О проекте | Регистрация | Правила | Help | Поиск | Ссылки
Редакция | Авторы | Тексты | Новости | Премия | Издательство
Игры | «Первый шаг» | Обсуждение | Блоги | Френд-лента


сделать стартовой | в закладки





Статьи **




Александр Васин: Чарльз Стюарт Калверли. «Видения». (Сборник переводов).

Красивые, изящные стихи. Жаль, что поэт, так остроумно писавший о старости, умер очень рано.

Редактор отдела поэзии, 
Борис Суслович

Александр Васин

Чарльз Стюарт Калверли. «Видения». (Сборник переводов)

От переводчика

Имя Чарльза Стюарта Калверли (1831 – 1884) в Англии хорошо известно всем ценителям юмористической поэзии. Он давно признан там «королем пародистов» и литературным отцом того, что называют «университетской школой юмора».
Лучший студент Оксфорда, а затем Кембриджа, Калверли пользовался неизменным успехом среди однокурсников и преподавателей. Знаток латинской поэзии, он был единственным, кто получил канцлерскую премию в обоих университетах. Большим успехом пользовались и его собственные стихи. В Кембридже на углу Маркет Хилл до сих пор красуется мемориальная доска с его знаменитой «Одой табаку».
Замечательные пародии Калверли на многих английских поэтов (так, очень популярны, например, пародии на Джин Инджелоу, известную некогда писательницу, чьи сочинения отличались чересчур высокопарным стилем) передают не только внешние черты их стихов, но и сам дух пародируемого автора. Он верно подмечал все слабые стороны осмеянных им поэтов, делая их ясными и для обыкновенного читателя.
К сожалению, в нашей стране Калверли знают мало. В интернете мне удалось отыскать одно-единственное его стихотворение в прекрасном переводе Григория Кружкова, но это, как говорится, лишь капля в море. Надеюсь, моя небольшая подборка переводов из Калверли как-то расширит ваше представление об этом прекрасном самобытном поэте второй половины позапрошлого века.



А, Б, В…

А – это Ангел семнадцати лет;
Б – это Бонна, что тащится вслед;
В – это Веер, что в ручке зажат;
Г – это Глаз её чёрный агат;
Д – её Дядя, что любит бостон;
Е – Ерунда, что нашёптывал он;
Ж – это Жемчуг, что в ушке сверкал;
З – это плотно наполненный Зал;
И – Игроки в преферанс за столом;
К – Кавалер, что идёт напролом;
Л – это сонный Лакей у дверей;
М – это Мисс (ей бы замуж скорей!);
Н – это Нос её в строгом пенсне;
О – это Ольга, что нравится мне;
П – это Полька, сменившая Рил*;
Р – это Ропот, что зал охватил;
С – это Стол, на котором еда;
Т – это Топот спешащих туда;
У – это Ужин, где много всего;
Ф – это, вроде бы, Финиш его;
Х – это Хохот рассевшихся там;
Ц – недовольное Цоканье дам;
Ч – Чепуха, что повсюду слышна;
Ш – чей-то Шёпот в углу у окна;
Щ – от соседа по носу Щелчок;
Э – два Эклера под яблочный сок;
Ю – у стола задремавший Юнец;
Я – это Я, написавший: «КОНЕЦ».
_________________________

Рил* (англ. Reel); тип традиционного танца, распространённый в Ирландии и Шотландии.



Ода табаку

Хвала и слава табаку!
Он истребит твою тоску,
Сразив её на всём скаку,
Как лейб-гусар.
Когда туман стоит с утра,
Когда замучила хандра,
То значит, вновь вдохнуть пора
Его нектар.

А если ты не новичок,
Попробуй старый табачок
(По мне, он крепче) и – молчок
Про глупый слух
(Его ты знал наверняка),
Что, мол, щепотка табака
Убить способна рысака,
А то и двух.

Нам доктора твердят, что всяк
Употребляющий табак
Становится глупей макак
И не растёт;
Он бьёт жену, чинит погром
И кончит жизнь свою потом,
Вспоров разделочным ножом
Себе живот.

В угрозах их полно вранья!
Пять-шесть курящих знаю я –
Тех, для кого его семья
Важней всего.
К примеру, Джонс, приятель мой,
Кто не ругается с женой;
Он курит трубку день-деньской –
И ничего.

Да, есть и те, которым дым
Уже ничем не заменим,
Но обо всех судить по ним
Не стоит, брат.
Мы не такие, видит бог!
Набей-ка трубку мне, сынок!
Сегодня мы покурим впрок
И – всем виват!




Видения

Она видением была… и т.д.*

Когда ложится отдохнуть олень в бору густом,
И лень терьеру лишний раз пошевелить хвостом,
А пахарь к дому своему устало держит путь,
Мечтая кружкою вина взбодрить себя чуть-чуть,

Когда опять приходит ночь, которой лучше нет,
И звёздным светом блещет высь, а рифмами – поэт,
Вновь в недрах памяти моей сверкнёт, как каберне
В стекле бокала, облик той, что всех дороже мне.

О, Джули Гудчайлд, я ваш смех поныне не забыл.
Как он манил и разжигал мой юношеский пыл!
Тогда я в школе Крабба слыл отнюдь не простаком
И каждый вечер леденцы ей посылал тайком.

Впервые я её узрел с большим букетом роз,
Над бело-мраморным челом огнистый нимб волос,
Походка царственная, как у королевы Маб** –
Она сразила всех, кого ботанил доктор Крабб.

Какой-то хлыщ-пансионер её сопровождал,
Но не принёс ему побед на галстуке опал.
Кружилась в танце в эту ночь со мной одним она,
А я в знак преданности ей поднёс бокал вина.

С тех пор, когда опять зима стучится у дверей
И я с отрадой сознаю, что стал куда взрослей,
Я задаю себе вопрос: «А стоит ли опять
Мне в сотый раз в своей груди твой образ воскрешать?»

Я убеждён: моя любовь обратно не придёт
(Мне этот факт буравит мозг все ночи напролёт),
Но я готов благословлять (хоть это и смешно!)
Те дни, что в школе Крабба я провёл давным-давно.

А может, встречи нашей час случиться всё же мог,
Хоть время спрятало от нас малиновый пирог.
На днях виденье было мне, что мы в руке рука
Заходим в зал, где запах роз струится с потолка,

И мистер Гудчайлд, твой отец, вдруг перейдя на бас,
Чуть нараспев вещает нам: «Благословляю вас!»
И сердца стук в моей груди, и блеск в твоих глазах…
Но – всё исчезло. Это был лишь сон – увы и ах!
______________________________

*Первая строка стихотворения У. Водсворта «Созданьем зыбкой красоты…» (перевод Э. Шустера).
**Королева Маб – в кельтской и средневековой европейской мифологии легендарная волшебница, королева фей.




Попутчики

Рассказ деда

О чем вели беседу мы тогда,
Я нынче не припомню, хоть убей,
По липовой дорожке у пруда
Рука в руке прогуливаясь с ней,
И были розы все в серебряной росе,
Клоня головки долу всё сильней.

Была она, как Гера, высока,
А может быть, совсем наоборот,
Росточком чуть повыше мотылька,
Как эльф, что феям служит круглый год,
Поскольку им сродни. Но жаль, что все они
Довольно необщительный народ.

Какие были у неё глаза?
Прозрачнее небесного стекла?
Или в тот раз дрожала в них слеза,
А после по щеке её стекла?..
Нет, в этом я, увы, бессилен, как и вы,
И чувствую себя глупей осла.

А зубок ряд? Наверно, он блестел,
Как жемчуг или, может, как агат.
Был волос цветом тёмен или бел?
Волнистый или жёсткий, как шпагат?
Я б это вспомнил, но там было так темно,
Что я в сомненьи… Каюсь, виноват!

А ручка у неё была какой?
Округлой или тонкой, словно флёр?
Дурна она или мила собой?
Не вспомню – столько лет прошло с тех пор.
К тому же – видит бог – из робости не мог
Я спутницу разглядывать в упор.

А сам я – был бесстрастен и уныл?
Или, напротив, нежен и влюблён?
И как во мне тогда хватило сил
Решиться на подобный моветон –
Сбежать тайком на пруд, чтоб с нею вместе тут
Беседе предаваться без препон?

Что там решалось? И к чему всё шло?
Не вспомню… Убегают мысли прочь.
Чьё сердце раскололось, как стекло,
Под шёлковою шалью в эту ночь?
Да и была ли шаль?.. Мне, право, очень жаль,
Но я ничем не в силах вам помочь.

Возможно, что я был её жених?
А может, дядя? Или конь в плаще?
Спросите слуг – надежда вся на них.
Напрячь пытаюсь мозг – и всё вотще.
Лишь точит мысль одна: «Кто я? И кто она?
И было ли всё это вообще?»




Другой

Я стал другим – хожу понур,
И жизнь не радует уже,
И каждый день царит сумбур
В душе.
А ведь недавно, полон сил,
Я веселился, как дитя,
И дни нередко проводил
Шутя.

Огонь певца во мне пылал,
Когда, горланя песни вслух,
Я часто ими поднимал
Свой дух.
Я пел о славе, о войне,
О бриттах, бившихся, как львы,
Но песни те приелись мне –
Увы!

Пусть раньше было им дано
Будить мой юношеский пыл,
Я их уже давным-давно
Забыл.
Да, мне теперь не прыгнуть так,
Чтоб до Луны достать рукой,
Зато по танцам я мастак
Большой.

И спорт, как много лет назад,
Меня влечёт к себе пока,
Хоть мне уже за шестьдесят
Слегка.
Но с молодёжью я, друзья,
Соревноваться не смогу –
От шумных их компаний я
Бегу.

Они, выказывая прыть
Осла, увидевшего стог,
Всё норовят вас с толку сбить
И с ног.
Но я нисколько не сержусь:
Упорства мне не занимать.
Приму микстуру и ложусь
В кровать.

Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Александр Васин
: Чарльз Стюарт Калверли. «Видения». (Сборник переводов). Переводные произведения.
Красивые, изящные стихи. Жаль, что поэт, так остроумно писавший о старости, умер очень рано.
20.01.21
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/valur>Александр Васин</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/text/79296>Чарльз Стюарт Калверли. «Видения». (Сборник переводов)</a>. Переводные произведения.<br> <font color=gray>Красивые, изящные стихи. Жаль, что поэт, так остроумно писавший о старости, умер очень рано.<br><small>20.01.21</small></font></td></tr></table>


А здесь можно оставить свои впечатления о произведении
«Александр Васин: Чарльз Стюарт Калверли. «Видения». (Сборник переводов)»:

растянуть окно комментария

ЛОГИН
ПАРОЛЬ
Авторизоваться!





СООБЩИТЬ О ТЕХНИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ


Регистрация

Восстановление пароля

Поиск по сайту




Журнал основан
10 октября 2000 года.
Главный редактор -
Елена Мокрушина.

© Идея и разработка:
Алексей Караковский &
студия "WEB-техника".

© Программирование:
Алексей Караковский,
Виталий Николенко,
Артём Мочалов "ТоМ".

© Графика:
Мария Епифанова, 2009.

© Логотип:
Алексей Караковский &
Томоо Каваи, 2000.

hp"); ?>