п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Подлинно ли второстепенные? (Прозаические миниатюры).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Подлинно ли второстепенные?.

    Четыре прекрасных зарисовки. Спасибо, Александр!

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Подлинно ли второстепенные?

    ПЁСТРЫЙ ПУТЬ АЛЕКСЕЯ ПИСЕМСКОГО
    Зигзагообразны литературные тропы – и в 60-е, и 70-е годы девятнадцатого века Писемский был влиятелен не менее Толстого и Достоевского: его переводили на другие языки, горячо и яро обсуждали в толстых журналах.
    Главным романом его «Тысяча душ» - зачитывались, тем более, что в контексте тогдашней литературы он был достаточно не обычен, представляя собой роман карьеры, так сказать «деловой роман».
    Сок и смак бытовых подробностей, множество которых созидало канву романа, не мешали вектору движения вверх главного героя, что показывалось не менее колоритно, чем живописался быт.
    За трагедией «Горькая судьбина» закрепилась слава одной из лучших русских пьес, и шла она с успехом, что не позволил бы усомниться в величие автора.
    А потом появилось «Взбаламученное море», и Писемский утратил репутацию – сначала в глазах либеральной общественности, а потом и просто читателей.
    Остриё, направленное против нигилизма, было воспринято, как неверие в прогресс вообще – он действительно не очень верил в него – Алексей Феофилактович – полагая, что плоды оного будут гнилыми, ядовитыми для отечества; видя в торгашестве дух порчи, о чём писал ядовито во многих фельетонах.
    Тем не менее, «Взбаламученное море» становится в ряд романов-предвестий, романов-предупреждений – о последствиях революционного движения, сулящего избыточную кровь, и вообще пути развития – избранного, технического, торгашеского пути; но история никогда не слушает советов.
    Последующие произведения Писемского отмечены тяжёлым колоритом, мрачным, давящим – сказывалось и пристрастие к алкоголю, и общие накаты свинцовой депрессии.
    Однако, книги А. Писемского живут и ныне: полные тех теплых подробностей и бытовых каталогов, что плотно представляют время, в которое довелось подниматься писателю по литературной лестнице.
    Хотя, очевидно, никто уже не сопоставит его с Толстым, или Достоевским.

    НАЖДАЧНАЯ ПРАВДА НИКОЛАЯ ПОМЯЛОВСКОГО
    Жуть и подлинность жути: «Очерки бурсы потрясали», казалось, невозможным, чтобы в Петербурге: сгустке культурной жизни империи - существовало подобное учреждение, известное по забавным, почти домашним описаниям Гоголя и Нарежного (без сопоставления, разумеется, дарования их).
    Хлещет лоза – всё построено на берёзовой каше, косности, тупости, жестокосердие.
    Всё зависит от физической силы: и духовного промелька в обучение подобном не сыскать, и попытки будут бесплодны.
    Но каковы характеры, выписанные виртуозно, точно, колоритно, смачно!
    Убеждённый реалист, не представляющий, собственно, других возможностей бытования литературы, Помяловский выписывает своих персонажей и создаёт такие речевые конструкции, что успех читательский был обеспечен: тем не менее, всякий успех зыбок, и «Мещанское счастье», думается более совершенное именно в художественном отношение произведение, не пользуется такой популярностью.
    Злая квинта маячит в перспективе: плебей Помяловский, отведавший бурсы со всеми её прелестями, иначе не разберётся в лабиринтах собственной психики…
    «Кисейная барышня» и «мещанское счастье» входят в речь и становятся крылатыми.
    Помяловский тонет в хлебном вине, не видя особенно интересных перспектив.
    Думается, стоит сегодня по новому перечитать этого мастера, чьи книги – комментарии к тогдашней жизни - бесценны.

    ГРАНДИОЗНАЯ ГОРА «ГАРДЕНИНЫХ»
    «Гарденины» выстраивались, уточнялись, тянулись вверх, разливались в ширь!
    Разнообразно-густой роман Александра Эртеля начинался сочным описанием дворянского быта, дворянского утра, богатого и сытого, истерического у дочери – обосновано, впрочем: читала Достоевского, была потрясена; особняк, холодно сверкающий широкими стёклами, дан дворцом, сгустком отменного существования.
    Но дальше роман вёл тропами в бездны, в гущу и дебри народной жизни, и язык его разливался, разворачивался, сиял роскошной панорамой; язык, от которого приходил в восторг Лев Толстой; какой высоко ценил придирчивый Бунин, поставивший Эртеля вровень с Гаршиным, Успенским, Короленко… ниже Чехова, конечно.
    «Гарденины» действительно по-своему великий роман – сочетающий скальпель социального анализа и точнейшее, колоритное выписывание бытовых подробностей; рисующий характеры из разных сфер жизни, но всегда выпукло, зримо, вещно…
    Жаль, что такой памятник литературы и времени не слишком заметен…
    История редко бывает справедлива, впрочем.

    КРОВОТОЧАЩАЯ ПРОЗА ФЁДОРА РЕШЕТНИКОВА
    Этнографический очерк из жизни бурлаков «Подлиповцы» насыщен разнообразием бытовых деталей и крепко сделанными характерами – человеческого низового пласта тогдашнего общества: это создано именно художественно, ярко, как речь персонажей: в меру солёная, в меру дремучая, отчасти грустная: ибо усталость от жизни тяжела, как свинец.
    Фёдор Решетников знал пласты той жизни, что прежде слабо отражала литература: так, например, он был первым, кто описал забастовку: со всею доступной ему художественностью.
    Зигзагообразная, и, естественно в той же мере не простая, сколь и не сладкая жизнь Решетникова давала ему разнообразный опыт: сам работавший на Демидовских заводах, он вкладывал опыт и впечатления в романы «Горнорабочие», «Глумовы»…
    И быт – рваный, ругливый, бедный: всякий – горнорабочих был также впервые изображён в литературе, как и забастовка.
    Он умер рано, умер от отёка лёгких, вечно борясь с нуждой и наследственной болезнью; он писал ярко, и, думается, заслуживает большего внимания, чем получил – и при жизни, и после смерти.



    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Подлинно ли второстепенные?. Прозаические миниатюры.
    Четыре прекрасных зарисовки. Спасибо, Александр!
    21.11.18
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78540>Подлинно ли второстепенные?</a>. Прозаические миниатюры.<br> <font color=gray>Четыре прекрасных зарисовки. Спасибо, Александр!<br><small>21.11.18</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Подлинно ли второстепенные?»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>