п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Франц и Садег (Рассказ).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Франц и Садег.

    Замечательно! Видишь обоих.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Франц и Садег

    Зигзаги и линии, изломы и зигзаги, внезапные пересечения параллельных – нарушение закона во имя выразительности; и снова зигзаги, изломы, закругления…
    Если на сферический купол монументальной мечети, вязь под которым блистает бирюзой и лазурью, наползает высокий, игольчатый, рвущийся в бездны небесных пластов готический шпиль, это означает присутствие фантасмагории в реальных планах действительности, смешение границ сна и яви: того замечательного смешения, которое даёт новую призму восприятия реальности.
    Улицы узкие, мощёные, дома не высоки: в два-три, редко четыре этажа, и символы цеховых мастеров: здесь крендель, там сапог – легко покачиваются, если ветер вздумает играть в догонялки со своею тенью…
    Крутая лестница из морёного дерева ведёт в полуподвальный кабачок, где малолюдно, и человек, сидящий за дальним столиком, поднимает очень большие, кофейного цвета, необыкновенно тревожные глаза, чтобы встретиться взглядом со входящим – очевидно персом – достаточно молодым, красивым, с аккуратно подстриженными усиками.
    Перс тоже выделяет человека с несколько ассиметричным, беспокойным лицом, подходит к нему, садится, приветствует…
    -Дождя нет? – спрашивает европеец.
    -Нет, сумеречно, таинственно… как в ваших рассказах.
    -Я не представился, но…
    -Но… мы знакомы: страницами, листами фантазий, нагромождением образов, алогичных ситуаций; мы давно знакомы, Франц.
    -Да, Садег, как ещё можно выразить предложенную нам действительность? только ломая хворост обыденного для костра ирреальности, что постепенно, всё стремительнее становится именно что реальностью…
    -Три капли крови – есть три пункта, с которыми соприкоснётся каждый: до-рождение, рождение, смерть – и чем ещё можно насытить сферу каждого пункта, кроме как волнового, зигзагообразного, красного движения всех и вся, завершающегося триумфом смерти? Даже если за ней есть продолжение…
    -А в исправительной колонии всё так ужасно, дорогой Садег. Нам не бежать из неё. И та жуткая машина казни, что привиделась мне в очередном, траурного окраса кошмаре, есть мельчайшая доза правды – предстоящей правды, что нагромоздит мировые войны и вознесёт гекатомбы жертв.
    Чучело совы укреплено на суставчатом суку на стене, и вдруг – нечто невозможное! – сова распахивает крылья, как врата, и тень ложится на столик.
    -Вот, Франц, Слепая сова уже вызревает во мне, я чувствую её кристаллы, и мне страшно от того, что я собираюсь написать…
    -А кристаллы замка, Садег? Ведь он повсюду, и слепцы, погружённые в мир домов и контор, денег и карьеры не замечают разросшегося, чудовищного строения, в которое не попасть, не попасть…
    -Как бы необходимо ни было. Безысходность моих произведений видимая, Франц. Я восстанавливаю идеал через процесс деструкции, чётко зная, что идеал недостижим. Желанное и действительное слишком разнополярны, и смерть порою представляется единственным выходом.
    -Она не выход, я знаю…
    Сова вновь трепещет крыльями и, кажется, бледная тень ангелоподобного существа сейчас опустится за столик, рядом с двумя писателями, - того существа, что, играя такую роль в «Слепой сове», теряет силы, и убывает из данности; но нет, ничего не происходит.
    Сова остаётся на месте.
    Разнополярность мира не изменяется – как не утончается его косность, а безразличие к литературе не переходит в яркий интерес к ней.
    -В сущности, - улыбается Кафка виновато, - мы больше нужны теням, чем живым людям.
    И шелест губ Хедаята подтверждает сказанное.
    Сумерки опускаются на мистический город, приютивший двух классиков, двух изгоев мира; роскошные сумерки вечности, в которой столько цветов, что совмещение мечети и готического храма не имеет ничего необычного, а пласты замечательной, пусть трагически изломанной литературы сверкают драгоценными огнями: только вбирай, чтобы понять нечто корневое, основное об устройстве мира; только впитывай, становясь лучше, тоньше, умнее…


    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Франц и Садег. Рассказ.
    Замечательно! Видишь обоих.
    04.04.19
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78639>Франц и Садег</a>. Рассказ.<br> <font color=gray>Замечательно! Видишь обоих.<br><small>04.04.19</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Франц и Садег»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>