О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки





Статьи **




Александр Балтин: Ба была бы довольна.

Длинная, красивая жизнь, описанная с любовью и нежностью.

Редактор отдела поэзии, 
Борис Суслович

Александр Балтин

Ба была бы довольна

Бабушка склонялась над ним, внучком, ворочавшимся в огромной постели, точно вьющим себе ночное гнездо, склонялась, спрашивала: Удовно?
Именно так, немножко не правильно, мило, уютно.
Он вздрагивал, выплывая из дрёмы; он, взрослый, сидел в автобусе у окна, мимо летели лентами такие знакомые пейзажи, мелькали дальние городишки, дачные поселения – большие, как страны.
Вчера позвонил брат, сказал, что бабушка умерла, и вот утром ехал на Киевский вокзал, колебался: автобусом, или электричкой добираться до Калуги, пошёл на автобус всё же…
Дремота обволакивала, автобус шёл ходко, ровно.
…по дорожке мимо дач, усыпанной щебнем, идут с бабушкой к сельскому магазинчику, и хочет она купить кружку дочери в подарок; идут медленно, она держит его, младшего внука под руку, расспрашивает о жизни, о недавно ещё идущей взрослой его жизни…
Остановка стряхивает капли дремоты.
Каковы первые воспоминания о ба?
А те – из старой квартиры: роскошной московской коммуналки в центре города; он болеет (а возраст сейчас не определить), но бабушка рядом, и из чёрной редьки, что стоит в банке на резном старинном буфете, вычерпывает она сладкую жидкость, поит его, говорит нечто нежное, успокаивающее.
Уже предместья Калуги, и скоро будет вокзал, всегда напоминавший огромный, пышно украшенный торт; и, когда вышел, заколебался, куда идти – сразу на дачу, или завернуть домой к дяде и тёте; свернул всё же к их дому, и, обогнув типовую пятиэтажку семидесятых, увидел их, грузивших какой-то скарб в машину.
Обнимались, вздыхали, слёз не было.
Путь на дачу не долог, и разговор плетётся ни о чём, поскольку бездна воспоминаний у каждого своя, и соприкасаются они лишь отчасти, немногими фрагментами.
Старая жизнь в Калуге ему – 28-летнему, представляется слабо. И совсем никак не представляется эвакуация, о которой бабушка исписала ему целую тетрадь: ученическую тетрадь в линейку…
Дед пограничник погиб в первые дни войны; вспомнилось вдруг: так любил покупать пирожные крохотной тогда маме, и когда бабушка ворчала: зачем столько, отвечал, улыбаясь: Да она так чудесно выбирает: это, вот то…
В эвакуации бабушка была с тремя детьми, которых и растила одна, работая медсестрою; потом мама уехала учиться в Москву, осталась там на всю жизнь, а старший сын бабушки – дядька, которого не представляет, погиб давно – в семидесятых…
Машина делает поворот, мелькают перелески, потом открывается дачное, шестисоточное, обширное пространство; старых ворот нет, новые ещё не повесили; и щебень шуршит под днищем машины, и цветы мальвы выглядывают из-за штакетин, малинники виднеются, яблони нависают…
А на даче уже было многолюдно: родни много, и все живы, живы ещё…
Бабушка лежит в той комнате, где спали с братом в детстве: просторная комната с уютнейшими кроватями; она лежит на столе: косный тяжёлый предмет, что не ассоциируется с нею – всегда активной такой, переполненной жизненной плазмой.
…несколько лет назад брат показывал любительскую съёмку своей свадьбы, бывшей в восьмидесятом, и он, не присутствовавший, вглядывался в бабушку, хлопотавшую, отчасти распоряжавшуюся; она приготовила двенадцать тортов, и всё одна, а сама не любила эту чёрно-белую, такую старую съёмку…
Выходят из комнаты, что-то едят за столиком, врытым в землю...
Люди приезжают, заходят, уезжают; похороны завтра.
…ночевали с братом на «дедовской даче» - как называли второй дом: принадлежавший когда-то отцу дяди, - деду, умершему давным-давно; в узкой комнате выпивали немного, вспоминая, закусывая редиской, помидорами, огурцами: всё с грядок и из парников; выходили на крыльцо курить, вглядывались в прозрачную летнюю тьму, густо засеянную звёздами поверху, а внизу точно державшуюся на многочисленных деревьях.
А утром суетно было, но строго: выносили бабушку – по дачной, усыпанной щебнем дорожке к воротам, где ждал автобус, несли гроб солдаты из недалеко расположенной части, подчинённой мужу сестры.
Потом по городу провезли мимо домов, с которыми связана была её жизнь, а на Пятницком кладбище – очень старом -было тесно; нагромождение крестов, оград…
Бабушку положили к сыну, погибшему так много лет назад.
Поминки устраивались на даче, под яблонями; столы были сдвинуты, и народу пришло много; столы ломились от еды, и сказал тихо, выпив сам с собою: Ба была бы довольна.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Александр Балтин
: Ба была бы довольна. Рассказ.
Длинная, красивая жизнь, описанная с любовью и нежностью.
30.10.18
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78514>Ба была бы довольна</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Длинная, красивая жизнь, описанная с любовью и нежностью.<br><small>30.10.18</small></font></td></tr></table>


А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
«Александр Балтин: Ба была бы довольна»:

растянуть окно комментария

ЛОГИН
ПАРОЛЬ
Авторизоваться!





СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


Регистрация

Восстановление пароля

Поиск по сайту




Журнал основан
10 октября 2000 года.
Главный редактор -
Елена Мокрушина.

© Идея и разработка:
Алексей Караковский &
студия "WEB-техника".

© Программирование:
Алексей Караковский,
Виталий Николенко,
Артём Мочалов "ТоМ".

© Графика:
Мария Епифанова, 2009.

© Логотип:
Алексей Караковский &
Томоо Каваи, 2000.

hp"); ?>