п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Василиса Сатирская: Потому что (Рассказ).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Василиса Сатирская: Потому что.

    Карлсон тоже вот жил на крыше, но тот был веселый жизнерадостный гедонист, да и жил он, пусть в еще более северном, но наверняка не только материально, но и душевно более благополучном Стокгольме, тогда как лирическому герою рассказа Василисы Сатирской, от лица которого и изливается поток сознания – потому что повествованием это все-таки не назовешь, достался Питер. Город настолько пропитанный всевозможными литературными аллюзиями, что чтобы снова и снова писать о нем – именно о нем, а не о героях, которых судьба занесла под его низкое, приветливое только к заезжающим ненадолго гостям небо, нужна либо смелость, либо непредусмотрительность.
    С другой стороны, Питер – это все-таки город, строившийся в соответствии с четким замыслом, спроектированный по определенному плану, чего не скажешь о тексте Василисы Сатирской, отличающемся скорее спонтанностью и непосредственностью.

    Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
    Ева Рапопорт

    Василиса Сатирская

    Потому что

    Мы идем пить дешевое вино. На крышу. Пить и жить вместе на чердаке. Мы немного завидуем кошкам, ведь для них это естественно, а для нас – вызов. Может, мы тоже прежде были кошками? В какой-нибудь прошлой жизни… Вы верите в то, что живете на этой планете уже далеко не первую жизнь? Мы вот верим. Нам это нравится. Почему-то напоминает нам щекотание языками друг друга в нежных линиях рук. Чердак – чудесное место для щекотки. Вы так не думаете? Вы не бывали на чердаке своего дома? Вы вообще не бывали на чердаке??? Как же вы так…
    Я вот раньше очень любил этот город, его мосты и храмы, его ветер всегда в лицо. А потом… Прекратил бешенную гонку за поцелуем волшебницы – приехал однажды на пару дней и просто больше никуда не поехал. Я – кот, - твердил я себе. Я живу, как хочу. Я хочу жить тут. И забрался на крышу. Впервые в этом городе.
    Я ненавижу этот город. Чужой всем и вся. Холодный и жестокий. Не-на-ви-жу. Свою любовь к нему. Потому что нет других таких крыш, чердаков, такого низкого ой-вот-вот-дотянусь неба. И это привязывает меня к месту. К чужому, необживаемому чердаку. Черт, еще и ветер пробрался в щель… Сворачиваюсь в клубок на мокром подоконнике и смотрю вниз, на черный остов города моей фантазии. Я так люблю его дождь…
    Так вот, она. Моя волшебная кошка. Я зову ее Сфинкс. Потому что она очень красиво сидит на моей крыше. Она любит подолгу молчать. Я раньше вообще не был уверен, что она умеет говорить. Я думал: ну, у всех есть свои недостатки, даже красиво… А потом она сказала: пойдем пить вино. На крыше. И мы пошли. Она очень радовалась. Улыбалась. Она была такая красивая. И крылья ее так хорошо шуршали… В детстве я увидел изображение сфинкса в книжке и долго потом мучился вопросом, откуда у кошки крылья и не стыдно ли ей носить столь чуждую ей атрибутику. Предположил даже, что это такая аллергия на чрезмерное потребление птиц. Родители очень смеялись. А я так и не понял, в чем секрет.
    Вообще сфинксов трудно понять. Они же молчат все время. И если не уметь читать по их взглядам, то можно так ничего и не понять, сгинув с вопросом на устах. Я научился сначала смотреть вниз так, как она. Так, будто оглядывал свои владения. По-королевски. И вместе с тем без претензии на этот мир. Сфинкс смотрела на меня так же, как она смотрела на город под нами. Ох, какой это был взгляд… Потом она научила меня ходить над бездной и не бояться упасть. Оказалось, очень легко, если верить в это. И если смотреть на нее, крылатую.
    Вообще-то я в детстве, как и все, хотел собаку. Какая глупая идея! Хорошо, что мне ее так и не подарили. Как вообще можно дарить друг другу живых существ? Нет, вы только подумайте! Их дарят, ими торгуют, а он ждут своего хозяина… Эх… Хорошо, что у сфинксов не бывает хозяев. Потому что подчинить их себе можно только одним единственным способом – ну, вы знаете – разгадать загадку. Разгадаешь и все. Нет, не победишь, не оденешь поводок. Сфинкс спокойно уйдет от тебя вниз, в пропасть, тонким шпилем пронзить свою грудь или… просто исчезнуть, как наваждение. Ведь их на самом деле нет, это мифические существа – сфинксы.
    А вы уже поверили, да? Представили себе такую кошку с крыльями, сидящую и болтающую ногами, простите, лапами, на крыше, попивающую вино из бокала, нет, какие бокалы, из бутылки… Вы все еще верите в сказки? Ну, что ж. Не буду разочаровывать. Я – тоже поверил, когда увидел ее впервые. На крыше? Нет. Вы не поверите… В подвале! Она, вы знаете, любит эксперементы. Она решила – там пожить! потому что ей подумалось как-то, будто она – не она, а что-то другое, не раскрывшее свой потенциал. Правда, ей сильно мешали крылья. Они задевали за трубы, пачкались и трепались. Она плакала, но не сдавалась. Там я нашел ее по тихому скрежету когтей по стене. Он привлек мое внимание, я спустился и не смог оставить ее больше. Вы бы видели это ее выражение глаз… Сфинксу иногда тоже нужно, чтобы его погладили, как домашнюю мурку. Оказалось, никто не решался до меня. И я бы тоже не решился, если бы… Просто в тот день у меня тоже было задание – испытать свою смелость. Я ходил по поребрику над водой, ходил напролом, разговаривал с прохожими о самом интимном… много еще чего. На что фантазии хватало. И только услышав, как она скреблась, впервые испугался. Так скребется наша смерть в самый неподходящий час. Так… ну, вы знаете.
    У каждого мужчины есть своя женщина. Его суженная, как прежде говорили. Вот она – моя Сфинкс. Моя женщина. Вы видели ее? Да, это только у нее такие трепетные крылья и такая гибкая спина. Это она и только она летает ночью над городом, не желая при дневном свете мешать его жителям и пугать детей. Она такая нежная порой, что я становлюсь ее гранитом, о который она бьется Невой.
    Между собой мы почти не разговариваем. Мы и так понимаем друг друга. Мы пьем вино и едим… что бог пошлет. Сегодня вот – рыбу. Ну, вы знаете, море ведь рядом… Она фыркает от удовольствия и болтает ногами, простите, лапами… ножками, если позволите. Она не мусорит с крыши. Она облизывает пальцы. И я тоже. Кто начал первый, мы не помним. Нам смешно. Нам очень смешно сегодня. Нет, не от выпитого вина, от чего-то трепещущего в груди, щекочущего нос изнутри. Апчхи… Будь. Буду. Зачем? Потому что.
    Утром мы пошли искать ее сородичей. От величавых египетских до серых подворотных. Она помахивала крыльями птицам и мяукала о чем-то с кошками. Особенно долго и оживленно она общалась с мартовским котом, пригревшемся на Малой Садовой. В конце концов я, приревновав, увел ее оттуда. Она смеялась, подергивая крыльями от удовольствия. Я не выдержал и тоже рассмеялся. Потом мы пошли ловить Чижика-Пыжика.
    И вот однажды моя смерть пропала. Я потерял ее где-то на улицах. Не на крышах, только на узких и толкучих улицах этого безумного города могло такое случиться. Я потерял Сфинкс. Врачи стали убеждать меня эдак спокойно и уверенно, что ее не было вовсе, что она мне приснилась, привиделась в невском тумане. Да нет же! Говорю вам… Она была со мной. Она шуршала крыльями так близко, как вы даже представить себе не можете столь мифическое существо. Она была, она есть. Она будет. Но как было объяснить это людям в белых халатах? Великие скептики. Непробиваемые. Жесткие, как этот город.
    Я ушел от них. Я улетел. Да, она научила меня не бояться этого. Она говорила: каждый бескрылый может это хоть чуть-чуть, а у тебя ведь и крылья в наличии. Говоря это, она клонила голову вбок и хитро так улыбалась. Я скучал по этой ее улыбке, по вину и крышам. Я хотел еще хоть раз пройтись с ней крыло о крыло.
    Вы думаете, я ее не нашел? Нашел, конечно. Потому что я, в отличие от вас, ничего не боюсь. Я просто пошел и забрал ее из нового подвала ее кошачьей жизни. Она мурлыкала у меня на руках. И мы вернулись на нашу крышу. У нас под небесами, вы знаете, теперь сухо и тепло. Конечно, это всего лишь потому, что наступило лето. Но мне хочется думать, что это еще и потому, что между нами появилось что-то еще, какое-то новое шебуршание в сфинксовом животе. Я теперь думаю, что в моей смерти определенно есть новая жизнь. Моя новая жизнь, кота с крыльями. Вы так не считаете? Что ж… Пойду полетаю перед сном.

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Василиса Сатирская
    : Потому что. Рассказ.
    Крыши, коты, сфинксы и Питер – город, настолько пропитанный всевозможными литературными аллюзиями, что чтобы снова и снова писать о нем, нужна либо смелость, либо непредусмотрительность.
    19.09.09
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/alexandrina>Василиса Сатирская</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/64927>Потому что</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Крыши, коты, сфинксы и Питер – город, настолько пропитанный всевозможными литературными аллюзиями, что чтобы снова и снова писать о нем, нужна либо смелость, либо непредусмотрительность.<br><small>19.09.09</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Василиса Сатирская: Потому что»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>