п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Братья и снег (Рассказ).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Братья и снег.

    Сквозь призму памяти автор смотрит вглубь "неясного механизма жизни – всего, что постепенно ломает и нас, ломает, делая более терпимыми, умными, усталыми, мудрыми…
    Не в этом ли суть?
    В болезненном переломе, кардинально меняющим сознанье?"
    Может быть. И всё же так хочется верить, как в юности за чашкой чая: "Баранки хрустели, и мёд золотился так, что всякая печаль мнилась невозможной."

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Братья и снег

    Веерами разноцветья, фейерверками синих, красных, зеленоватых брызг переливались декабрьские, новогодние почти сугробы, когда двоюродному брату, подрабатывавшему дворником, помогал чистить пятачок около подъезда.

    Лопаты скрипели, и мягкий снежок, шедший так нежно и поэтично, устилал, точно играя, уже очищенные тропки.

    -Хорошо! – остановившись, воскликнул брат, глянув в пепельно-тёмную небесную бездну.

    Он тоже остановился, вытер лоб, поглядел на снежинки, быстро тающие на свитере, и, раскрыв ладонь в перчатке, поймал несколько снежных малышей, точно волшебных, тотчас испарившихся рыбок.

    -Да, хорошо, - подтвердил, вдыхая крепкий, алмазный воздух…

    И чистили дальше.

    Фонари струили медвяный свет, и под ногами прохожих скрип казался своеобразной зимней музыкой…

    В молодости многое хорошо – как в детстве.

    …вспоминалось – на даче, с тем же братом, плавили олово, чтобы лить грузила: в специальной металлической жестянке, олово медленно превращалось в живую, туго мерцающую массу, огни вспыхивали на её поверхности, радужно растекаясь и переливаясь, а в земле были готовы треугольные выемки, куда, поставив в них железный стержень, нужно было залить жидкий металл.

    Один раз брызга попала на руку брата: он не кричал, вообще густо одарённый терпением, но мучился какое-то время, что очевидно.

    Брат поступил в Московский автодорожный, и жил у них, в Москве, но так рвался в родную Калугу, связанный с нею прочнее прочного, что каждые выходные уезжал, и, кажется, не мог дождаться окончания учёбы.

    Он рано женился, у него родился сын, и всё, интересное ему, было связано со старым провинциальным городом…

    …но пока шёл снег, и чистили его, любуясь маленькой панорамой двора, предчувствуя скорый новогодний праздник.

    Слоились воспоминания: лето, дача…

    -Помнишь, ножики кидали?

    Брат остановился, заодно и перекурить, поглядел на него.

    -Ага, - ответил коротко.

    А дощатый щит, белеющий, как нынешний снег, был прислонён к массивному стволу старой груши, и они отходили, прицеливались, бросали по очереди, редко когда попадая.

    Бабушка ворчала:

    -Потаскали у меня все ножи!

    Однажды нож, сделав хитрый финт в воздухе, ударился ручкой о щит, ещё раз перевернулся, отскочил, и, пролетев немного, вонзился в тонкую ветку вишни, за грушей росшей.

    -Нет, видал, а?

    -Да, красиво, - согласился брат.

    Скрипят лопаты жизни – лопаты в чьих же руках?

    Могучие маховики и механизмы работают натужно, маятники качаются взад вперёд…

    Ходики на даче давно были сломаны, но часы не выбрасывали, нет-нет, и ребята, тщась починить их, заглядывали в нутро, что-то отвинчивали – взрослым безразлично было: часы всё равно предполагалось выбросить: пусть пока ребята играются.

    Маятник ходиков тех висел безжизненно, точно сломанные ноги, и представлялась усталость часов: от времени, неясного механизма жизни – всего, что постепенно ломает и нас, ломает, делая более терпимыми, умными, усталыми, мудрыми…

    Не в этом ли суть?

    В болезненном переломе, кардинально меняющим сознанье?

    Очистив положенный пятачок пространства, возвращались домой, душ принимали друг за другом, и, чистые, наработавшиеся, садились пить чай.

    Баранки хрустели, и мёд золотился так, что всякая печаль мнилась невозможной.

    Она, увы, возможна всегда, хотя принимает разные обличья: то это лёгкая, грустная девушка, встреча с которой не страшна, то лохматая, слюну кровавую роняющая зверюга: различные варианты выяснятся потом, как многое, как само движение и течение жизни – унесшее к половине века реальность братьев, один из которых продолжает ловить снежные высверки, думая, что в этом и сконцентрировано маленькое, человеческое счастье.

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Братья и снег. Рассказ.
    Автор смотрит вглубь "неясного механизма жизни – всего, что постепенно ломает и нас, делая более терпимыми, умными, усталыми, мудрыми… Не в этом ли суть? В болезненном переломе, кардинально меняющим сознанье?"
    10.12.16
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78114>Братья и снег</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Автор смотрит вглубь "неясного механизма жизни – всего, что постепенно ломает и нас, делая более терпимыми, умными, усталыми, мудрыми… Не в этом ли суть? В болезненном переломе, кардинально меняющим сознанье?"<br><small>10.12.16</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Братья и снег»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>