п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Орнаменты лиственного опада (Рассказ).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Орнаменты лиственного опада.

    "...и нежный сквер приветствовал идущего новыми орнаментами лиственного опада."
    О тридцати "таких пустых, страшных, малоденежных годах сидения на службе". Лучших годах. Красиво? Очень. Грустно? Очень.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Орнаменты лиственного опада

    Миновал белый, как соль, параллелепипед советского ещё кинотеатра, за которым стальным свинцом мерцал квадрат пруда, прошёл мимо сквера, где сентябрь, продолжая работу августа, разорял тополя и клёны, ссыпая жёсткие, красиво окрашенные листья на асфальт и траву; прошёл мимо библиотеки, наименованной в честь классика, мимо нескольких, переливающихся стеклом и товарным глянцем, витрин магазинов…
    Искал одно из отделений внушительной конторы – известной, разбросанной по Москве множественными филиалами; искал, заглядывая в пакет: на месте ли паспорт, в которой был положен обходной лист – небольшая бумага с графами, дающая освобождения от 30-летнего сидения в одном из отделений могучей конторы.
    Сюда поворот?
    Но переулки прямые, пересекающие друг друга под таким же углом, и во дворы – манящие московские дворы, с тополиной тенью, и пестротою детских площадок, с милыми собачками, часто резвящимися на траве и непременным толстым котом, уходящим ото всего под облюбованную машину – очевидно, не надо сворачивать.
    Значит прямо.
    Да, вот появилась ограда – серьёзная и прямая, как туповатый охранник в коробке пропускного пункта – куда и надо зайти, чтобы попасть на территорию одного из филиалов.
    Кружило, мелькало в голове: вот пришёл работать, восемнадцатилетний, ещё в советские времена, вот компания весёлых парней и девчонок, с несколькими из которых крепко дружил, хотя и пил многовато; после, вот уходят многие из них – кто в раннюю смерть: крематорий, цветная толпа, из которой многие знакомы, косные туши ритуальных автобусов, и гроб сгружают на специальную тележку, и бодрый пузан, какому тамадою быть, катит его к пространному поминальному залу, откуда конвейер увезёт в печь; а кто уходил в жизнь – на другие работы, в семью, в отказ от пьянства, с мотивацией: "Сколько можно!" А на деле: здоровье трещит, и печка печени работает с перебоями…
    Вставив пластиковую карту (а фотография на ней! что за ужасное фото – неужели это я? хотя, наверно, так и гляжусь со стороны, ведь под пятьдесят, вся жизнь прошла!) в щель турникета, прошёл, двинулся к зданию кремового цвета и заурядной наружности.
    Многодверным оказалось оно, закурил бы, волнуясь, да нельзя на территории.
    Ткнулся не в ту дверь, исправил ошибку, обогнув угол дома, и отправился вверх по лестнице – помпезной, с красной ковровой дорожкой…
    …когда-то казалось, что после 50 никакой жизни быть не может, отец умер в 52, дед, которого не мог знать, хотя представлял многажды, в 54; и вот давно, 18-ти, 19-тилетнему мнилось, что за пределом, означенным острым алмазом полтинника – ничего нет: мерцающая пустота, копи разочарований, и теперь, когда сам топчешься у рубежа, понимаешь, что многое, если не начнётся за гранью, пойдёт иначе, будет выглядеть по-другому.
    Дверь роскошна, явно из дорого дерева, из цельного, как отлитого природой, массива, и снова надо вставлять пластиковую карту – столь ненавистную почему-то.
    Коридоры белы, высоченные потолки наводят на мысли о лабиринте, а синеватый искусственный свет продолговатых ламп даёт ощущение удлинившейся аудитории, где преподают на бегу. Абсурд часто вторгается в сознанье, раздвигая его портьеры, и хотя в лицо его не рассмотреть, вынужден смиряться с его суфлёрским шёпотом: бегущий, тощий, подвижнее ртути преподаватель, и за ним несущаяся дранная рать учеников, многоголосье, обрывки афоризмов, скомканные тезисы, и чей-то шепот: "Когда же всё это закончится?"
    Для меня – через несколько дней, улыбается он сам себе, а на деле промелькнувшим теням.
    Идёт, читает надписи на дощечках, прибитых к дверям.
    Главный юрист.
    Когда-то ведь дружили с нею – дамой с юмором, заходившей к ним в отдел, спрашивавшей: "Где мой любимый мужчина? – про него. – Никто не обижает? А то всех уволю!"
    И смеялся в ответ. Пили чай, шутили…
    А его непосредственная начальница и вовсе была не-разлей-вода с дамой юристом, властной на деле, но камуфлирующей всё бойким юмором.
    …начальница много лет назад вышла на пенсию, выучила дочь, да так удачно, что та стала если не миллионершей, то почти, и ездили с матерью без конца, изучая заграничные услады, наслаждаясь свободой и покоем денег; а хоронили бывшую начальницу три года назад, на подмосковном кладбище, где сосны рвались в небо, и дочь была деловита, собрана, бесслёзна.
    Вот бухгалтерия.
    Бухгалтерский учёт всегда казался воплощением скуки, серым сгустком её, и вместе – манил историей, волновал истоками своими так, что представлялась пышность Венецианской республики, где различные товары обретали графы, куда вписывались их названия, а одежды купцов были так пышны, что теперь не представить.
    Пышность исторического декорума! По лестницам Византии я спускаюсь к фигурам львов и павлинов, причём последние, окрашенные пёстро, как в жизни, символизируют царствие небесное.
    Стукнул в дверь.
    -Можно?
    За пластиковыми выгородками – десяток тёток, слышно тихое урчанье компьютеров.
    У каждой сотрудницы здесь – своё одиночество.
    Подписать – быстрее, чем найти.
    Снова коридор – что могут символизировать павлины? вот коридоры – да, бесконечно символичны; спустился на второй этаж, нашёл ещё требуемую службу, получил завитушку подписи в обходном.
    И – во дворе; через пункт охраны на улице: как пойти – тем же путём, разматывая его в обратном направлении, или новым, к другой станции метро?
    Обратное направление интересней – как будут выглядеть с возвратного ракурса библиотека имени классика, кинотеатр, сквер, пруд?
    Иные мелочи бросятся в глаза, остро заденут память, задержатся в ней, другие – промелькнут листьями, с какими играет осенний ветер.
    Когда-то страстно любил бесцельное хождение по московским переулкам, перетекание из одного в другой, рассматривание необычных, имеющих своё лицо зданий, старых церквей, дворов, где можно опуститься на любую скамейку, дымить сигаретой, глядеть на голубей.
    Но сегодня ему надо вернуться на службу.
    Завтра – ехать в другой филиал, за другими подписями, а послезавтра: в последний раз выпить чаю с коллегами, принести им торт (какой купить? иногда изобилие становится большей проблемой, чем дефицит), распрощаться, и больше никогда, никогда не вспоминать о 30 тяжёлых, таких пустых, страшных, малоденежных годах сидения на службе.
    А пока – сверкнул за кинотеатром пруд, и нежный сквер приветствовал идущего новыми орнаментами лиственного опада.



    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Орнаменты лиственного опада. Рассказ.
    "...и нежный сквер приветствовал идущего новыми орнаментами лиственного опада." О тридцати "таких пустых, страшных, малоденежных годах сидения на службе". Лучших годах. Красиво? Очень. Грустно? Очень.
    10.12.16
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78112>Орнаменты лиственного опада</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>"...и нежный сквер приветствовал идущего новыми орнаментами лиственного опада." О тридцати "таких пустых, страшных, малоденежных годах сидения на службе". Лучших годах. Красиво? Очень. Грустно? Очень.<br><small>10.12.16</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Орнаменты лиственного опада»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!


  • Орнаменты лиственного опада (Александр Балтин). Раздел: ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  • ?????????, ??? ??????, ??? ?? ? ??? ????! ??? ????? ????????? ?? ??? ?????? ???????.

     

    Елена Мокрушина, редактор [14.12.16 08:31]

    Ответить на этот комментарий

    Александр, Вы даете нам замечательную возможность посмотреть на мир Вашими глазами.

     

    Елена Мокрушина, редактор [15.12.16 08:41]







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>