п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Пёстрая плазма прозы (Прозаические миниатюры).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Пёстрая плазма прозы.

    Пёстрая лента прозы, пёстрая лента жизни. Пятьдесят - жутко много, когда вспоминаешь собственное детство. Пятьдесят - чудесный рубеж, когда смотришь на него с другой стороны, уже изрядно отдалившись. А с цыганкой и у меня была похожая история. Чётко определив моё подавленное настроение, она вцепилась мёртвой хваткой, но я каким-то образом очнулся и вырвался, отделавшись всего-то рублём. И трёшка, и десятка уцелели. Повезло...

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Пёстрая плазма прозы

    1
    Он, получавший знания на востоке и западе, имевший учителей, входивший в контакт с теми, кого не мог называть, вернулся в Россию, создал сайт, стал излагать, где только возможно, своё синтетическое, или скомбинированное, эзотерическое учение.
    Мало кто писал ему, предлагал материалы в созданный интернет-журнал, но среди не многих оказался поэт с неуёмной сочинительской страстью и постоянными вопросами о сути бытия.
    И человек, объявив себя знающим, а не верующим - и: знающим ответы на многие вопросы, переписывался с ним, но поэт, пьющий по субботам, тогда же в основном и славший ему письма с вопросами, был явно не удовлетворён вариантами ответов...
    Сайт и журнал были настолько не популярны, что оставив их, принялся писать ежедневно статьи во множестве социальных сетей, потом создал - виртуально, конечно, институт психологии и эзотерики, где частокол слов и терминов был так плотен, что к смыслам и не пробраться.
    -Вот, - говорил он жене - честолюбивый, измотанный суммами неудач, - они утверждали: я обязан создать, обязан: создал: ни учеников, ни денег...
    Поэт, всё ещё полагавший, что имеет дело с подлинно знающим, всё слал письма, вопрошая о Боге, сатане, несправедливости, но ответы перестали приходить.
    Хотя статьи этого человека по-прежнему появлялись в соцсетях.

    2
    -Любовь? Меня любили мама, папа, бабушки, братья, сёстры, и т. д. И что? Я в 50 лет нищий литературный неудачник, бившийся всю жизнь за место в литературе, ничего не получивший, и...
    -И из этого ты делаешь вывод, что любовь - нечто не значительное?
    Снега сверкают под солнцем, отливая синим.
    Собольи шубы раскиданы всюду, и каждая снежинка горит на солнце, как живая, любовью согрета.
    Диалоги с самим собой мучительны, как праздные надежды.
    Скажи мне, кто твой друг... Но у Иуды были безупречные друзья.
    Жизнь осмысливая свою по фрагментам, по кусочкам, сталкиваешься с необходимостью осмысления осмысленного, но... из этого лабиринта не выйти боишься уже...

    3
    -Тогда можно спросить, почему этот шкаф стоит, а не падает! - и мальчишка махнул рукой в сторону заурядного платяного шкафа.
    Отец улыбнулся: Очень хороший вопрос!
    Споры их, разговоры были сложно скручены, великолепны, напоминали лабиринты... Ничего лучше в жизни мальчишки не было.
    Пожилой, истрёпанный жизнью, как флаг, вспоминает детали, понимая, насколько далёк от понимания физических и эзотерических, если они есть, законов, от понимания жизни вообще.
    Остаётся вспоминать...

    4
    Был период - виделись три раза в неделю, потом - один уехал в США, пропал на двенадцать лет, вернулся, иногда общались, но...
    Понятно - возраст, у каждого своя жизнь.
    Не виделись почти три года, и вот однажды, задремав днём, увидел: приятель едет к нему, о чём-то говорят по телефону, обрывается связь, докричаться невозможно, и слышно, как знакомится с человеком по имени Юра.
    Следующий кадр: открывает дверь, и приятель представляет чужака: Юра!
    Высокий, наглый, седой мужик, за которым проходит выводок девиц, что сразу начинают кружить по комнате.
    Мама накрывает на кухне стол, а он, хозяин квартиры, удручённый поведением приятеля, запирается у себя, мучительно ожидая ухода гостей...
    И просыпаться мучительно было, и пытаться понять, что бы мог значить сон сей.
    Дневные сны тяжелы бывают - смолистые, мутные...

    5
    Электрички, шедшие из Калуги в Москву, были дребезжащими, не слишком уютными, и эта, полупустая, казалась ни чем не отличалась от прочих - подумал, когда сел у окна... Лентою текли заснеженные пейзажи, и мелькали маленькие городки.
    Цыганки появились шумно, пестро; подсаживались ко всем, галдели, и паника, охватившая внезапно, толкала пойти в другой вагон, но не успел...
    Старая цыганка плотно села напротив, сыпала словами, молодая тыкало в лицо зеркало, шумя: Покажи, покажи ему врага!
    -Тебя женщина обманула! Тебя друг подвёл! - сорила пожилая словами, и внимание его поплыло, а когда зашло о деньгах - мол, уходят от тебя, дай, какие есть, я над ними пошепчу, и будут деньги... он сам не заметил, как купюры, бывшие у него в конверте, в кармане сумки, оказались в её коричневых, морщинистых руках; он видел, как мелькали денежные бумажки, потом вернула конверт. Потом...
    Цыганки исчезли также внезапно, и когда, подъезжая к Москве, обнаружил в конверте куклу, усмехнулся... Лопух, мол! знаешь же о цыганском гипнозе.
    Но денег не было - совсем.
    Можно ли дойти от Киевского вокзала до метро ВДНХ, рядом с котором жил?
    Прикидывал маршрут, спустившись по лестнице, идя наугад.
    Потом решился подойти к пожилой даме - интеллигент в очках, с бородкой, попросить денег на метро... Когда обратился, посмотрела спокойно, но, услышав про цыганок, замахала руками.
    Тогда он решительно двинулся в метро, твёрдо поставил обе руки по бокам турникета, и прошёл.
    Был 1998 год.
    Сколько всего было не так, как теперь, двадцать лет спустя, не перечислить, не уложить во все ячейки мозга, не осмыслить, не, не...

    6
    Многоногие, с хитро скрученными лапками, крохотными волосиками микробы бывают изумрудные, синенькие, золотистые...
    Император Пузан объявляет войну императору Многоногу - и их армии, цепляясь за разные фрагменты разных фактур, идут друг на друга, грозя клешнями и заострёнными хвостами.
    Они сходятся, изумрудные верещат, красненькие подпрыгивают, все проваливаются в щели и трещины, а какое-то количество оставшихся...
    Впрочем, победа условна, и, занявший наспех сделанный трон Пузан уверен, что он победил, хотя Многоног на таком же троне убеждён в том же...
    -Па, - - спрашивает малыш, - а они страшные?
    -Кто, малыш? Пузан и Многоног? Не, забавные скорее. Но вообще микробы опасны.
    -А зачем существует опасное?
    -Ну, может быть, для того, чтобы мы знали, куда нельзя ходить и что не стоит делать.
    -А дальше они как воюют?
    -Вот - сходятся армиями, разят друг друга, падают, поднимаются...
    Малыш пытается представить насочинённое отцом.
    Сначала он супит лоб, потом - смеётся.
    И отец смеётся в ответ.

    7
    Озеро, гладко блистающее сталью, отливающее синевой, озеро, распластанное между лесов, что раздвигаются не зримой рукой, ведущей вас по жизни; озеро можно найти, но можно пройти и мимо, хотя многие интересуются - где такое? - А не боитесь? - может прозвучать вопрос прямо из воздуха... Как тут понять? Многие боятся, но идут всё равно, ибо смывает озеро внешнее, обнажая суть: нырнул человек, выскочил суслик... Или высыпалась горстка гнилого гороха.
    Такое озеро.
    Озеро снов о яви, или яви снов.
    Раздвигаются, в общем, деревья, открывается вам озеро. Хотите ныряйте, но... в том, каким вы пришли к озеру - ваша, и только ваша вина...

    8
    Красное облака отчаяния рассеивалось от самоубеждений: У меня в жизни было много хорошего: роскошное детство в чудесной коммуналке в центре Москвы с чудесными родителями, поездки к морю, сочинительство, коллекционирование...
    Красное облако снова сгущалось, качалось, обжигало краями сознанье.
    Выплывало лицо седобородого, не доброго старика, он глядел пристально какое-то время, потом спрашивал: Ты находил когда-нибудь деньги? Человек кивал, и кривая ухмылка полосовала стариковские губы: Ну видишь, а это признак везения.
    И сжимал кулаки старый неудачник, замороченный планами, надеждами, мечтами...

    9
    Он захлёбывается словами, рассказывая про отца, умершего в 52 года - он: пожилой, гуляющий в одиночестве, вернее сказать: бродящий знакомыми, оледенелыми, несмотря на март дворами, и гипотетическому собеседнику повествует об отце: о том, что был блестящим естественником, путешественником, спортсменом, библиофилом, коллекционером; что многообразие его интересов и талантов раздирало, и тянуло в разные стороны, что у самого у него - рассказывающего - всегда была означена только одна чёткая гуманитарная линия, что...
    Он останавливается у гаражей, за какими выросли неизвестные хозяйственные постройки, и с крыш свешиваются сосульки: грандиозная панорама! точно скрученные из прозрачных водяных лент, висят они, сверкая драгоценным садом...
    Потом идёт, поворачивая, чуть изменяет вектор пути; проходя мимо киоска, останавливаясь на минуту, и рассказ в сознанье его - рассказ об отце - смолкает, ибо рассказывать некому, ибо одинок, как сорванная мальчишкой, почти живая сосулька...

    10
    Сын подруги с витиеватой, сложной судьбой, и когда объявила, что стала бабушкой - обрадовалась: сама одинокая, благополучная вполне, уже очень старая, но ещё относительно бодрая.
    Она сказала, что хочет приехать, посмотреть на мальчишку; с прошлой работы: она была офтальмологом: очень уважаемым, много зарабатывающим - за ней закрепили машину; и вот - приехала, с палочкой ходила.
    Ни сына подруги, ни его жены не было дома; две старые женщины стояли у кроватки малыша, и молчали, и точно тепло его драгоценного сна переходило в них, изменяя их внутренний, психический состав, сообщая уверенность в вечности человеческого сада, где им дано так мало пройти, столь мало узнать.
    -Здорово, что родился. Хорошенький какой.
    -Да. Не налюбуюсь, - тихо отвечала бабушка.

    11
    Из тьмы, рассекая которую возвращался, поддат, домой, ожёг удар - и человек очнулся уже в больнице, и первое, что увидел, открыв глаза - лицо мамы: он помнил её...
    Дальше...
    Куски и провалы, багрово окрашенные и дымно-красные, мерцали в голове; матери сказали, что пока не стоит забирать из больницы...
    Человек не мог вспомнить, чем занимался, и забыл, как его зовут; мама, приходя, помимо обычных фруктов, приносила книжки ему, журналы...
    -Ты был поэтом, сынок, - говорила, глядя скорбно и ласково. - Тебя публиковали - вот, вот...
    Он удивлённо смотрел на чёрные сгустки слов, пытаясь нечто восстановить в памяти, точно порванной на куски.
    Потом, уже после выписки, бродил по квартире, с трудом припоминая детали быта: вот же перед глазами они, и безделушки, которые любил в прошлой жизни, казались нелепыми.
    Он так и не научился заново рифмовать, он потерял к этому всякий интерес, и, восстанавливаясь постепенно, думал, чем бы заняться...

    Через пять лет, живущий в особняке, вспоминает первую, полуслучайную торговую операцию, сам не понимая, как удалось ему...
    Компания растёт, как на дрожжах, и он, генеральный директор (или лучше назвать себя президентом?) железно руководит ею - до жестокости.

    Мать живёт с ним, в том же особняке, не узнавая его, вспоминая порою нежного того поэта-неудачника, столь слабо ориентирующегося в практической жизни, не понимая, как случилось то, что случилось.
    Ей бы хотелось внуков, но женщины у сына меняются часто, и все они... определённого типа.
    Что ж? может, потом...

    12
    Четырёхкомнатная квартира была переоборудована в трёх - и на стене спальни дядя изобразил сквозящую берёзовую рощу.
    Что ж...
    Тянулось советское детство - из окна комнаты брата виден каток, ажурные зимние ветви тополей; мы играли в солдатиков, а нутро отворённого секретера предлагало множество занятных вещиц - в том числе отлитый на даче из олова револьвер.
    Как нравился!
    Квартира эта становилось тебе родной во время каникул, когда ездил к родственникам в Калугу; и мир был наполнен теплом родных, и квартира сама казалась тёплой, радостной.

    -Как тебе ремонт наш? - спрашивает брат, когда в начале нового года заходишь к нему посидеть, выпить...
    -Хорошо. Только всё ту вспоминаю.
    Теперь, заходя, попадаешь в своеобразную студию, совместившую кухню, столовую, гостиную; в дальних комнатах живут тесть с тёщей - актёры провинциального театра; а сколько всего комнат - не поймёшь, вспоминая другую квартиру: где ленты детства мелькали счастьем, где тупо смотрел потом на гроб с телом дяди-крёстного, где разворачивалась история жизней - такая банальная, такая индивидуальная, с какою совмещён сам, или она с тобою; и, выпивая с братом очередную рюмку, спрашиваешь вдруг:
    -А на балкон-то как выйти, покурить, а?
    -Пойдём, - поднимается брат. - Сейчас покажу.

    13
    Черепаха с упорством фанатика ходила по столу, обследую его периметр, всякий раз, когда доставал её из ёмкости; а ветки вишни влезали в окно комнаты - узкой, осточертевшей.
    -Иди, есть, - кричала из кухни мать.
    -Не! Гулять пойду, ребята ждут...

    Спекулировать разными мелочами начал рано: монеты, марки, модели - всё шло в дело, и, хотя в Союзе занятие это не приветствовалось, сходило с рук.
    Брат переехал к жене; многочисленные родственники собирались на праздники, но скучно всё было, пресно; и ожила тогда музыка - брал пластинки у одноклассника, слушал, чувствуя невыразимое нечто, сам стал сочинять.
    Жить в хрущобе, как проклятье: выбраться из пут тесноты необходимо, но как?
    После школы - Бауманский, от армии ловко откосил, и всё глуше и глуше становится ощущение, что даже объяснить, чего не понимаешь не может.
    Никак.
    Взял академический отпуск, вплотную занялся спекуляциями и поиском квартиры.
    Деньги шли, но варианты обмена не проходили, пока, наконец...
    До этого, или после выпустил за свой счёт диск музыки? не вспомнит уже...
    Первые дни в собственной однокомнатной точно летал - так здорово было, так ликовал, наслаждаясь свободой...
    А он и вообще - лёгкий, посвистывающий, любитель болтать, коллекционировать...
    Человек, обещавший помочь с продвижением его музыки, обманул, жизнь шла дальше: с женщинами рвались связи, семьи не получилось.
    Скука томила, и любимой фразой стало: Каждый борется со скукой по своему.
    Разлетались отношения со всеми, с кем раньше общался - семьи у них, работы, дети, а у него...
    -Я свободен! полностью свободен! - говорил приятелю, и тот мысленно добавлял: Ага, свободен. От работы, ращения детей, творчества. Не свободен от скуки, не знания, куда себя девать, натаскивания в нору всякой ерунды.
    Действительно, он собирал модели автомобилей, настольные бронзовые медали, покупал столовое серебро; он продолжал спекулировать по мелочам, хотя деньги были - и вторая квартира, родительская, после их смерти (ничего страшного, никогда не был близок с ними) досталась ему...
    Только дни уж очень тянулись...
    А за пятьдесят и жизнь будто пролетела.
    Продолжал, однако, насвистывать...

    14
    У ограды, отделяющей в нежно-фиолетовых тонах данные здания, некто с грубоватым тяжёлым лицом говорит молодому парню:
    -Настойчивее надо быть! Не давай на шею садиться!
    -Да я безконфликтный! - отвечает паренёк...
    Снега громоздятся - высоки, массивны.
    За забором напротив - церковные строения, над какими вписана в синеву огромная, старая церковь, а кладбище вокруг - всё в белых шапках, холмах, заносах.
    Начало марта конфликтует с понятием весна - густо от снега, блестит он, расчищены только некоторые дорожки, а бульвар - весь в гирляндах сверкающих, великолепен.
    Быть безконфликтным - как дар душевного свойства и кошмар жизни, знаешь, ибо сам таков, краем ухо услышавший разговор двух людей, как многократно бывало - когда те, или иные фрагменты чужих жизней врываются зачем-то, не надолго в собственное сознание...

    15
    И он договаривался с внучком своим - единственным, долгие годы бывшим светом в окошке (простите за банальность), он договаривался, что если ТАМ что-то есть - он, дедушка, непременно даст ему знать.
    -Жди, Коленька, - говорил дед тихо, когда бывал у него внучок с отцом, - жди...
    -Деда, - спрашивал мальчик, - а тебе страшно?
    -Да не так, чтобы очень, мальчиш! - дед старался казаться совсем-совсем спокойным. - Долго жил, устал даже...
    Он сам не знал, верит ли во что, ждёт ли встреч с женой, с родителями.

    Дед умер через полгода, мальчишку хотели не брать на похороны, но он настоял, и, вглядываясь в лицо мёртвого, совсем не страшного, но такого не привычного дедушки, всё думал, когда же тот подаст знак.
    Он ждал полгода, восемь месяцев.
    Дедушка приснился один раз, он улыбался, но ничего не сказал.
    Мальчишка рассказал о своей договорённости с дедом отцу.
    Тот погладил сынишку по голове, вздохнул, сказал:
    -Эх, малыш, знал бы ты сколькие так договаривались.
    -Не ждать? - спросил мальчишка, чуть не плача.
    -Жди, - ответил отец, боясь разрушить крохотную иллюзию сына..


    16
    Военпень - так называли военрука.
    Был он длинный, плоский, с оловянными глазами: очевидно глупый.
    Жизнь рассматривал с точки зрения возможной войны.
    Дружил с трудовиком, с которым, закрывшись в кладовке выпивали, вероятно.
    ...дремучее, советское.
    Пролетариат, милитаризованность детства, линейки, помпезные речи.
    Колоритный словесник, мудрая англичанка.
    Чистота детских песен, тотальный дефицит, ёрничанье партийных, интеллигентных отцов, поездки по стране за копейки.
    Страна, сломанная о колено.
    Всё путается в сознанье.
    ...вспоминается - на урок военного дела пришедшие курсанты: преподать мастерство обращения... с автоматом что ли? Стрельба из позиции лёжа, с колена, и проч.
    Нагловатые, самоуверенные парни, очевидно ничего не читающие, не имеющие никакого представления о космосе культуры, к которому, мнилось, прикасался - в тринадцать лет...
    И - крик военпня (про тебя): О! это сырой материал! Совершенно!
    Где парень, показывавший тебе с усмешечкой приёмы?
    Торговал автоматами из части? Погиб на одной из войн?
    Старше был лет на пять, а тебе сегодня: пятьдесят.
    Всегда считал, что за этим рубежом жизни нет - да так оно и оказалось: прозябание: вялое, скучное, нелепое.
    И смятка от страны.
    Даже анализировать не хочется.

    17
    Ражие коблы: нагломордые, двое, густо шлёпая в воздух матом, заглянули через забор, спросили палку длинную, или прут...
    Брат, хозяин участка, подошёл, сказав: Чего так материтесь-то? - Протянул всё же палку.
    -Извини, извини, командир! - Прокричал один.
    Они резко шатанулись в сторону; дачная реальность - мини-страна, при чём весьма обширная.
    Через полчаса, слыша разные шумы и шорохи, брат-хозяин сказал гостившему двоюродному: По-моему они яблоки воруют. Пойдём-ка глянем.
    Заглянули к Филиппычу - соседу: низенькому, мощному дядьке, и тот, вооружившись металлической палкой, двинулся с ними...
    ...размываются в памяти куски: шли за парнями, но те, почувствовав преследование, мирно двигались впереди, на отдалённом расстояние, ты шёл сзади, опасаясь драк, не умея драться...
    Но кончилось всё тихо-мирно: парни покинули предел дачного мира, пошли к автобусу, вы вернулись, вечером зашёл Филиппыч, выпивали, он рассказывал о своей метростроевской юности в Москве, а дача была под Калугой...
    ... Филиппыч сгорел за полгода от рака, а брат жив-здоров, также лето проводит на даче, хотя пьёт много, и ты редко редко бываешь у него теперь.

    18
    Антон - профессорский сын, общественник и забияка - навязался идти в гости к Митьке с Сашкой: хотя последние дружили между собой, а с Антоном общего не имели.
    Дорогой говорили о разном: об Африке, например, о Нигерии, которой увлекался Антон, о монетах, какие все собирали.
    -Я тебя не пущу, - резко предупреждал Митька. - Я Сашу приглашал.
    А Саша робел, не зная, как вести себя в этой ситуации.
    Нелепым разрешилась образом.
    У дверей квартиры Митька, редко проявлявший задиристость, вдруг крикнул: Саша заходи, Антон - нет.
    И ловко оттолкнул последнего.
    ...помнят ли они о таком эпизоде в свои пятьдесят? думает Саша, друживший с Митькой всю школу: насквозь, а потом не общавшийся ни разу...
    И - большую часть жизни прообщавшийся с Антоном, почти спившимся теперь...
    Помнят ли?..

    19
    Счастливо и медленно пьянел, выпивая понемногу в субботу, и рассказывал матери:
    -И вот решил пройти этим двором, напротив, люблю его; иду, и вдруг - грохот, и прямо за спиной - шлепок о землю: в пыль разлетелась льдина, осколок в спину ударил. Знаешь, постфактум страшно стало - ведь могло быть и... каюк. Но... один раз так уж было со мной - прямо за спиной с этажа здания, где ремонт шёл мешок с чем-то свалился - аж разорвало весь.
    Он лежит на диване в кухне, вертит в пальцах рюмку, отхлёбывает водку.
    Мама жарит картошку.
    Сложно сказать - ужасается ли она тому, что рассказывает сынок - пятидесятилетний, одинокий...
    За окном слоятся мартовские, в палевых разводах сумерки, и скоро наступит настоящая, всамделишная весна.

    20

    По-моему это был он - на литературном вечере, за моею спиною говоривший важной пожилой тётке, пафосно, как всегда о своих детских стихах.
    Он пожилой поэт - и мания величия его идёт отчасти от имени Слава, а отчасти от крохотного роста.
    Он был интересным собеседником - физик, хорошо знавший философию, за тридцать лет ставший печататься.
    Он писал маленькие стихи - и по объёму, и по сути: без своего словаря, без индивидуального мира, банальные... А пафосность, с какою сообщал о своих публикациях, или читал вновь написанное, была бы забавна, коль не трагичная подоплёка жизни.
    Потом он всё глубже уходил в примитивное обрядоверие, и как собеседник стал невыносим.
    Маленькая трагедия маленького поэта.







    .















    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Пёстрая плазма прозы. Прозаические миниатюры.
    Пёстрая лента прозы, пёстрая лента жизни. Пятьдесят - жутко много, когда вспоминаешь собственное детство. Пятьдесят - чудесный рубеж, когда смотришь на него с другой стороны, уже изрядно отдалившись.
    08.04.18
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78428>Пёстрая плазма прозы</a>. Прозаические миниатюры.<br> <font color=gray>Пёстрая лента прозы, пёстрая лента жизни. Пятьдесят - жутко много, когда вспоминаешь собственное детство. Пятьдесят - чудесный рубеж, когда смотришь на него с другой стороны, уже изрядно отдалившись.<br><small>08.04.18</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Пёстрая плазма прозы»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>