п»ї Точка . Зрения - Lito.ru. Александр Балтин: Метафизические ходы Владислава Ходасевича (Эссе).. Поэты, писатели, современная литература
О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки | вебмастерам: как окупить сайт
  • Проголосовать за нас в сети IMHONET (требуется регистрация)



































  • Статьи **











    Внимание! На кону - издание книги!

    Александр Балтин: Метафизические ходы Владислава Ходасевича.

    Замечательно! Интересно, что в Париже только с Ходасевичем у Цветаевой были сносные отношения. Потому что только он был ей ростом вровень. Единственный.

    Редактор отдела поэзии, 
    Борис Суслович

    Александр Балтин

    Метафизические ходы Владислава Ходасевича

    1
    Замереть перед зеркалом, вглядываясь в себя, как в портрет времени, тщась расшифровать бездну собственного «я», будучи спелёнутым заблуждением отождествления оного со своим телом…
    Я, как дикое слово; подлинное «я», как отрицание «я» привычного, седеющего, стареющего…
    Разворачивается жёсткое, жестокое к себе, хрестоматийное: «Я, я, я. Что за дикое слово?»…
    Многим существует поэзия – своеобразная сумма сумм; многим она значительна; но есть в ней момент, связанный с мучительным пунктом: узнавание многими описываемой ситуации.
    Или – ситуации живописанной: ярко и мощно, благодаря системе рифм и размеров…
    И вот – кто не испытывал в определённом возрасте мук, переданных в шедевре Ходасевича?
    Кто не сталкивался с напраслиной необходимого поиска?
    …не говоря уже обо всех тончайших нюансах этого стихотворения - бархатного, чуть влажного, и вместе кристаллически-твёрдого…
    Стихи Ходасевича вообще тверды: лишнее в их устройстве не подразумевается: только суть.
    А суть – от соли, чьи крупинки всегда находятся в соответствие с понятием «мера».

    Проходит сеятель по ровным бороздам.
    Отец его и дед по тем же шли путям.

    Сверкает золотом в его руке зерно,
    Но в землю черную оно упасть должно.

    И там, где червь слепой прокладывает ход,
    Оно в заветный срок умрет и прорастет.

    Тень Экклезиаста мерцает в дали, и нечто ветхозаветное (чуть ли не с тою же мощью) проступает через такие ясные строки.
    Ясность выше простоты, ибо последняя бывает хуже известно чего…
    Стихи Ходасевича – магические кристаллы, где смыслы нарастают новыми гранями, любая из которых сверкающая.
    Картина ли жизни, пейзаж, психологический портрет, шутка – всё с блеском даётся в разнообразном мире Ходасевича.

    Во дни громадных потрясений
    Душе ясней, сквозь кровь и боль,
    Неоцененная дотоль
    Вся мудрость малых поучений.

    \"Доволен малым будь!\" Аминь!
    Быть может, правды нет мудрее,
    Чем та, что вот сижу в тепле я
    И дым над трубкой тих и синь.

    Сухость и чёткость, и…нечто от пути дервиша, познавшего так много, что высказываться можно только кратко, предельно мускульно…
    И вновь, точно совершив круговое движение, читательская душа возвращается к метафизической теме зеркала, и себя перед зеркалом (без нарциссических моментов, разумеется), и вновь звучит классическое стихотворение Ходасевича, не давая ответа на вопрос, но заставляя душу работать в предельном режиме напряжения…

    2
    ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ
    Путём зерна идёт цивилизация; история, всё усложняющаяся и усложняющаяся, вынуждена совершать этот же путь, коли нет вариантов роста.
    …а всеобщий, постепенный, очень медленный рост есть цель истории: не слишком отчётливая, но очевидная, когда приглядеться.
    И вот В. Ходасевич обозначает этот путь в кратких, библейски звенящих, очень ясных внешне и перенасыщенных раствором метафизики стихах:

    Проходит сеятель по ровным бороздам.
    Отец его и дед по тем же шли путям.
    Сверкает золотом в его руке зерно,
    Но в землю черную оно упасть должно.
    И там, где червь слепой прокладывает ход,
    Оно в заветный срок умрет и прорастет.
    Так и душа моя идет путем зерна:
    Сойдя во мрак, умрет - и оживет она.
    И ты, моя страна, и ты, ее народ,
    Умрешь и оживешь, пройдя сквозь этот год,-
    Затем, что мудрость нам единая дана:
    Всему живущему идти путем зерна.

    Круг извечности: касающийся каждого: а любой есть клетка народа и социума; круг движения стран и цивилизаций ярко блистает в не большом стихотворение.
    Есть и другой полюс – свидетельствующий о глубине восприятия жизни: стихотворение «Перед зеркалом» - там отвращение к себе, как следствие внутренней работы: постоянной, крепкой, тяжёлой; это отвращение, зовущее к совершенству – недостижимому, но такому желанному…
    …помимо поэтических высот - пойманное состояние и ощущение знакомо многим, если не большинству, живущих; как и сомнение: неужели вот эта внешность, этот плотский куль и есть я?
    Ведь должны же быть иные измерения…
    Так, высоты, продемонстрированные Ходасевичем в двух этих перлах, убеждают во многом…





    3
    ХОДАСЕВИЧ-КРИТИК
    Тютчев, Сологуб, Державин…
    Ходасевич-критик чрезвычайно наблюдателен: ни одно движение мысли великих предшественников, воплощённое в строках, не ускользнёт от чёткого, остро сфокусированного взгляда…
    Вместе - необыкновенная тонкость отличает его статьи: шкала этого качества не разработана ни в психологии, ни, тем более, в литературоведение, однако, читая и перечитывая статьи Ходасевича, думаешь именно о ней: о погружение в мир, где надо иметь дело с тенями и оттенками, с изумительными отливы, с привкусом неба, и ощущениями, касающимися тайных полей личности.
    Он пишет красиво и выпукло; и выразительность статей такова, что вроде бы с детства известные стихи классиков воспринимается по-новому, словно стекло протёрли.
    Мускульная сила и энергия фраз!
    Они – точно продолжение собственных строк Ходасевича: таких сильных, столь пёстрых…
    В «Некрополе» - книге и мемуарной, и критической – Ходасевич ткёт, соплетает, прорисовывает портреты поэтов серебряного века: тех, кто собственно и посеребрил его; он их вспоминает, и точно перевоссоздаёт; он их изучает, и вместе просто рассказывает о них.
    История становится очевидней.
    История литературы – как часть общего процесса глобальной истории – становится более выпуклой и интересной благодаря прозаическим работам большого поэта В. Ходасевича.


    4
    ФОРМУЛА СОЗНАНИЯ
    Жизнь, густо наполняющая сознание разной разностью, не фильтрует содержание оного, и процент нелепого и ненужного здесь очень высок.
    Плюс – поднимающиеся из бездн оттенки всех сортов страха, страстей, индивидуального, не столь опасного безумия…
    Можно ли всю эту крепко заваренную кашу адекватно отобразить?
    Не говоря – отменить, очистить сознание до пределов, когда человек становится нищим духом: то есть столь чистым, что готов приняв высшее, золотящееся содержание?
    На счёт последнего сложно, а вот выразить вечное бурление в краткой, компактной, поэтической формуле оказалось возможным:
    Перешагни, перескачи,
    Перелети, пере- что хочешь -
    Но вырвись: камнем из пращи,
    Звездой, сорвавшейся в ночи...
    Сам затерял - теперь ищи...
    Бог знает, что себе бормочешь,
    Ища пенсне или ключи.

    Так звучит маленький шедевр Ходасевича, показывающий постоянную интенсивность работы сознания, подсознания, надсознания…
    От последнего – плохо изученного и вообще мало постижимого – здесь «перелети» - всё низовое, пустое, скверное, и «звезда», и «камень из пращи» - вполне достаточно, и всё это из поэтического арсенала, манящее, сулящее…
    Вечное стремление взлететь логично для поэта: он и взлетает – в лучших своих творениях.
    Но снова приходится низвергаться: в плотскую реальность, в бездны быта…
    Снова.
    Финал стихотворения об этом.
    Но никто, кажется, лучше не передавал неистовость вершащегося постоянно в сознанье, чем Ходасевич этим семистишием.

    Код для вставки анонса в Ваш блог

    Точка Зрения - Lito.Ru
    Александр Балтин
    : Метафизические ходы Владислава Ходасевича. Эссе.
    Замечательно! Интересно, что в Париже только с Ходасевичем у Цветаевой были сносные отношения. Потому что только он был ей ростом вровень. Единственный.
    30.08.20
    <table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/baltin>Александр Балтин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/79074>Метафизические ходы Владислава Ходасевича</a>. Эссе.<br> <font color=gray>Замечательно! Интересно, что в Париже только с Ходасевичем у Цветаевой были сносные отношения. Потому что только он был ей ростом вровень. Единственный.<br><small>30.08.20</small></font></td></tr></table>


    А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
    «Александр Балтин: Метафизические ходы Владислава Ходасевича»:

    растянуть окно комментария

    ЛОГИН
    ПАРОЛЬ
    Авторизоваться!







    СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


    Регистрация

    Восстановление пароля

    Поиск по сайту




    Журнал основан
    10 октября 2000 года.
    Главный редактор -
    Елена Мокрушина.

    © Идея и разработка:
    Алексей Караковский &
    студия "WEB-техника".

    © Программирование:
    Алексей Караковский,
    Виталий Николенко,
    Артём Мочалов "ТоМ".

    © Графика:
    Мария Епифанова, 2009.

    © Логотип:
    Алексей Караковский &
    Томоо Каваи, 2000.





    hp"); ?>