п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Культурологический этюд (Эссе).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Культурологический этюд.

    Александр Балтин впускает нас не в лабораторию алхимика, конечно, а на порог своей писательской лаборатории, где изучается "очищенная человеческая душа". Здесь горит "волшебный фонарь Галчинского",
    "Лютер ткёт готический перевод Библии", а "сад египетских фресок" "отливает работами Модильяни". В этом "храме всеобщности" так светло, что уходить не хочется. "Хотя не видно сейчас и намёка на это".

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Культурологический этюд

    Пышный сад египетских фресок точно роняет золотые, как нильский песок, фрагменты текстов – поэтических, словно действия жрецов, непонятные непосвящённому.
    Всезнающий Сфинкс с огненными очами - и, оказавшись возле него, окажешься в мировом коловращенье духа, где вопрос переходит в ответ, и все они звучат поэзией.
    Жёсткие словесные формулы Архилола прожглись сквозь напластования времён, даже обрывочностью своей давая картины целостности.
    Высокая мощь Гильгамеша плавно поднимается над семиступенчатыми башнями- зиккуратами, чья архитектура зиждется на точной поэзии формул, ибо, как века спустя сказал Галилей, математика есть свойство мира, - как и поэзия, впрочем, про какую он не говорил.
    Кораблик Конрада Вюрцбурского по-прежнему везёт к нам Благую Деву, и великолепное благоухание куртуазных стихов пышнее церковных риз.
    Католический культ весь солнечно играет аккордами текстов; а стволы органа (упорядоченный, металлический лес) соплетают звуки так, что становятся очевидными силы и могущества вибраций.
    Рабочий ангел поворачивает рычаг, и снег убеляет старый, островерхий город, всю сумму шпилей его, башен и башенок, кривых, колоритных переулков…
    Другие ангелы заглядывают в окна, проверяя – не плачут ли дети?
    О, им не за чем плакать, коли жизнь будет насыщена доброй поэзией!
    Диски звенят – речения Силезского Вестника призывают нас жить по-другому задолго до могучего сонета Рильке – того, где архаический торс Аполлона даёт света гораздо больше, чем упомянутый в первой строфе канделябр.
    И снова толща средневековой поэзии манит, как причудливый смысло-звуковой орнамент: нам не понять тех людей: мы никогда не сможем забыть телефоны и холодильники (хотя бы это!)…
    Если вглядеться во фрески Лоренцо Монако, или Мазаччо, можно обнаружить, что даже посадка глаз у живших тогда иная, нежели у нас: микрокосм не постигает другой микрокосм, и для перевода нужно напряжение всех мышц фантазии, коли точное знание невозможно.
    Точное знание - острый арбитр, но не всегда можно аппелировать к нему.
    Вдруг зажигается волшебный фонарь Галчинского, чьё имя – Константы Ильдефонс – уже поэзия; и замечательный трамвай Незвала проезжает мимо – игрок сойдёт на остановке, будет стоять на мосту, долго глядеть в чёрное зеркало реки, но самоубийство не состоится, отмененное поэмой, чьё имя – Эдисон.
    Дерзость Эдисона отрицает прах, и совсем не всё кончается пресловутым всхлипом Элиота.
    По дугам – хитро пересекающимся, играющим то серебром, то изумрудом – спускаются всё новые и новые смыслы, по иному расцвечиваются они, звуча своеобразной симфонией.
    В келье, не боясь чёрта, Лютер ткёт готический перевод Библии.
    И снова сад египетских фресок возникает – он отливает работами Модильяни, он входит в современность, неся свои коды, повествуя про бескровную жертву.
    Вы бывали в лаборатории алхимика?
    О, внешняя сторона играет второстепенную роль, но важен философский камень: очищенная человеческая душа: об этом речёт герметическая алхимия.
    Поэзия вся пронизана её – будь то высокая ясность Гёте, или переусложнённый мир Целана (хотя они не равновелики, разумеется).
    Мазок за мазком пишется глобальное мировое полотно, и старый русский философ Фёдоров встаёт со своего сундука, чтобы обратиться к нам, нынешним, с речью о патрофикации – ибо всеобщность есть единственное дело человечества, цель которого – братство и сад (хотя не видно сейчас и намёка на это), а строительный материал храма всеобщности – открытия, свитки формул, векторы поэзии, солнечность живописи, сияние музыки…


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Культурологический этюд. Эссе.
    Писатель впускает нас на порог своей лаборатории, где изучается "очищенная человеческая душа". В этом "храме всеобщности" так светло, что уходить не хочется. "Хотя не видно сейчас и намёка на это".
    14.01.17
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78161>Культурологический этюд</a>. Эссе.<br> <font color=gray>Писатель впускает нас на порог своей лаборатории, где изучается "очищенная человеческая душа". В этом "храме всеобщности" так светло, что уходить не хочется. "Хотя не видно сейчас и намёка на это".<br><small>14.01.17</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Культурологический этюд»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!




    • Перетяжка руля
    • Ремонт и перетяжка мебели. Ремонт, обивка, перетяжка мягкой мебели
    • airbag-help112.ru



    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>