О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки





Статьи **




Юрий Лопотецкий: Военная косточка.

Штрих, ещё штрих - и автор рассказа обрисовывает характер персонажа. Другого персонажа. Третьего. Затем, ещё несколькими штрихами - их судьбы и, через них, общие закономерности жизни.

Почему толстого и малоприятного штабного майора Есикова (почти побуквенное совпадение с майором милиции Евсюковым тут - чистая случайность: рассказ был написан в 2008 году) курсанты запомнили на всю жизнь, а фамилию боевого офицера Строева кто-то из них вспоминает с трудом? В том ли дело, что с первым они общались четыре года, а второго встретили только на лагерных сборах?

Но вот, оказывается, что центральный персонаж рассказа Владимир Романов Строева отлично помнит, никогда не забывал. Именно боевая выучка Строева помогала ему в боевых условиях на афганской войне. Память хранит то, что востребовано в жизни.

А как был востребован в жизни курсантов майор Есиков, что они его запомнили? Мне думается, Есиков стал первым врагом, которого атаковал курсант Романов. Возможно, в этом качестве он тоже помогал Романову выжить на войне.

Вы можете заметить, что всё это - заметки по содержанию рассказа. И будете правы, потому что о форме - сжатой, динамичной, выстроенной с уместным, более того, мастерским использованием художественных приёмов - говорить, я считаю, смысла нет. Читателю форма не заметна, и в этом её основное достоинство.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Сергей Алхутов

Юрий Лопотецкий

Военная косточка

- Стой!
- Ты чего???
- Стой! Стрелять буду!
- Ты что, Романов, белены объелся?

Романов передёрнул затвор и прицелился. Очередь. С пяти шагов не попасть - трудно. Нашпигованное пулями тело майора Есикова мягко плюхнулось на ступеньки штаба.

Могло плюхнуться.
Если бы в магазине были патроны.

- Убью суку! – взревел майор и бросился на Романова.


***

Вот часто говорят: "Ему идёт форма". Или, наоборот, с презрением замечают, что кому-то погоны - как корове седло. И вроде бы даже бытует отчасти мнение, что если форма человеку идёт, то есть в нём что-то такое. Военная косточка. И служба у него сложится. И Родину защитит. Или чего-то ещё, чего защитить поручат.

Курсант Романов – никто. Пыль лагерная. То ли дело – майор Есиков, курсовой офицер! Царь и бог. Гроза и бдительное око. Несгибаемая поступь дисциплины и порядка. Жаль, что форма майору – совсем не шла. Не сидела. Не смотрелась. Погоны? Погоны этой печальной ситуации никак не исправляли. Наоборот. Комично, нелепо смотрелись погоны. Так же как и китель на бабьей фигуре, с трудом стянутый готовыми вырваться на свободу пуговицами.

А вот Романов – военная косточка. Хотя и погоны с буковкой «К»... Рывок, выпад - лишь примкнутый штык-нож блеснул, и - приколол майора к стенке. Как миленького. Не больно-то попрыгаешь, когда здоровый, двадцатидвухлетний парень упёр в твою жирную тушу АК-47 со штыком.

Но как стоит! Батальная сцена художника Верещагина! Широко, картинно расставив ноги в начищенных до блеска сапогах, автомат от бедра, руки полусогнуты – спина прямая, чуть назад откинутая, эх! Стройная, сухощавая фигура; китель на широких плечах – как влитой – на "осиной" талии ремнём перехваченный. Орёл! А пилоточка-то, пилоточка! И в струнку-то она вытянута, и чуть набок сдвинута, да озорной взгляд из-под звёздочки рубиновой, тревожно мерцающей в лучах фонарей дежурной смены. Вон она, смена, в предрассветном сумраке бежит-топочет – тревога! И лязг оружия у неё какой-то нехороший, недобрый – в утреннем тумане далеко слышно – то-то будет нарушителю трёпка!

Начальник караула, зычно:
- Курсант Романов, отставить! Извините, товарищ майор!
- Есть! - курсант Романов отступил на шаг, автомат – на предохранитель, и - отработанным движением – за спину, ремень через плечо, левая нога полусогнута. Положение "Вольно". Стрельбу, как говорится, закончил! Изящно, красиво, ни одного лишнего движения – военная косточка! Но - насторожён. Хоть и "вольно", но бдительности никто не отменял. "Калашников" - вот он, тут, рядом, в готовности. То-то за правым локтём магазин виднеется, да штык-нож над погоном бликует.

- Сми-и-и-рна! Ты что творишь?
- Виноват, товарищ майор. Действовал согласно уставу караульной службы!
- Уста-а-а-ву? Двоечник, проклятый двоечник! Где предупредительный выстрел??? Ты в меня, сука, всю обойму всадил!
- Как прикажете исполнить предупредительный, если патронов нет?
- Молчать! Ты что, не знал, что я тут, в штабе… как это… живу? Ты! Недоносок! До тебя доходит – у меня тут койка? А? У меня тут матрас! Зубная щетка! Бритва! Ты, чмо, понимаешь, мне надо спать! Иногда! Где майору спать, твою мать, когда ночь, отвечай? Ну? Ты!
- Так точно!
- Что "так точно"?
- Зубную-щётку-храните-в-штабе! Под матрасом! Если-ночь-то-спите. Но – редко, иногда!- бодро отрапортовал Романов.
- ???
- Разрешите идти? – лишь бесноватые искорки в глазах курсанта выдали иронию, замаскированную под тупость исполнительного служаки.
- Сгною! На сортире! Сегодня же… как это… – в зондеркоманду1 – марш! На весь месяц!
- Есть!
- Су-у-ука! Чуть китель не проткнул! Кто приказал? Ну? Отвечай!
- Согласно-особых-обязанностей-поста-доступ-в-штаб-прекращается-в-22-00…
- Да ты что, совсем дурачок? Если я опоз… - отставить! - задержался, мне что, на лавочке спать? Ты что, не допёр, что тут… как это… игра?
- Вы уж, товарищ майор, определитесь. Или мы играем, или мы – "как это…" служим. Вон, курсант Егоров на туалетах, в "зондеркоманде", совсем не игрушечные наряды отбывает. Опять же – задумаемся – кто и за что их ему навешал?
- Что??? Ты? Мне?
- Товарищ майор, можно Вас на пару слов… - начальник караула, сержант Сёмушкин, мягко отвел Есикова в сторону. – Понимаете, товарищ майор, тут вот какое дело…


***

Надо понимать, что такое лагерные сборы. Вроде бы и не армия. Военная кафедра. Вроде бы и несерьезно. Но когда из тебя за каких-то два месяца хотят сделать офицера, упорно вбивая написанную кровью солдатскую науку… Хотят те, кто тянул лямку в войсках по многу лет, и кому немного обидно, что тебе заветные лейтенантские звёздочки достанутся легче и проще, чем в свое время - им. В тепличных условиях гражданского ВУЗа, да ещё одновременно с "поплавком" о высшем техническом…

Вот только не думали обидчивые преподаватели, что скоро, очень скоро кому-то из бывших студентов достанутся совсем нетепличные кручи Саланга. Где полуграмотному борцу за свободу забытой аллахом родины совсем без разницы, кто сидит в головной машине – кадровый офицер или инженер в лейтенантских погонах. В прицел не разберешь. Перед пулей – все равны…


***

- Ты не станешь резать Романова на зачёте!
- Ты не понял? Романов насрал мне в кобуру! При всех!
- Миша, ты не станешь резать Романова на зачёте!
- Само собой, великий заступник! А за пивком ему не сбегать? Чтоб не психовал? Вдруг он только пивом… как это… стресс снимает? Заигрываешь с курсантами? Я слышал, Олег, они от тебя балдеют?
- Миша, я учу пацанов воевать.
- А я не учу?
- Учишь? Как ты мог отдать приказ, который невозможно выполнить? Как ты мог поставить караул у объекта, в который всю ночь напролёт шляются твои поддатые друзья?
- Положено! В 22:00 у штаба выставляется караул.
- Чёрт. Миша, если положено – на кой ляд ты после 22-х посылаешь в штаб за шампурами? Поясни: как действовать караульному, если пропускать нельзя, а не пустить – себе дороже? Как можно учить курсантов не пускать в штаб офицеров, которые в отместку сгноят пацанов на экзаменах? Зачем создавать идиотские ситуации, после которых нас считают дураками?
- Чистоплюй…
- Ты уговорил Егорова пропустить тебя в штаб, и тут же вломил ему наряд за нарушение устава караульной службы!
- Проверка бдительности…
- Проверка? Миша, кто ты после этого?
- А ты чистенький…
- Нет. Не чистенький. У меня руки в крови. В крови пацанов. Моих пацанов, тех, что не сберёг. Там, на перевале… Их косили в упор…
- Ой-ёй-ёй! Мы герои Афгана! Ты удолбал уже всех! Мы что, виноваты, что туда…
- Послушай ты, кафедральная крыса! Я на войне друзей хоронил. Я дважды ранен. А тебя, говнюк, в Афгане свои бы замочили. Если бы сам не обосрался… Ещё по дороге. Запаял бы с десяток "цинков"… самолично… ты бы парней по-другому учил…
- Ну ты чего? Разошёлся… Ладно, как это… уймись. Одно дело делаем.
- Повторяю для тех, кто на бронебазе - я учу пацанов воевать, а не идиотам прислуживать!

Майор Строев резко встал, опрокинув стул, привычным жестом оправил под ремнём и портупеей складки полевого кителя, и, надевая фуражку, уже от дверей впечатал:

- Ты не станешь резать Романова на зачёте!

Глядя на гулко хлопнувшую дверь, майор Есиков невольно подумал: "Чего это он всё в «афганке» ходит? И ведь идёт ему форма! Тоже мне… Военная косточка". Рассеянно взглянув на свое отражение в зеркале платяного шкафа - скривился. Картинка была ещё та. Паскудная была картинка.


***

Смеялись, шутили поседевшие выпускники. Двадцать лет после выпуска… Иных и не узнать. С девчонками… с девчонками знакомились заново. И были тосты, и объятия, и шумные воспоминания, и жаркие споры. А когда неизбежно пришёл тот час, когда веселье стихает - потянуло поговорить спокойно, о наболевшем. Постепенно, как это по обыкновению бывает, гости за банкетным столом разделились на несколько компаний. И завязались задушевные беседы.

- Ну как ты, Саша?
- Верчусь. Вот ещё один магазинчик открыл. А ты?
- Я? Я сейчас в газете.
- Ого! Журналюга что ли?
- Да нет, проще. Начальник ИТ-отдела. Компьютеры.
- Так ты ж служить пошёл? Не срослось? Кстати, помнишь там, в лагерях? Майора Есикова – штыком? Как ты его, а? Ну и картина была!
- Помню. А ещё помню того майора-афганца.
- Погоди-погоди… Стройный, сухощавый такой?
- Да.
- Его ведь на кафедре до этого не было?
- Не было. Его к нам из контингента2 перевели. Прямым ходом, после ранения и госпиталя. Уже когда мы на сборах были.
- Точно. Как его фамилия? Стоев? Боев?
- Строев.
- Вот ведь странная штука жизнь. Есикова, тыловую крысу, и забыть-то не забудешь – четыре года, каналья, мозги полоскал. А майора Строева – еле вспомнили.
- Ну, положим, я-то и не забывал. Строев мне науку воевать преподал… Воевать, выживать и побеждать. Знаешь, Саша, я ведь под Кандагаром, когда в самый первый раз в переплёт попал… только благодаря его науке и выжил.

Помолчали.

- А шрам… оттуда?

Володька Романов молча кивнул, а потом налил в хрустальные стопочки… Чистую, как слезу… И сказал:

- Давай, Саша, выпьем за офицеров. За настоящих!


_________________

1 Во время описываемых событий количество нарушителей дисциплины было так велико, что успешные курсанты, в отличие от проштрафившихся, ни разу не попали в очередные наряды по уборке туалетов. Из шести курсантских рот всегда набиралось достаточно нерадивых, чтобы сформировать из них сводное отделение ассенизаторов. Народная молва сразу окрестила эту группу "зондеркомандой". Взамен немногих выбывших, группа регулярно пополнялась новичками, а чаще – курсантами "второй" или "третьей ходки". Старшим группы назначили ефрейтора, отслужившего срочную где-то в стройбате – за какие-то грехи его сослали в "зондеркоманду" навечно, в обход всех уставов и правил.

2 Контингент – имеется в виду ограниченный контингент советских войск в Республике Афганистан (период 1979-1989).

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Юрий Лопотецкий
: Военная косточка. Рассказ.
Штрих, ещё штрих - и автор рассказа обрисовывает характер персонажа. Другого персонажа. Третьего. Затем, ещё несколькими штрихами - их судьбы и, через них, общие закономерности жизни.
21.11.09
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/lpt>Юрий Лопотецкий</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/67939>Военная косточка</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Штрих, ещё штрих - и автор рассказа обрисовывает характер персонажа. Другого персонажа. Третьего. Затем, ещё несколькими штрихами - их судьбы и, через них, общие закономерности жизни.<br><small>21.11.09</small></font></td></tr></table>


А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
«Юрий Лопотецкий: Военная косточка»:

растянуть окно комментария

ЛОГИН
ПАРОЛЬ
Авторизоваться!





СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


Регистрация

Восстановление пароля

Поиск по сайту




Журнал основан
10 октября 2000 года.
Главный редактор -
Елена Мокрушина.

© Идея и разработка:
Алексей Караковский &
студия "WEB-техника".

© Программирование:
Алексей Караковский,
Виталий Николенко,
Артём Мочалов "ТоМ".

© Графика:
Мария Епифанова, 2009.

© Логотип:
Алексей Караковский &
Томоо Каваи, 2000.

hp"); ?>