п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Борис Скворцов: Эрлагол в разные годы (О путешествиях).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Борис Скворцов: Эрлагол в разные годы.

    Очерк об истории туристского лагеря, с которым тесно связана жизнь автора. Где, разумеется, отражена история страны последних шести десятилетий. От аскетизма шестидесятых - к относительному комфорту позднего "совка". От криминальных девяностых - к современности, когда люди "приезжают на машинах и с ноутбуками".
    Когда-то Чемал, видимо, был настоящим селом - чем он формально до сих пор и является, хотя давно превратился в курортный городок на берегу широкой Катуни, застроенный фешенебельными дачами и базами отдыха.
    Люди меняют свой образ жизни.
    Но Горный Алтай вечен.

    Редактор отдела прозы, 
    Елена Мокрушина

    Борис Скворцов

    Эрлагол в разные годы

    В 1953 году в Советском Союзе произошло отмеченное едва ли не всей центральной прессой событие – в Сибири открылось новое высшее учебное заведение. Полторы сотни студентов-первокурсников первого сентября приступили к учебным занятиям в Новосибирском электротехническом институте на двух факультетах: радиотехническом и электромеханическом.

    В первые же летние каникулы большая группа студентов НЭТИ отправилась в многодневное путешествие по горам Алтая. Рассказы туристов о красотах алтайской природы и захватывающих приключениях вызвали огромный интерес не только у учащихся, но и преподавателей и сотрудников вуза. Походы по Горному Алтаю становятся регулярными.

    В 1970 году неподалеку от впадения реки Кубы в реку Чемал туристам открылась дивная поляна, которую посетил заинтересовавшийся впечатлениями походников ректор института Лыщинский. «Я же сам в кирзовых сапогах обошёл эти места, перед тем как ставить лагерь!» – рассказывал нам позже Георгий Павлович.

    Землеотвод не заставил себя долго ждать, и к лету 1972 года были не только улажены юридические формальности, но и проделано всё возможное для открытия на Алтае летнего лагеря НЭТИ, названного Эрлаголом по имени наиболее высокой из ближних гор, перепад высоты которой по отношению к поляне составляет 1100 метров. По статусу Эрлагол был оформлен как оздоровительно-спортивный лагерь, а по существу с самого начала был туристским.

    Однако в том году отдохнуть на новом месте могли только подлинные энтузиасты, которые, добравшись по железной дороге до Бийска, пересаживались в автобус, ехали до села Чемал, а потом шагали семь километров пешком до устья Кубы, где их ждало неожиданное препятствие.

    Дело в том, что по правому берегу реки Чемал в сторону посёлка Уожан пролегала щебёночная дорога, но сразу после моста через Кубу требовалось попасть на левый берег Чемала, для чего над рекой был подвешен трос. Не самая удобная переправа, не правда ли? Один из работников Эрлагола позже рассказывал: «Как-то вода в реке поднялась, полез я по тросу, так с меня штаны смыло!»

    Первые эрлагольцы живописали, как поначалу еда готовилась в солдатских котлах под открытым небом, практически все жили в палатках, а туристы приезжали с личным походным снаряжением. Нелегко было организовывать работу базы с нуля её первому начальнику Владимиру Алексеевичу Аксёнову. Но в то время путешественники уходили из Эрлагола в серьёзные походы на Центральный Алтай, Тянь-Шань и другие горные районы.

    С 1973 года на пять лет начальником лагеря стал Леонид Григорьевич Плавский. При нём был построен мостик через Чемал и организована первая столовая, в которой пища поначалу готовилась на дровах. Число желающих посетить лагерь заметно прибавилось. Для их проживания были дополнительно закуплены, в том числе брезентовые солдатские шатры.

    Лагерь стремительно развивался, столовая перешла на газ, для чего было организовано газохранилище. Кроме того в Эрлаголе появился старенький корабельный дизель, периодически выполнявший роль электрогенератора для той же столовой. Всё больше народу стали выходить в горы. Турклуб НЭТИ, став одним из крупнейших в Новосибирске, ежегодно готовил инструкторов туризма для эрлагольских походов.

    Когда летом 1976 года я сдавал экзамен для поступления на самолётостроительный факультет НЭТИ, то об Эрлаголе ещё ничего не знал, а там в это самое время разыгралась настоящая трагедия – в походе при прохождении брода через реку Енгожок погибли два человека – отдыхающая Нина Савишева и инструктор Владимир Сало, пытавшийся её спасти.

    Переправа через бурную горную реку «стенкой» – непростое мероприятие. Сначала надо чётко определиться с местом. Затем, встав втроём или вчетвером и крепко сцепившись отнюдь не за руки, а за лямки рюкзаков друг друга, одновременно пересекать реку. Струя при этом бьёт не по каждому участнику в отдельности, а как бы сразу по всем, в «торец» живой стенки, где находится самый массивный путешественник. Осуществляется такой переход одетыми, обутыми и максимально сконцентрированными на прохождении небезопасного участка туристами. Необыкновенное облегчение чувствуешь, когда преодолев сложный брод, выходишь из реки на противоположный берег.

    Через несколько лет мы прошли весь Енгожок от его устья до истоков с Анатолием Сергеевичем Захаровым, который в 1976 году работал комиссаром Эрлагола и лишился этой должности по причине упомянутого ЧП. Внимательно осмотрели не такой уж и сложный участок реки, ставший для путешественников роковым из-за большого количества воды в Енгожоке, а главное, из-за недостаточной технической и психологической подготовки участников той группы.

    Захарова на посту комиссара сменил будущий ректор института Николай Васильевич Пустовой, который взялся не только решительно укреплять дисциплину и технику безопасности в Эрлаголе, но и всячески поддерживать развитие полюбившегося ему спортлагеря.

    Впервые близ Эрлагола я оказался, учась на втором курсе, в ноябре 1977 года. Транспортируя на самодельных нартах травмированную участницу, почти уже ночью возвращались мы из лыжного похода. Когда проходили развилку дорог Куба-Чемал кто-то из бывалых сообщил, что до конечной точки маршрута осталось семь километров, а совсем рядом в устье Кубы находится летний горно-спортивный палаточный лагерь НЭТИ.

    Через полгода, в начале июля 1978 года, мы прибыли в Эрлагол в качестве инструкторов. Мы – это участники семинара по подготовке инструкторов туризма. Позади специальная учёба, теоретическая и практическая подготовка, сдача экзаменов, а главное, исключительно сложный двадцати трёхдневный майский поход по заснеженным горам и суровым ущельям Алтая.

    В том году в середине эрлагольского сезона в окрестностях лагеря произошел сильнейший ураган, сопровождающийся мощными ливнями. Река Чемал поднялась, залила мост и приобрела кроваво-бурый цвет. В самом лагере сорвало и разбросало палатки. Участники одной из групп, находившиеся в это время в походе в верховьях реки Енгожок, рассказывали, что в какой-то момент услышали непонятный нарастающий шум. Потом на их глазах стали падать деревья – мощный вал ветра сметал всё на своём пути. Подскочив, они рванули к открытому месту, благо такое рядом было, и залегли в высокую траву. Ветровал прекратился так же внезапно, как и начался, за ним последовал штормовой ливень…

    Начальником лагеря в 1978 году вновь стал Аксёнов, а комиссаром – как и я впервые прибывший в Эрлагол, Николай Григорьевич Нестеренко, с которым потом мы многие годы работали здесь вместе рука об руку. Старшим инструктором был назначен руководитель семинара и упомянутого похода – кандидат в мастера спорта Александр Михайлович Филиппов. Среди инструкторов были и те, кто раньше здесь поработал. Один из них – не так давно вернувшийся из армии мотоциклист-разведчик, увлекшийся горами, Александр Веретенников…

    В качестве стажировки был выбран следующий вариант. По одному и тому же четырёхдневному маршруту должны идти три группы: Веретенникова, моя и ещё одного участника инструкторского похода Алексея Шуркевича.

    Сначала мы всей гурьбой двинулись по лесовозной дороге вверх вдоль Кубы. Дойдя до третьего мостика через неё и пообедав, свернули вправо и стали подниматься по урочищу Кеда в сторону перевала Пьеро. И тут я неожиданно испытал совершенно новые, непривычные для себя ощущения, почувствовав, что участники безоглядно мне доверяют…

    Поход получился по всем критериям успешным, и после следующего, восьмидневного похода, где я шёл вторым инструктором у опытного Юрия Бондаренко, с удовлетворением услышал, что стажировка окончена и теперь могу руководить группами самостоятельно. Так оно и вышло, но перед тем, как водить группы в Эрлаголе летом следующего, 1979 года, в марте сводил восьмидневную лыжную «единичку» по тем же местам, а костяк группы составляли мои бывшие эрлагольские участники.

    Когда, в 1980 году взамен вернувшегося в прошлом году в начальники Эрлагола Плавского пришёл не понаслышке знающий туризм и поработавший на Валдае Евгений Николаевич Назаров, меня в Эрлаголе не было. Я тогда повёл группу к месту гибели Андрея Изотова в Чебдарском ущелье с целью установки там памятной плиты. Андрей погиб в каменной ловушке в нашем инструкторском походе. Подробное описание случившегося – в «Летописи одного турпохода», которую теперь можно найти на многих туристских сайтах.

    В 1981 году турклуб НЭТИ поручил мне организовать и провести инструкторский поход. Придвинув его сроки вплотную к открытию лагеря, в качестве маршрута я выбрал стосемидесятикилометровый кольцевой переход второй категории сложности с максимальным пересечением участков, по которым предстояло водить походы моим подопечным. Поход прошли успешно, завершили его в Эрлаголе и тут же приступили к инструкторской работе.

    Показательным в отношении важности походов стал 1982 год. Сменивший на один год Назарова на посту начальника лагеря преподаватель спорткафедры Валерий Афанасьевич Цимбалюк провёл своего рода эксперимент, назначив старшим инструктором женщину, не имеющую отношения к туризму. В результате ; отсутствие походов и…

    В это время я защищал дипломную работу, и после распределения – до свиданья, НЭТИ. Но на следующий день на пороге нашего общежития меня поджидала председатель спортклуба НЭТИ Рузайкина.

    – Борис! Я Вас полдня уже ищу, у нас ведь ЧП! Народ возвращается из Эрлагола, сдаёт в профком путёвки, представляете? Лыщинский уже председателя профкома на ковёр вызывал. Найдите ещё кого-нибудь, и надо ехать туда, разбираться, в чём дело… Такого у нас ещё не было!

    Утверждённая ректором комиссия по разбору и исправлению ситуации состояла из преподавателя кафедры физвоспитания Юрия Сычёва, меня и найденного мной коллеги по инструкторской работе Юрия Федосеева. Позже выяснилось, что кроме нас в лагере находилась ещё и комиссия партийного комитета института, негласно наблюдающая за нашей работой.

    Прибыв в Эрлагол, мы быстро разобрались, в чём дело. Причиной случившегося, конечно, оказалось отсутствие турпоходов. Заменив некомпетентного старшего инструктора нормальным туристом-горником Андрюхой Сурановым, мы повели студентов в восьмидневный поход. Больше никто путёвок не сдавал, походная жизнь в Эрлаголе наладилась.

    В 1983 году на следующие три года в начальники вернулся Назаров. Когда в конце похода третьей категории сложности под руководством весьма серьёзного туриста Геннадия Алексеевича Злобина, я заглянул в Эрлагол, то был тут же мобилизован Евгением Николаевичем на организацию посвящения новичков в туристы.

    – А где бы мне верёвку для моста раздобыть? – спросил я у него.

    – Ты у Владимира Косарева спроси, он альпинист, – ответил тот, указывая на дальний домик.

    Так я познакомился с Косаревым, с которым впоследствии мы вместе немало походили по горным тропам, предпринимая иногда голодные похода «по Брэггу». Однажды голодали восемь дней, в то время как вели группу из восемнадцати человек.

    А вот в 1984 году после мандатной комиссии, как офицер запаса, я не имел право уходить в отпуск и куда-либо отъезжать, в том числе и на Алтай. Забавно, что из семи коллег по нашему отделу, прошедших комиссию, призвали лишь одного, который отличался от остальных только тем, что успел к тому времени обзавестись семьёй.

    Приехав в 1985 году в Эрлагол, первым делом увидел двухэтажный коттедж на месте полуразвалившегося фундамента, возведённого стройотрядовцами ещё в 1978 году, когда из построек кроме столовой существовали лишь изба сторожа и примыкающий к ней склад.

    У подножья Змеиной горы уютно расположились ещё и шесть одинаковых одноэтажных домиков, в которых жили отдыхающие преподаватели и сотрудники НЭТИ. Ближний к коттеджу одноэтажный домик в отличие от четырёхкомнатных соседних состоял из двух больших комнат, в которые поселили инструкторов. В левой комнате обитали парни, а в правой – девушки. В общей сложности – более двадцати человек.

    На первой смене повёл группу из двенадцати человек, включая четырёх стажёров, в восьмидневный поход. В верховьях реки Мойноскон на границе леса и горной тундры решил идти не стандартно через верхний левый приточек и седловину, а в лоб, примерно туда, где во время инструкторского похода в мае 1978 года висел снежный карниз.

    Вот мы и наверху. Перед нами крутой каменистый спуск в один из истоков Малой Сумульты – реку Ижиму. Но что это? Откуда здесь мог взяться тур?

    На размокшем, разваливающемся клочке бумаги, пролежавшем на хребте почти два года в консервной банке среди камней, с трудом различаю текст.

    Дорогие друзья!
    Этот тур сложен в честь одного из старейших туристов г. Новосибирска Александра Михайловича Филиппова, трагически погибшего летом 1983 г. Этот человек впервые открыл нам всю прелесть природы Восточного Алтая. Пусть перевал этот носит имя замечательного человека.
    Мы, ученики А.М. Филиппова, просим всех туристов, проходящих через привал, положить свой камень в этот тур 24 августа 1983 г. Если можно, то сохраните эту записку.
    Подпись (неразборчиво)

    Позже, после опубликования «Летописи одного турпохода» ко мне пришло письмо из Канады от человека, соорудившего этот каменный тур, участника нашего инструкторского похода Владимира Жутяйкина.

    «Борис, привет!
    … Я прочитал твою повесть… Не знаю, можно так или нельзя водить, за 20 лет своей практики руководителя я так и не смог ответить себе на этот вопрос. Но этот поход во многом определил мою жизнь, и я хочу сказать, что я благодарен Филиппову как ни одному другому человеку в жизни за то, что он “сделал” меня таким, каким я стал к сорока годам – деликатным, гибким, отзывчивым и, самое главное, уверенным в своих силах человеком!
    Читать было приятно до слёз... Спасибо тебе. Я в Канаде, в Торонто. Занимаюсь туризмом, и сотни жителей Торонто стали моими благодарными клиентами и друзьями.
    С уважением, В. Жутяйкин.
    PS. Тот Альбаганский тур с запиской – это мой тур. Мой и моих детей, с которыми я прошёл поход и которым посвятил 10 лет жизни».

    Как-то раз один из редакторов сказал мне, что такое бывает только в художественных рассказах. Однако здесь всё строго документально, иначе было бы не интересно…

    Так уж сложилось, что мне довелось поработать в Эрлаголе при каждом из двенадцати, на данный момент, его руководителей. В 1986 и в 1987 годах таковым был преподаватель спорткафедры Владимир Фёдорович Голубев, который регулярно по утрам тренировал на эрлагольской поляне своих спортсменов. В 1988 – ещё на один год вернулся Назаров, а в 1989 начальником лагеря был удивительно духовно продвинутый человек Евгений Николаевич Киселёв.

    В 1990 на два срока в начальники Эрлагола пришёл Александр Эдуардович Каспер, с которым впоследствии вместе мы много походили по горам зачастую без троп в разведывательных походах по местам, где туристы обычно не ходят. Например, пробились сквозь чудовищный бурелом в районе горы Корабель. В такие походы мы ходили, втроём, включая нашего старшего товарища Георгия Георгиевича Матушкина. Эти приключения подробно описаны в моих книгах…

    После 1991 года Александр Эдуардович бывал в Эрлаголе в разных ипостасях: активный турист, инструктор, экспедитор, а в настоящее время он заместитель директора. Кроме того в 1990 году в НЭТИ был организован отдел социального развития, первым начальником которого стал Каспер. С того моменты работы по обустройству лагеря выполнялись круглогодично, а Эрлагол был электрифицирован.

    Кстати, последнее событие туристами было воспринято неоднозначно, ведь меньше стало костров, вечерних посиделок, песен, общения. В эрлагольской столовой по этому поводу на стене среди прочих изображена юмористическая картина, выполненная Игорем Шевченко и Александром Чиркиным. Три персонажа: один из них молится на электролампочку, другой стоит у костра и глядит на это дело с негодованием, дескать, мы на природу ехали, а не в пансионат, а между ними – абсолютно растерянный мужичок, не знающий, к кому примкнуть.

    В 1992 году, на смену Касперу пришёл молодой парень Игорь Анатольевич Рыбачёк, которого в 1995 году в свою очередь сменил преподаватель НЭТИ Владимир Васильевич Сушко, работавший в восьмидесятые годы комиссаром Эрлагола. Наступили неспокойные времена. Местные жители из числа молодых да ранних решили вдруг, что только они здесь хозяева и могут творить всё, что заблагорассудится. В любое время суток приходили группками в Эрлагол как к себе домой, вели себя разнузданно, задирали отдыхающих, приставали к девушкам. Особенно наглели хулиганы, когда наступала ночь. Чемальские власти же старались не замечать безобразия.

    Как-то, вырвавшись на Алтай с основной работы, к середине эрлагольского сезона, узнаю, что произошло ЧП. Чтобы хоть как-то прекратить ночные наезды аборигенов, администрация перекрыла грузовиком мост через реку Чемал. Что тут началось! Обозлённая толпа буквально атаковала лагерь камнями. Мало того, что грузовик был приведён в негодность, получили травмы сотрудники лагеря, пытавшиеся урезонить распоясавшихся молодчиков. Особенно серьёзно пострадал заместитель начальника по спорту Вилен Матвеевич Британчук, которому камень угодил в лицо…

    Однако после случившегося чемальская милиция по существу расписалась в собственном бессилии что-либо изменить, предложив бороться с местными хулиганами эрлагольцам самостоятельно: «Делайте с ними, что хотите, только совсем не убивайте. Можете связывать и везти к нам!» В этой ситуации Рыбачёк вынужден был установить в лагере регулярный ночной дозор, вооружив дежурных газовыми баллончиками.

    Вот мы с Владимиром Косаревым приступаем к ночному дежурству. Кроме баллончиков у нас с собой мощные фонарики, но пока мы скрытно обходим территорию погружающегося в сон лагеря. Совершенно темно, но в какой-то момент замечаем, что на эрлагольской поляне появляется четверо посторонних парней. Выбрав дистанцию, незаметно следуем за «гостями». В какой-то момент алтайцы куда-то исчезают, и мы останавливаемся у края палаточного городка.

    Неожиданно из ближней палатки раздаётся отчаянный визг девчонок.

    – Девушки, лагерь спит! – предупреждаем мы.

    – К нам лезут!!!

    – А ты дай топором по лбу тому, кто лезет, – преспокойно предлагает Косарев, причём с такой ленивой уверенностью, что от палатки как ошпаренный тут же отскочил молодой невысокого роста алтаец и в ужасе залепетал:

    – Да вы что, ребята, ну зачем так сразу топором, мы же просто… познакомиться хотели…

    – Так не видно же, кто лезет, может медведь, – тем же ленивым голосом возразил Володя.

    Желание продолжать знакомство у парней мгновенно отпало, и они растворились в темноте.

    После этого какое-то время было всё спокойно, однако в самый глухой час, увидев фары приближающегося автомобиля, мы направились к мосту через Чемал. Когда машина въехала на мост, разом включили наши фонари, направив их на лобовое стекло. Автомобиль, резко остановился, и, вылетев задним ходом на большой скорости за мост, с переполоху повернул не в ту сторону, после чего долго ёрзал в развороте и, наконец, покатил туда, откуда приехал.

    – Ну, хоть в этот раз обошлось, – произнёс наутро Рыбачёк, – и баллончики целы…

    Относительный порядок наступил лишь в 1996 году с приходом в главы администрации Чемальского района бывшего директора местного лесхоза Сергея Завеновича Шевченко.

    В 1998 году на Алтае как, впрочем, и в Новосибирской области воцарилась безобразная жара – за два месяца ни одного дождя. Высохли болота, обмелели реки. Без дождей кругом всё пересохло до крайности, почва аж хрустела под ногами. В середине тяжёлого похода, осуществив восхождение на вершину Альбагана, с высоты 2618 метров мы увидели вдалеке густое облако дыма. Это рядом с Эрлаголом, по противоположному берегу реки Чемал отрогом двигался пал, выжигая весь сухостой на своём пути.
    Выгорало всё, что находилось на земле, но температуры, чтобы поджечь деревья, к счастью, не доставало. Кажется, хвоя должна гореть как порох, ведь она рядом с огнём, но всё же не вспыхивает! Вернувшись из похода, каждое утро просыпались в таком дыму, что впору было эвакуацию устраивать!

    Только в конце августа перед закрытием эрлагольского сезона, наконец, хлынули затяжные дожди, которые быстро всё потушили так, что только пар до небес поднялся. Ещё долго после этого с крутых склонов горы Дураков то и дело с рёвом скатывались камни – связки-то перегорели.

    В 2002 году Эрлаголу исполнилось 30 лет. Теперь он именовался Загородным спортивно-оздоровительный комплексом, а его начальник – директором. Таковым в этот юбилейный год на долгие двенадцать лет стал мой первый руководитель по производственной практике в НЭТИ Владимир Иванович Мальцев. К юбилею Эрлагола ставший в 1992 году Новосибирским государственным техническим университетом вуз выделил новые средства для его развития.

    Старые домики и коттедж в лагере были реконструированы, построена новая столовая и благоустроенный туалет. Однажды осенью случился пожар – сгорела старая большая баня. Построили новую баню, а потом новую современную столовую с современным пищеблоком, пробурили скважину для питьевой воды, организовали водопровод. На месте дальнего палаточного городка появилось десять четырёхместных домиков, названных дачными, а неподалёку – двухместные бунгало. Теперь в палатках жили только те, кто сам этого хотел.

    А вот число желающих идти в горы, к сожалению, сократилось, и количество инструкторов в итоге было сокращено до пяти человек. Народ стал приезжать на машинах, с ноутбуками, которые всё чаще заменяли гитарно-костровое общение…

    Наступил 2014 год, сменился директор Эрлагола. На смену Мальцеву пришёл подполковник запаса Константин Борисович Левенских, который быстро и энергично вошёл в курс дела. Я подготовил служебную записку, основное внимание в которой уделил мерам безопасности в горах, настаивая на приобретении спутниковых телефонов, подготовке стажёров, наличия страховок и прочего. Записка была запущена в дело. Всё необыкновенно ладилось. Даже список инструкторов получился с резервом.

    И вдруг в конце мая на Алтае происходит небывалое наводнение. МЧС объявляет режим чрезвычайной ситуации на территории всего региона. Разрушены дороги, мосты, линии электропередач. Село Уожан, Эрлагол, многочисленные стоянки по рекам Чемал и Куба отрезаны от районного центра, а турбазы Берель и Турсиб затоплены. Водная стихия изменила ландшафт, русла рек и планы на активный летний отдых у любителей Алтайских гор. Впервые за сорокадвухлетнюю историю эрлагольцам пришлось поголовно сдавать путёвки…

    К следующему, 2015 году последствия стихии были устранены, и 6 июля 2015 года Эрлагол вновь принял отдыхающих и туристов. В очередной раз сменилось руководство лагеря. Исполняющим обязанности директора была назначена Вера Александровна Левицкая, которая, начиная с 1993 года, прошла в Эрлаголе путь от студентки-практикантки в эрлагольской столовой, до бухгалтера лагеря.

    Надо сказать, что чрезвычайных происшествий, подобных трагедии 1976 года больше не случалось. Техника безопасности была и остаётся краеугольным камнем в организации турпоходов. Однако поисково-спасательные работы время от времени приходилось проводить. Например, в 1981 году одна из групп не вернулась к контрольному сроку. Тут же встречным ходом отправился спасотряд, но к счастью туристы, потерявшие время из-за ошибок ориентирования оказались недалеко от лагеря. Подобные ситуации за период существования Эрлагола возникали неоднократно.

    В 2013 году потребовался вертолёт, чтобы экстренно транспортировать серьёзно заболевшего в походе туриста. В 2016 году одна из групп попала в своеобразную западню, когда сильнейший ливень бушевал всю ночь и вызвал не только резкий подъём рек, но и камне-грязевые оползни, один из которых перегородил путь по берегу Кубы. Прорваться к группе удалось на грузовом автомобиле «ГАЗ-66», который до этого упёрся в завал с противоположной от лагеря стороны… Кстати, удивляюсь, как мы вообще тогда пробились к туристам вверх по взбесившейся Кубе. Но главное, все остались живы, здоровы и вполне счастливы.

    Как-то раз поймал себя на мысли, что каждый эрлагольский сезон по-своему уникален. В 2017 году спортлагерю «Эрлагол» исполнилось 45 лет, и это событие ознаменовалось просто удивительной погодой. Практически все три смены по шесть раз на дню грозовые ливни обрушивались на лагерь и его окрестности! Когда мы вернулись из восьмидневного похода, на вопрос, как сходили, я пошутил, что сходили хорошо, но у каждого из участников к концу похода выросли плавники и жабры.

    И в 2018 году мы снова ходили во всевозможные походы, …а не за горой уже и полувековой эрлагольский юбилей. И новые приключения.

    Декабрь 2018 г.

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Борис Скворцов
    : Эрлагол в разные годы. О путешествиях.
    Очерк об истории туристского лагеря, отражающий и историю страны последних шести десятилетий.
    06.01.19
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/bskvor>Борис Скворцов</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78554>Эрлагол в разные годы</a>. О путешествиях.<br> <font color=gray>Очерк об истории туристского лагеря, отражающий и историю страны последних шести десятилетий.<br><small>06.01.19</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Борис Скворцов: Эрлагол в разные годы»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>