п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Елена Мокрушина: Женские лики взросления (повести Ники Созоновой) (Очерки о культуре и искусстве).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Елена Мокрушина: Женские лики взросления (повести Ники Созоновой).

    Елена Мокрушина пишет о прозе Ники Сазоновой тепло, выразительно, с удовольствием. Так и хочется поскорее раскрыть Никины книги. Одну из них - «Красную ворону», написанную совместно с матерью - мне посчастливилось прочитать. Начал чтение настороженно: у меня и авторов, скорее всего, разные литературные предпочтения. Но совсем скоро главный герой, несуразный и талантливый, стал нужен и интересен. Как и его одарённые создательницы.
    Ника родилась в писательской семье. И, вопреки известной поговорке, на ней «природа не отдыхала». Наоборот.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Елена Мокрушина

    Женские лики взросления (повести Ники Созоновой)

    С Никой Созоновой и её мамой я познакомилась в довольно экзотическом месте - на большом необитаемом острове, среди скал северной Ладоги. В палаточном лагере рериховцев.
    Сам Николай Рерих вроде бы жил на этом острове, тогда финском, в первый год после революции. Тогда на нём размещалось семь деревень с церквями, школами и даже телефоном. Теперь в это трудно поверить: трава и мох затянули остатки фундаментов, остров кажется первозданным, только на северо-востоке, среди каменных стен, обтёсанных ледником, свалены огромные замшелые кубы гранита – когда-то здесь брали камень для колонн Исаакиевского собора.
    В лагере жили люди разного возраста, в том числе несколько подростков. Молодой парень Вадим, студент института Культуры, решил поставить с ними спектакль – в декорациях скал, сосен и озёрной воды. Пьесу создавали коллективно, Вадим придумывал роли каждому из ребят и писал реплики белым стихом, сидя на плоском камне у самого берега. Но главную идею,фабулу пьесы выдала двенадцатилетняя Ника, «послушав» деревья, траву и Духов Острова (такие коллективные «слушания» проходили у рериховцев по десять раз на дню, по всякому поводу). Это было в предпоследнее лето ушедшего века.
    Молодые девушки редко пишут серьёзную прозу – им просто не до того. А жаль.
    «Девичий» взгляд на мир кажется наивным, но на самом деле он уникален. Такое не сымитируешь - «лишний» опыт всё равно пролезет, как ни старайся.
    Марина Цветаева говорила, что любить – это видеть человека таким, как его задумал Бог. Возможно, девушкам дано видеть мир, задуманный Богом, воплотить который почему-то не получилось.
    Свою первую повесть «О Питере и о Трубе» Ника Созонова начала писать в шестнадцать лет – возраст, когда легко что-то начать, но почти невозможно закончить. Но Нике это удалось – через три года, в девятнадцать.
    В повести есть неповторимый воздух девичьего шестнадцатилетия - радостного приятия мира, любви ко всему, что видишь сейчас и узнаешь завтра.
    «Крупные капли забарабанили по асфальту. Я ловила их ртом, одновременно пытаясь стащить кроссовки и кинуть их в «хламник». Я не заметила, в какой момент одиночные капли превратились в сплошную тяжелую пелену. Помню лишь, что завопила от восторга во весь голос, и девчонки вторили мне. Мы закатали джинсы, мы разбивали босыми ступнями только что образовавшиеся лужи, мы орали от полноты чувств…. Мы носились по городу под не слабеющий ливень и собственные вопли чертову уйму времени. Я воплотила в жизнь давнюю мечту: взобралась по хвосту и скользкому широкому крупу на Медного всадника и гарцевала на нем, приобняв за талию императора…. Основатель Питера, кажется, ошалел от нашей фамильярности. Но ему, стопудовому, льстило столь тесное общение с двумя симпатичными девчонками. Мне показалось, что он вздохнул с сожалением, когда мы с Вижи, понукаемые заждавшейся законопослушной Нетти, наконец-то спрыгнули с медного чудища на землю».
    В повести есть таинственный Спутник героини – непонятное существо в маске, возникающее между сном и явью, воплощение вечной девичьей мечты о неравнодушном друге-мужчине, ведущем по жизни (Спутник водит героиню по разным мирам и даже берёт на себя её боль). Есть удивительный Питер-город в облике человека с холодной водой вместо крови: иногда он зловещ и опасен, иногда добр и снисходителен – и всегда бесконечно любим героиней.
    А ещё там есть люди, списанные с натуры: уличные музыканты, поющие в «Трубе» (подземном переходе у Гостиного двора, под Невским), подростки, сбежавшие из дома и ночующие в «Хижине» - нехорошей квартире, набитой неустроенным людом. Каждый персонаж имеет живого прототипа. Когда повесть была напечатана впервые (в 2008 году, крохотным тиражом) – Ника дарила книги её реальным героям…
    А к своему двадцать первому дню рождения написала ещё две повести –«Затерянные в сентябре» и «Никотиновую балладу».
    Первая определена автором как «сон-фантасмагория» и насквозь пронизана Петербургом. Здесь этот уникальный город уже не явлен человеком, но оживает в каждой своей детали – клодтовском коне, сошедшем с пьедестала, чтобы покатать героев, нагнувшейся эрмитажной чаше, ангеле, слетевшем с петропавловского шпиля. Семеро очень разных людей встречаются в новом городе – пустом и странно ожившем. У каждого своя история, своя боль.
    «Они брели вдоль Дворцовой набережной… Мосты были разведены. Нева казалась подвижным черным зеркалом. Над ее медлительной водой парили три ангела – золотой, бронзовый и серебряный. Сорвавшиеся со своих обычных мест: Петропавловского шпиля, Александровской колонны и купола Церкви Екатерины. Ночь пела под их тяжелыми поблескивающими крыльями, а семеро людей (или уже не людей?) заворожено не сводили с них глаз».
    Я люблю эту маленькую повесть –она действительно похожа на длинный, но связный сон. В её Питере нет ничего зловещего – это alter ego любящего автора, он дарит героям радость и гармонию, лечит их души….Тут уже нет оголтелой шестнадцатилетней радости жизни с налётом подросткового эгоцентризма, а есть очень женская способность со-чувственно проникать в чужое сознание – то, чем автор-Питер великодушно делится с одним из своих героев – несостоявшимся террористом, заставляя его проживать гибель своих будущих жертв.
    Но «Никотиновая баллада», написанная одновременно с «Сентябрём» - совсем другая.
    Признаться, после первого прочтения повесть мне не понравилась. Оттолкнул главный мужской персонаж, искушающий героиню – насквозь книжный, придуманный. Эдакое эстетическое воплощение зла. Смесь Мефистофеля и графа Монте-Кристо.
    Лишь после второго прочтения удалось оценить эту работу по достоинству. Нет, «книжность» упомянутого персонажа, явно не относящаяся к сильным сторонам текста, никуда не делась. Но проступил главный смысл: вторая, теневая сторона юности.
    Ведь взросление – это не только мечты и радостное приятие мира. Есть и другое –непонимание самого себя, уязвимость и внутреннее одиночество. Отсутствие защитной пленки между собой и миром. И огромные последствия событий, гораздо менее значимых для взрослого.
    Вопреки указанному возрасту и профессии, героиня, по сути, подросток – замкнутая, агрессивная, с бурными, неожиданными реакциями и надломленной психикой. Пережившая крайнюю степень женского унижения.
    Мне вспомнился давно забытый случай в институтской общаге, о котором я только слышала – это произошло буквально через месяц после моего поступления. Двое парней заманили девушку – кажется, только что поступившую первокурсницу – в свою комнату и заперли дверь. Когда сомнений в их намерениях не осталось, она бросилась к окну, что парни всерьёз не восприняли. «Седьмой этаж, разобьёшься. А от этого ещё никто не умирал. Потом отпустим». Девушка открыла окно и прыгнула. Когда парни сбежали вниз, она уже не дышала. В панике они попытались спрятать труп. Тут-то их и застукали….
    В те времена о таком не писали в газетах. История передавалась устно – со всеми подробностями. А я в свои семнадцать подумала, что, возможно, поступила бы так же. Ибо жизнь после этого абсолютно не имела смысла.
    «Никотиновая баллада» как раз описывает то, что бывает после. Принципиальную невозможность жить на одной земле с насильниками.
    «-Ты устроишься на работу…. Может быть, выйдешь замуж и нарожаешь детишек. Но каждую ночь, засыпая, будешь думать о нас и благодарить небеса, что сегодня мы тебя пощадили. Может, мы даже никогда не придем за тобой, но твоя жизнь будет наполнена вечным ожиданием..
    …Они выбросили меня возле моего нового дома. На прощанье каждый затушил хабарик о мое плечо. … Шрамы от ожогов не рассосались до сих пор: четыре светлых кружка в виде кривого ромба. И сейчас… я смотрю на проклятое клеймо в сотый, в тысячный раз. Этот круг замкнут. Я принадлежу им».
    И ещё – здесь опять появляется персонаж, принадлежащий только героине. Видимый и ощущаемый ею – и никем больше. Он не водит героиню по разным мирам, как Спутник из «Трубы», он бессилен и бесплотен, но всё-таки в нужный момент – спасает…
    Все три повести вошли в книгу, выпущенную издательством «Другие Люди» в декабре 2012 года и названную именем второго текста – «Затерянные в сентябре».
    Но если «Труба» - самый первый большой текст, написанный Никой, то «Сентябрь» - не второй, а третий. Вторым был роман «Nevermore», созданный совместно с матерью, Александрой Созоновой. В 2007 году роман появился в интернете, а шесть лет спустя вышел в журнале «Урал» (апрель-май 2013 года).
    Судя по интернет-статистике, это самый читаемый текст Ники. В том числе и потому, что каждый персонаж романа имеет реального прототипа, совпадающего с ним в разной степени. И все – или почти все – изложенные события происходили в действительности. Смерть здесь – реальная, а не светло-возвышенная, как в «Трубе». Описанный интернет-сайт потенциальных самоубийц на самом деле существовал в середине нулевых. С обменом информацией о «способах» и этикой презрения к «жизнелюбам».
    Суицидный сайт, разумеется, вскоре закрыли. А роман остался.
    Жизнь и литература так тесно переплетаются в этом тексте, что порой становится страшновато. Главный герой романа, сочетающий в себе черты красавца-сердцееда, обаятельного интеллектуала, без усилий влюбляющего в себя всех и каждого - и надломленного эгоцентриста с болезненным самообожанием (не персонаж, конечно, а его прототип) – погиб через шесть лет после описываемых событий. И непонятно, что это было: то ли суицид, то ли несчастный случай…
    Четыре произведения, опубликованные «на бумаге» – далеко не всё, написанное Никой.: Есть появившееся (пока?) только в Интернете: «Сказ о пути» с элементами фэнтези, «Грань» - фантастика-антиутопия, и «Красная ворона» - большая повесть, жанр которой определить невозможно (тоже написанная в соавторстве с матерью).
    Но есть ещё один текст – последний в книге «Затерянные в сентябре». И последний, написанный Никой. По её признанию – самый любимый. Небольшая повесть «Два голоса».
    Работа серьёзная, даже философская. На мой взгляд – что-то среднее между притчей и манифестом в художественной форме.
    Главные герои уже не юны – им около тридцати. Она – одинокая и внешне благополучная, он – крайняя степень, воплощение неблагополучия. Но суть и центр повествования – не они сами, а то, что их связывает. Возникает между.
    «И я как-то разом, в одну секунду, понял… что передо мной человек, без которого я впредь существовать не смогу».
    «Я увидела часть себя, по каким-то нелепым причинам оказавшуюся отдельно… . До этого я, оказывается, жила неполной и даже не подозревала о своей ущербности».
    В общем, любовь с первого взгляда. Вечные слова, миллионы раз написанные и сказанные. Классическая идиллия? Была бы, если б не особенности героев.
    Их истории до встречи достаточно условны и могли бы быть почти любыми. Во всём, кроме результата: её холодновато-благополучного одиночества - и его пограничного существования. На краю, на грани распада.
    Чем не завязка идиллии, скажете вы. Такое тоже писали миллион раз. Конечно, «она», её любовь, спасает «его». И он возрождается к жизни.
    Не спасает. Идиллией тут и не пахнет: жизнь героя страшна по-настоящему. Иногда – до нарочитости. Но перед тем, что между, бессильно всё:
    «Я принялся искать следы твоего существования – так алкоголик в завязке пытается напиться квасом или кефиром».
    «Ни мыслей, ни ощущений, ни желаний – один властный зов, ведущий к тебе»
    «Ты – моё, мой. Часть моя, половинка, сердцевинка…»
    Но любви в самом прямом смысле, то есть секса, у героев нет.
    « - У меня СПИД. Не вирус – а сама болезнь. Я не буду с тобой спать, ни с презервативом, ни без».
    Герой обречён, его жизнь кончается. Но это лишь усиливает взаимную метафизическую тягу к совершенному слиянию с другим человеком.
    «… в душу можно войти, как в распахнутый настежь дом. Видеть, как видит твой любимый человек. Знать все то, что знает он. Чтобы тело и разум были не постоянной данностью, но временными пристанищами».
    Подобие такого слияния дано женщине – матери с ребенком. Но временно: дети неизбежно уходят, одни раньше, другие позже.
    Но в повести герой, умирая, «рождается обратно». Теперь их двое – в одном теле.
    ««Я не хочу отпускать тебя. Я не отпущу тебя!» «Не отпускай… В тебе найдется место для моей души? Ты пустишь меня?»»
    «Я все больше становлюсь ею, или все больше становлюсь им. … Даже воспоминания становятся общими. От нее в них радость и свет. От него - глубина и боль. Раздвоение личности – тяжелая болезнь, но слияние личностей – нечто совершенное».
    Вечная женская (а может, просто человеческая) невосполненность, жажда существа, которому нужна, живущего лишь потому, что живёшь ты. Подчиняющего не силой, а слабостью. Помните цветаевское «смогла бы – взяла бы в пещеру утробы»?
    Последняя Никина повесть написана ради удовлетворения этой жажды – очень женской и очень зрелой.
    …Уже нет ни замкнутой девочки-фантазёрки, ни оголтелого подростка, сбегающего из дома в «Трубу», ни девушки из виртуальной «суицидной» тусовки. Есть молодая женщина, сумевшая оставить в мире неповторимый, уникальный узор своего непростого взросления.



    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Елена Мокрушина
    : Женские лики взросления (повести Ники Созоновой). Очерки о культуре и искусстве.
    Елена Мокрушина пишет о прозе Ники Сазоновой тепло, выразительно, с удовольствием. Так и хочется поскорее раскрыть Никины книги. Ника родилась в семье писателей, но тут природа не отдыхала. Наоборот.
    07.10.16
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/Ladoga>Елена Мокрушина</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78094>Женские лики взросления (повести Ники Созоновой)</a>. Очерки о культуре и искусстве.<br> <font color=gray>Елена Мокрушина пишет о прозе Ники Сазоновой тепло, выразительно, с удовольствием. Так и хочется поскорее раскрыть Никины книги. Ника родилась в семье писателей, но тут природа не отдыхала. Наоборот.<br><small>07.10.16</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Елена Мокрушина: Женские лики взросления (повести Ники Созоновой)»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!


  • Женские лики взросления (повести Ники Созоновой) (Елена Мокрушина). Раздел: ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  • ?????, ?????????? ?????????? ? ?????? ????????????, ?? ??????? ????????? ? ?????? ??????????, ????? ???????? ???????. ??????? ?? ?????????.

     

    Борис Суслович, редактор [15.10.16 23:06]

    Ответить на этот комментарий

    Елена, приводимая статистика и прочие высказывания, не имеющие отношения к данной публикации, здесь выглядят странно. Спасибо за понимание.

     

    Борис Суслович, редактор [15.10.16 23:08]


  • Женские лики взросления (повести Ники Созоновой) (Елена Мокрушина). Раздел: ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  • ?????, ??????? ?? ?????????? ? ?????? ???????????

     

    Елена Мокрушина, редактор [08.10.16 22:49]

    Ответить на этот комментарий

    Борис, спасибо за публикацию и тёплый комментарий! От меня, Ники и Александры.
    И ещё - огромное спасибо за всю Вашу работу на сайте, переживающем не лучшие времена - впрочем, как и вся страна и даже мир в целом.
    За 15 лет на нашем портале было опубликовано несколько тысяч произведений - рассказов, стихов, заметок. Пик активности пришелся на 2006 год: более девятисот публикаций. С тех пор их количество год от года снижалось - примерно в геометрической прогрессии со знаменателем 1,35. В течение 9 лет.
    И только в этом году оно стало расти: за 9 месяцев публикаций больше, чем за весь прошлый год. Благодаря прекрасной работе Бориса Сусловича: его доброжелательности, литературному вкусу и эрудиции. И, конечно, нашим замечательным авторам...

     

    Елена Мокрушина, редактор [08.10.16 23:37]







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>