О проекте | Правила | Help | Редакция | Авторы | Тексты


сделать стартовой | в закладки





Статьи **



Ольга Федорова: Навеки не твоя.

Лента рассказов о том, о чем сейчас так модно писать, о чем сейчас так модно читать. О том, и немного о чем-то параллельном. Шесть рассказов – и все, словно об одном чувстве, рассмотренном с нескольких сторон. Возникшем в одно время. В одно мгновение.

Сюжет?... Нет никакого сюжета. Есть только глобальное чувство.
Неясно только, настоящее ли оно…


Редактор литературного журнала «Точка Зрения», 
Кира Сокол

Ольга Федорова

Навеки не твоя

2005

Ближе, ближе... дальше, дальше Медленный яд Навеки не твоя Но и тебя я тоже люблю Зал Древнего Египта Маленькая ночная вендетта


Ближе, ближе... дальше, дальше


Ольга Фёдорова

                                       Ближе, ближе… дальше, дальше

                                                                            «… иди ко мне! Я буду
                                                                                       иди… я буду…»
                                                                                      (И. Лагутенко)

    «Больше не могу убегать от тебя…. Просто уже нет сил. Никаких…. Это бесполезно…»
    Это – в твоих глазах.
    Открываю – ты. Никаких слов – всё это зря. Всё – в глазах.
    «Не знаю, что делать, сдаюсь…. Не могу больше…. Делай, что хочешь…»
    Тёмный, усталый взгляд. Взгляд обречённого. Злой и быстрый. Как нож убийцы.
    Ещё и это…. Любое расстояние убивает. Я твоя, давно твоя. Владей… но попробуй, поймай.
    Немалых усилий стоило меня найти, а?
    Я убежала очень далеко, но….
    Не убежать от себя.
    Чем дальше бегу, тем яснее понимаю, что все дороги ведут к тебе. Так ближе, ближе!..
    Ты: ближе, я: дальше.
    Я: дальше, ты: ближе….
    Бред, а?
    Трудно отступить от этих правил.
    Ну, ладно, к чёрту этот дешёвый пафос. Всё было бы куда проще, будь ты таким, как все.
    Ведь и мой взгляд тёмный, потерянный – точно такой же…. И мне трудно выдержать всё это.
    Да будь ты, как все, достаточно было просто дать волю чувствам. Разрыдаться и броситься тебе на шею. И всё, и мир нам обоим и нашим душам….
    Но ты непростой. Ты – сложный. Да и с тобой сложно. Просто распахнуть халатик: «Я – твоя»? Нет. Так не получится. С тобой – нет. Ты побледнеешь, и, может быть, даже упадёшь в обморок….
    Не буду я так тебя шокировать.
    Ты пришёл, ты хочешь быть ближе. Я – ближе, ты – дальше.
    - Твои дома?.. А, ясно.
    Тебе как будто только этого и хотелось.
    - Но….
    - А у меня – пока никого. Поехали?
    Поехали, конечно…. Через весь город. Зато никто не помешает.
    Мы так здорово дополняем друг друга. Я - огонь, ты – лёд. Но ты так тонко всё чувствуешь, что….
    Мы уравновешиваем друг друга. Тебя раздражает и шокирует моя вечная нервозность, порывистость, но именно это тебя привлекает во мне. Ты, сам того не желая, любишь, любуешься этим огнём.
    А мне так не хватает твоего спокойствия. Того, что вовремя остудит меня. И не надо тысячи слов. Ты знаешь, как на меня действует твой глубокий пристальный взгляд. Ты будешь смотреть так очень долго, не отводя глаз, пока я не успокоюсь. Или не заведусь окончательно.
    Я люблю затягивать, играть равнодушие. Но не получается. Но не получается так, как у тебя – тут тебе нет равных.
    Дальше, дальше…. Хотя я рядом, я – всё ближе, я здесь. А ты – снова дальше.
    Ты хотел поймать маршрутку, чтобы двойное место, плотно, тесно, рядом, касаясь, никому нет дела, не отпускать…. Ты хотел ближе.
    А я: нет, дорого, ну, прокатимся в автобусе, там, на переднем, так же круто, и дверь не открывается, и ничуть не хуже…. И снова – дальше. Хотя рядом.
    Долго….
    Ничего. Подождёшь ещё – это же твоя любимая игра…. Ты сам так и хотел.
    Поменяемся ролями?
    «Э, нет: мерзкий Квага – это я, а ты – Чёрный Плащ…» Ха, ну, и где чья роль?
    Конечно – инь и ян, минус и плюс…. Ну, ё моё, ну, не настолько же!
    А… это было не зря. Едем вдвоём, близко, рядом, никто не мешает…. Но ты не любишь на людях, и я не люблю, но мы так долго ждали, эта неопределённость, но ведь люди, им не нужно знать, что между нами, что с нами происходит….
    Что же нам остаётся?
    Пальцы…. Руки скрыты от чужих глаз.
    Как ты спокоен…. Моя рука дрожит в твоей, она хочет ближе, ближе, каждой клеточкой кожи, вся – чувство…. Твои пальцы спокойны. Нежно, методично. Прикосновение медлительны, неторопливы, ну, и пусть смотрят, ведь с таким убийственно спокойным лицом…. Никто и не подумает. И у тебя хватает терпения….
    А я – опять ближе. Задыхаюсь, как обычно, моё лицо не умеет быть спокойным, и, в конце концов, это – огонь, я – огонь, я хочу ближе, а ты так ждал, но до конца пути ты играешь спокойствие. Так удачно…. И поверила бы, не будь твоих точных, уверенных, рассчитанных заранее прикосновений. Словно проверка – откликаюсь ли? Да – порядок. Ты – дальше….
    - Интересно, какую музыку ты сейчас слушаешь? – ты словно совсем равнодушен, если бы не твои пальцы. – Как всегда, нечто фатальное?
    - Ага, попал. Дайдо, «My lover`s gone». Хотя «White Flag» - это в самую точку. Это про нас…. Двое, которые так близко, что страшно далеко…. Он смотрит на неё именно тогда, когда она отворачивается…. Они живут рядом, фотки друг друга на стенках, но оба не знают, что они рядом….
    Ты усмехаешься краем губ, касаешься струн на кончиках моих дрожащих пальцев…. И тут я – дальше:
    - Знаешь…. Я тогда приехала к тебе, смотрю – ты поменял все кассеты. Они были уже другими…. Это была уже не та музыка, что слушали мы с тобой. Это была Ваша музыка…. Сразу стало не по себе.
    - Ты меня тоже убила теми словами на прощание. Словно жить без нас обоих не можешь.
    - Ага – мне казалось, вы уже меня не замечаете. Ещё немного, и… в общем, мне придётся исключительно из чувства такта вас оставить… вдвоём.
    - Да, мне тоже было тяжело…. Просто надо было что-то делать, чтобы держаться непринуждённо…. Ну, что теперь всё это вспоминать? Мы на разных концах города, но я каждый раз чувствую тебя. Словно ты – такой сильный магнит…. Бред. А что до музыки: любимые песни – они всё те же.
    - Один Боно?
    - Всегда актуален. Evergreen.
    - О, не пытайся побить меня моим же оружием.
    - Я знаю, английский – твоя слабость…. Пользуюсь моментом, чтобы ублажить твой слух.
    - Так долго едем… - задыхаюсь я снова.
    - Как тебе удаётся? – тихо, близко, на ухо, жаркое дыхание….
    - Что?
    - Так натурально изображать спокойствие. Я же чувствую….
    - А что, у меня есть выбор? Что ты предлагаешь? – усмехаюсь я.
    Ты шмыгаешь носом, и мы снова с радостью избавляемся от ненужного пафоса. Просто у тебя насморк – тут не жарко. Тут весело.
    Ближе, ближе…. А ты - снова дальше. Хотя ты рядом.
    - Скажи мне ещё что-нибудь на ухо… - вполголоса прошу я. Всё-таки, так ближе, ближе….
    - Что? А, на ухо…. Понял.
    Ты задумываешься… ну, может, на доли секунды.
    - Ну!
    - Ну, хотя бы, вот: я думал - не догоню, так, может, согреюсь….
    - Не то…. Наелась я уже этими сюжетами для небольших рассказов.
    - Ну, хорошо…. Знаешь, это очень длинная дорога.
    - Что?
    - Ну, мы прошли очень длинный путь. Такой же длинный, как…. Ну, помнишь то твоё платье с длинным рядом пуговиц? Пока расстегнёшь, сойдёшь с ума….
    - Ты же никогда не расстёгивал.
    - Ну, воображение у меня всегда неплохо работало…. Так вот, можно сойти с ума, но каждый шаг приближает тебя к желанной цели. Умираешь, но знаешь – скоро все твои усилия будут оправданы…. Главное – это умение ждать… совершая деятельные шаги. Так что… как ты была права, выбрав автобус!
    - Мы уже и так прошли длинный путь.
    - И всё-таки….
    - А если нас увидят вместе, а потом доложат: ой, Инка, вчера твой заходил в вашу квартиру с какой-то девицей в тёмных очках….
    - Ха-ха.
    Ты беззвучно смеёшься. Мне нравится, что ты не отпускаешь моей руки. Молодец.
    - Хорошо, сменим тему: знаешь, эта волна чуть не погубила весь цвет итальянского футбола…. И что бы ты делал? Траур бы носил?
    - Насчёт цунами – это совсем не смешно. Унесло тысячи людей…. Видишь, с этим бороться бесполезно. Нам тоже. Нас тоже унесло, как и всех прочих.
    - Нет. Ты крепко держишь меня за руку, и поэтому нас не унесёт.
    - Какой же волной меня принесло сегодня к тебе?
    - Сам угадаешь?
    Я не собираюсь больше испытывать угрызений совести. Не бери чужого, не бери чужого…. Я беру своё. То, что принадлежит мне по праву и уже давно, а то, что я не взяла это сразу – просто недоразумение.
    Судьба есть судьба.
    Лестница – смотрю на него – нет. Не время. Обнять – пожалуйста, и наплевать на соседей….
    Щёлк замком…. Всё. Мы в безопасности. Мы одни. Мы вдвоём….
    Вот теперь можно вцепиться в тебя и поверить в то, что это – на самом деле.
    Ближе, ближе…. А слова «дальше» больше нет… или….
    Шаг назад.
    - Может, чайку?
    Смеёмся оба. Назад поворачивать уже поздно.
    Отступаю на шаг, шубку – в одну сторону, тёмные очки – в другую. Смотрю на тебя – ну, и чья очередь задыхаться?
    «А шляпку можешь оставить…»?
    А я думаю: а вот теперь самое время распахнуть халатик….
    А ты и не возражаешь. И я не возражаю. Ближе, ближе….
    Лихорадочно стащить с тебя всё, что только можно… и прочие банальности.
    Когда бегаешь друг от друга на протяжении нескольких лет, и тут вдруг понимаешь – всё. Стоп. Бежать некуда. Бежать незачем.
    Не замечать ничего вокруг, только прислушиваться к себе. К своим ощущениям. К своим порывам – твоим ответам. Твоим порывам – своим откликам.
    Не важно, какого цвета занавески и убран ли диван. Какая погода за окном, и что за музыка по радио. Мы тысячи раз прокручивали всё это про себя.
    Вместе – никогда. Были так далеко…. Но так было нужно. Нужно было ждать и сходить с ума, расстегивая по одной пуговичке из длинного ряда на платье.
    Главное – выбрать нужный момент. Распахнуть халатик – обязательно. Главное – чтобы точно вовремя. Попасть. Именно тогда, когда нужно. Не слишком рано, когда халатик прикрывает несозревшее тельце. Не слишком поздно, когда под халатиком – старческие мощи.
    Выдержать паузу.
    И распахнуть.
    Ближе, ближе…. Ближе некуда.
    Вот и всё. И делов-то.
    И ожидание праздника вовсе не так хорошо, каков оказался сам праздник.
    И потом – рраз – и снова далеко. Хотя рядом. Дайдо, «White Flag»….
    Просто я взяла то, что принадлежит мне. И даже думать ни о чём не буду.
    Чужой, чужой…. Да нет же. Мой.
    А потом придётся встать.
    Принять душ.
    Навести марафет.
    Причесаться.
    Сказать: ну, пока. Ещё увидимся. Наверное.
    И снова дальше, дальше, дальше…. Но стихии противиться невозможно. Если уж настигла, то унесёт.
    - О чём ты думаешь?
    - Да всё про то же. Про цунами…. Ой, у вас ёлка?!
    - Ну, у меня всегда в Новый год ёлка.
    - Потому, что так надо? Я знаю, что именно из-за того, что так надо, я не смогу позвонить и поздравить тебя. Первой. И ты не позвонишь. Потому, что так правильно.
    - Мне всё равно, как правильно. Я хочу с тобой.
    - А у меня нет ёлки.
    - Можно купить.
    - Брось….
    Классно придумано – распахнуть халатик…. И никто не устоит.
    В нашей игре тоже плата за вход – разум. Навечно. Потому что полностью утолить жажду невозможно.
    И светит нам только краденое солнце.
    - А давай встретим Новый год у тебя.
    - Мои дома. А я хочу побыть с тобой. Вдвоём. Очень эгоистично с моей стороны.
    - Нет…. Ты для меня – всё. Я только теперь это понимаю. Ну, зачем мне кто-то ещё?
    - Замолчи сейчас же!
    - Нет.
    - Надо принимать это, вот и всё. Сколько раз ты мне говорил – это есть, и с этим надо просто смириться. И с собой тоже. И бежать некуда – я тоже пробовала.
    - И я знаю, сам болел….
    - Только мы можем друг друга спасти.
    - От чего?
    - Подумай.
    Дальше…. Опять дальше.
    - Не уходи.
    Ближе….
    Идти до конца – не каждый решится. Самое тяжёлое – встать и уйти. Уйти вовремя.
    А главное – расстегнуть халатик. Тоже вовремя.
    «Иди… - я буду…»
    Мне не хотелось так….
    Мне не хотелось вдруг.
    Я – не из железа, чёрт возьми!
    Будь железная, давно бы расплавилась. Потому что огонь.
    Мне кажется, ты идёшь следом. Ты всегда рядом. Но стоит мне оглянуться… и никого не будет.
    Никого не было? Или я потеряла тебя навсегда?
    Зачем бежать от того, что суждено?
    Ты мудрее. Но усидеть на двух стульях сразу невозможно. «Седалища не хватит…»
    Никого не было рядом. Просто меня посещали тени.
    Милый, милый Джим…. Помнишь:
    «Почему я пью?
    Да так я могу писать стихи!..»
    Тут и пить не нужно – и так всё перевёрнуто вверх дном.
    Это из-за тебя. Из-за твоих слов, сказанных так вовремя.
    Когда я уже совсем ничего не чувствовала. Мне казалось, это конец, ведь конец – когда не чувствуешь уже ничего.
    Твои слова всё изменили.
    И уже ничто не будет прежним. Это огонь.
    А интересно, легко вот так, меж двух огней… тьфу, ты, между двух стульев?
    Твои слова всё изменили. Но ты не хотел сделать последний шаг.
    Ждал меня?
    Но лучше знать своё место и ставить перед собой реальные цели.
    Говорю я и противоречу самой себе, потому что я здесь.
    Однажды это должно было быть. Вот так.
    «Наши прямые параллельны. Они никогда не пересекутся…»
    Говорят, что они пересекутся где-то в бесконечности. А я не собираюсь думать, где это. Я хочу сейчас.
    А вдруг услышу в ответ: «Ой, да я совсем не о том! Извини. Это шутка. Пьяного Мишутки. Просто хотелось тебя увидеть…»
    Ну, уж нет…. Хватит лапши на ушах.
    «Мы спим в одной постели
      По разные стороны стены…»
    Хотела снести стенку, смотрю – а её нет. Говори, что хочешь, всё равно в глазах – правда.
    «Было весело. А чтобы было ещё веселее, я пошёл домой за ружьём…»
    Пора поставить точку. Закрыть тему. Ну, не выстрелом, конечно…. Спасибо, Майк – «каждый день – это меткий выстрел»….
    - Слышал анекдот: встречает как-то Пушкин скинхэдов….
    - Ага. Очень смешно.
    - А мне и не смешно.
    - Просто не знаю, как начать…. О, у тебя новые духи…. Такой тонкий, еле уловимый запах….
    Как смешно…. Мы спим в одной постели, и ничто нас не разделяет. Нет, никакой холодной стены. И мне это нравится.
    «I belong to you…. You belong to me…»
    - Я давно уже принадлежу тебе, просто изначально.
    - А это всё что, не считается?
    - А ты считаешь?
    - Нет, телефоны не коллекционирую, списков не веду… и не собираюсь. Я же говорю: или это возникает сразу, с первого раза, или этого не будет никогда….
    - Ага, а с Инкой вы – просто друзья…. Я сразу заметила, как ты вокруг неё крутишься. Даже не ожидала, что ты, обычно ненавидящий такое поведение….
    - Я не крутился – так, ревность вызвать хотел.
    - «Мы просто друзья, мы просто друзья…» А потом – «жить без неё не могу…»
    - Без тебя. Я пытался отвлечься, найти массу полезных занятий… но не получилось.
    - Но тебе с ней хорошо.
    - Но мне с ней хорошо. А без тебя я не могу дышать. И дело даже не в том, что иногда мне с тобой плохо, хотя и это тоже было, ты знаешь…. Но как прожить без воздуха? Никто пока ещё не придумал….
    - Доступно объяснил. А мне-то что делать?
    - Ты и так принадлежишь всем. Ты, по крайней мере, можешь выбирать. А у меня выбора нет. Пока ты рядом – я жив….
    «… Иди… я буду…»
    Здорово…. Красота неземная. Ты ещё расскажи, как именно тебе с ней хорошо. Но нет, ты ведёшь диалог тонко, ты умнее. То ближе, то дальше…. В этом суть, наверное. Чтобы не перегореть или не сдохнуть от тоски окончательно.
    - Ты сказал, со мной было плохо?
    - Да сколько раз.… Ну, и только мазохист согласится всё это выносить. Всем хочется простого человеческого тепла, чтобы было легко, хорошо, спокойно… а ты никогда не была спокойной. И домашней. И тёплой.
    - Тогда почему…?
    - Не могу иначе. Не могу без тебя. И твой зов был слишком сильный….
    - Я не знаю, что и думать…. Объяснил понятно. Куда уж понятнее…. Ты хочешь, чтобы тебе было хорошо. Кто ж этого не хочет?
    - Ты. Тебе нравится убивать меня. Ты этим просто наслаждаешься. И тебе от этого хорошо…. А мне хорошо с Инкой.
    - А без меня ты не можешь дышать?
    Дальше…. Нет. Так нельзя. Удары ниже пояса запрещены.
    «… «Да» и «нет» не говорите, чёрно с белым не берите…»
    - От этого лекарства ещё не придумали. И если ты не согласна, то….
    Да ну…. Как будто что-то зависит от моего согласия….
    - Иди ко мне… я буду….
    Потом ты проводишь меня до дома… уже на маршрутке.
    Иди… - я буду….

                                                                           31.12.04

Наверх


Медленный яд


Ольга Фёдорова

                                                        Медленный яд
                                                          (Признание)

                                                               « … фразы «нас с тобой трое»
                                                                       Мне, боюсь, никогда не понять…»
                                                                                                  Земфира

                                                                    «… Я мог бы признаться тебе в любви,
                                                                           Но разве ты этого хочешь?
                                                                           И разве это что-то меняет?..»
                                                                                                     БГ

                                                         «… кому назначено, не миновать судьбы…»
                                                                                               У. Шекспир.


    Я на грани. Ещё немного, и я сорвусь. Я знаю, что и ты тоже. И ты знаешь это. Давай сорвёмся вместе.
    Хочу завести тебя. Хочу живым, горячим словом ворваться, перевернуть твой мир, не давая опомниться…. Впрочем, нет – слов уже хватит. Хочу сделать твой взгляд таким же безумным, как и мой. Ты знаешь, что нам никуда не деться друг от друга.
    И уже поздно поворачивать назад. Да и не стоит. Хочу разбить твой правильный мир, перевернуть его вверх дном и танцевать на его осколках. Уже поздно делать вид, что всё в порядке, что можно продолжать хранить спокойствие.
    Тебе не по себе от начала? Прекрасно. Это уже хорошо. Тебе ведь никогда не было всё равно, я знаю.
    Что мне было нужно? Дойти до конца, но тогда, когда ждать будет невозможно, когда будет так больно, что не вздохнуть.
    Только тогда всё будет полным, настоящим. И не важно, насколько.
    Ещё нет? Тогда сделаю всё, чтобы сохранить эту сладкую дрожь, что понемногу захватывает тебя.
    Ты сгоришь. Сгоришь сегодня, сейчас. Мы сгорим вместе. И не будем думать, что потом…. Нет, не возражай. Сегодня и сейчас.
    Хочу завести тебя, ведь мы на грани. Уже давно. А ведь это не может продолжаться долго….
    Ты думаешь, всё это время я играла с тобой? Нет. Скорее, играла с собой, чтобы проверить, сколько ещё выдержу. Сколько выдержишь ты….
    Мне нужен унисон. Полный. Мало одному начать фразу и закончить её вместе. Этого мало. Не на уровне слов, взглядов – и не это. Интуиция. Во всём, для всего. Если этого нет, то и не надо, а если да, то надо этого ждать, и оно придёт. А если нет, то и не надо было, и идите с миром….
    Мы должны звучать в унисон….
    Ждать, пока не будет никаких сомнений. Слышишь – никаких…. Не уверена, что это вполне так, но хочу завести тебя, чтобы без страха, и не оглядываться назад. Хотя знаю, что услышать то же от кого-то другого будет сложно. Да ты и не услышишь.
    Потому что ничего похожего ты уже ни с кем не испытаешь.
    Потому что не осталось больше сил бороться.
    Потому что слишком больно, слишком невыносимо ждать. Особенно когда ты рядом. Когда мы – на грани, но оба делаем вид, что всё в порядке. Что так и надо. Что всё спокойно.
    Да, это была проверка. Как там – «поначалу не боялась, думала, пройдёт, а по ходу оказалось – аппендицит…» Если не нужно – пройдёт само. Я отпустила тебя, чтобы убедиться. Ну, и как? Мне показалось? Ну, и как? Как тебе спится?
    Если ты скажешь, что всё прошло, я тоже вздохну спокойно. Я перестану. Переживу, как почти уже пережила. Но ведь это не так. Ничего не прошло.
    Тогда я разобью ещё что-нибудь из остатков твоего хрупкого правильного мира. Если ещё что-то уцелело. Я вижу – ты на грани. Было бы глупо и жестоко этого не заметить. Ещё хуже – тянуть время и дальше. Всё имеет свой конец.
    Даже если это будет только сегодня, только сейчас. А завтра с утра всё исчезнет.
    Если это исцелит тебя, меня, если это будет завтра, это только к лучшему. Это пройдёт, если будет сегодня, будет сейчас. Я знаю, только это может нас спасти, сможет погасить этот огонь….
    Но не сегодня. Сегодня хочу зажечь тебя, и пусть горит сильнее.
    Хочу завести сперва словом. Чтобы жгло, но не прикасаться. Сперва. Просто говорить, наблюдая, что с тобой происходит. Я знаю этот взгляд, ты горишь, не прячься за внешним спокойствием. Расслабься, мы оба всё знаем, больше нечего скрывать….
    Не прикасаться нарочно, но сказать, чтобы прямо в точку. У тебя так получается. Спокойно, бесстрастно, но так, что умираю…. И совсем не о том, но туда, куда нужно.
    Уже от этого словить кайф, получать удовольствие. Просто от этого…. Пару раз подряд. От приглушённых страстных слов не о том.
    Мало у кого так получается. У тебя – да. А у меня… получилось? Ведь мы должны звучать в унисон….
    Это убийственно, больно, умираешь, но это тоже удовольствие. И, знаешь, это – только начало. Проба пера. В этом-то и весь профессионализм. Разве нет? Не прикасаясь, заставлять умирать и возрождаться вновь. Мало кто оценит, но и мало кто умеет так.
    Глупо? Пустая трата времени? Но кто ещё так умеет?
    И потом, было время понять, надо было это тебе или нет. Уйма времени.
    Надо? Больше не можешь? Тогда – шаг назад. Слегка остудить на какое-то время.
    Мне трудно простить. Можно простить всё, кроме предательства. Но это даже не то, ведь у тебя была свобода уйти в любой момент.
    Временами мне хочется убить тебя. Но это быстро проходит, потому что это – злоба на себя. Бессилие.
    Ты и сейчас можешь уйти.
    Этот шаг назад я могу превратить в холодный душ. Остудить тебя так, что ты уйдёшь. Я знаю такие слова. Но я не буду. Не сегодня. Не хочу.
    Нет, я тебе не враг. Увы, ты знаешь, кто. Кто твой главный враг. А ведь это ты. Это ты. Пока не осознаёшь этого, но именно ты не даёшь себе жить в согласии с собой. Хотя у тебя есть всё. У тебя есть возможность. Но ты не хочешь, не можешь жить спокойно. Жить без меня.
    Нет, это не игра. Слишком серьёзно для игры. Как только стало ясно, что для меня это серьёзно, я сделала пару шагов назад. Я отпустила тебя. Так было нужно. А вдруг это отпустило бы нас обоих, и жизнь бы нормализовалась, вошла бы в прежнее, спокойное русло….
    Для тебя всё было серьёзно с самого начала. Слишком. Это-то и настораживало.
    Давай избавимся от этого пафоса, от дурацкого патетического тона. Давай сделаем вид, что это не так. Это несерьёзно, это развлечение. Тогда всё будет проще, потом легче будет отойти. Может, даже забыть.
    Я знаю, как на тебя действуют мои слова. Просто слова, не говоря уж о поступках. Слишком серьёзно, ты слишком переживаешь. Тебе больно, не отрицай. Я хочу, чтобы этого не было.
    Хочу избавить тебя от этого.
    Ведь если я буду ближе, ты будешь чувствовать меня острее. Будет больнее. Я не хочу.
    Так ты окончательно сойдёшь с ума. Да и меня это не порадует. Это затянется на неопределённый срок.
    А я хочу погасить это безумие. Да, шагом навстречу. Это единственный выход, последний выход. Больше никак нельзя.
    Стоит поддаться этому, один раз и глубоко, и всё пройдёт. Если это – страсть. Если один глоток поможет. Если спасёт. И хорошо, если так. А если нет?..
    Это нелегко, но давай превратим всё в игру. В развлечение. Да, просто в попытку развлечься. Даже смеясь над собой. Тогда всё выйдет легко. Тогда проще будет пережить. Чтобы потом не вспоминать. Не думать.
    Да, в конце концов, чтобы просто спокойно спать по ночам. Чтобы мысли не жгли, а осталась просто тень. Тень улыбки. Так, сумасшествие, секундное, забавный приятный эпизод. И можно жить дальше. Спокойно. Без заморочек.
    Больше не будет так больно. Так, слегка приятно, забавно. Больше ничего.
    Хочу, чтобы осталась лишь тень. Тень воспоминания. Чтобы ушло всё, растворилось с утра, будто и не было.
    Я верю, глотка будет достаточно. Потому что это не та жажда, которой нет утоления. От боли избавит один глоток. От напряжения, от дискомфорта…. Нет? Проверим.
    Знаешь, это впервые, когда я не думаю о завтра. Терять нечего. У меня оно неопределённое, у тебя же – вполне стабильное. Просто надоело каждый раз оглядываться. Опасаться, что останешься ни с чем.
    Нельзя лишиться того, что никогда не было. Разбитой твоя жизнь не будет, и мне уже не стоит пытаться за что-то отвечать. Никто никому не принадлежит – так, кажется?
    Я не считаю, что так не принято.
    Принято, если бы всё было просто. Ну, экспромтом. Не так затянуто. Давай сделаем сразу и просто.
    Хочу почувствовать тебя ближе. Ещё хоть на шаг. Хочу увидеть, как изменится твой взгляд. Чтобы он стал таким, каким никто никогда не видел.
    Это может быть только со мной, только сейчас.
    Я снова зажгла это. Пусть горит. Только дай мне тайм-аут. На минуту. Чтобы увидеть сейчас твои глаза.
    Спокойствие внешне, но внутри всё кипит. Это медленный яд, это уже ясно.
    Кажется, это прошло, это не действует, ведь уже давно должно пройти, ведь столько времени всё было, как всегда. Но этот яд – он никуда не исчез. Он даёт о себе знать. И тогда, когда не ждёшь.
    Это смертельный яд. Он сжигает всё внутри. Противоядия просто нет, хотя… да. Мы сгорим, упадём, сегодня. Сейчас. Ведь мы на грани.
    Нет шансов спастись. Только вместе, на пару секунд. Только так можно узнать, поможет или нет. Попробовав.
    Ведь лучше сгореть сразу, чем медленно тлеть, не так ли?
    Остыть? Ха, я не из тех, кто остывает – ну, разве что под землёй. Там и успокоюсь.… Остыть? Никогда.
    Тебе всегда казалось, что скорее услышишь от меня «нет». Ага. Конечно. Чтобы ничего не портить, ни будущего, ни настоящего. Иначе у тебя могло не быть того, что есть сейчас. Значит, я мудрая и честная. Как бы ни было больно, возможно, так бы и вышло.
    Как северокорейская девушка, у которой есть шапка и миска с рисом, всё есть, и она со всем справится сама, и никто ей не нужен.
    Но сейчас…. Сейчас нечего терять, потому что ты ничего и не потеряешь, ведь у тебя есть всё, и ты ничем не рискуешь.
    Всё, что тебе мешает, это я.
    Сам факт моего существования. Что я есть, тебе меня не забыть. И с этим надо жить как-то….
    Ведь мы никогда не были друзьями. Всё было одним сплошным надрывом. Чересчур нервно.
    Да и сейчас не сможем ими быть. Интересно, как ты себе это представляешь, а?
    Да, отвлеклись, и вроде всё опять чудесно, не будь этого твоего взгляда, убийственно спокойного (хотя я знаю, что за этим стоит, ведь ты горишь, всё сильнее и сильнее), и моего взгляда, всегда безумного, горячего.
    Зажгу кого угодно, если захочу? Да. Я не хотела…. Но сегодня всё будет иначе.
    Это как в любимой мною книжке: она жила в деревне, скучала, и тут приехал он. Зажёг её своими пламенными речами, и она влюбилась, просто сил нет. Но он был беден, и её мама была против их романа.
    И тут она собирает чемодан, приходит к нему на свидание, которое сама же и назначила, и говорит: я – твоя, я пойду с тобой, куда угодно. А он: ну, знаешь, всё против нас, ты найдёшь себе другого, получше меня, так что надо смириться….
    «Смириться?!!» - воскликнула озадаченная разгорячённая девушка.
    В общем, она вышла за другого, а он погиб на баррикадах в чужой стране, глупо, неизвестно, во имя чего.
    Роман назывался «Рудин», Тургенев написал. Рекомендую.
    Я это понимаю. Иногда ощущаешь полное бессилие, особенно когда к тебе приходят и ждут активных действий. Полный финиш. А зажечь, довести до сумасшествия – это всегда пожалуйста. А дальше?
    Это то, в чём ты меня всегда упрекаешь.
    Но это тогда было сложно, а сейчас – уже всё равно. Пусть горит. Гори-гори ясно….
    Знаешь, даже когда тебя нет рядом, я чувствую, что ты здесь. Ты всегда со мной, и от этого легко и спокойно. Даже сейчас – смешно, правда?
    «Любовь – кольцо, а у кольца нет ни начала, ни конца…» Ага, на твоё, на твоё кольцо намекаю, которое ты с вызовом носишь.
    «Несбывшаяся любовь сдвигает горы, а сбывшаяся – чашки и тарелки….»
    Конечно, мне было больно, но сейчас – ничего…. Сегодня наш час настал, а остальное – фигня….
    Так вот: даже когда мы не рядом – мы вместе. Сотни, тысячи невидимых нитей, ассоциаций, любимые песни, какие-то фразы – всё напоминает о тебе, даже когда тебя нет рядом….
    Ещё одна любимая книжка – «Hi-Fi». Как рентгеновский луч. Всё обо мне.
    Когда было совсем плохо, я перечитывала её и верила – это всё, как у нас, значит, однажды ты придёшь. И у нас будет этот день, сегодняшний….
    Не стану объяснять, почему – там сказано лучше и точнее. Не пойму по твоему лицу – это успокоение или продолжение безумия?
    Начнём? Наберём обороты, для начала.
    Ты знаешь, все эти стрелы будут отравленными, но уже поздно. Пусть.
    Давай. Ближе.
    Ближе.
    Давай. Чтобы мы не успели опомниться и над этим всем подумать.
    Не думай, и мне не давай думать ни о чём. Заведи и не давай остыть.
    Видишь, обычные слова заставляют дрожать от страсти…. Что же будет, если мы будем ближе? Ближе.
    Что будет? Проверим.
    «Всё, что тебя касается…» Помнишь клип? А кстати, это моя фантазия, я рассказывала тебе задолго до того, как это сняли….
    Не хочу возвращать прошлое. Когда была я и ещё куча других. Я и кто-то ещё. Так что встречаться по разу в неделю – это слишком мелко. И я знаю, что большего и не будет.
    Нет, я не этих слов ждала от тебя. Я ждала, что ты скажешь, что я нужна тебе. Я этого не дождалась. Я тебе не нужна. Или… ну, это не то слово. Не позволяй мне думать сейчас.
    Конечно, это подразумевалось. И это, и многое другое. Но вместо того, чтобы заменить привычкой счастье, ты предпочитаешь быть здесь со мной, забыв о куче бытовых проблем.
    Ну, хорошо…. Глупо отрицать, особенно когда моя ладонь растворилась в твоей, и кровь начинает пульсировать в унисон.
    Да, конечно, я люблю. Люблю так, что трудно дышать. Больно. Умираю.
    Не знаю, что я скажу завтра, но сегодня я говорю тебе: я люблю.
    Не хочу твоего спокойствия - так ровно ты ведёшь себя со всеми. А когда я говорю тебе «спокойно», ты сходишь с ума ещё больше. Так тебя заведу только я.
    Хочу увидеть твоё безумие, ведь ты на грани. Остаётся сделать последний шаг….
    Ближе….
    Хочу раствориться в тебе, чтобы воскреснуть вновь…. Хочу прикосновений.
    Ты получаешь то, чего хочешь. Впрочем, как и всегда….
    На мне очень удобное платье – в обтяг, и всё держится на одной молнии. Стоит только расстегнуть….
    Потому что душно, тесно, опять трудно дышать, и сердцу трудно биться, потому что всё сжимается внутри.
    Стоит только расстегнуть…. Это всё специально. Так и задумано. Чтобы быстро и без лишних мыслей. И всей кожей, и сразу. И окунуться в тебя, как в омут. Ведь это медленный яд, любовь или нет, кому как угодно….
    Вплотную. Всей кожей. Вот тебе твой унисон, на – один ритм. Один пульс. Один, и… чего-чего? Ах, да, one life, одна жизнь…. Да нет, это вряд ли, это уже совсем другие песни….
    «Больно отпускать тебя, но ведь ты никогда не последуешь за мной…» Ну, не будем сегодня об этом. Читаем много, всегда можем ввернуть цитату к месту. Не будем о прошлом. Не будем об этом сейчас….
    Читаю по губам, прикасающимся к моим: не жди успокоения. Мы опять притянемся друг к другу, и глупо ожидать, что всё пройдёт….
    Мы же никогда не были друзьями. У тебя всегда были свои проблемы, а у меня – свои. Я пыталась о них рассказывать, ты – никогда.
    Пора бы уже понять, что нет просто твоих проблем. Только твоих. Они – наши. Понимаешь?
    Впрочем, понимаешь, конечно – тебя понимают, тебе есть с кем поделиться. Но о нас ты уже не сможешь рассказать. Просто потому, что «нас» в том понимании, что были когда-то, уже нет и не будет. И это хорошо. И правильно, и ничего не хочу возвращать. Просто это медленный яд, и это пройдёт. Как только это безумие исчезнет из наших глаз.
    Сейчас – просто теснее и ближе. Идти до конца. Другого выхода просто нет.
    Но это – медленный яд. Кажется, есть противоядие, но ещё неизвестно, что будет завтра. Когда нас ещё притянет друг к другу, и совсем не потому, что мы этого хотели. Просто потому, что иначе было нельзя.
    Я люблю тебя. Так, что трудно дышать. Но всё проходит, ты знаешь, и это тоже пройдёт….
    Мы переживём это вместе, и переживём и это.
    Спокойствие дороже. Тем более, когда есть вещи важнее, чем просто какое-то наваждение.
    Но продолжения и не будет. Потому что есть не призрачное прошлое, а то, что сейчас. И никакого продолжения не будет.
    Но останемся мы и этот медленный яд….
    Тебя шокирует моя непредсказуемость? О, да, это тоже заводит.
    Экспромт, представь себе.
    Получай – ты ведь всегда получаешь то, чего хочешь.
    И этой ночью, я знаю, ты не будешь спать. У тебя просто не получится.
    И это – не моя блажь. Это – твоя. Получай. Попробуй на вкус.
    Всё приготовлено так, как ты любишь.
    Задыхаясь, чертыхаясь, недоумевая, возмущаясь, но ты принимаешь это. Сперва шокировать, а потом делать всё, что угодно. Всё, что угодно тебе.
    Всё так, как ты любишь.
    Потому что не всех волнует только собственное удовольствие, знаешь ли.
    Так что всё это – для тебя. Сегодня и сейчас.
    Пусть твои глаза блестят так же безумно.
    Тебе ведь всегда это нравилось….
    Просто наслаждайся моментом, ведь я рядом…. Я всегда рядом.
    Я всегда рядом….
    Ты на грани, и вот тебе, получай, всё, что ты любишь. Всё, как ты любишь.
    Даже этот дурацкий анекдот про три желания:
    Первое: хочу монголо-татарское иго.
    Второе: не хочу монголо-татарское иго.
    Третье: хочу монголо-татарское иго.
    А смысл?
    А смысл вот в чём: и так, и так напиваешься.
    Не будем мешать.
    Надо, чтобы раз и навсегда, сумасшедше. Только сегодня, только сейчас я люблю тебя, а ты – меня.
    Да, тебе удалось доказать мне всю многогранность понятия. Я сама научила тебя этому.
    Но больше я в эти игры не играю. Хотя в эту можно было играть вдвоём. Это могло быть только раз.
    Ты выжимаешь меня, как лимон, и выпиваешь, как апельсиновый сок. Получаешь всё. Но из этого фрукта больше ничего не выжать. Поэтому он уже не интересен.
    Надо искать другой, и применить все полученные знания.
    Но мне уже не интересно за этим наблюдать.
    Да, но почему же ты не можешь забыть меня?
    Ты не спишь по ночам, и сегодня ты тоже не уснёшь. Будешь продолжать гореть.
    Да, это будет с тобой ещё какое-то время, а потом пройдёт.
    Но не забывай: это медленный яд. Неизвестно, когда он проснётся вновь.
    Мы уже поняли, что он действует.
    Я не прошу тебя делать выбор – всё и так ясно.
    Когда этот медленный яд снова даст о себе знать, ты найдёшь меня.
    Очень удобно – никто ни за что не отвечает, никто никому ничем не обязан…. Правда?
    У тебя есть много вещей, за которые ты в ответе. Но не за меня – избавь. У тебя есть свобода… но и нет её. Там уже всё ясно.
    Но сегодня ты не уснёшь.
    Ты будешь гореть в моём огне, и всё остальное исчезнет. Но только на время.
    Ты будешь гореть, ведь ты на грани. Мы сгорим вместе.
    Гори.
    А я обрываю так же внезапно, как и начала.

                                                                                                27.08.04

Наверх


Навеки не твоя


Ольга Фёдорова

                                                       Навеки не твоя
                                                        (Endless story)

    - Ты? Зачем.… Так надо было приходить?
    - По-моему, ты ждала.
    - Неужели?
    - Ты звала.
    - Знаешь, как мне больно видеть тебя сейчас? Нет, правда, это больно….
    - Зачем ты это делаешь?
    - Что?
    - Ну, не прикидывайся, ладно? Устраиваешь душевный стриптиз, думая, что я ничего не пойму?
    - Это не для тебя.
    - Для меня. И для всех. Кому, кроме меня, это нужно знать? Кому нужна твоя откровенность?
    - Боже, какое самомнение….
    - Я знаю, ты сделала это, чтобы вызвать меня сюда.
    - Я не думала о тебе, пусти…. Я думала о себе. О том, что чувствую.
    - Зачем?
    - Помнишь рекламу? «Каждый день я продаю своих друзей…. А ещё вы можете заказать своего друга…»
    - Зачем?
    - Кто просил тебя приходить?
    - Ты. Тебе не надоело причинять мне боль?
    - Теперь тебе хочется поставить эксперимент, да? Попробуй так, если получится.
    - Я хочу… не этого. Потому что больно – это не то слово. Уже не то.
    - Нет.
    - Я только пытаюсь понять, что тебе нужно. Не сдерживай себя.
    - Ты сможешь… вернуться домой потом?
    - Не решай за меня. Смогу, и легко. О себе подумай.
    - Хочешь, чтобы я сорвалась?
    - Да. Так хорошо?
    - Нет. Вот уж не думала, что ты можешь предать их.
    - Никто никого не предаёт. Вот ещё – зацикливаться на таких вещах…. Так лучше?
    - Откровенность за откровенность.
    - Можешь ничего и не говорить – я всё вижу, я чувствую….
    - Просто ты слишком близко.
    - А ты не бойся это признать. Ты же можешь сказать мне это сейчас, здесь? Это так трудно выговорить?
    - Ну, тебе же было трудно….
    - Ты бы ушла.
    - Но я и так ушла, какая тебе разница? Живи, как живёшь – я знаю, чего тебе стоило направить жизнь в нужное русло.
    - Это ничего не меняет. Ты хочешь заставить себя ненавидеть?
    - Да.
    - Зачем?
    - А ты зачем здесь?
    - Не могу больше без тебя. Больно.
    - И мне больно.
    - Тогда зачем всё усложнять? Тебе никогда не было спокойно рядом со мной.
    - Так же, как и тебе.
    - Я пытаюсь понять, что именно тебе нужно. Как тебе нравится?
    - Попробуй, ведь ты так близко…. Но пути назад уже не будет.
    - Ты хотела меня убить, шокировать, заставить страдать, и вот так придти к тебе? Когда я не смогу ни о чём задуматься? Да? И вот теперь ты говоришь: попробуй….
    - Я говорю тебе «да». Говорю именно сейчас.
    - Почему надо было ждать так долго?
    - Хотела, чтобы тебе было всё равно. Парализовать твои мысли.
    - С твоими так не получается.
    - Да? Когда ты так близко? Когда я чувствую тебя, твоё дыхание, твои руки….
    - Хватит.
    - Я знала, кто первый сделает шаг назад.
    - Нет. А ты сможешь ни о чём не думать? Забыть всё, что было? Простить меня?
    - Нет. Но не думать какое-то время – пожалуй, да…. Что тебя заведёт?
    - Просто будь собой. Дай мне поверить, что ты со мной. Что это – не сон. Что ты действительно хочешь.
    - Хочу. Тебя. Без тебя всё рухнуло, всё исчезло. Без тебя я просто мертва.
    - Меня просто не было без тебя. Вакуум. Вокруг столько всего происходило, но это вакуум. Без тебя всегда вакуум.
    - Я дала тебе много времени, чтобы всё обдумать. Чтобы всё понять…. Я на самом деле не знаю, сколько ещё осталось….
    - Опять играешь на моих чувствах к тебе? Знаю, это ведь твоя любимая игра….
    - Забудь обо всём. Как заставить тебя забыть обо всём?
    - Те же проблемы.
    - Ну, хватит. Сделай вот так, и всё. Ты же так близко, ну!
    - Так хорошо?
    - Видишь, это проще, чем я думала…. Смотри – вот так….
    - Ты говорила, что хочешь завести меня? Тебе ничего не надо для этого делать. Просто будь со мной.
    - Брось. Сними это.
    - Это мешает?
    - Сильно. Я не вполне чувствую тебя….
    - Странно, что ты не перегорела.
    - Ха, мне это не грозит, не переживай. Все свои эмоции я берегла для тебя.
    - Стоит мне только снять это?
    - С моей помощью. Так ведь лучше, да? Удобнее?
    - Намного…. Знаешь, мне ещё никогда и ни с кем не удавалось заводиться просто от разговора…. Просто от слов, от обычных слов….
    - Отдышись.
    - Ха, это моя реплика.
    - Вот именно.
    - О, к хорошему привыкаешь быстро….
    - Это совсем не хорошее – скорее, наоборот.
    - Мы об этом забыли.
    - Да…. Я всегда этого хотела. Именно так. А ты?
    - Если ты отдалишься хоть на шаг, я….
    - Нет. Сейчас я верну тебя к жизни.
    - А ты не хочешь снять это?
    - Сними ты, попробуй…. Ну, видишь, небо на землю не упало.
    - Кто бы знал, что ты такая сумасшедшая…. Конечно, раньше ты пыталась казаться спокойной… но тебе это никогда не удавалось.
    - О, меня разгадали…. Чёрт, да поцелуй же меня! Ну, смотри, как это делается….
    - Как непринуждённо…. Как будто мы всю жизнь делали это вместе.
    - О, да….
    - Зачем же раньше ты возводила эти барьеры?
    - Чтобы сегодня тебе было так сладко. И больно. Я хотела так шокировать тебя специально.
    - Ты знала, что делаешь – мне точно уже ни с кем это не испытать.
    - Знаю.
    - Тонкий расчёт?
    - Перестань. Не хочу этого напряжения, просто не думай…. Отдайся мне целиком, не скрывай ничего.
    - Кажется, я схожу с ума.
    - Не отвлекайся.
    - Я знаю, что делаю. Мне доводилось видеть тебя всякой, но сумасшедшей и такой счастливой – никогда…. Вот моя цель – сделать тебя такой.
    - Тише, молчи….
    - Мешает?
    - Нет.
    - Тогда держись.


                                                     * * *


    - Теперь мне надо заставить тебя остыть.
    - Я остыну, как только ты закроешь за мной дверь.
    - Да? Обещаешь?
    - Не надо опять меня провоцировать…. А ты-то что будешь делать?
    - Это могло быть только раз.
    - Нет…. Ты не можешь так поступить.
    - Я не скрывала, что так будет. Я не хочу, чтобы у тебя была двойная жизнь.
    - Что же мне делать?
    - Живи обычной жизнью. Или вот – продай меня так же, как я продала тебя.
    - Нет.
    - Знаешь, у Курта под конец жизни был любовный бред. Он познакомился где-то с одной молоденькой художницей, стал её преследовать, звонить ей, забрасывать её любовными письмами.
    - А она?
    - Она очень испугалась – парень был болен. Хоть и до жути красив. Ну, язвенник, наркоман, срывался всё время….
    - Ты бы тоже испугалась, хоть ты до сих пор бредишь Куртом. Ты всегда любила его больше, чем меня… и ещё одного.
    - Так вот, и едва он понял, что ему с ней ничего не светит, он отписал ей: «Я не болен тобой. Я просто хотел поговорить с тобой об искусстве».
    - И что?
    - Я не больна тобой. Я просто хотела… написать эротический рассказ.
    - Обо всём, что было между нами?
    - Хм, видишь ли, эротика – это именно то, что было, но между строк. Всё остальное – это уже, извините, не то. Эротика – это побудительная причина.
    - То есть ты выкладываешь именно то, что у нас в подсознании? Вскрываешь душу и думаешь: вот, посмотрите – это я. А кому это интересно?
    - Давай напиши лучше ты. Отомсти мне.
    - Нет, я так не могу. Никто никогда не узнает, что я чувствую, а главное, почему.
    - Даже я?
    - Извини.
    - Опять больно.
    - А мне, думаешь, не больно от твоих выпадов?
    - Уходи, а?
    - И придти тогда, когда ты захочешь поговорить со мной об искусстве?
    - Оставаться тебе нельзя.
    - Знаю.
    - И не надо говорить о том, как ты меня любишь.
    - Никогда не скажу, потому что ты это знаешь. Мне не надо об этом писать, и даже говорить не надо – я могу просто посмотреть так, что ты сразу всё поймёшь.
    - Мне не жаль прошлого.
    - Я знаю, потому что ты считаешь, что этот шаг был обдуманным. Нет, это был очередной эксперимент над собой.
    - Знаешь, для эксперимента всё было слишком реалистично. Правдоподобно. И я поверила.
    - На самом деле ты знаешь, как всё обстоит.
    - Уходи, хватит.
    - Это твоя скромная месть? А ты влюбись сама хоть раз, и ты меня поймёшь. Просто хотеть мало. Ты полюби.
    - Уходи.
    - Если бы ты любила, у меня всё было бы иначе. Ты бы не думала так долго….
    - Я так сделала именно потому, что любила тебя.
    - Решила за меня?
    - Да, и ты не жалеешь.
    - А ты потеряна, разбита и несчастна. И зла.
    - Не твоё дело.
    - Да, а чьё?
    - Уходи.
    - Ты пытаешься мне внушить, что всё это нужно тебе для искусства, а на самом деле я же чувствую, как ты дрожишь, и это совсем не от злости.
    - Теперь уже поздно что-то менять. Ты ничего не поменяешь.
    - Ты плохо меня знаешь.
    - Мне ничего от тебя не нужно.
    - Только эротический рассказ написать?
    - Уходи отсюда. Это конец.
    - Я знаю, что нет. Ты не сможешь. Ты же всё прекрасно понимаешь.
    Знаю…

                                                                        Go To The Beginning


                                                                                       02.10.04

Наверх


Но и тебя я тоже люблю


Ольга Фёдорова

                                              Но и тебя я тоже люблю

    Знаешь, я давно хотел тебе сказать…. Ну, в общем, как-то раньше не получалось. И не надо так загадочно улыбаться – это и в самом деле непросто. Но сказать всё-таки надо.
    Я её почти не знаю, конечно, но мы ведь уже год общались, и я… кажется, я не могу без неё. Мы чуть больше месяца, в общей сложности, прожили вместе, сейчас она далеко, и мне тяжело, ведь её нет рядом. Я не могу без неё. Но и без тебя я тоже не смогу.
    Знаешь, у неё такие огромные синие глаза – утонет кто угодно. Как море, как небо… банально получается, но я – не поэт. Не умею я красиво говорить и подбирать нужные слова. Но эти глаза мне снятся по ночам.
    Она пишет мне по e-mail каждый день, и я весь день дергаюсь, пока жду её письмо…. Извини, это даже тебе я показать не могу. Не могу даже рассказать. Это становится мучительным – все эти письма…. Я хочу слышать её каждую минуту. Но и тебя я тоже хочу слышать.
    Дай мне волю, я бы говорил с ней дни и ночи напролёт, но приходят такие колоссальные счета…. Скоро мне и на это будет наплевать. И ей тоже. Я помню её номер наизусть и твержу его, как молитву. Так же, как и её имя…. Извини, это очень личное, но тебе я не могу не сказать. Ведь и с тобой я хочу говорить.
    Знаешь, я вспоминаю каждый день, проведённый с ней…. С того момента, как она просыпалась рядом со мной. Открывала глаза – и всё словно озарялось светом этих лучистых огромных синих глаз…. Я чувствовал, что становлюсь другим. Я готов был делать всё, чтобы сохранить это сияние. Чтобы ей всегда было светло рядом со мной. Только рядом со мной…. Но и тебя я хочу видеть
рядом.
    Знаешь, я научился по голосу угадывать её настроение. И если чувствую какой-то нюанс, изменение, то понимаю – с ней что-то не так. А значит, и со мной что-то не так. Всё не так. Я начинаю дёргаться и сходить с ума…. Ты же понимаешь, ведь и с тобой мы всё это проходили.
    Знаешь, она немного наивна, как ребёнок, но это её ничуть не портит. Я всегда знаю, о чём она думает, потому что она рассказывает мне обо всём. Она доверяет мне. Ведь, раз я ей ближе всех, зачем от меня что-то скрывать? Даже я так не могу. Потому что у меня есть ты, и утаивать от тебя правду о ней у меня просто больше не получится. Да ты и так видишь….
    Для меня всё изменилось. Мир стал другим. Всё крутится перед глазами то в ритме вальса, то в бешеном танго. Это пьянящее чувство, пьянящее настолько, что никакого вина не надо. То в жар, то в холод. Иногда и ты вызываешь у меня такие чувства, но…. У тебя тоже когда-то получилось изменить мою жизнь, но теперь… ты же видишь, что делается.
    Знаешь, мне слово «семья» всегда казалось смешным, пустым, глупым. Меня возмущали парочки, целующиеся на улицах, казались пошлыми, но теперь я сам стал таким. Я их понимаю. Я просто не в силах быть рядом с ней и не быть с ней. Меня тянет к ней, я хочу быть с ней, хочу всегда быть с ней, видеть, как прекрасен её точёный профиль, её обнажённый силуэт, пляшущий на стене в отражении лунного света…. Всегда хочу быть с ней… но и с тобой тоже.
    Никогда не думал о детях, но с ней…. Я часто представляю себе, какими они будут, наши с ней дети…. Да, если они и будут, то только от неё. Представляешь – частичка её и частичка меня, и уже совершенно новый человек, и в то же время – это те же я и она…. Но я хочу и тебя видеть рядом.
    На свадьбе, на крестинах, и вообще, по жизни…. А потом мы проводим тебя до автобусной остановки и пойдём дальше гулять вдвоём, даже, может быть, прокатимся на «Метеоре» и посмотрим ещё раз, как разводятся мосты, и посочувствуем им, ведь мы-то не расстанемся…. И с тобой я не хочу расставаться тоже.
    Что это? Ты плачешь? Не надо, ведь мне так необходимо твоё присутствие рядом. Всегда. По жизни. Тебе ведь это всё казалось несерьёзным, а для меня это было важно. Было. И есть.
    Я не могу потерять тебя, не могу расстаться с тобой….
    Я очень люблю её. Очень.
    Но и тебя я тоже люблю.

                                                                                             20.12.04

Наверх


Зал Древнего Египта


Ольга Фёдорова

                                  Зал Древнего Египта

    Нет, конечно, просто посидеть в кафе тоже неплохо. Но ничего особо эстетического, кроме лёгкого интима и вина. А Эрмитаж они любили больше.
    - О, да, искусство…. Ты же вроде как бы художник.
    - Вот именно, как бы…. На самом деле это не только из-за романтики искусства.
    - Вот как?
    - Эрмитаж люблю ещё и из-за буфета. Там вино настоящее.
    - Откуда ты знаешь?
    - Знаю. Его не разбавляют, потому что всё-таки иностранцы ходят, неудобно….
    И точно. Такого вина ей не доводилось пробовать нигде. Крепкое, терпкое….
    - Видишь? А я что говорил….
    За это она его и любила. Правда, он этого не знал, но наверняка догадывался. В нём удивительным образом сочетались романтик и циник. Под внешним спокойствием – так умело завуалированное обаяние, что стоило ему показаться – и это было подарком. А иногда всё спокойно, спокойно, и вдруг – рраз! – такое скажет, что просто выбивает почву из-под ног, и голова кругом, а у него физиономия непроницаемая…. Фиг разгадаешь, что у него на уме.
    Это что же получается? Он позвал её в Эрмитаж, чтобы выпить? «В Греческом зале, в Греческом зале…»? Как бы не так.
    - Конечно, мне Рыцарский зал, естественно, больше всего нравится, но он сейчас на реставрации…. Впрочем, тебе это, наверное, и не интересно, - изрекает он печально и вдруг оживляется: - Но я хочу тебе показать одну вещь. Как ты относишься к Древнему Египту?
    - Ну… как тебе сказать? Если ты хочешь показать мне обглоданную мумию, то я уже видела. В детстве жутко перепугалась. Очень. Одно из самых ярких впечатлений…. И с тех пор я этот зал просто обожаю, - съязвила она.
    - Нет, мумию мы смотреть не будем, - заверил он.
    Внизу, на первом этаже, повеяло холодом. Огромные тёмно-серые пустые саркофаги, и в витринах – куча вещей из гробниц фараонов. Такая древность…. Немного мрачно. Но он улыбается, и то, что он рядом, согревает. Хотя он и не касается её.
    Они стоят рядом у стеклянной витрины и рассматривают экспонаты. Он кивает на одну из статуэток, радостно оживляясь:
    - Вот она!
    Маленькая, из чёрного мрамора, фигурка женщины. Обнажённая, слегка угловатая….
    - Это – египетская принцесса. Мне в детстве нравилось приходить сюда и смотреть на неё. Я как будто знал… ну, в общем, неважно.
    С фигурки перевёл внимательный взгляд на неё…. Да, она заметила очевидное сходство. Она не покраснела, но почувствовала, что щёки пылают, и она уже не здесь, и снова земля уходит из-под ног, а он стоит рядом, даже слегка на расстоянии, улыбаясь, и вешает про Древний Египет…. Всего несколько слов, и она уже никакая, уже не удаётся собраться. Как у него это получается?
    Но собраться надо. Надо отвечать. Да, конечно, она думает об искусстве.
    - А вот ещё, посмотри…. Обычная кошка. Всё гораздо проще, казалось бы. Обычная кошка. Но какая грация, какое изящество!.. Богиня! Такие кошки, кстати, рядом, в шопе продаются. Вот бы завести такую, поэстетствовать….
    И снова – словно о ней….
    Покидая зал, ведут светскую беседу.
    - А моя любимая картина висит в Русском музее. И написал её….
    - Дай, угадаю – Куинджи?.. Айвазовский?
    - Нет. Репин.
    - Странно…. Как-то не похоже на тебя.
    - Нет, это не то, что ты подумал. Это его выпускная работа, «Воскрешение дочери Иаира». Помнишь?
    Да, он хоть и не особо верующий, как и она сама, но говорить может на любые темы. Поскольку знает, о чём речь.
    - Тебя привлёк сам факт того, что такое возможно? Что совершилось чудо?
    - Нет…. Там даже несколько смещён ракурс. Мы наблюдаем словно сбоку, со стороны. Девочка с восковым лицом, до боли красивая, лежит на белом, как в больнице, ложе, среди цветов. Христос подходит, и вот она вздохнула…. Её родственники в таком шоке….
    - Да, помню. Но не понимаю.
    - Меня поразило спокойствие, царящее в атмосфере этой картины. Лицо Христа. Непроницаемое. Спокойное. Жест руки. Покой и мир…. А ведь за этим стоит такая концентрация энергии!
    - Он – бог, ему ничего не стоит – так, мимоходом…. Он не затрачивал усилий – просто подошёл, взял за руку и вдохнул жизнь. Хотя на самом-то деле этот Иаир – он не бедняк был, судя по одеждам его семейства…. Отвалил, наверное, кучу денег потом…. А если серьёзно, я читал, что там чувствуется биополе – у Христа пять метров, и у девочки – полтора, значит, она уже ожила, она живая….
    - Почти не коснулся…. А уже перевернулся мир…. Иногда за такой непроницаемостью и спокойствием скрывается такой огонь….
    Она и не заметила, что говорит о чём-то другом, о своём, и не о картине уже, а об ассоциациях.
    Они поднялись на галерею и уселись под статуей Немесиды с занесённым над головой мечом.
    Он не говорил ничего особенного, ничего нового для неё, но он сказал всё, что хотел. Это было признанием. Это было объяснением. Это было тоской по ней. Мир перевернулся, мир менял очертания прямо на глазах…. В эти мгновения она чувствовала себя просто счастливой. Этого было больше чем достаточно, ведь она ждала….
    - Я подумаю, - хотя она заранее знала, что согласится.
    - Только думай недолго….
    Она всегда питала слабость к таким глубоким голосам, говорящим такие слова…. Тем более, если эти слова говорил он. Всё было совершенно неожиданно.
    Пару дней до их следующей встречи она летала. Внешне не изменилась, но от неё исходило какое-то особое сияние, она успокоилась, ведь теперь она всё знала…. Даже прохожие оборачивались ей вслед…. Всё это можно было заметить, уловить…. Флюиды счастья и покоя. Флюиды жизни. Любви.
    Прошло пять лет. Их давно уже разнесло в разные стороны. Никто не пожелал бы лежать в пустынном, мрачном зале в двух саркофагах по соседству друг от друга на всеобщем обозрении. Но какая-то непостижимая сила заставила её придти сюда снова, правда, уже с совершенно другим человеком.
    - Пойдём в зал Древнего Египта – хочу тебе показать одну вещь….
    У витрины, где томилась египетская принцесса, она увидела его. С другой, совсем юной, восторженной особой. Он нежно шептал ей что-то на ухо, обнимая, и она улыбалась странной, угловатой египетской принцессе, даже с некоторым сочувствием.
    Время не властно над истинными ценностями….
    - Смотри, а вот такие кошки продаются рядом, в шопе…. Давай сходим, посмотрим?.. Слушай, а может, лучше в Русский музей пойдём, а? Там висит моя любимая картина….

                                                                                  26.02.05

Наверх


Маленькая ночная вендетта


Ольга Фёдорова

                                         Маленькая ночная вендетта

    Ирка вылетела на лестницу, хлопнула дверь за спиной…. Да чего это она? Никто не станет её догонять.
    Скорее бы, скорее убежать отсюда, и больше никогда не возвращаться…. Конечно. Но никто не станет догонять, и поэтому Ирка сильно надавила кнопку вызова лифта, так, что хрустнули пальцы. Лифт приехал на удивление быстро.
    Внутри висело большое зеркало – это кто-то из жильцов повесил пару месяцев назад, рассказывал Сашка. По крайней мере, ему очень удобно с утра разлеплять глаза, глядя на своё сонное лицо…. Но теперь в этом зеркале Ирка видела только себя. Смертельно бледную. Напряжённую. Ну, теперь-то можно расслабиться, роль свою она сыграла классно, только что-то не так просто выйти из образа. Она словно застыла, окаменела….
    Двери открылись и выпустили её – ничто на свете больше не заставит её вернуться в этот дом….
    Ирка медленно пошла мимо гостиницы и автостоянки к остановке. Она с трудом соображала, что происходит, да и выпитое шампанское виновато – всё-таки две бутылки, но ноги сами несли её туда, куда нужно. Голова тяжёлая, вот бы просто куда-нибудь присесть, и чтобы никто её не видел…. Вот так. На скамеечку…. Ирка закрыла глаза, и весь мир словно замер для неё. Только всё плыло по ту сторону закрытых глаз…. Как же она встанет-то, когда придёт автобус? Но она встала, и свой автобус не пропустила, а потом – на маршрутку, и домой. Ей хотелось плакать, но она просто не могла. Такая голова тяжёлая, столько шампанского, и такое неестественное для неё поведение, эта дурацкая роль….
    Едва она пришла домой, её стошнило. И все неприятные ощущения враз кончились. Голова перестала болеть, и она смогла вытереть слёзы и унять дрожь в ногах. Всё закончилось, она дома. И теперь она сможет придти в норму. Уже пришла. Ирка почувствовала себя на удивление бодрой и трезвой.
    Ей удалось невозможное. Ей удалось обмануть судьбу! Это – именно то, чего она и хотела. Хотя Сашка всегда говорил, что судьба есть, и она всесильна. Да чёрта с два! Как же просто её обмануть….
    Сашка и Ирка были созданы друг для друга. Все это замечали, они оба это знали. И просто не могли врозь. Но и вместе тоже как-то не совсем получалось. Просто друзья, и всё….
    Но если вы созданы друг для друга, вы это просто знаете. И не надо слов. Хотя Сашка всё же пытался:
    - Ирка, ну, ты ведь всё понимаешь…. Это есть, и всё.
    Ага. Она всё понимала. И она ждала, а он как-то не спешил обо всём сказать. Хотя это всё висело в воздухе. Они оба это знали и уже привыкли.
    Потом Сашка от этого устал. Стал уже не таким пылким, как в ранней юности. Всё обдумал. Несколько раз начинал, но каждый раз что-то останавливало. Да и Ирка словно нарочно пыталась оттянуть решающий момент.
    Ещё бы – Ирка для Сашки стала уже чем-то предсказуемым. А ей хотелось быть загадкой. Чтобы волновать его всё время, каждую секунду. Чтобы он не потерял к ней интерес.
    Сочинила, что безумно влюблена, и не знает, как с этим быть…. Конечно, она рассказывала Сашке о том, что чувствует к нему самому. А он: да я ничего и не хотел, если ты про меня…. А она: да это и не про тебя, а про того парня, ты его не знаешь, и как ты мог вообще подумать….
    А ведь Сашка с Иркой созданы друг для друга….
    И Сашка: ну, я поеду в Ригу в командировку, а когда приеду, то всё скажу. Ты узнаешь… если ещё не знала. И всё будет ясно.
    Он вернулся. А Ирка: ну, так я заеду? А Сашка: приезжай, конечно – будет сюрприз.
    Ирка приоделась, и шикарное бельё – ну, наконец-то это всё разрешится, давно пора, и прилетает, радостная такая…. Открывается дверь, и Ирка видит – стоит Сашка в обнимку с какой-то юной особой. Подозрительно похожей на неё, на Ирку.
    - Привет! Познакомься, это моя Эля. Эльза, жена. Я её из Риги привёз. Как-то всё так, сразу….
    Как же надо было Ирке собраться, причём в момент…. Чтобы не зарыдать, чтобы не рассмеяться. А просто, улыбаясь, поздравить счастливую молодую пару.
    Ирка знала: она обманула судьбу! Они же созданы друг для друга, а вот Сашка нашёл Элю и, кажется, влюблён.
    Две бутылки шампанского – за помолвку, за знакомство, Сашка всё время держит Элю за руку, а та так похожа на неё, на Ирку….
    Сашка вышел, Эля подливает Ирке своё шампанское: мне больше нельзя… ну, ты понимаешь… ой, я такая счастливая, сегодня всё ему скажу, представляешь, всё так, сразу, так просто не бывает, надеюсь, ты будешь к нам часто приходить….
    И Ирка с горя налегает на салатики, на шампанское, и «горько, ребята!», и Сашка что-то шепчет Эле на ухо, а та нежно на него смотрит, а он её обнимает, а Ирка сидит напротив, и когда она тихо выходит из комнаты, никто этого даже не заметил.
    Ничего, ничего, такая встряска была просто необходима. Сейчас, вот сейчас она придёт в себя…. Уже пришла. Она обманула судьбу, и теперь она оставит Сашку в покое. Займётся своей жизнью. У неё получится. Ей тоже будет хорошо. И даже больше, чем просто хорошо. Она будет счастлива!
    Но для этого… для этого нужен как минимум ещё кто-то. И его Ирка пока не знает. Но так ведь это только пока….
    «Напишу-ка я банальное брачное объявление, - решила Ирка. – Только сперва разберусь, кто мне нужен».
    Кто нужен, кто нужен…. Да никто.
    « - У-у, да ведь вам уже тридцать, скоро ведь поздно будет детей заводить. Что ж вы думаете-то?
    - Да никто не предлагал.
    - Так производителя найдите, что ли…»
    Фи…. Видимо, они все по другим дорогам ходят.
    Ирка живо представила себе, как она в красивом нижнем белье выходит в бар в поисках производителя. Расхохоталась.
    «… Ах, кабы добра, всё было бы спасено…» А разве она, Ирка, такая уж недобрая? Сашке ведь хорошо с Элей – она словно списана с Ирки. Но Эля – она лучше. Мягче. Она умеет любить. Она не боится думать ещё о ком-то, кроме себя.
    Но Ирка ведь хотела выйти к Сашке, очень хотела, только вот дверь заклинило.
    Никто ей не нужен, в том-то и дело…. Лучше о себе написать. А как? Чтобы не тривиально?
    « - Я – высокая длинноногая блондинка с голубыми глазами… - Чубайс, ты, что ли?..» - вспомнила Ирка и снова расхохоталась.
    Ну, ладно. Совсем не так. Маленькая, худенькая, с огромными серыми глазами. Очень грустными. Щёчки пухленькие….
    И стрижётся всегда коротко. Потому что длинные вьющиеся волосы – это чересчур красиво. Все лапают. Противно.
    Уф…. Подумает, что фригидная. Ну, это глупо. Она же заводная – в смысле, заводится от всего. Стервоза истеричная, короче. Орёт, прыгает, руками машет. Темпераментная….
    Ну, вот. Подумает, что она себя не любит. И не ценит. А это неправда. Не любила, не ценила бы – жила бы, как и все прочие. Но Ирка же так не сделала!
    «Я держу тебя за руку, чтобы вдруг не похитили…» - шепчет Земфира из приёмника.
    Ага. А ты-то кому мстишь, а, Земфира?
    Маленькая испуганная девчонка, которой трудно жить в гармонии с собой….
    Но Ирка обманула судьбу. Это ли не месть? Но кому, ведь Сашке хорошо? Тому, кто отзовётся? Или как? Самой себе?
    А ещё она какая? Да очень милая и симпатичная. И столько лет ей никто не даст. Никогда в жизни. Да разве в этом дело?
    Ирка для семейной жизни совсем не создана. Готовить умеет, но не любит. А будь она сама мужчиной, ей бы хотелось, чтобы для неё готовили. Это понятно. Так что шансов никаких….
    Зато у неё есть большой плюс: она обожает футбол. С пивом. И вопит, и болеет, как сумасшедшая. И Лигу Чемпионов допоздна смотрит.
    И что ей написать: «Ищу мужчину к пиву и футболу»? Бред.
    Она уже как-то знакомилась. Претендент на её руку любил футбол. Только написал, что она «васхититильная женьщина». И ещё ему нужен секс два раза в неделю. И ему всё равно, что она из себя представляет. Под пиво и футбол – в самый раз.
    А что же ей, всё-таки, нужно? Или кто?
    Да, пиво, и футбол, и вместе поорать, но чтобы хоть «женщина» мог написать правильно….
    И всё???
    Чтобы молчал и иронично улыбался. Чтобы был законченным циником и совершенно не верил в любовь, как и она сама. Да, и чтобы юмор был утончённым и метким – пусть даже редким. И не «гы-гы-гы» и «ять» через каждое слово. А то ведь сейчас других и нет, и зачем ей взваливать это на себя (и так кучу всего взвалила) – только для того, чтобы не быть одной? Ну, нет, лучше уж она как-нибудь сама….
    А то что это получается, как в песенке – «чтоб не пил, не курил, и цветы всегда дарил…»? Ни фига, это ерунда. Просто это не дело – если не с кем посмотреть футбол и выпить пива.
    Вот и всё, что ей нужно.
    Чтобы ей было не всё равно. И чтобы ему было не совсем наплевать, кто она. А пока и она не знает, и ему по фиг.
    Почему же она опять думает про Сашку, когда пытается написать это тривиальное брачное объявление? По образу и подобию, али как, искать будем?
    Вот увидишь, Сашка. Есть куча мужчин, и она найдёт даже не такого, как ты. Потому что есть намного лучше тебя. Есть такие, о которых она даже и не мечтает.
    Он будет лучше Сашки.
    Или не будет никого.
    В таком случае, она или отомстит Сашке, или останется одна.
    Потому что Ирка не станет мстить самой себе. Никогда.
    Если она отомстит Сашке, это будет месть самой себе.
    «Случайно падали звёзды в мои пустые карманы и оставляли надежды…» - машинально подпевает она Земфире.
    Эй, Земфира, я тоже хочу устроить вендетту!
    Тьфу, ты, какой громкий телефон….
    Ирка, ты чё, обиделась, что ли? Чё убежала? Ну, ты же знала, что я – всего лишь особь мужеского полу… а Элька – особь женского…. Что? Почему называю любимую особью? Ха-ха, это я утрирую. Ну, а чего ты ждала? Ну, да, пьяный, я же скоро счастливым папашей стану. Это я от радости…. «Представьте, что у вас в доме завелась женщина – тихая, незаметная, и блинчики печёт. Мастерица – на такой бы жениться…» Что? При тебе? Нет, ну, при тебе мы бы не стали….
    Прекрати нести этот бред. Если захочу посмотреть на это – так если приспичит,  есть профессионально снятые эротические фильмы – кассетку прикуплю. Да, там хоть красиво. А вы оба мне совсем не интересны. И твоя Эля тоже хороша – поехала в чужой город с первым встречным, как последняя…. Не захотела одной остаться, раз подруги все замуж повыходили, чтобы быть, как все, да? А тут враз – и муж, и ребёнок, и всё, как у людей, и никто старой девой не обзовёт, и новая квартира, и неземная любовь, да? И ты сразу как-то влюбился, вот здорово, да? Ты молодец. Сладкая парочка. Ведь так и должно быть, да?
    А ты так и останешься одна. Значимая лишь для себя самой. И никогда никого не полюбишь. Ты даже себя не любишь. И мне тебя жалко, ясно? Ты всегда одна. Ты ничего вокруг себя не видишь. Не понимаешь. Мне жаль тебя, Ирка. Я-то не один, а ты вот, ты – одна.
    Я? Спасибо, у меня есть человек, который меня ценит. Он чудесный. Я тебе о нём рассказывала. Мне с ним хорошо.
    Да? Что ж ты так злишься? Ты кого, меня в этом хочешь убедить?
    Да пошёл ты!..
    Трубка брошена.
    «Мои колени замёрзли, ты был счастливый и пьяный, и что-то важное между…» - рассказывала Земфира вдохновенно и страстно.
    Я отомщу тебе, Сашка. Я просто вычеркну тебя из своей жизни. Это хуже, чем наблюдать, как растёт твой ребёнок. А самой увядать, увядать, и ведь всю жизнь не будет тридцать, и не будешь выглядеть на восемнадцать, и даже не усыновить какого-нибудь сиротку, чтобы было не одиноко, потому что твой сосед по коммуналке – псих и буйный алкаш, ты не сможешь привести сюда ребёнка, потому что знаешь, что это, сама так прожила всю жизнь, да и соседи вообще добрые, они потом сами ребёнку расскажут, что он – не твой, а приёмный, а переехать некуда, в школе мало платят, и куда деваться?
    Да. Сашка прав. Она никому не нужна, потому что ей никто не нужен.
    Но Ирка не будет плакать.
    Она всё изменит. Она найдёт, что изменить.
    Ей всё понятно.
    Они все ещё увидят, как ей хорошо.
    И чего это Земфира назвала свой новый альбом «Вендетта»? Ирка давно заметила, что они ходят параллельно.
    Она и Сашка тоже ходили параллельно. Но Ирка избавила Сашку от себя, просто чтобы обмануть судьбу.
    И она обманула. Они больше никогда не встретятся. Как это оказалось просто…. А Сашка всегда говорил, что судьбу обмануть нельзя.
    Да ладно. Сегодня вечером Лига Чемпионов, и пиво в холодильнике, и с соседом, пока не напился, можно футбол посмотреть.
    Пока….
    А завтра всё изменится.
    А Сашке она ответит на все его признания: «Дорогой, это ваши трудности…»
    Это и будет её маленькая ночная вендетта.

                                                                                    7.03.05

Наверх


Код для вставки анонса в Ваш блог

Точка Зрения - Lito.Ru
Ольга Федорова
: Навеки не твоя. Сборник рассказов.

23.04.05
<table border=0 cellpadding=3 width=300><tr><td width=100 valign=top></td><td valign=top><b><big><font color=red>Точка Зрения</font> - Lito.Ru</big><br><a href=http://www.lito1.ru/avtor/fabiehynd>Ольга Федорова</a></b>: <a href=http://www.lito1.ru/sbornik/1400>Навеки не твоя</a>. Сборник рассказов.<br> <font color=gray> <br><small>23.04.05</small></font></td></tr></table>


О проекте:
Регистрация
Помощь:
Правила
Help
Люди:
Редакция
Писатели и поэты
Поэты и писатели по городам проживания
Поэты и писатели в Интернете
Lito.Ru в "ЖЖ":
Писатели и поэты в ЖЖ
Публикации:
Все произведения
По ключевым словам
Поэзия
Проза
Критика и публицистика
Информация: