п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Медицинско-философские этюды (Рассказ).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Медицинско-философские этюды.

    Медицинские процедуры, пусть описанные со скрупулёзной точностью - только фон, только повод для глубоких, неожиданных авторских размышлений.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Медицинско-философские этюды

    КРОВЬ ИЗ ВЕНЫ
    Иногда вспыхивало в мозгу – и дранные ободки мерцали в сознанье: детский сад, приехавшие брать кровь врачи, и массивная, белохалатная тётка с вороньим гнездом на голове, колет палец… раз… другой, кровь не идёт, страшно мальчишке…
    На всю жизнь осталось, застряло в карточках подсознанья страхом – сдавать кровь.
    Из вены тоже раз долго не могли взять – давно-давно, и до сорока пяти дожил, не зная, своей группы крови.
    Однако потом вынужден был сдать, и ничего, гладко прошло.
    …бессобытийность жизни, просто клёклая масса затягивающих дней; жизнь у него такова, что утром сходить в поликлинику, сдать кровь из вены - событие; надо натощак, значит нельзя и закурить; медленно тянущееся время, или капли минут, падающие вяло в сосуд сознанья, и без того переполненный, когда человеку под пятьдесят.
    Лето холодное, неприятное; несколько тёплых дней июня можно отнести к раритетам, а так – дожди, серое небо, шквальные порывы ветра, раз завершившиеся ураганом с поваленными деревьями, порушенными остановками, жертвами.
    …пора ли идти? Сколько до поликлиники – пять минут? Семь?
    Вечный страх очереди, не страх даже – а муторный морок, хотя теперь талоны, никто не втиснется…
    Капает дождь, сереет платина неба, двор знаком до последней прожилки, и всё равно – нравится он, уютный; на стенах котельной берёзовые рощи прозрачны, легки, и машины поблескивают лаково.
    На переходе вытащил мобильный, используемый вместо часов: пять минут прошло, ещё десять до укуса пчелы?
    Или осы?
    Летающие цветы – пчёлы, чудесны; и какие узоры скрыты в только извлечённых сотах! как тепло и золотисто блестит в них трудно добытый мёд, как…
    Переход завершён, далее обогнуть одну из коробок общежитий: огромные, кажутся они плоскими, великан, коли толкнул бы, завалились тотчас, но… где видал великана, кроме своих фантазий?
    Бахилы взял с собой, надевает в коридоре.
    Две тётки судачат – о препаратах, зарплатах; мало народу ещё.
    А перед лабораторией – очередь: старики в основном; кажется, им больше развлечение, чем необходимость, хотя… кто знает, не был никогда стариком, хотя в школе именовали именно так: интеллектуальный старичок.
    -Здесь вызывают, да?
    -Да, да, - зашумели.
    -У меня диабет, - прошамкала бабка с лицом, напоминающим древесную кору. – Меня не пропустите?
    Но это не к нему, он уже у двери, и ражий эмчээсник, на ходу надевая фирменную куртку, выходит как раз тогда, когда звучит его фамилия.
    -На стул положите куртку и сумку.
    Кладёт, садится, закатывает рукав, не смотрит.
    Быстро всё, моментально – у пчелы слишком длинное жало, но почти не ощущает его в вене, и потом всё же глядит на пробирку, полную густой, чёрно-багровой плазмой.
    -Подержите пять минут, - проспиртованная ватка прижимается к локтевому сгибу.
    Благодарит. Прощается. Уходит.
    Сидит несколько минут в коридоре, потом спускается по ступенькам, с наслаждением закуривает.
    Дождь перестал, но серое всё вокруг, волглое.
    И по дороге домой почему-то кажется, что кровь течёт по руке.

    ПОСЛЕ РЕНТГЕНА
    Рекреация, где помещалась рентген-лаборатория, ремонтировалась недавно; большие коробки, нагромождённые друг на друга, стояли у окон, в каких панорамой видны были верхушки тополей и верхние части типовых многоэтажек с плоскими крышами; возле коробок стояла дама в возрасте, а у стены, на стуле сидела старушка, листая пёструю книжонку.
    Он спросил:
    -У меня на 16. 45. Тут вызывают?
    -Раньше меня пойдёте, - отозвалась старушка. – У меня на пять.
    -А мне снимок сына получить. Я быстро. – Сказала дама.
    Он подумал – присесть ли? И не присел. Оставалось несколько минут, он достал мобильный, и стал стирать письма, перечитывая их перед тем, точно погружаясь в недалеко удалённое былое.
    Дверь открылась, и плохо побритый парень в синей форме и тапочках на босу ногу выглянул, спросил:
    -На 16.45 есть кто?
    -Да, я, - и доставал бумаги.
    Дама рванулась вперёд.
    -Ой, вы знаете, сын у меня два дня назад рентген делал, мне бы снимки получить.
    …вспомнилось резко: по кладбищу бродя, а любил странные сии прогулки, зафиксировал, как много могил людей, ушедших до сорока, а то и чуть за тридцать, и всё это в наше время, в девяностые, в начале двухтысячных: жизнь, то есть, не способствует выживанию; мама вот за сына получает снимки, надо ж…
    Медик говорил что-то об отсутствующем враче, о не готовых ещё снимках, потом позвал его, он зашёл, зачем-то глянув вслед удалявшейся даме.
    Огромный, современный аппарат не соответствовал убогости помещенья – истоптанный старый линолеум, плохо покрашенные стены…
    Недавний ремонт оставлял желать лучшего…
    Медик шуршал бумагами, бормотал:
    -Так, да…кто направил? А вот… всё понятно.
    Вписывал фамилию, инициалы, год рождения в пухлый журнал…
    -Разувайтесь, ложитесь на спину, штанишки чуть-чуть приспустите.
    Детское – словно из садика - слово резануло, он забирался на пластиковый лежак, думая, как ненавидит поликлиники, любые процедуры, ощущая, как неприятно нагружать собой, кого бы то ни было, зная, что обострённая его чувствительность едва ли положительный штрих характера, но уж тут нечего делать: возраст серьёзен настолько, что изменений ждёшь только к худшему.
    Парень уходил, приходил, настраивал подвижную верхнюю часть аппарата, снова уходил, потом попросил полежать чуть.
    Удивило, что не используется свинцовый экран: давно не делал рентген, не помнил, что и как.
    -Всё, - возгласил парень. – В четверг снимок будет готов. С 9 до часу заходите.
    -А записываться…
    -Нет, нет, не надо, так…
    Он попрощался, вышел, думая, какая мука ему лезть без очереди, как противно всё…
    Но день июльский тёк солнцем, плавился в красоте, легко играл светом и воздухом, и путь в лесопарк показался естественным, логичным.
    Сколько раз гулял тут?
    Не сосчитать, и каждый раз новые тени, ракурсы, оттенки открывались, и всегда, спускаясь с моста по тропинке в берёзовую, липовую гущу, ощущал отрыв от городского движенья, уход в тишину, точно к радости своеобычной.
    Он шёл, озирая знакомое, он вспоминал, что когда-то здесь было много белок, и охотно шли они, чудесные, пушистые на ладонь, где лежали орешки…
    Свернул и стал спускаться к прудам, земля не твёрдая была: много дождей прошло.
    Пруды в бетонных берегах тянулись своеобразной системой, зеленели, в иных видны были целые леса водорослей, и если всмотреться, можно увидеть выглядывающих из них таинственных рыб.
    Альтернативные леса, так и называл когда-то.
    Утки плавали, мальчишки крошили хлеб, и пожалел, что не купил батон, вспомнилось, как любил когда-то кормить уточек, наблюдать за ними.
    Сел на скамейку под берёзой, и крупная одна, перекатываясь, круглая, вся лоснящаяся, вышла из воды, двинулась к нему, и перепончатые жёлтые лапки были грязны.
    Какая красивая!
    Она остановилась, сунула клюв под крыло, поискалась, потом, повернувшись, снова направилась в воду.
    Он встал, пошёл не быстро вдоль бетонных, года два назад сделанных бортов; и островки в центре этого пруда зеленели богато, красиво.
    Дальше – к железнодорожному полотну, у какого подземный переход выведет в город, и, когда пройдёшь последний пруд, вспомнится счастье детских купаний – в другой стране, в другую эпоху, да и вода была синяя, даже прозрачная, не такая, как сейчас, играющая купоросным цветом.
    Город навалится сразу, обступит суммой многоэтажек и бессчётностью различного человеческого движения.
    Значит, за снимками в четверг.
    Ничего, жить можно.

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Медицинско-философские этюды. Рассказ.
    Медицинские процедуры - только фон для глубоких, неожиданных размышлений.
    08.09.17
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78276>Медицинско-философские этюды</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Медицинские процедуры - только фон для глубоких, неожиданных размышлений.<br><small>08.09.17</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Медицинско-философские этюды»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>