п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Игорь Коган: Шарлатан 8 (рассказ в рассказе) (Рассказ).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Игорь Коган: Шарлатан 8 (рассказ в рассказе).

    Тут уже пошло что-то очень глобальное. На мой вкус - несколько затянутое. И, конечно, "продолжение следует". На самом интересном месте. А главное - никто не знает, когда. Даже автор...

    Редактор отдела прозы, 
    Елена Мокрушина

    Игорь Коган

    Шарлатан 8 (рассказ в рассказе)

    Исповедь господа Бога

    Эпизод третий

    Я поднялся на монастырский вал. Глубоко под ним, в тёмной озёрной чаше, всё так же покоилась Вселенная, отражая в себе великую православную святыню, один из символов христианства – парафраз другой, более древней религии. Промигнул лёгкий ветерок – зарябила и сколыхнулась Вселенная. Чуть успокоилась рябь – и вот она уже не та, а новая совсем; ещё чудесней, и так раз за разом – волшебное слияние красоты и смерти.
    Вдруг я услышал – далеко-далеко, так далеко, что даль эта только для Бога – родился звук. Родился и полетел, разрастаясь, обретая голос, раскалывая чудовищное, уже не безмолвное пространство. Звук приближался, и я узнал его: это был гимн, древняя боевая песня:
    «Славьте Бога, и расточайте себя над землями!
    Славьте Бога, и не щадите себя над морями!
    Не Сионом зовётся то царство, которое вам обещал Я!
    Имя ему – Вселенная».
    Этой песней, альтернативой «баю-баюшки-баю», мой дед – бывший кантор варшавской синагоги, безуспешно пытался угомонить меня в колыбели. Думаю, что дед лукавил: музыка подобного рода могла только взбаламутить. Скорее всего, ему было важно с младенческих лет вложить в меня то, во что он безоговорочно верил. Не верил – ЗНАЛ.
    Была в этом, долетевшем до меня, звуке и другая песня. В противовес деду, мама, отпрыск целой плеяды православных наставников и профессоров Санкт-Петербургской духовной академии, внучка и правнучка крымских священников и офицеров его Императорского Величества Черноморского флота усыпляла меня несравнимо эффективней:
    «Ох и спи-ко по ноцам,
    а вставай-ко по зарям,
    Да расти-ко по цасам…»
    «Бог тебя дал, Христос даровал,
    Пресвятая Похвала в окошечко подала…»
    «Баю баю баю бай – я спою тебе про рай
    Там ни горя нет, ни слез, там живет Иисус Христос».
    Предки имели весьма различные взгляды на мое «очеловечивание», причём весьма эгоистические. Каждый хотел вырастить во мне что-то своё – святое, а в результате на всю жизнь усадили промеж двух стульев…
    Интересно – которую жисть я тут процветаю? Счёт потерял… Жил при Аврааме, при Моисее, жил в языческой и православной Руси. Теперь в СССР сослали… Не ровен час, в следующем воплощении мусульманином сделают… А предки мои – по каким мирам шастают? Снова на земле околачиваются? Кем родились: иудеями, православными, мусульманами? Кто знает…. Кто нас спрашивает… Там не спрашивают, там посылают…
    – Не всех, не всех. – Аинка Шешковская как из-под земли выросла. – Некоторые, которые почище-с, сами решают… Тебе твои мысли в штанах не жмут?
    «Аинка! Вот зараза! Выследила! Охотница за черепами! Точнее за пенисами. Она что, меня прямо под куполами трахнуть хочет?! Ну всё! Достала! Сейчас я ей устрою!» Вдруг сквозь всё раздражение до меня дошёл смысл того, что она сказала; «Не всех, не всех… некоторые, которые почище-с, сами решают…»
    – Как ты…!?
    – Что как? Как я здесь оказалась? Как я тебя нашла? Каким образом я, шлюха, клаССная дама, знаю о чём ты думаешь? Спрячь мозги, изумлённый, не мучайся, не один ты с тридцатым градусом ходишь. Умник нашелся!
    «Та-а-к… Доигрался. Не зря меня сексот с нимбом доставал…»
    – Откуда ты?!
    – Я же сказала: спрячь мозги, мыслитель. Как чужих девок на Патриарших прудах лапать, так он без мозгов горазд!
    – Следила, значит?
    – А хоть бы и так! Тебе что за дело?
    – Ну, ты даёшь…
    – Я никому ничего не даю. Если надо беру сама – мужиков в том числе.
    – Ну-ну… Венера в Овне, Луна в Скорпионе.
    – Чего-чего?
    – Того-того… Мужиком тебе надо было родиться.
    – С какой такой стати? – глаза Аинки влажно и властно, на мгновение затмили луну, насмешливая агрессия сменилась грудным воркованьем. – Мне и так хорошо даже очень. А что такое Венера в Овне?
    – Не в Овне, а в Овне. Тебе лекцию прочесть?
    – Без лекций обойдусь, сосунок. Первый раз, за столько-то воплощений тридцатый градус заслужил, а мнишь себя чуть ли не богом. Мой статус выше твоего раз в сорок, я свободна и, в отличие от тебя, сама решаю, где мне жить и кем родиться.
    – Кончай величаться! Зачем пришла?
    – Тебя, дурака, умом-разумом насобачить. Место подходящее, намоленное, почти как у Стены Плача, опять же, – сегодня полнолуние.
    – Так что с того?
    – Вот я и говорю – сосунок. В таком месте стоишь, а крохи собираешь…
    – Да пошла ты…
    Последние три буквы так и застряли в моей глотке. Глаза Аинки сверкнули, я вспорхнул, кувыркнулся, отлетел метра на два и взбороздил рогами жирную осоку… Вообще-то, драться мне приходилось. И я бил, и меня били, но что б вот так – безо всякого рукоприкладства! Как это, чёрт возьми, у неё получается… Пока я шарился в осоке и вошкался мыслями, раздался её голос.
    – Получил? Мозгляк! Ещё хочешь? Могу добавить. Спасибо скажи, что я с тобой спала – у меня к тебе нежность, другой бы только к утру очухался.
    – Ты что, совсем спятила!? И как, как ты это сделала?!
    – Отряхнись, чудило. Отряхнись и слушай.
    – Да ведь ты меня чуть не убила!
    – Если не хочешь чтоб убила – заткнись.
    – Да как же…
    Её зрачки снова вспыхнули, и рядом с моей задницей загорелась осока.
    – Последний раз - прошу. Я могу тебя сжечь, распылить, кое за что подвесить в воздухе. Кое за что, хочешь?
    Воображением Бог меня не обидел, представить себя в подобной позе не составило труда, да и она, кажется, не шутила.
    – Лучше сожги.
    – Ага, стало быть тебе твои прибамбасы дороже жизни. Мне их тоже, знаешь ли, будет не хватать. Пожалуй, я тебя сожгу, а прибамбасы оставлю – засушу на память, то-то гербарий получится.
    – Дура!
    – Ну, слава богу. Ты уже вменяем. Услышь меня. Пожалей свои будущие жизни – не только эту, которую так бесталанно и безжизненно проживаешь.
    Твою сущность поместили в материальное тело всего лишь на триста лет раньше Авраама. Я – не только старше – древнее. Здесь, в отличие от тебя, я работала, а не прохлаждалась, ещё в эпоху Льва – двенадцать тысяч лет назад. Тебе многое доверили знать. Многое, но далеко не всё. Понятия о карме примитивны. Закона причин и следствий толком не понимаешь а это основной закон нашей Вселенной. Какие законы в других даже моё начальство не знает. Знают те, кто учредил Совет Вселенных. Мне до них ещё дальше, чем тебе до меня. Ты получил возможность видеть прошлые и будущие жизни – чужие жизни. Это знание дано тебе под отчёт – авансом, а ты радуешься как мальчишка, мол такой вот я особенный и болтаешь, болтаешь, болтаешь. Думай не только, что говоришь, думай о том, что думаешь. Не озвученные мысли страшное оружие – держи их при себе. Подумал – раз-бол-тал. Впрочем, тебе решать. Хочу напомнить универсальный закон, который даже ты, при всей своей убогости, прекрасно знаешь – на всё твоя свободная воля…
    Все люди, рождённые на этой, с позволения сказать, планетке, объединены в кармические группы. Они связаны энергетически, несут на земле определённую функциональную задачу, могут жить в разных концах земли и ничего друг о друге не знать. У каждой группы есть свой кармический лидер, остальные всё время его подпитывают. Лидер рождается по отношению к остальным членам группы в конкретном месте. Умирает он всегда последним. Догадайся с трёх раз, кто лидер в твоей компашке?
    К тому времени я уже поднялся, почистился, стряхнул с башки осоку, нащупал на новёхонькой рубашке пару прожжённых дырок и обозлился.
    – Конечно ты! Кто ж ещё!
    – Ответ неверный – не я, а ты. Потому и дан тебе пресловутый тридцатый градус. Что касается меня, то у любой группы есть независимый от неё куратор, который знает карму каждого, следит за её исполнением, не позволяет, путём внушения определённого образа мыслей, отклоняться в сторону. Куратор вашей группы я.
    – Ты!? И каким местом, дозволь спросить, ты внушаешь подследственным определенный образ мыслей?
    – Будешь хамить, я тебе не только в рубашке дырок понаделаю – голым домой пойдёшь. Это, во-первых, а во-вторых, сотрудникам моего ранга позволена, в определённых рамках, некоторая свобода. Знал бы ты, какая скука десятки лет иметь дело с одним единственным мужчиной. Муж чудесный – любовник пресный. Накушалась… Должна я иметь хоть какую-то компенсацию за, мягко говоря, не очень приятные обязанности? Ну и, видишь ли, мальчик, если женщина тебя соблазнила – это её падение или твоё?
    – Так то женщина!
    -–А я кто по-твоему?
    – А бог тебя знает. Нормальные женщины такое не вытворяют.
    – Нормальные вытворяют и похуже. Нахлебаешься позже - гарантирую.
    – Тебе-то откуда знать?
    – Мне-то как раз знать. Тебе – нет. Про всех – да, про себя – нет. Все твои рассуждения о собственных прошлых жизнях всего-навсего смутные, детские догадки, эдакое радостное недомыслие.
    – Что так?
    – Не дорос ещё. Через парочку воплощений, возможно, если в настоящем не сломаешься.
    – А что могу?
    – Ещё как можешь!
    – «Фу ты, ну ты – ножки гнуты!» Так, кажется, любит говорить Моня? Давай, выкладывай, что вы там на меня взвалить собираетесь?
    – Я ничего не собираюсь. Без меня взвалили. Моё дело – контроль.
    – Кто тогда? Кому морду бить?
    – Хочешь знать? – В глазах Аинки появилась такая бездонная, такая нечеловеческая жалость – аж под ложечкой засосало, так засосало, что будь у меня более семнадцати тысяч трехсот пятнадцати ложечек – так бы подо всеми и засосало. – Точно хочешь?
    – Может не надо? – заскулил в моей башке сексот. – Рано тебе ещё, ох как рано.
    – Заткнись, – сказал я. – Твой номер шестнадцатый, ты же видишь, меня занесло.
    – Как бы вообще не разнесло, – проныл сексот. – Моё дело – предупредить.
    - Твоё \"предупредить\", её \"контролировать\", а отвечать я буду?
    – А ты как хотел? – сексот перешёл на менторский тон. – Ты тут живёшь, тебе и ответ держать. Как проживёшь, так и ответишь.
    – Всё – решили. Может, я, действительно, не всё понимаю, потому и знать хочу. Я тоже не пальцем деланный. Давай Аинка – выкладывай.
    – Ну что ж, на всё твоя свободная воля – тебя предупреждали.
    В нашей вселенной, подчёркиваю, в нашей вселенной, поскольку есть неисчислимое множество других, существуют иные миры – прекрасней, изумрудней, счастливей, на тысячу порядков счастливей, чем эта помойка, а точнее гадючник, а еще точнее сборище преступников и отбросов, со всей Вселенной сваленных в одну зловонную кучу грехи отрабатывать! От вас, почти ото всех, за тысячи световых лет, так смердит – нос зажимать приходится!
    – А ты противогаз напяль, могу подарить, а лучше всего оставьте нас в покое. Валите! Дайте нам самим, в нашей помойке барахтаться.
    – Ох, милай! Добарахтались уже! Так разбарахтались – не знаем что делать с вашей барахолкой. Будь наша воля, но мы не хозяева, не родители. Мы, если хочешь, – старшие братья, воспитатели.
    – Ах вот оно как! Здорово! Сеструха! Что ж ты меня в приют, в детский дом сдала? Постой, постой… Это как же так получается, мы с тобой, сеструха, инцест сотворили?
    – Ну, если иметь в виду Адама и Еву, то все вы тут инцест творите. Впрочем, повторюсь, на всё твоя свободная воля. Я ставлю тебе парочку блоков, ты всё забываешь и становишься как все. Хочешь?
    – Не имеешь права! Не ты мне их снимала, не тебе и ставить! Ишь чего захотела!
    – Вот то-то и оно! Все вы тут друг перед другом выхлёстываетесь! Каждый желает быть первее самых первых! Славы хотим!!! Славы! Всё ради славы! Всех сделаю – съем, предам, зарою! А знаешь ли ты, чем за неё расплатитесь?! Ну, ты-то кое-что знаешь, и то в расчёт не берёшь. Права я, видите ли, не имею! Ещё как имею! Ну, хватит лясы точить. Хотел знать, так слушай.
    Земля, в силу крайне тяжелых по сравнению с другими планетами условий существования, служит не только для исправления отбросов Вселенной. Некоторые души, по-нашему «Монады», обладают особыми качествами – неистребимой тягой к справедливости, способностью к величайшим самопожертвованиям.
    Их не много на земле – сейчас всего десять. Они тут не исправляются, а проходят закалку. Создавая этим монадам искусственную карму – особые, тяжёлые судьбы, им прививают иммунитет к страданиям, к физическим и душевным мукам в течение многих воплощений. Подготовка по земным меркам почти вечная – несколько тысячелетий. Для справки могу сказать – воплощение Монады Христа было решено более чем за тысячу ваших лет до его фактического рождения. Одна из таких Монад в твоем теле. В процессе подготовки, восемьдесят процентов, а может быть все сто отсеются – тогда всё будем начинать заново.
    – И много таких было?
    – Уточни вопрос.
    – Ну, кто отсеялся, кто – нет. Назвать можешь?
    – Без проблем – вот некоторые из тех, кто прошёл испытание и тебе известен: в России – патриарх Филипп, которого замучил ваш Грозный Ивашка. Друзья детства были. В Европе монахи – Ян Гус и Джордано Бруно. Их, как ты знаешь из школьного курса, сожгли. Гус имел серьёзные внутрицерковные разногласия и был просто фанатично справедлив, а Бруно много знал о настоящем положении вещей, у него было снято большинство блоков. Он имел феноменальную память и талант ясно и точно переводить высшие откровения на земной язык. Ещё одна великая Монада, прошедшая закалку, – Гипатия, математик и астроном, времен заката Римской империи, растерзанная ранними христианами. Гипатия имела ещё одно воплощение – через тысячу с лишним лет – Иоганн Кеплер. Из тех, кто не прошёл закалку могу назвать Галилея и Достоевского – до сих пор из стороны в сторону мечутся. Первый – хоть с кем, хоть с Сатаной – лишь бы наукой заниматься. Сейчас живет в штатах. В прошлом году отошёл от дел. Скоро умрёт от рака. Не догадался еще? – Вернер фон Браун.
    – Иди ты! Ну дела! А Достоевский?
    – Его, пока, не пускаем. Слишком убедителен. Многих не в ту сторону обратить может.
    – А что, есть другая сторона?
    – Тебе мало? Ты хочешь все?
    – Да, все.
    – Ну что ж, как любит говорить твой дебильный Моня: «Хозяин – барин, а мертвые сраму не имут». Тебе, конечно, известна расхожая истинка: «Что вверху, то и внизу» – так вот это не истинка, а истина в последней инстанции. Всё что происходит у вас здесь – всего лишь бледное отражение того, что происходит у нас там, а у нас там – война за ваши души, которые мы, согласно карме, размещаем в физические тела.
    – Ты хочешь сказать…
    – Совершенно верно. Я хочу сказать - без Монад, ваши тела не жизнеспособны в принципе.
    – То есть, по твоему, мы…
    – Совершенно верно: био-ро-бо-ты. Вы – биороботы.
    – А вы, стало быть, нет?
    – Мы – нет. Мы – чистая энергия, полноценные Монады, ставшие свободными в результате такого же отбора, который сейчас проходишь ты и такие как ты. «Были когда-то и мы рысаками», так, кажется, любит говорить твой Моня?
    – Мокрицкий не мой, да и не трогай ты его, Моне недолго шевелиться осталось.
    – Я знаю, но что поделаешь, каждому своё.
    – Могу я задать кое-какие вопросы?
    – Задавай.
    – Чего в тебе больше – земного, или… как вы там себя называете?
    – Другого больше, хотя, кое-кто из начальства считает, что я слишком заземлилась и меня пора отзывать, но я справляюсь, опытные сотрудники в дефиците, мне трудно найти замену. Ну и хватит на сегодня. Сейчас начнётся… Луна точно над куполами… Раздевайся...


    продолжение следует

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Игорь Коган
    : Шарлатан 8 (рассказ в рассказе). Рассказ.
    Текст опять восходит на вселенский уровень...
    23.11.17
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/garrigrass>Игорь Коган</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78263>Шарлатан 8 (рассказ в рассказе)</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Текст опять восходит на вселенский уровень...<br><small>23.11.17</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Игорь Коган: Шарлатан 8 (рассказ в рассказе)»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>