О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки





Статьи **




Александр Балтин: Каштановое время.

Сказка для детей и взрослых: "рассказ, мерцая опалово, втянул его самого в детское, нежное…" И "пожилой, седобородый человек", "поздний отец",
"философствуя с гусеницей", становится почти ровесником своего "малышка".

Редактор отдела поэзии, 
Борис Суслович

Александр Балтин

Каштановое время

1
С пакетами молока возвращаясь домой, шёл близко к стене похожего на собственный дом, стоявший параллельно родному; за тянувшимся, низким, из труб сваренным заборчиком густо желтели и алели кусты, и – вспомнил: в детском саду малышку дали задание, хотя – родителям скорее: сделать совместно из осенних штучек поделку.
Остановился, аккуратно сорвал несколько золотых листиков, и, зажав их между пальцами, пошёл к своему подъезду.
Думалось банально: человечки из каштанов, ручки-спички, на головку, вернее верхний каштан – листочек; но, когда пришёл, разделся, выпил кофе с молоком, решил – так не стоит.
Он вертел в руках великолепные, отливавшие яшмой каштаны, вертел, чувствуя их тяжесть, хотя и осознав: сжались чуть-чуть, скукожились, и не такими поднимали их с малышом на ВДНХ, не такими, но всё равно подойдут для поделки, и – гусеница мечтания, вползая ему в мозг, отблеском дала каштановую гусеницу.
Он открыл пластиковую колбочку с пластилином, избрав тёмно-синий, раскатывал его в колбаски и соединял каштаны, плавно изгибая изделие.
Из белого пластилина сделал глаза и улыбающийся рот, а потом, прикрепив к первому каштану маленький синий гребень, изогнул листок, как чепчик.
Гусеница в чепчике, улыбнулся самому себе, прикрепляя второй листок на последний каштан – пусть несёт поклажу.
Думал - нельзя поднять, развалится, однако, пластилин оказался надёжен, и, повертев гусеницу в руках, он посадил её на бумажный лист, и стал ждать часа, когда можно будет идти за малышом в сад.
И сел он, коротая время, сочинять рассказ, и рассказ, мерцая опалово, втянул его самого в детское, нежное…
Из окошка каштановая гусеница приглашала в домик: попить чайку.
-С засахаренными каштанами, - говорила она.
Почему бы и нет?
Можно ли философствовать с гусеницей?
Если она каштановая, то да, ибо такая гусеница знает суть каштанов и каштановую суть времён – осенних, разумеется, самородных, самовитых, самых-самых…
-А я собирал листву, и каждый листок был мне – географическая карта, - изрёк он: собеседник гусеницы, и сочаёвник её.
Она держала чашечку в лапках с грацией и изяществом, и если вы не видели этого, то не можете судить о каштановых гусеницах.
-Бусеницах! – воскликнула пролетающая мимо птица, роняя тяжёлое звено.
Звено вскочило, и, будучи живым, удлинило собою гусеницу.
-О! да я стала длиннее! – вырастая, воскликнула та.
Очень, очень вырастая, каштаны расширялись, раздувались капюшонами кобр, раздвоенные языки грозили…
Он проснулся, вздёрнулся, провёл рукою по лбу.
Каштановая гусеница стояла на бумаге, и пластилиновая улыбка её совсем не изменилась.
Часы показывали время, вполне подходившее для похода за малышком.
Переодевшись и умывшись, отец пошёл, перекатывая в голове камешки странного сна, которые истаивали, забывались скоро.

2
Утром, разминая пластилин и раскатывая из него колбаски, или скручивая тонкие сеточки, украшать соединённые тем же пластилином каштаны, изобретая таким образом фантастических существ – для малышка, занятого пока прилипалами: модными милыми штучками, своеобразными домашними любимцами, живущими в жестяной коробочке из-под печенья.
Каштаны, собранные на днях, усохли слегка, уменьшились в размерах, но всё равно подходят для изделья.
Кто это вырос?
Два массивных каштана внизу, один – самый крупный – пошёл на туловище, из самого маленького получилась голова, а спина… ну, то, что служит спиной, украшено белым пластилиновым гребнем.
-Тата, а этя ко?
-Это, малышок, тигрёнок в чайнике.
О другой поделке говорит, отставив первую: голова тигрёнка получилась не очень – жёлтый брусок не удалось раскатать до тончайших полос, они только намечены, а так… вполне ничего: и ручка есть у каштанового чайника, и носик.
-Каштановый мир, да, малыш?
-Дя! – подтверждает малышок восторженно, стремясь поиграть с нововозникшими игрушками.
Нижняя часть дракончика отваливается, и отец восстанавливает её.
Все трое – ещё есть каштановая гусеница, и чепчик – осенний листик – украшает первый каштан, на каком изображена белая улыбка – стоят на бумаге.
-Неустойчивые они, увы, малыш.
А малыш уже помещает чайник с тигрёнком в кузов пластмассовой машинки, и катит её по столу – доволен.
Субботний день начат.
Схемы тополей в окне омыты тихо капающим дождиком, и, вероятнее всего, сегодня не придётся гулять.
И игра, разнообразно пронизав целый день, должна заменить прогулку – что и обещают тополя, слегка покачивая ветвями.

3
Малыш выбирается из мягких руин родительских одеял, и, шлёпая босыми ножками, идёт в кресло, повторяя:
-В са! В садь…
Отец сидит за компьютером, и хоть сад работает с семи утра, так рано мало кого приводят.
-Мультик хочешь, малыш? Или сразу пойдём?
-Мульти…
Он забирается к отцу на колени, и тот, обхватив его, чувствуя тепло жизни, таинственную экзистенцию, нежно пульсирующую между ним и мальчишкой, щёлкает по клавишам, извлекая мультфильмы.
Он пересаживает малыша в кресло, и идёт на кухню: налить сока, достать печенье: малышок ничего другого утром не ест.
В маечке и памперсе он свернулся в кресле уютно, ему удобно очевидно, и он тотчас начинает пить из бутылочки, кусать печенье.
-Что это у нас за креветочка такая! – восклицает отец, гладя по золотистой головке сыночка – и тот смеётся в ответ.
Дремлет ещё жена, не может встать так рано.
-Футболку возьми, если сейчас пойдёте. Свитерок на кресле не забудь. Я попозже поделки принесу.
-Я отнесу, - говорит отец…
В субботу рано утром выходил в соседний двор, собирал, отыскивая среди разноцветной, пахнущей грустно и терпко листвы, каштаны, и последние шампиньоны глядели на него грязноватыми шляпками, точно одинокими глазами, потом подобрал несколько листков; и дома вместе с мальчишкой – хотя сам в основном, сам – ладили гусеницу в пластилиновом чепчике, динозавриков, пришельцев.
-Можно ещё собрать тигрёнка в чайнике, - молвил отец. – Был такой мультик, ты пока не смотрел.
Крутобокие, глянцевито-прекрасные каштаны, напоминавшие кусочки обработанной яшмы, садились друг на друга, организуя фигурки.
-Я, наверно, не донесу, - сказал отец тогда, в субботу.
-Я попозже, за вами, принесу, всё нормально будет, - пообещала жена.
Но теперь отцу охота взять самому – фигурки сидят в картонной коробке, и, погрузив их в пакет, можно разместить оный в подвесной корзинке детского велосипеда, в котором и возит малыша в сад.
Под мультики собирает его; вторая декада октября дохнула хладом, некоторые тополя во дворе обнажены уже, напоминают причудливые схемы, а другие ещё сохранили листву.
-Почему так? – спросила жена в субботу.
-Не знаю, - ответил. – Наверное, кто-то сильнее.
-Свитер, свитер наденьте, - кричит бабушка из коридора: волнуется всегда и обо всех.
Отец собирает малыша: много одёжек…
-Как капустка ты у нас!
-Дя.
Малыш растопыривает пальцы, и медленно входят они в узкие норки перчаток.
-Попал? Стой, у тебя третий и четвёртый вместе. Давай по новой.
Куртка-пуховик зелёная с белым дождиком узоров, и в ней малыш становится больше в два раза; он забирается на велосипед, а каштановые поделки размещаются, как и планировались, в подвесной корзине.
Лифт, где зеркало отражает пожилого, седоборода человека: поздний отец; а малышка не видно пока, только ручки велосипеда отливают скучною сталью и чернеют резиновыми насадками.
Двор.
Массив котельной, расписанной берёзовыми рощами, машины стоят, многие из них закиданы листвою; лает пёс и ворона отвечает ему вспышками грая.
Идущие люди спешат – утро понедельника даётся испытанием в миниатюре.
Витой, между дворами, по привычным тропинкам путь в сад: большой, ещё с советских времён, с обширным внутренним двором, разными площадками, навесом для велосипедов, самокатов; и в саду уже оживление, воспитательница выносит жировки родителям, успокаивает вечно рыдающую Лизу, приветствует новоприведённых малышей.
-Ой, какие поделки у вас! – принимает картонную коробку.
Отец улыбается.
Судя по всему, остальные забыли про пустяковое это задание.
-Покя! – кричит переодетый малыш, и убегает.
У них большая комната, целый зал…
Отец, точно разматывая клубок, проходит двор детского сада, погружается в слои дворов, пережидает красный свет на переходе, закуривая.
Ветер шумит, порывами сбивает листву, и воздух холоден уже, и до зимы чуть-чуть осталось, а там – снежная радость Нового года, скрип сметанных дорог, ёлка…
Из детства никак не уйти, не избыть его воспоминаний.
Отец переходит улицу, и отправляется в обычный октябрьский день.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Александр Балтин
: Каштановое время. Рассказ.
Сказка для детей и взрослых: "пожилой, седобородый человек", "поздний отец","философствуя с гусеницей", становится почти ровесником своего "малышка".
11.03.17
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78176>Каштановое время</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Сказка для детей и взрослых: "пожилой, седобородый человек", "поздний отец","философствуя с гусеницей", становится почти ровесником своего "малышка".<br><small>11.03.17</small></font></td></tr></table>


А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
«Александр Балтин: Каштановое время»:

растянуть окно комментария

ЛОГИН
ПАРОЛЬ
Авторизоваться!





СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


Регистрация

Восстановление пароля

Поиск по сайту




Журнал основан
10 октября 2000 года.
Главный редактор -
Елена Мокрушина.

© Идея и разработка:
Алексей Караковский &
студия "WEB-техника".

© Программирование:
Алексей Караковский,
Виталий Николенко,
Артём Мочалов "ТоМ".

© Графика:
Мария Епифанова, 2009.

© Логотип:
Алексей Караковский &
Томоо Каваи, 2000.

hp"); ?>