605)

    Парой досок зачеркнута дверь,
    Обухом топора вбиты ржавые гвозди,
    Куда-то теперь?..
    Снова искать добра от недоброго,
    Утро встречать со слезами росы на губах...
    Ни свет, ни заря...

    Без часов и без календаря,
    В робости замерев, одинокий отшельник
    В бескрайнем лесу заплутал...
    Между высоких древ притаившийся,
    Скрытый от света, но гордый
    Лесной можжевельник
    Научит тебя

    Не бояться ночных холодов,
    Верить, что не по нам
    Плачут жалобно совы,
    И ветви скрипят не о нас!..
    Прелые листья  -  постель,
    И пускай себе темный волынщик
    Сплетает свою канитель,
    А завтра опять

    Будет тихо ласкаться к ногам
    И убегать потом неручная дорога...
    Играть камышовым котом...
    Сколько их ждет прикорнуть на коленях
    Хозяйки, которая скоро придет и сама...
    ...Седая зима!..

    Парой досок зачеркнута дверь,
    Пыль на полу и стене,
    По углам  -  паутина...
    И, разве  -  во сне,
    Ночью припомнится пение чайника,
    Добрая трубка, камин
    И Луна на стене...
    Когда-то теперь!..

    Елена Рутская. НОЧНОЙ ВЕТЕР
    (http://tochkazrenia.narod.ru/ruth_1.htm#7)

    Разнузданной игры перемещенье —
    Веселой мглы нескованный полет —
    Вот и конец, придуманный без мщенья,
    А впереди — хохочущий пилот.

    Сметая нежность  светлых маргариток,
    Перетирая медь и письмена,
    Он превращает в прочный, светлый слиток
    Дрожащие на пальцах времена.

    И кожа как сторонний наблюдатель,
    И как игрок, и как счастливый фант,
    Удерживает дрожь под тонким платьем,
    Являя в свой естественный талант.

    Ася Сиенто. ГДЕ-ТО НЕЖНОСТЬ…
    (http://tochkazrenia.narod.ru/siento_1.htm#1)

    Ах, Господи, как больно это!
    Смысл прожитого где-то…
    Где-то
    В жизнь вставка ласк и слез твоих.
    Метро. Бегу. Людей не вижу.
    Срок сдачи совести – все ближе.
    Боль залпом делим на двоих.
    А как же я? Сквозь неизбежность
    Ищу повсюду нежность…
    Нежность
    В нить солнца с бусинами дней.
    А как же ты? Мужаюсь. Плачу…
    Как много для тебя я значу!
    А ночи будут всё длинней…

    Алексей Евстратов. СМЕШНОЕ ВРЕМЯ БЫЛО, ГДЕ...
    (http://www.lito.ru/sbornik/100#602)

    Смешное было время, где
    мы раздавали обещанья
    гуляли, пили пиво
    на скамейках…
    А было вот как:
    в груди щекотка, ветер впереди
    общаг очаг, друзей портреты –
    Где это
    все?
    Не знаю…
    Было так:
    до утра не пили,
    а спорили;
    весною
    подолы задирали взглядом
    Словом, жили.
    Тайны все покрыты шоколадом –
    Где тайны те?
    Не знаю…
    Помню, верили
    и в карму, и гитаре
    давали жизни
    улицам ночным
    стихи писали,
    кольцами пускали
    время по мостовым –
    Где время то?
    Не знаю…
    Друзей уход, полеты наяву
    и девушки с родными голосами,
    судьба без края…

    Где это? Это было все?
    Не знаю…

    Екатерина Иванникова. Мне страшно в этой комнате...
    (http://tochkazrenia.narod.ru/ivannikova_1.htm#5)

    Мне страшно в этой комнате
    И душно, как в могиле,
    А вы меня не помните,
    Вы все меня забыли.

    Вы все меня оставили,
    Я — пальчиком грозя:
    — Неписаное правило:
    Меня забыть нельзя!

    Нечитанное правило…
    Что делать: или — или…
    Я столько строк отправила,
    А вы меня забыли.

    Корыстная и страстная —
    Гремучая слеза —
    Нет, нет, нет! Не напрасно я:
    Меня забыть нельзя!

    Мне не хватает мужества,
    Какая — никакая,
    А женщина, от ужаса
    Так горько упрекаю,

    Но все не этим кончиться
    Должно бы, вот ключи:
    Мое ли одиночество
    Конвертом излечить

    Можно?

    Аркадий Кузнецов. БУДЕТ БИРЮЗОЙ
    (http://tochkazrenia.narod.ru/aricksmitty_1.htm#2)

    посмотри: у ночи
       синие глаза,
    значит на рассвете
       будет бирюза.

    в лёгком лунном масле
       тонкое стекло,
    светлой пеленою
       даль заволокло.
    по рукам стекает
       еле слышный звон.
    кто-то бродит в поле,
       позабыв про сон...

    но у летней ночи
       синие глаза, -
    значит на рассвете
       будет бирюза,
    и печальный кто-то
       в отзвуке луны
    станет бирюзовым,
       полным тишины.

    Александра Райтаровская. ДОМАШНЯЯ
    (http://tochkazrenia.narod.ru/unguir_1.htm#1)

    Привычная, домашняя, не та
    Что может сниться в ореоле света
    Далёких звёзд. Но снится как-то странно:
    С ребёнком на руках, стоит босая,
    Простоволосая, и шепчет: «Отвори мне,
    Я долго шла к тебе, я сбила ноги в кровь».

    Но только не говори, что это…
    Я напряжённо вглядываюсь в лицо
    Ребёнка и встречаю
    Недетский взгляд пытливых серых глаз,
    Я узнаю
    Своё лицо
    И мне становится не по себе.
    Потом я просыпаюсь
    Весь в ледяном поту, стучу зубами
    И думаю: «О Боже, что за бред!»
    А твоя дочь с глазами дикой лани
    Несёт мне валидол и чашку чая,
    И я по-новому внимательно
    Смотрю ей вслед.

    Дмитрий Кушкин. РЫБА-РИФМА
    (http://tochkazrenia.narod.ru/kushkin_8.htm#7)

    Частый портвейн полезен недолго.
    Редкие встречи ведут к облысенью.
    Дети и свечи сгорают мгновенно.
    Курта Кобейна загрызли не волки.

    Страх высоты моряку поколено.
    Вид хризантемы приятен, но жалок.
    Долгие сцены, как мёртвым припарки.
    Гадят менты, а кроты роют дело.

    Улица - дыбом, а виллы - с зубами.
    Горд и троллейбус, а город - не тётка.
    Голод - не ребус, а вирус - не водка.
    Рифма - не рыба, а тоже воняет!

    Андрей Котельников (Deluxe). НАПОМИНАНИЕ
    (http://www.deluxe.narod.ru/texts/poems.htm#_Напоминание)

    Когда-нибудь ты вспомнишь обо мне,
    Хотя не знаю, будет ли возможность,
    По крайней мере, повод. Если вдруг
    Ты все же вспомнишь, не кори себя
    За то, что ты могла быть лучше или хуже.
    Будь той же. Это лучшее, поверь
    Или проверь, тем более, на муже.

    Евлалия Чаянова. "DE PROFUNDIS..."
    (http://tochkazrenia.narod.ru/eulalia_2.htm#23)

    От не-любви прилип к гортани мой язык,
    Не-жалость выела глаза мне, будто солью.
    На шею – блуда я привесила ярлык,
    Унынье душу искорёжило мне болью.

    Но Некто в белом вдруг мне протянул воды –
    Из милосердья – в хрупком глиняном сосуде.
    И я гляжу вокруг – в мертвящей жажде рты
    У стольких пересохли! Но в избытке – судей.

    Хорал безумия. Кощунство – в визге лир,
    В бесплодных рассуждениях. И сердце стынет.

    Из милости Любовью создан был наш мир,
    Из милости Любовью он храним доныне.

    Ева Шателей. Сама себе тщательный рыцарь...
    (http://www.lito.ru/sbornik/25#151)

    Сама себе тщательный рыцарь
    а также прекрасная дама
    по золоту белыми
    жилами
    расшита моя орифлама
    все зло на земле я исправлю
    все. Если оно существует
    и всякую несправедливость
    всю. Если она существует
    и сердце раздам по частям
    и проклята буду за то
    все ради прекраснейших глаз
    моих
    ведь если не я, то
    не я

    Наиля Ямакова. В первый день пила она только воду...
    (http://www.lito.ru/sbornik/51#309)

    В первый день пила она только воду.
    Прозрачная, плевала в небо.
    Напевала: "Мне бы, мне бы
    Стать кислородом".

    Второй же был день молочный.
    На белой простыне белая-белая
    Спрашивала: "Мать-Кибела,
    Как уснуть ночью?"

    Третий показался липким.
    Просеивала зерна от плевел.
    На руках оставался пепел
    От книг липовых.

    А пришел четвертый - все забыла,
    Что хотела рассказать про четыре дня.
    Встала без воли или без силы.
    И взглянула из зеркала на меня.

    Светлана Русанова. РЫБА
    (http://tochkazrenia.narod.ru/rusanova_4.htm#2)

    Рыба, висящая в спальне – не просто рыба,
    это  кусочек меня, пришпандёренный  к стенке,
    разакварелена,  всё же жива, – ибо
    видишь, пульсируют на плавниках
    венки.
    Видишь, пульсируют – в такт твоему дыханью
    (чувства с годами, что странно, – только сильнее)
    вот и ору безголосой рыбьей гортанью:
    «Я же люблю тебя!
    больше!
    больнее!
    злее!
    лучше
    всех! – любовей  твоих предыдущих
    вместе взятых в охапку воспоминаний…
    помнишь, – «дорогу осилит только идущий»,
    значит, этих дурацких ночных признаний
    всё же услышишь эхо… (и лучше поздно,
    чем никогда, – мама, кажись, учила)
    Что-то нынче январь не слишком морозный,
    может поэтому и покидают силы?
    Может поэтому – хвост прилипает к рамке
    (знаешь ли, под стеклом не очень удобно,
    как оказалось… – ведь не залижешь ранки! –
    а в остальном, так вроде на все способна:
    хоть из огня да в полымя и обратно –
    тридцать шесть месяцев – делают своё дело!)  
    Просто моя любовь оказалась кратной –
    с остатком не делится, даже если б хотела…»

    Полина Калитина. ПРИНЦЕССА
    (http://tochkazrenia.narod.ru/ego_1.htm#1)

    Стоять!
    Закройте дверь, дитя трамвая!
    Включите ночь - я экономлю свет!
    Не видите - принцесса отдыхает?
    В принцессе просыпается поэт!
    Уйдите прочь!
    А я, дитя эксцесса
    Возьму свой ядко-тонкий карандаш,
    Пускай у ног лежит мой верный паж
    Я всех принцесс принцессовей принцесса!

    Пускай не королевских я кровей,
    Пуская кровь бесплотным персонажам
    Взмахнув рукой, обмазанною сажей,
    Казню всех королев и королей.

    Все окна настежь-
    Нечем здесь дышать!
    Не смейте говорить, что я безумна!
    Я знаю все без вас...
    Черт! Как же шумно!
    Скорее расстелите мне кровать!
    Я буду спать.
    Лежать.
    Бежать.
    Дрожать.
    Во сне.
    Во мне
    На мне
    И подо мною тоже
    И никуда не деться мне от дрожи.
    Как холодно!
    Уйдите все...

    ...Стоять!

    Ян Прилуцкий. ГЕРБАРИЙ (ФЛОРИСТИКА-I)
    (http://tochkazrenia.narod.ru/jan_9.htm#3)

    невыносимы отблески светил
    я был, и есть — и быть мне ещё трижды
    и капилляром тишины надежды вышиты
    растений, что гербарий не вместил

    летит монета в алчную ладонь
    полтени обменяю на полсвета
    на то и день — без трёпа и без трепета
    на то и ночь — янтарь и халцедон

    флористика… тяжёлый львиный зев
    следит из жерла медленного сквера
    на топографии следы немого севера
    как серебро на лбу сарматских дев

    и нежности, слепой, но всемогущей
    снискает червь усмешку темноты…
    во мраке монголоидны черты
    моей любви беспомощно-влекущей

    Люся Одинцова. Я живуча как кошка...
    (http://tochkazrenia.narod.ru/lu_2.htm#2)

    Я живуча как кошка,
    Как бессмертная зелень
    Молодых кипарисов, нацеленных в небо.

    Я живуча как ветер,
    Как белая пена
    Крутолобых барашков в рассерженном море.

    Я живуча как травы,
    Как долгое эхо
    Разверзнутых срывов Большого Каньона.

    Я живуча как вера,
    Как странное чувство –
    Легкий дар Афродиты, утерянный мною.

    Виктор Чиняев. 22
    (http://www.lito.ru/sbornik/61#369)

    Мир обветшал вдребезги за двадцать два
    года, где мы кое-как поумнеть успели.
    В итоге, утром проснувшись едва
    тянешься к сигарете, оставшись в постели.

    и в легких вода, бес толку лезть из кожи,
    дабы согреться. Врешь себе, мол, привыкаешь.
    В окно не взгляну, поскольку одно и то же,
    впрочем, ты сам все прекрасно знаешь.

    Видишь ли, я стал, склонен к такому сорту
    мировоззрений, чтоб, не разомкнув ресницы,
    в следующий раз послать непременно к черту
    всякого, кто предложит опять родиться

    День миновал. Непринужденно. Напрочь.
    В радиоточке Равель "Болеро" - дослушаю,
    Чтобы придти в себя читаю на ночь
    Учебник по ядерному оружию.

    Вита Лагина. А небо отражается в реке...
    (http://tochkazrenia.narod.ru/vita_1.htm#6)

    А небо отражается в реке.
    И твердь одна, прозрачна и бездонна,
    на твердь другую смотрит благосклонно.
    Река лукавит. Блики вдалеке.

    А звезды отражаются в цветах.
    Цветы вбирают всеми лепестками
    вечерних звезд безмолвное мерцанье
    и отвечают трепетом листа.

    Вот так же, расточительно нежны,
    мои глаза в твоих отражены.

    Михаил Мирский. Слова недосказаны...
    (http://www.lito.ru/sbornik/75#430)

    Слова недосказаны.
    Прошу их простить.
    Я их безнаказанно
    сжимаю в горсти.

    Песком канут в море, чем
    их больше в волне,
    тем более горечи
    на той стороне,

    где с беглою ласкою
    взметнется рука -
    останешься с маскою
    да с горстью песка…

    Сжимай пальцы в пригоршни
    да слушай - шуршит
    под маскою выгоревший
    остаток души.

    Марина Чиркова. ПОЗВОЛЯЙТЕ СЕБЯ ЛЮБИТЬ
    (http://tochkazrenia.narod.ru/tchirkova_3.htm#9)

    1

    Ужель мне на миг удалось вам понравиться?..
    Чуть-чуть, мне почудилось! Ах, хоть бы капельку!
    И я надышаться над ней не нарадуюсь
    И не нагляжусь в нее, что бы старательно
    Я ни пыталась - знать правду ли, правильно ль
    Чувствовать, часто края слишком крайние
    Видя, танцуя немыслимый танец мой
    По вдохновенья велению странному,
    Слушая ритмы в себе, что разламывают
    Тело на рваные части, и катится
    Сердце рубиновой пуговкой с платьица…
    Волны волненья… Летучим Голландцем
    Кажется, кажется, сходит со стапелей
    Что-то незримое… Чья-то симпатия?
    Может быть, ваша? Хотелось бы, правда ведь…

    2

    Позвольте любить вас! Невольно, подспудно,
    Немой подоплекой всех слов и поступков,
    Куда ни идя - к вам идти лишь, как будто
    Рисуя двоякий, двухслойный рисунок…
    Двумерно, двухчастно, подтекстом и тенью
    Любить!.. Живо, жадно, блаженно - и жутко.
    Вас!.. Неуязвимо - и преданно-хрупко!
    Любить вас. Любимой любви трагишуткой:
    Восторженно, страстно. Судьбою, мгновеньем
    Любым, - нет, любимым! Раз вы его бог…
    Вот так вот. Удвоенно?.. Или же?.. Вдох-
    новеньем: взаимно!! (Как, выдох неплох?)

    Ирина Кудрявцева. Бумажный змей предвестия дождя...
    (http://www.lito.ru/sbornik/101#629)

    Бумажный змей предвестия дождя
    Обменный пункт принятия погоды
    Я повинуюсь слабости природы -
    дороге боевого сентября.
    В нулях вода устроила стриптиз
    На градус веры верность растворится
    Доверья дверь присутствия тебя
    Ей явь о принце доблестном приснится
    Безумья свет о мудрости гласит
    Признанье в вечном повторит молчанье
    Беспечность в мире с принцем сентября
    Причина грез и самосозерцанья

    Семён Беньяминов. ВОПРОСЫ ИСТОРИИ
    (http://www.lito.ru/sbornik/94#552)

    Куда девала свой наган
    подслеповатая Каплан?

    Кто избежал ночных кошмаров,
    продав бакинских комиссаров?

    Кому был нужен и на кой...
    тот, в Смольном, выстрел роковой?

    Какую песню громко пел
    Ежов, ведомый на расстрел?

    За что расстрелян и охаен,
    любимец партии, Бухарин?

    Раздался вопль: "Термидор!.."
    Кого втащили в коридор?

    Кому (приём довольно груб)
    воткнули в темя ледоруб?

    Враньём кривился рот Громыко.
    Был он юрод иль горемыка?

    Когда и как скончался Валленберг?
    По нашим данным - после дождичка в четверг.

    Михаил Придворов. ЗОЛОТАЯ СЕРЕДИНА
    (http://tochkazrenia.narod.ru/mic29_1.htm#7)

    Если прячется солнце за тучами,
    И струится вода равнодушия,
    Поцелую тебя в междуушие
    И лицом упаду в междуручие.

    Если влага холодными прутьями
    Бьет по спинам, и плачут прохожие.
    Я к тебе устремлюсь в междуножие,
    С тайным смыслом: постичь промежутие.

    Если грома раскатисто-грубые
    Рвутся в небе отрывисто фразы, я
    Буду нюхать тебя междуглазием,
    Размыкая твоё междугубие.

    Лето тучи как булочки скушает,
    Слижет лужицы ласковым пламенем.
    Мы намокнем внутри междунамием,
    Растворяя свое междудушие.

    Василий Пригодич. Психозные тени…
    (http://tochkazrenia.narod.ru/prigodich_2.htm#12)

    Психозные тени
    Клубятся гуртом.
    Поэт-неврастеник
    Сдается в дурдом.

    Все неотвратимо.
    Не я - так другой.
    Прощай, Диотима,
    Ребенок драгой.

    Коварство лекарства
    Надломит калам.
    Венчался на царство, -
    Поехал в Бедлам.

    Собрат-искуситель
    Не скажет: налей...
    Спаси, искуситель,
    Святой Пантелей.

    Созвучий грибницу
    Сгубил я, изгой...
    В больницу-гробницу
    Ложусь я - нагой.

    В узилище страха
    Ступаю стопой...
    Восстану из праха
    И буду с тобой.

    Прости, королевна, -
    Печальна, строга, -
    Не слишком напевна
    Выходит строка.

    Уколы, облатки -
    Положенный пай.
    А ты - шоколадки -
    Себе покупай.

    В трясучке, впросаке
    Шепчу - боль в губах -
    Нас будут писаки
    Ворочать в гробах.

    Обмеривать станут
    С морозцем в висках
    Дрожание стана
    В любовных тисках...

    В свинцовое время
    Под адской пятой
    Мы подняли бремя
    Любови святой.

    Пилюли глотая
    И муки терпя,
    Плету, золотая,
    Стихи про тебя.

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Редакция Сайта
    : История «Точки Зрения». Часть вторая. Литобъединение: 2000 – 2002.. Историко-биографический обзор.

    26.08.04
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/redakcja>Редакция Сайта</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/5903>История «Точки Зрения». Часть вторая. Литобъединение: 2000 – 2002.</a>. Историко-биографический обзор.<br> <font color=gray><br><small>26.08.04</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Редакция Сайта: История «Точки Зрения». Часть вторая. Литобъединение: 2000 – 2002.»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!


  • История «Точки Зрения». Часть вторая. Литобъединение: 2000 – 2002. (Редакция Сайта). Раздел: ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  • Хорошая работа, Эд.
    Написано толково, интересно, достоверно и корректно - даже, пожалуй, чересчур корректно, как-то слишком уж ровно - местами.
    Там же тогда такие страсти кипели :-)))
    Спасибо!

     

    Алексей Караковский, организатор проекта & программист [10.09.04 14:07]

    Ответить на этот комментарий







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>