п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Ключ спрятан надёжнее, чем кощеева смерть (Рассказ).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Ключ спрятан надёжнее, чем кощеева смерть.

    Творческий процесс показан изнутри - или снаружи? В деталях - или объёмно, панорамно? У меня ответа нет. А у тебя, читатель?

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Ключ спрятан надёжнее, чем кощеева смерть

    -Осторожно, порежешься! - уж больно лихо орудовал консервным ножом, вскрывая банку сайры...
    -Да ладно, ма...
    Привычка выпивать по субботам была столь древней, сколь ветхим он казался самому себе - пятидесятилетний сочинитель, много печатающийся, не имеющий ни успеха, ни денег... впрочем, про это писал такое количество раз, что повторять было - всё равно, что в шахматы с самим собою играть...
    И - замутить голову, недра мозга было необходимо в субботу, залить вихорь вьющихся в сознанье стихов, рассказов, статей...
    ...даже не только это - сколько алые бездны, зияющие чёрными щелями, ему самому непонятными; сколько ощущение, что вот он, живущий в период своего пятьдесят первого года в пределах 21 века проходит по коридорам консистории, будучи иезуитом, и ощущает нечто, невыразимое словами (хотя столько писал! столько вееров создал из домашних, разного окраса слов!)...
    Куда деваться от парящих замшелых лестниц, являющихся и достоянием его и кошмаром; от чувства, что восходишь на зиккурат, зная тайны, утраченные веками, и полы длинной одежды мятутся по жёлтым высоким ступеням?
    Или - что отряд, которым водительствуешь ты - грубый, рьяный - попадает в засаду, и бой, среди сырых, курящихся осенними сумерками вётел - последний в твоей... ибо тяжёлый меч рассекает тугую черепную кость так быстро, что даже слова молитвы, затверженные с матушкой, единственным существом которое любил, не успевают сорваться с уст, полных тяжёлым, солёным вкусом крови...
    Он выпивает рюмку, закусывает сайрой - нежная рыбья плоть тает во рту, оставляя крохотные приятные кусочки; он слизывает их, чтобы привести горячую пещеру в обычное состояние...
    -Ма, а помнишь, в старом доме...
    И он начинает о старой квартире - роскошной коммуналке в центре Москвы, где прожил первые десять лет жизни с молодыми папой и мамой, и куда так хочется вернуться теперь - теперь, когда ездит туда каждый месяц, сидит на всегда пустой детской площадке, под тополями, что по сезону золотисто зелены, прозрачно черны, византийски-роскошны, или чуть обведены лиственной клейкой нежностью - сидит, глядит на собственный подъезд, видит малыша в пальтишке и забавном берете, который, борясь с дверью, всё же вытаскивает трёхколёсный велосипед, на котором поедет сейчас мимо площадки, на какой сидит пожилой, если не старый человек...
    И если некто входит в дом, он думает, что и его жизнь могла бы пройти тут же, и если бы прошла, не было бы перевода в другую школу, он вырос бы другим: не пережил бы пубертатный, тяжёлый, свинцовый криз, смог бы натурализоваться в социуме, не горел бы в огненном вихре текстов.
    -Ма, а помнишь...
    Он может спросить про расположение шкафов, два из которых прожили с ними всю жизнь на новой квартире, или об аквариуме в простенке, или о коте Мурзике, который оказался бандитом, и был отдан в другие руки через месяц после появления в той квартире...
    Он может спросить об роскошных вечерах, где присутствовали несколько семей, - с детьми он дружил, и играли, играли во второй комнате, - пока в первой, за ломящимися от яств столами, шли взрослые споры, разговоры, звучало пение: все были музыкальны...
    80-летняя мама, бодрая и деятельная, несмотря на возраст и болезни, ответит, если помнит - но он помнит сам, помнит много, резко: как, например, по огромным ступеням лестницы поднимался на третий этаж к дядя Косте часовщику - \"пошуровать\": порыться в старых механизмах, сваленных в верхнем ящике комода, и чего только не напоминали пружинки, ловко выпрыгивавшие из пальцев, колёсики, шестерёнки...
    Он помнит сам тихую соседку, алкоголичку Машку, работавшую на бумажной фабрике, вечно таскавшую ему то карандаши, то бумагу, то конфеты, и худого её брата - Володьку, напоминавшего волка, вставшего на задние лапы: приходил иногда, вместе бухали в её комнате...
    Не было ссор, склок, драм - было ровное, уютное житьё, и кто теперь из этих людей жив - нет ответа.
    А от ушедших родных остаются прорехи: в воздухе и в сознанье, мучительность попытки заговорить с кем-то из них, оборачивается внутренней катастрофой, такой же, какой является тихая жизнь пожилого неудачника, пьющего по субботам водку с мамой - синеет ли за окном широкошумная лепная зима, плывёт ли зыбь ранней весны, или раздаривает дукаты великолепная осень; он пьёт, медленно пьянея, и аппарат, вмещённый в его мозг и не понятный ему самому, перестаёт производить тексты, и подобие блаженства (видит Он, не ради него я живу на свете) заливает телесный пласт, которому сколько и осталось - не поймёшь?
    А учитывая ощущение реинкарнации - ощущение, густо отдающее реальностью с примесью абсурда - и понимать не стоит стараться: кем-то заперта тема на ключ, а ключ спрятан, надёжнее, чем Кощеева смерть.













    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Ключ спрятан надёжнее, чем кощеева смерть. Рассказ.
    Творческий процесс показан изнутри - или снаружи? В деталях - или объёмно, панорамно? У меня ответа нет. А у тебя, читатель?
    31.07.18
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78470>Ключ спрятан надёжнее, чем кощеева смерть</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Творческий процесс показан изнутри - или снаружи? В деталях - или объёмно, панорамно? У меня ответа нет. А у тебя, читатель?<br><small>31.07.18</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Ключ спрятан надёжнее, чем кощеева смерть»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>