п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Семён Раич и его кружок (Эссе).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Семён Раич и его кружок.

    Интереснейшее эссе о литераторах позапрошлого века, к счастью, не забытых. Впечатляет. Огромное спасибо, Александр!

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Семён Раич и его кружок

    1
    Семён Раич воспринимал окружающий мир многослойно: через наш просвечивает другой, и именно он и определяет жизнь нашего, нюансы его существования, его наполненность, или провалы в пустоту:

    Природа по себе мертва.
    Вне сферы высшего влиянья
    Безжизненны её созданья:
    Она - зерцало божества,
    Скрижаль для букв Его завета;
    Ни самобытного в ней света,
    Ни самобытной жизни нет.

    Мускулы мысли напрягались отчётливо: и мысль эта, касаясь эзотерических тайн, передавалась языком ясным и строгим, языком классицизма, отчасти ветшающим, но, в сущности, не стареющим никогда.
    Окончив духовную семинарию, Раич не стал принимать сан, но зарабатывал на жизнь преподавательской деятельностью, в частности, служил домашним учителем у Ф. Тютчева…
    Он был членом ранней полулегальной организации декабристов «Союз благоденствия», что говорит о высоте его устремлений, и постоянных мыслях о будущем России; однако, после роспуска её, от деятельности подобного рода отошёл, сконцентрировавшись на педагогической и литературной работе.
    Стих его звучал вольно и широко, варьируя традиционные темы, но – наполнение было сугубо индивидуальным: Раич, очевидно, сумел расшифровать свою душу, квинтэссенцией которой поэзия и является:
    Не дивитеся друзья,
    Что не раз
    Между вас
    На пиру весёлом я
    Призадумывался.

    Вы во всей ещё весне,
    Я почти
    На пути
    К тёмной Орковой стране
    С ношей старческою.

    Мудрость Раича – несколько тяжёлая: ноша изрядна, и пир весёлый упомянут скорее для контраста – бездне мысли, чем реально был столь уж привлекательным для поэта.
    Некоторые стихотворения Раича были положены на музыку, что говорило о соответствующем заряде, вложенном в их структуры; стихотворение «Друзьям» стало популярной студенческой песней, исполнявшейся под гитару вплоть до тридцатых годов двадцатого века.
    Обращаясь к стихотворению «Жалобы Сальватора Розы» приходится вспомнить не столько изощрённого мастера формы – итальянского поэта – сколько Ломоносова: с его мощью, космическим прорывом, высотой парения; и тут же контрастно мерцает «Жаворонок» - нежный, трепещущий…
    Разнообразный поэт, богатая жизнь…
    С. Раич ярко и достойно свершил свой путь, и, пусть не поднявшись до высот первостатейных в поэзии, занимает в ней вполне весомое место…

    2
    Славянофильство подразумевало тяжелостопность – хотя сложно объяснить почему…
    С. Шевырёв, игравший немалую некогда роль в литературном пейзаже, производил стихи, густо гудевшие звуком:

    О люди русские, благословим сей день
    И воздадим хвалу мы богу всеблагому
    За то, что с родины слетает рабства тень,
    Не будет человек принадлежать другому.

    Именно таковые, думается, и должны были действовать, заставляя думать, и призывая к высоте…
    Ибо лёгкость часто обманчива, ибо, спрятавшись за ней, сочинитель тщится избежать глобальных проблем.
    Вероятно, так и мыслил С. Шевырёв, с детства владевший церковно-славянским, зачитывавшийся Сумароковым и Херасковым.
    Нужна алмазная твёрдость классицизма: или – всё прахом…
    Даже в шуточных стихах должна выдерживаться высокая форма, отказ от которой чреват, как бездна.
    Шевырёв был последователен в своих убеждениях, никогда не давая заднего хода, чтобы ни происходило вокруг…

    Чу! внимайте... полночь бьёт!
    В этом бое умирает
    Отходящий в вечность год
    И последний миг сливает
    С первым мигом бытия
    Народившегося года:
    Так, всё цепью выводя,
    Вяжет дивная природа.

    Цельность, как свидетельство внутренней силы: гармония, идущая изнутри, требовала именно такового воплощения.
    Что ж…
    С. Шевырёв остался – со своими крепкими, плотно насыщенными содержанием стихами, со своими убеждениями, которые могут казаться наивными…
    Время избирательно.
    Но последнее слово за ним…

    3
    Стилизованный перевод шведской народной баллады превратился в стихотворение «Чудная бандура», чтобы стать песней – «По Дону гуляет казак молодой…».
    Песней щедрой и привольной, высотой своей преодолевающей время, летящей и звучащей и поныне…
    Хотя вклад Дмитрия Ознобишина в отечественную словесность носит скорее исторический, чем живой характер.
    Исторический и эпические произведения поэта слишком громоздки, перенасыщены восемнадцатым веком, пронизаны порою восточными мотивы…
    Последнее не мудрено: Ознобишин был полиглотом, и Восток влёк его – среди прочих культур представляясь оазисом изощрённой мысли, тонкой образности и своеобразной экзотики.
    Ознобишин переводил фрагменты поэм Низами, составил первый персидско-русский словарь.
    Тем не менее, его «Аттила», или «Фивский царь» сегодня вряд ли будут читаться кем-то, кроме филологов.
    Но вот в стихах иных встречаются лирические волны, плещущие легко и свободно, передающие не стареющие эмоции:

    Если грудь твоя взволнуется
    В шуме светской суеты,
    И душа разочаруется,
    И вздохнешь невольно ты;
    Если очи, очи ясные
    Вдруг наполнятся слезой,
    Если, слыша клятвы страстные,
    Ты поникнешь головой,
    И безмолвное внимание
    Будет юноше в ответ,
    За восторг, за упование
    Если презришь ты обет…
    Путь его хочется назвать скорее метафизическим, чем пролегающим через дебри жизни, труды Ознобишина были разнообразны и насыщены, но и песня, звучащая до сих пор, достойный памятник стихотворцу, стремившемуся поднять саму поэзию на новую высоту, относившемуся к ней, как к делу священному, таковому, на которое благосклонно взирают небесные синклиты…
    4
    Ученик Семёна Раича, Андрей Муравьёв в юности переводил «Энеиду» и «Телемака»…
    Он познал и военную службу, и службу в Синоде; он весь, казалось, состоял из устремлений к высотам: духовного и творческого планов: смыкающихся, в общем.
    Он инициировал работы по восстановлению русского монастыря Новый Сион и Мирах; его трудами келия Афонского Ватопедского монастыря была преобразована самоуправляющийся скит с русскими насельниками.
    Труды духа, казалось, непрестанно свершались в недрах души А. Муравьёва, и то, что писать он начинает именно по духовным вопросам, было вполне логично.
    «Путешествия по святым местам земли Русской», «Письма о богослужении Восточной кафолической церкви»…
    Список трудов велик; они насыщены плазмой мысли, и лепестками всех фраз стремятся к свету: не общеизвестному, который есть длина волны, но к потаённому, чью работу так сложно осознать…
    В Крыму Муравьёв знакомится с Грибоедовым, и именно под его влиянием пишет поэму «Потоп», и драматические произведения из русской истории…
    В его наследие кипел классицизм: бушевали оды; потом раскрывались хитрыми лицами цветы басен, обращённые к солнышку человеческого внимания; лирические произведения вспыхивали трепетанием тонкости ощущений…
    Стихи А. Муравьёва представляют сейчас скорее филологически-исторический интерес; но вся жизнь его – целостность её высокого стремления - является редким примером напряжённой жизни человеческого духа…

    5
    Даже вообразить библиотеку Авраама Норова – значит испытать трепет духа, и то ни с чем несравнимое волнение, когда экземпляр книги не только… книга, но и свидетельство истории: во всей насыщенности её связей, движений, аллюзий…
    Первое иллюстрированное издание «Божественной комедии», подборки первых прижизненных изданий Бруно и Кампанеллы, инкунабулы, раскрывающие свои роскошные, потаённые недра знающему!
    А Авраам Норов был отменным многознатцем – только перечень изученных им (причём досконально!) языков поражает.
    Государственный деятель, путешественник, учёный, писатель, Норов был вхож во многие литературные салоны своей современности; известно, что библиотекой его пользовался Пушкин, во время труда над пугачёвской эпопеей…
    Он много писал в стихах и прозе, переводил, откликнулся на смерть Пушкина стихотворением:

    Погас луч неба, светлый гений,
    Великий бард полночных стран,
    Чья слава в сонме поколений
    Взрастет со славой россиян.
    Разумеется, стихи А. Норова были среднестатистическим, довольно грамотным вариантом тогдашней словесности; великим произведением (в том числе зафиксированным отчасти литературно) была его жизнь, чья духовная составляющая, казалось, куда более значительной плотской, реальной…
    И пример этой интенсивной внутренней насыщенности может влечь и сейчас – в мире пустых соблазнов и лютующих компьютерных технологий.

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Семён Раич и его кружок. Эссе.
    Интереснейшее эссе о литераторах позапрошлого века, к счастью, не забытых. Впечатляет. Огромное спасибо, Александр!
    03.06.20
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/78909>Семён Раич и его кружок</a>. Эссе.<br> <font color=gray>Интереснейшее эссе о литераторах позапрошлого века, к счастью, не забытых. Впечатляет. Огромное спасибо, Александр!<br><small>03.06.20</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Семён Раич и его кружок»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>